Анализ стихотворения Тютчева Ива



Анализ стихотворения Тютчева

Лирический герой – условный образ человека, который делится своим >>

Анализ стихотворения Тютчева.

Слайд 2 из презентации «Анализ стихотворения Тютчева» к урокам литературы на тему «Тютчев»

Размеры: 960 х 720 пикселей, формат: jpg. Чтобы бесплатно скачать слайд для использования на уроке литературы, щёлкните на изображении правой кнопкой мышки и нажмите «Сохранить изображение как. ». Скачать всю презентацию «Стихотворения Тютчева.ppt» можно в zip-архиве размером 2823 КБ.

краткое содержание других презентаций о Тютчеве

«Тютчев о любви» - Не стою я любви твоей. Ф. И. Тютчев, 1850-е годы. Я встретил Вас. И самого себя, краснея сознаю, души твоей кумиром. Е. А. Денисьева. Лирика любви в произведениях Ф.И. Тютчева. Эрнестина Дернберг. Амалия Лерхенфельд. Времена года. Фёдор Тютчев, 20 лет. Элеонора Тютчева, первая жена поэта.

«Анализ стихотворения Тютчева» - Части речи. Лирический герой несет в себе обобщение. Выводы. Ф.И. Тютчева "Весенние воды". Сравнительный анализ стихотворений. Весна идет!". Вывод: В стихотворении Ф.И. Тютчева глаголы более динамичные, чем в стихотворении А.А. Фета. Олицетворения. "Весна идет! Действие стихотворения Ф.И. Тютчева более динамичное, подвижное.

Загрузка...

«Биография Тютчева» - Федор Иванович Тютчев, 1838 год. Овстуг - родовое имение Тютчевых. К. Б. Элеонора Петерсон (1799 – 1838). Е.А. Денисьева. Эрнестина Федоровна Тютчева. Море и утес. Тютчев остро ощущал переломный характер своей эпохи. Известно также, что Федор Иванович спорил с немецким философом Шеллингом. Фотография с портрета маслом работы художника И.Штилера. 1838 г.

«Поэзия Тютчева» - Любовная лирика Тютчева. Тютчевский герой ощущает свою слиянность с небом. Постоянными являются осознание и переживание «двойного бытия» лирическим героем Тютчева. Отсюда интерес поэта к «текучим» состояниям жизни человека и природы. Федор Иванович Тютчев. Природа в восприятии и изображении Тютчева.

«Тютчев 10 класс» - Турин. Фёдор Иванович Тютчев. Ф.И.Тютчев в начале 1820-х годов. Ф.И.Тютчев. МОУ Ермаковская средняя общеобразовательная школа. И.Н.Тютчев, отец поэта. Автограф заметки Тютчева на французском языке к трактату «Россия и запад». Благообразов Михаил, ученик 10 класса Борисова Анастасия, ученица 10 класса.

«Женщины Тютчева» - Оглавление. Элеонора Тютчева. К 200-летию со дня рождения поэта. (1803-1873 гг.). Ф.И.Тютчев-тайновидец человеческого сердца. Отринутая «обществом» и прошедшая через многие испытания Денисьева умерла рано. "Я встретил вас. ". Элеонора Тютчева-близкий друг, любимая женщина, жена. Материал для закрепления.

Всего в теме «Тютчев» 32 презентации

Анализ стихотворения Ф. Тютчева «От жизни той, что бушевала здесь. »

9 Природа знать не знает о былом,

10 Ей чужды наши призрачные годы,

11 И перед ней мы смутно сознаем

12 Себя самих – лишь грезою природы.

13 Поочередно всех своих детей,

14 Свершающих свой подвиг бесполезный,

15 Она равно приветствует своей

16 Всепоглощающей и миротворной бездной [ 1].

В собраниях тютчевской лирики произведение, о котором пойдет речь, обычно стоит на одном из последних мест. И это – не простая хронологическая формальность. Особая роль стихотворения в контексте творчества Тютчева отмечена неоднократно. К. В. Пигарев, крупнейший знаток творчества поэта, считает его «едва ли не центральным в ряду его (Тютчева.– И. С.) раздумий о месте человека в природе» [ 2]. В недавно вышедшей монографии о поэте сказано еще определеннее: «Тютчев не написал своего „Памятника", но создал в 1871 году программное стихотворение „От жизни той, что бушевала здесь. "» [ 3]. Стихотворение-итог, стихотворение-завещание. Разговор о нем позволяет увидеть некоторые существенные черты художественного мира Тютчева.

