Анализ стихотворения Тютчева Последний катаклизм

Анализ стихотворения Тютчева «Последний катаклизм»

Стихотворение «Последний катаклизм» состоит всего из одного четверостишия, поэтому может рассматриваться как лирическая миниатюра. Однако именно это произведение является одним из наиболее значимых для всего творчества Ф. И. Тютчева, наиболее точно и емко отражающих своеобразие художественного мировоззрения поэта.

С одной стороны, перед нами знакомые тютчевские мотивы: «воды», гроза, всемирная катастрофа. С другой стороны, речь здесь идет именно о «последнем часе» природы – то есть о конце всего земного, в результате чего мир, по Тютчеву, должен возвратиться к своему первоначалу, божественному истоку. Ведь и само слово «катаклизм» определяется как резкий перелом (в природе, обществе), разрушительный переворот, катастрофа и в переводе с греческого (kataklysmos) означает «наводнение», «потоп» (ср. Библейский «Всемирный потоп»).

Поэтому «Последний катаклизм» – это не пророчество о конце света, а символическое изображение возможности нового акта сотворения жизни. Вода – излюбленная природная стихия поэта как символ жизни, возрождения, обновления. Перед нами оригинальный вариант космогонического мифа, «культа воды», воплощенного в емкой поэтической форме.

Загрузка...

Вспомним также тютчевские стихотворения «Фонтан», «Волна и дума», «Поток сгустился и тускнеет…», «Безумие». Если в этих произведениях изображаются разные символические состояния воды – «поток» и «ключ», то в «Последнем катаклизме» речь идет именно о «водах». Что обозначает этот образ?

Во-первых, воды – предельно обобщенный символ постоянного движения, всепобеждающей изменчивости, власти стихии. Не случайно это слово рифмуется со словом «природа» («природы – воды»).

Во-вторых, это символ вечности, неизменности, бессмертия природы, тайны мироустройства. Именно поэтому вселенским началом, противоположным «водам», выступает «божий лик». Именно «лик» – то, что укрощает стихию, упорядочивает ее движение, придает слепому и бесформенному необходимый конкретный образ.

Аналогичный мотив, который служит своего рода ключом к пониманию философского смысла данного четверостишия, присутствует в раннем стихотворении Тютчева «Урания»:

Безбрежное море лежит под стопами,

И в светлой лазури спокойных валов

С горящими небо пылает звездами,

Как в чистом сердце – лик богов…

Как видим, здесь органично переплетаются те же образы необозримых вод («безбрежное море») и отражающегося в них звездного неба как «лика богов». Таким образом, на примере данного стихотворения мы убеждаемся, что небо и вода, глубина и высота в тютчевском мировосприятии – гармонично дополняющие друг друга и неразрывно связанные противоположности.

«Последний катаклизм» наиболее точно и ярко раскрывает читателю тютчевское сознание таинственной основы всякой жизни, видение глубинной сути вещей, «божьего лика» под внешним «зримым» покровом бытия.

Идея этого божественного всеединства и вселенской тайны мира под внешним «златотканым покровом» находит свое дальнейшее воплощение в стихотворении «День и ночь» (1839). Символ моря «как опрокинутого неба» развивается в стихотворениях «Восток белел. Ладья катилась…», «Лебедь», «Как океан объемлет шар земной…». А еще позднее – в 1862 году поэт назовет «инстинктом пророчески слепым» интуитивно-глубинное умение человека «чуять, слышать воды и в темной глубине земной» («Иным достался от природы…»).

Таким образом, стихотворение «Последний катаклизм» – яркая иллюстрация мироощущения Тютчева: природа для него – необычайно емкий и универсальный символ, передающий глубинное содержание философских размышлений лирического героя.

Анализ стихотворения Тютчева «Последний катаклизм»

Стихотворение «Последний катаклизм» состоит всего из одного четверостишия, поэтому может рассматриваться как лирическая миниатюра. Однако именно это произведение является одним из наиболее значимых для всего творчества Ф. И. Тютчева, наиболее точно и емко отражающих своеобразие художественного мировоззрения поэта.