В лирике Тютчева обычно выделяют несколько тематических пластов: любовная, интимная лирика; лирика природы, пейзажная; медитативная, философская лирика; наконец, политические стихотворения и стихи «на случай». Такая тематическая, а не жанровая классификация не случайна. Еще Ю. Н. Тынянов отметил, что для Тютчева, в отличие от поэтов XVIII века и пушкинской эпохи, не характерно четкое разграничение жанров. Жанрообразующую роль у него приобретает фрагмент, «жанр почти внелитературного отрывка» [ 4]. Тем большее значение в этом случае имеет контекст творчества, углубляющий и поясняющий отдельные стихотворения: «Жанровая новизна фрагмента могла с полной силой сказаться лишь при циклизации в сборнике» [ 5]. Рассмотрение же всего творчества поэта как целостного текста показывает, что тематическое разделение тютчевской лирики в значительной степени условно: за разными тематическими пластами обнаруживается единый принцип видения мира – философский. «У него,– писал еще первый биограф Тютчева И. Аксаков, – не то что мыслящая поэзия – а поэтическая мысль; не чувство рассуждающее, мыслящее – а мысль чувствующая и живая. От этого внешняя художественная форма не является у него надетой на мысль, как перчатка на руку, а срослась с нею, как покров кожи с телом, сотворена вместе и одновременно, одним процессом: это сама плоть мысли» [ 6]. «У Тютчева,– подхватывает современный исследователь,– философией были пропитаны все клетки существа. Это не материал для стихов, а самая атмосфера, которая окружает образные миры» [ 7].

Каков же он, тютчевский «мирообраз» (термин Я. О. Зунделовича), в какой «картине Вселенной» воплощается тютчевская философская мысль? Для нее характерна предельная обобщенность, грандиозность (которую обычно связывают с традицией XVIII века, с Державиным и Ломоносовым) и антиномичность, постоянное диалектическое сопоставление противоположных начал. Я. О. Зунделович считал основополагающей оппозицией тютчевской Вселенной контраст дня и ночи и строил мирообраз его лирики как борьбу «дневного» и «ночного» начал [ 8]. Другие (Л. Озеров, В. Н. Касаткина) как исходную выдвигают антиномию «хаос – космос». Так или иначе в лирике Тютчева очевиден тот ряд противопоставлений, которые намечает В. Н. Касаткина: «В мировом бытии Тютчев выделил два начала: космос (мать-земля) и хаос. Космос получил определения: светлый, гармоничный, молодой, радостный, телесный, одушевленный, день, жизнь. Хаос стоит в ряду определений: мрак, дисгармония, страх, бестелесность, бессознательность, сон, сновидения, ночь, смерть, бездна» [ 9]. Конкретизацией этих оппозиций могут быть выделенные и описанные Б. Я. Бухштабом контрасты холода и тепла, севера и юга, лета и зимы, шума и безмолвия и др. [ 10] И в эту грандиозную Вселенную, несущую противоположности в каждом своем атоме, брошен человек, «мыслящий тростник», одинокий странник с ощущением хаоса и бездны не только вовне, в мире, но и в собственной душе, и с обязательной нравственной необходимостью осмыслить свое место в мироздании.

Тютчевский человек (а это, как правило, человек вообще, «Я», лишенное конкретных бытовых и психологических черт и в этом смысле вполне соизмеримое с миром) может чувствовать свою гармонию с природой. Знаменитые тютчевские «весенние» и «летние» стихи схватывают как раз мгновения гармонии:

Так, в жизни есть мгновения –

Их трудно передать,

Шумят верхи древесные

Высоко надо мной,

И птицы лишь небесные

Беседуют со мной.