С одной стороны, перед нами знакомые тютчевские мотивы: «воды», гроза, всемирная катастрофа. С другой стороны, речь здесь идет именно о «последнем часе» природы – то есть о конце всего земного, в результате чего мир, по Тютчеву, должен возвратиться к своему первоначалу, божественному истоку. Ведь и само слово «катаклизм» определяется как резкий перелом (в природе, обществе), разрушительный переворот, катастрофа и в переводе с греческого (kataklysmos) означает «наводнение», «потоп» (ср. Библейский «Всемирный потоп»).

Поэтому «Последний катаклизм» – это не пророчество о конце света, а символическое изображение возможности нового акта сотворения жизни. Вода – излюбленная природная стихия поэта как символ жизни, возрождения, обновления. Перед нами оригинальный вариант космогонического мифа, «культа воды», воплощенного в емкой поэтической форме.

Вспомним также тютчевские стихотворения «Фонтан», «Волна и дума», «Поток сгустился и тускнеет…», «Безумие». Если в этих произведениях изображаются разные символические состояния воды – «поток» и «ключ», то в «Последнем катаклизме» речь идет именно о «водах». Что обозначает этот образ?

Во-первых, воды – предельно обобщенный символ постоянного движения, всепобеждающей изменчивости, власти стихии. Не случайно это слово рифмуется со словом «природа» («природы – воды»).

Во-вторых, это символ вечности, неизменности, бессмертия природы, тайны мироустройства. Именно поэтому вселенским началом, противоположным «водам», выступает «божий лик». Именно «лик» – то, что укрощает стихию, упорядочивает ее движение, придает слепому и бесформенному необходимый конкретный образ.

Аналогичный мотив, который служит своего рода ключом к пониманию философского смысла данного четверостишия, присутствует в раннем стихотворении Тютчева «Урания»:

Безбрежное море лежит под стопами,

И в светлой лазури спокойных валов

С горящими небо пылает звездами,

Как в чистом сердце – лик богов…

Как видим, здесь органично переплетаются те же образы необозримых вод («безбрежное море») и отражающегося в них звездного неба как «лика богов». Таким образом, на примере данного стихотворения мы убеждаемся, что небо и вода, глубина и высота в тютчевском мировосприятии – гармонично дополняющие друг друга и неразрывно связанные противоположности.

«Последний катаклизм» наиболее точно и ярко раскрывает читателю тютчевское сознание таинственной основы всякой жизни, видение глубинной сути вещей, «божьего лика» под внешним «зримым» покровом бытия.

Идея этого божественного всеединства и вселенской тайны мира под внешним «златотканым покровом» находит свое дальнейшее воплощение в стихотворении «День и ночь» (1839). Символ моря «как опрокинутого неба» развивается в стихотворениях «Восток белел. Ладья катилась…», «Лебедь», «Как океан объемлет шар земной…». А еще позднее – в 1862 году поэт назовет «инстинктом пророчески слепым» интуитивно-глубинное умение человека «чуять, слышать воды и в темной глубине земной» («Иным достался от природы…»).

Таким образом, стихотворение «Последний катаклизм» – яркая иллюстрация мироощущения Тютчева: природа для него – необычайно емкий и универсальный символ, передающий глубинное содержание философских размышлений лирического героя.

Анализ отдельного стихотворения начинается с прочтения, с вхождения – вчувствования в мир его образов. Затем составляются так называемые «рабочие» записи: фиксируются разрозненные, пока логически между собой не связанные наблюдения, соответствующие положениям алгоритма, ассоциации, интерпретации.

Эта работа совместная, на наиболее ценные реплики с мест учитель обращает общее внимание, предлагает записать ценные находки. Лучше, если записи приобретают схематический характер.

Ф.И. Тютчев «Последний катаклизм»

Когда пробьет последний час природы,

Состав частей разрушится земных:

Все зримое опять покроют воды,

И Божий лик изобразится в них!

Обычно после прочтения стихотворения ученики рисуют картину глобальной экологической катастрофы. Землетрясение («Состав частей разрушится земных»), наводнение («Все зримое опять покроют воды») – кажутся им наглядно изображенными. Подавляющее большинство при этом понимает, что сводить содержание стихотворения к изображению природных процессов было бы ошибочным.

Образ Божьего лика представляется ученикам не случайным и вызывает библейские ассоциации с апокалипсисом, всемирным потопом.