И любо мне, и сладко мне,

И мир в моей груди,

Дремотою обвеян я –

О время, погоди! (203)

Таков светлый полюс тютчевского бытия. Но он – лишь мгновение. Гораздо чаще при осмыслении мира человек испытывает совсем другие чувства:

А я здесь в поте и в пыли,

Я, царь земли, прирос к земли! (107)

О, бурь заснувших не буди –

Под ними хаос шевелится. (109)

О нашей мысли обольщенье,

Ты, человеческое Я. (175)

Трагическое одиночество в мироздании, трагическая невозможность конечного познания мира, трагедия любви, трагедия смерти, небытия с разных сторон окружают человека. И тщетно ищет он точку опоры в мире тревожащих, скользящих противоположностей:

И, как виденье, внешний мир ушел.

И человек, как сирота бездомный,

Стоит теперь и немощен и гол,

Лицом к лицу пред пропастию темной.

На самого себя покинут он –

Упразднен ум, и мысль осиротела –

В душе своей, как в бездне, погружен,

И нет извне опоры, ни предела. (163)

Таким предстает мирообраз тютчевской лирики в. произведениях, разделенных десятилетиями. Для его лирической системы вообще характерен момент сосуществования, пути как позиции, а не как, развития, эволюции [ 11]. Восстановив этот мирообраз в самых общих чертах и помня об особом значении контекста для понимания тютчевских фрагментов, вернемся теперь к нашему стихотворению.

Двухчастная его структура очевидна. Ее своеобразно подчеркнул Л. Толстой, уже тяготеющий к прямому моральному выводу, назиданию. Первые две строфы он зачеркнул, а две последние пометил: «Т. Г. » – Тютчев, Глубина [ 12].

На первый взгляд, такое композиционное построение достаточно традиционно для поэта. Но это впечатление обманчиво. Чаще всего две композиционные части тютчевского стихотворения соотносятся путем параллелизма состояния природы и человеческих переживаний («Фонтан», «Поток сгустился и тускнеет. », «Когда в кругу убийственных забот. » и др.). Другой композиционный принцип тютчевской лирики – прямое изображение чувства (в стихотворениях «денисьевского цикла»), пейзажная зарисовка, «этюд с натуры» (классический пример – «Есть в осени первоначальной. ») или же прямое философское размышление («Природа – сфинкс. »). В любом из этих случаев стихотворение развертывается однопланово, однолинейно. В нашем тексте соотнесение двух частей оказывается едва ли не уникальным для тютчевской лирической системы. Части соотносятся не путем параллелизма, а по принципу: конкретный пейзаж – философское обобщение. В рамках одного стихотворения здесь как бы сходятся «пейзажная» и «медитативная» линии тютчевского творчества. Причем «эмпирическая» и «обобщающая» [ 13] части взаимно уравновешены: каждая занимает две строфы.

Сопоставление основного текста с сохранившимся первоначальным наброском позволяет выявить направление поэтической мысли:

От жизни той, во дни былые

Пробушевавшей над землей,

Когда здесь силы роковые

Боролись слепо меж собой,

И столько бед здесь совершалось,

И столько крови здесь лилось –

Что уцелело и осталось?

Затихло все и улеглось.

Лишь кое-где, как из тумана

Давно забытой старины,

Два-три выходят здесь кургана (544).

В общем виде такое сравнение проделал К. В. Пигарев: «Все содержание первоначальной незавершенной редакции сведено к четырем первым строкам (окончательного текста.– И. С. ). Возможно, что если бы первая редакция была доведена до конца, то именно образом дубов, выросших на месте древних погребений, и завершалась бы вторая строфа. Зато в наброске стихотворения нет никакого намека на глубокую философскую мысль, которая будет развита поэтом в третьей и четвертой строфах окончательной редакции» [ 14]. Представляется, что наблюдения К. В. Пигарева можно несколько дополнить. Еще до прямого введения философской темы Тютчев не только «сжимает» первую часть стихотворения внешне, поэт одновременно расширяет, по-иному интонирует его внутреннюю тему. В первоначальном наброске «эмпирическая» часть была – пусть очень общо – конкретизирована, допускала определенную историчность прочтения. Речь шла о какой-то борьбе между людьми, историческими силами: «Силы роковые | Боролись слепо меж собой». Примечательно, что в раннем и очень сходном с анализируемым стихотворении-дублете «Через ливонские я проезжал поля. » (1831) историческое прошлое развертывалось в целую строфу, становилось видимым и осязаемым:

Я вспомнил о былом печальной сей земли –

Кровавую и мрачную ту пору,

Когда сыны ее, простертые в пыли,

Лобзали рыцарскую шпору (79).