Следуя предложенному алгоритму, они обнаруживают несколько противостоящих друг другу, антитетичных образных пар.

Это, прежде всего, – земля и воды, от которых тянутся определенные лексические цепочки:

земля – последний час – последний катаклизм – разрушится;

воды – опять – покроют – изобразится Божий лик.

Рабочие записи приобретают приблизительно такой вид:

Земля – водыПоследний катаклизм, Последний час – опятьСостав частей земных – водыРазрушится – покроют, изобразится (аллитерация з, р)последний час – Божий ликДвоеточие. знак границы

Попытки интерпретации приводят к постижению многозначности образов.

Образ Последнего катаклизма представляется воплощением гибельности, конечности твердыни, казавшейся вечной в своей мощи.

Образ воды ассоциируется с жизнью, гибкой, текучей, вечной.

На следующем этапе осуществляется совместная попытка соединить разрозненные наблюдения в единое целое – создать тезисный план сочинения, найти возможные логические скрепы-переходы от одного компонента анализа к другому. Эта устная работа обычно проводится в спонтанно созданных рабочих группах, каждая из которых предлагает («защищает») свой вариант логического построения текста.

На заключительном этапе рассматриваем один из хороших образцов целостной работы, написанный заранее (отксерокопированный текст раздается ученикам).

Этот этап кажется нам очень важным для начинающих исследователей. Невероятно трудно бывает, даже собрав необходимый материал и продумав логику будущего сочинения, создать сам текст. Нужно освоить некоторые речевые обороты, так называемые клише, почувствовать стиль подобных работ. Мы не только совместно, медленно (учитель – вслух) читаем образцовый текст сочинения, но и работаем с ним. Учитель задает учащимся вопросы, просит прокомментировать прочитанное, отметить особенно удачные места. Сообща находим в работе плотно, логично связанные между собой компоненты анализа, обращаем внимание на способы логической связи между ними, видим, что не всегда текст написан в строгом соответствии с алгоритмом (это настраивает учащихся творчески к нему относиться). Учитель предупреждает учеников, что они имеют дело с одним из вариантов целостного анализа и это не исключает возможность создавать другие, своеобразные.

Анализ стихотворения Ф.И.Тютчева «Последний катаклизм»

Это стихотворение, философское по содержанию, очень характерно для творчества Ф.И. Тютчева. Несмотря на небольшой объем (перед нами всего лишь четверостишие), оно несет в себе глубочайшее обобщение.

Его тема заявлена уже в самом названии: последний катаклизм – это и есть та вселенская катастрофа, которая должна оказаться концом света. Однако в стихотворении не просто рассказывается о «последнем катаклизме», но воплощается единый и вместе с тем двуликий процесс, когда максимальное разрушение, всеобщее уничтожение, оборачивается максимальным созиданием: «последний час природы становится первым актом созидания нового. Отсюда и образ «божьего лика», великого творца мироздания. Неслучайной оказывается и постановка двоеточия – пунктуационного знака, который композиционно делит стихотворение на две части. Содержание третьей и четвертой строки обнаруживается как следствие происходящего, изображенного в первой части. Но слово «опять» переносит следствие в план прошлого. Все это уже было, и, может быть, не раз мир погибал и возрождался к новой жизни. Неслучайна и аллитерация (з,р): разрушится – изобразится. Звуковая связь между этими глаголами дополняется связью смысловой: созидательные по лексическому значению слова «образ», «образити» (ст. сл. «Придавать чему-либо образ, выделывать») этимологически связаны со старославянскими же словами «разити» (ударять) и «раз» (удар). Эти глаголы лексически противопоставлены, но и оказываются соединенными, «оборачивающимися» один в другой.

Содержательная глубина, трагичность подчеркивается величественностью интонации. Поэт использует пятистопный ямб, размер, соответствующий высоте мысли.

Перед нами литературоведческий анализ текста. Такой тип работы лучше осваивать в гуманитарных классах. Другим чаще всего оказывается ближе интерпретация текста, в которой эмоциональное впечатление, ассоциации, рожденные образами стиха, превалируют над аналитической частью. Интерпретации свойствен совсем иной, свободный стиль, лишенный строгой наукообразности.

Для сравнения можно рассмотреть с учащимися и такой тип работы.