И хотя дальше следовал трагически безнадежный вывод: «Но твой, природа, мир о днях былых молчит»,– опровержением его было само воссоздающее воображение поэта, воскрешающее далекое прошлое.

Сходная тема, даже в более оптимистическом ключе, звучит в царскосельском стихотворении 1866 года:

Тихо в озере струится

Отблеск кровель золотых,

Много в озеро глядится

Здесь великое былое

Словно дышит в забытьи. (254)

Великое былое – дышит. Оно живет в настоящем, пусть во сне, в дремоте, но живет.

Не так в анализируемом тексте. От прошлого действительно ничего не осталось, ничего конкретного, ничего из того, за что может зацепиться память современного человека. Бушевала жизнь – бурная, многообразная, но какая, чья? Лилась кровь –но она лилась всегда, во все века, а о чьей крови идет речь здесь – неизвестно. Даже следы прошлого в настоящем – курганы – сохранились только потому, что они природны, естественны. Причем оттенок предположительности вносится и в их количество: два-три кургана, два-три дуба на них. Даже самое точное и бесспорное – число – в мире стихотворения оказывается зыбким, предположительным.

Уже с первых строк Тютчев начинает спор с собой, с мирообразом, создававшимся десятилетиями. При этом многие традиционные, отмеченные выше контрастные черты тютчевской картины мира в данном пейзаже отсутствуют. Зыбким, предположительным здесь оказывается не только историческое время и пространство, но и пространство и время природное. Отсутствует противопоставление дня и ночи, весны и осени, севера и юга, нет привычной пейзажной конкретности. Можно, конечно, предположить, что пейзаж этот – дневной (курганы – видимы) и весенне-летний (дубы – шумят). Комментарий пояснит, что стихотворение «написано под впечатлением поездки в село Вщиж Брянского уезда Орловской губернии, некогда бывшее удельным княжеством. Близ Вщижа сохранились древние курганы» (544). Но и предположения, и комментарий будут внетекстовыми факторами и при видимом объяснении лишь закроют путь к смыслу. Для понимания же тютчевского текста как поэтической реальности важно как раз иное: пейзаж, в отличие от многих других стихотворений поэта, деконкретизирован, обобщен. Это – природа вообще, природа, взятая как целое, и противопоставлена она уже не «мыслящему тростнику», отдельному человеческому «Я», а человечеству как целому, взятому во всю его историческую глубину, человеческой истории.

И еще в одном отношении пейзаж первых двух строф отличен от традиционного тютчевского.

Не то, что мните вы, природа:

Не слепок, не бездушный лик –

В ней есть душа, в ней есть свобода,

В ней есть любовь, в ней есть язык. (121) –

писал поэт в знаменитом «шеллингианском» стихотворении, опубликованном Пушкиным. Эту душу природы, иногда созвучную душе человека, иногда грозную, пугающую, но всегда живую, проявлял Тютчев во многих других стихотворениях. И даже безрадостная мысль «Но твой, природа, мир о днях былых молчит | С улыбкою двусмысленной и тайной» (79) – звучит не совсем безнадежно. «Молчит» – значит, может сказать. Возможность диалога – пусть потенциально – сохраняется. С годами Тютчев постепенно уходит от такого пантеистического взгляда. Представлению о природе, воплощенному в данном стихотворении, предшествует известный афоризм, созданный на два года раньше:

Природа – сфинкс. И тем она верней

Своим искусом губит человека,

Что, может статься, никакой от века

Загадки нет и не было у ней (275).