Ф.И.Тютчев «Последний катаклизм» (впечатление, истолкование, оценка)

Как не хватает нам в жизни, наполненной мелочами и суетой, минут, посвященных мыслям о высоком. Тютчев – один из лучших собеседников в такие минуты. Его стихи для меня – откровения, ведь порой даже в небольшом четверостишии найдешь глубочайшую мысль. В стихотворении «Последний катаклизм» — это мысль о вечном законе природы – смерти и возрождении, разрушении и созидании. Мысль о том, что всему в этом мире суждено идти «путем зерна»: чтобы родилось новое, старое должно погибнуть. Два раза здесь звучит слово «последний»: «последний катаклизм», «последний час». Но поэт сам противоречит себе – ничего последнего нет в Божьем мире. Слово «опять» — ключевое в третьей строке. Оно смыкает времена, отвергает всякое предположение о конечном смысле изображенного события.

Вновь рушится твердь, некогда казавшаяся вечной в своей несгибаемой мощи. Сильнее ее оказывается вода как символ гибкой и потому вечно возрождающейся жизни. И все уже было, было, и, может быть, не раз мир погибал и возрождался к новой жизни. И нет конца этому, и нет преград. Что может человек? Лишь осознать этот закон и подчиниться ему… но в самой возможности осознать –сила и величие человеческого духа, величие осмысленности человеческого бытия!

Share this post for your friends:

Добавить себе

«Последний катаклизм» Ф.Тютчев

«Последний катаклизм» Фёдор Тютчев

Когда пробьет последний час природы,
Состав частей разрушится земных:
Всё зримое опять покроют воды,
И божий лик изобразится в них!

Анализ стихотворения Тютчева «Последний катаклизм»

«Последний катаклизм» — философская миниатюра, впервые опубликованная в альманахе «Денница» в 1831 году. В ней Тютчев обращается к легенде о Всемирном потопе, широко распространенной в мифологии разных народов. Среди христиан наиболее известна история, рассказанная в Книге Бытия. Согласно ей, потоп стал наказанием человечеству за нравственное падение. В живых Господь решил оставить только отличавшегося благочестием Ноя и членов его семейства. Бог заранее предупредил их о грядущем наводнении и повелел построить ковчег, на котором можно будет спастись во время катастрофы. Сооружение судна заняло 120 лет. Когда работа была завершена, Ной взошел на борт, взяв с собой животных. Сразу после этого на землю хлынула вода, продолжался потоп в течение сорока дней. Почти год понадобился на то, чтобы Ной смог сойти с ковчега на сушу. Как говорится в Книге Бытия, причалило судно к горе Арарат. Благодаря Бога за спасение, Ной принес жертву, после чего Господь благословил его и все, что есть на земле.

В стихотворении Тютчева говорится о повторении всемирного потопа: «…Все зримое опять покроют воды…». Поэт предчувствует катастрофу, вот только, по его мнению, она принесет земле не только разрушения. После наводнения мир вернется к началу времен, к своим божественным истокам. «Последний катаклизм» — не предсказание-страшилка конца света. Вода здесь выступает в качестве источника жизни, как следствие, вечного движения, что вообще характерно для творчества Тютчева. В значительной части его пейзажно-философских стихотворений встречается ее образ в том или ином виде – «Волна и дума», «Снежные горы», «Фонтан». Продолжать этот список можно еще очень долго. По мысли Тютчева, вода полностью поглотит землю, но из нее же впоследствии появится новая жизнь. Получается, в стихотворении показан процесс единый и двуликий одновременно. Максимальное разрушение становится началом максимального созидания. Земля должна ввергнуться в хаос, который, согласно древнегреческой мифологии, есть первичное состояние Вселенной.

По мнению ряда литературоведов, «Последний катаклизм» имеет социальный подтекст – потрясения социальные Тютчев сравнивает в нем с природными катастрофами. Утверждение это не лишено смысла. К революциям и переворотам Федор Иванович относился весьма скептически, что нашло отражение в его публицистических статьях. Политические взгляды поэт иногда высказывал и в стихотворениях. По мнению Тютчева, в современном ему мире существовали лишь две силы – консервативная Россия и революционная Европа. Федор Иванович считал, что под эгидой первой необходимо создать союз славяно-православных стран. В 1848 году поэт заступил на должность старшего цензора. В рамках своей деятельности он запретил к распространению на территории Российской империи манифест коммунистической партии, переведенный на русский. Если принимать во внимание политические взгляды Тютчева, то «Последний катаклизм» действительно может восприниматься как высказывание о социальных потрясениях, которые зачастую приводят к необратимым катастрофическим последствиям.