То, что было страшной догадкой («может статься»), в нашем стихотворении дается уже как естественный, очевидный факт. Природа здесь – не живое существо с «двусмысленной улыбкой», даже не сфинкс. Она – вот эти курганы, вот эти дубы (метафора «дубы красуются» имеет локальный характер и не создает пантеистического образа), величественно растущие, но никак не осознающие себя, выключенные из времени. Человеческая история сталкивается не с чьей-то злой волей, а с этой длящейся бесконечностью в ее очень простых и все же в силу своей бесконечности недоступных разуму проявлениях. Между ними нет борьбы, осознанного противостояния. Напротив, в двух первых строфах природа и история даны как явления соизмеримые в своей красоте, значительности, силе (жизнь бушевала, кровь рекой лилась – дубы раскинулись, красуются, шумят). Разрешающим противостояние оказывается не тревожный вопрос третьей строки («Что уцелело, что дошло до нас?»), а взрывной, удивительный по смелости и точности конец строфы: «. нет им дела | Чей прах, чью память роют корни их». В ней – зерно последующего философского размышления: деревья разрушают не только материальное – прах, но и духовное – Память. Утрата же памяти, по Тютчеву, страшнее смерти:

Как ни тяжел последний час –

Та непонятная для нас

Истома смертного страданья,–

Но для души еще страшней

Следить, как вымирают в ней

Все лучшие воспоминанья. (263)

В данном случае речь идет о памяти личной, в нашем же стихотворении – о памяти исторической. Мысль об окончательной победе природы в этой – необъявленной – борьбе с человеческой историей, подготовленная в «эмпирической» пейзажной части, открытым текстом звучит в «обобщающей» второй части.

Переход к ней, кстати, подчеркнут и сменой способа рифмовки: опоясывающая рифмовка в первых двух строфах сменяется перекрестной рифмовкой третьей и четвертой строф.

Субъект здесь несколько конкретизируется: вместо «бушевавшей жизни» появляется некое «мы», «наши призрачные годы», за которым по-прежнему подразумевается любой, каждый. Объект, напротив, предельно обобщается: просто «природа» вместо дубов и курганов. Но в трансформированном виде в обобщающей части продолжает осмысляться та же антиномия: «внеисторичность», «беспамятство» природы, торжествующее над «призрачной историчностью» человеческого бытия. И завершается стихотворение образом «бездны», поглощающей всех, каждого, саму историю.

Образ «бездны» – один из сквозных в лирике Тютчева. Однако он не стабилен, в разных стихах и контекстах обнаруживает разные грани. «Пылающая бездна» («Как океан объемлет шар земной. », 65) – это ночная Вселенная, бесконечность мироздания, в которую погружен земной шар вместе с живущими на нем. «Голубая бездна» в стихотворении «И гроб опущен уж в могилу. » (103) – это, напротив, беспредельность дневного небесного свода, в котором реют птицы, и эта бездна уже противопоставляется скоротечности человеческого (пока индивидуального!) бытия. В образе «безымянной бездны» в «Дне и ночи» (139) как бы снимается предыдущее противопоставление. «В конечном итоге „бездна", – пишет М. М. Гиршман,– вмещает в себя „день" и „ночь". В философской интерпретации она выступает как Универсум, Абсолют и т. п.» [ 15]. «Роковая бездна» в стихотворении «Смотри, как на речном просторе. » (175) – это уже не первоначало бытия, а, напротив, небытие, смерть, уничтожение. В стихотворении «Святая ночь на небосклон взошла. » (163) присутствуют одновременно и «ночная бездна», и бездна человеческой души, в чем-то родственная бездне Вселенной.

Антиномичность, внутренняя контрастность тютчевской лирической системы отчетливо обнаруживается в этом «микрообразе», приобретающем в разных контекстах почти противоположные значения, разное эмоциональное наполнение. В анализируемом стихотворении образ «бездны» в «снятом виде» содержит многие предшествующие образные оттенки: это и бесконечность пространства и времени, и первоначало, и итог бытия, и смерть, небытие. Но найденные именно для этого стихотворения эпитеты придают образу предельно широкое, ускользающее от точного определения значение. Теперь бездна «всепоглощающая и миротворная» [ 16].