Стихотворение написано пятистопным ямбом. Размер выбран поэтом не случайно. Как писал Томашевский, в первые десятилетия XIX века пятистопный ямб стал широко использоваться в трагедиях. Тютчев возвышенный трагизм своего произведения подчеркивает и при помощи лексики: «пробьет последний час», «покроют воды», «состав частей разрушится земных». О том, что катастрофа приведет к рождению новой жизни, свидетельствует последняя строка. Для нее Федор Иванович выбирает положительно окрашенную лексику: «…И божий лик изобразится в них!».

Срочно нужен анализ любого стихотворения Тютчева.

Анализ стихотворения Ф. И. Тютчева "Последний катаклизм".

Основные подходы к лирическому стихотворению классического типа мы попытаемся показать на примере анализа стихотворения Ф. И. Тютчева "Последний катаклизм" (1830).

Когда пробьет последний час природы,
Состав частей разрушится земных:
Все зримое опять покроют воды,
И божий лик изобразится в них!

Анализ начинаем с поэтики заглавия, так как в нем содержится главный лирический образ, скрыта главная для поэта эмоция и философская идея. По сути дела, название отражает авторское понимание текста. Прилагательное "последний" обозначает события, происходящие на грани, у последней черты.

Само слово "катаклизм" (не "превращение" или "изменение", близкие по смыслу) подчеркивает философский смысл стихотворения. Судя по названию, можно предположить, что в тексте будет развернута картина из Апокалипсиса, рисующая последний день творения. Однако Тютчев -- оригинальный поэт-философ. Для него последний день окажется первым днем нового творения.

Стихотворение состоит из одной строфы (монострофы) -- катрена (четверостишия). Однако композиционно эта строфа делится на две части -- первые два стиха (стихотворные строки) и последние два.

Это деление содержательно, оно отражает два основных мировых процесса (разрушения и созидания). которые даны в двух симметрично расположенных в тексте глаголах "разрушится" и "изобразится".

В стихотворении присутствуют две стихии -- земли и воды. Рисуя гибель земли под водой, Тютчев обращается к библейскому мифу о Ноевом потопе ("Все зримое опять покроют воды"). В самом этом обращении есть одновременное указание на гибель и спасение.

Философский характер стиха подчеркивается внесубъектным построением -- отсутствием местоимений "я", "ты", "мы" и т д. которые воплощают в стихе образ человека. Стихотворение несет в себе философское обобщение. Об этом свидетельствует и выбор лексики -- не эмпирической, а предельно отвлеченной ("последний час природы", "все зримое", "божий лик").

Процесс разрушения "закреплен" в синтаксисе стиха: для первых двух строк характерна глубокая инверсия (неправильный, обратный порядок слов в предложении). Сравните для примера обратный порядок слов (предложение с инверсией) и прямой:

"Когда пробьет последний час природы. ";
"Когда последний час природы пробьет. "

В первом случае ударение, падающее на конец, определяется законами стихового построения, во втором -- оно логическое.

Инверсия исчезает в последней строке, что соответствует процессу созидания. Последняя строка стиха выделяется не только отсутствием инверсии ("И божий лик изобразится в них! "), не только восклицательной интонацией, отражающей особую патетичность фразы, но и фонетически звук "и", многократно повторенный, по-особому инструментирует концовку стиха "И божий лик изобразится в них! "

Стихотворение "Последний катаклизм" написано пятистопным ямбом с мужскими (ударными -- "земных", "них") и женскими (безударными -- "природы", "воды") окончаниями. Рифмы в стихе как грамматические (природы -- воды). так и неграмматические (земных -- них). Перекрестные, открытые (оканчивающиеся на гласный) и закрытые (оканчивающиеся на согласный звук). Все это построение стиха основано на законе двойственности, "бинарности", что отражается прежде всего на содержательном уровне.

Послушать стихотворение Тютчева Последний катаклизм

Темы соседних сочинений