Внутри обобщающей части тютчевского текста отчетлива еще одна оппозиция: «грезою природы» смутно осознает себя человек, тогда как в действительности он – «дитя природы», находящийся с ней в неосознаваемом родстве. Поэтому и бездна для него – миротворная: дитя природы в конце концов возвращается в среду, его породившую, сливается с ней. Так же уходит в небытие, в бездну, исчезает под курганами история. В двух последних строфах Тютчев формулирует философско-поэтический (или поэтически-философский) итог бытия, его универсальную норму, что не снимает вопроса о субъективном отношении к ней.

Это отношение в литературе о Тютчеве оценивается крайне разноречиво. Л. В. Пумпянский увидел в данном тексте «тютчевский нигилизм», «загадочные и соблазнительные высказывания, разрушающие до основания буквально всю его систему философии природы и истории» [ 17]. Б. Я. Бухштаб считает, что стихотворение «особенно окрашено пессимизмом и скепсисом» [ 18]. Я. О. Зунделович, пытаясь отчасти спасти репутацию поэта, утверждал: «Тютчев сдержанно негодует на то, что выросшим на кургане деревьям нет дела до того, „чей прах, чью память роют корни их". И пусть в стихотворении мы не слышим бунта против подобного порядка вещей, поэт принимает этот порядок далеко не покорно, не так, как смену дней и ночей в круговороте природы. Да, природе чужды наши призрачные годы. Но мы лишь смутно (курсив автора.– И. С.) сознаем себя грезою природы. И еще вопрос, бесполезен ли подвиг, совершаемый детьми природы – людьми!» [ 19]. Слова о «сдержанном негодовании» поэта, бодрый восклицательный знак в конце последней фразы – говорят о том, что в конечном счете в этом стихотворении исследователь увидел достаточно оптимистическую концепцию бытия, фактически оспорил тютчевский эпитет «бесполезный».

Но обязательно ли выбирать между пессимизмом («соблазнительным нигилизмом») и оптимизмом (или намеком на него)? Не воплощено ли в замечательном тютчевском тексте некое иное, третье мироотношение?

Обратимся еще раз к первоначальному варианту, цитированному выше. «Обычно,– пишет К. В. Пигарев,– с первой же строки Тютчеву была ясна та форма, какую должно принять стихотворение: его метр, его строфика. Можно указать только один случай (курсив мой.– И. С), когда написанное, по-видимому более чем наполовину, стихотворение было брошено поэтом и „переписано" другим размером и с измененной строфикой. Это – знаменитые стихи „От жизни той, что бушевала здесь. "» [ 20]. Единственный случай! В чем же причина смены размера? Четырехстопный ямб, которым была написана первоначальная редакция – самый распространенный у Тютчева метр. Им написано. 57% тютчевских текстов[ 21]. Но и ямб пятистопный окончательного варианта у Тютчева тоже не редкость, В репертуаре тютчевских размеров он занимает второе место; 13% текстов, правда, резко отставая от четырехстопного ямба. Так что сам по себе факт смены одного ямба другим, вероятно, семантически нейтрален. Более существенно, что пятистопный ямб стиховеды относят к числу длинных стихов, представляющих отклонение от средней нормы четырехстопного ямба [ 22]. И действительно, в окончательном варианте стихотворение приобрело широкое, ровное дыхание в отличие от убыстренного движения первоначального текста. Самое же важное, вероятно, заключается в том, что пятистопный ямб имел для поэта определенный «семантический ореол». Уже самим выбором (сменой!) размера Тютчев (может быть, неосознанно) устанавливал связь и с написанным в 1870 году «Брат, столько лет сопутствующий мне. », и с белым пятистопным ямбом пушкинского «. Вновь я посетил. » [ 23]. Кроме того, как отмечал Б. В. Томашевский, пятистопный ямб долгое время считался «трагическим стихом», ибо получил широкое распространение в стихотворной трагедии начала XIX века[ 24]. Тютчевская тема потребовала именно этого «трагического», «рефлексивного» размера. Внутри же намеченной связи и обнаруживается (тоже, вероятно, неосознанная) полемика с Пушкиным, мнение Тютчева в «великом споре» с первым русским поэтом.

Разрешение коллизии человека, его истории и природы Пушкин видел в бесконечной череде поколений, которые как раз воссоединяются через природу: деревья, которые поэт видит молодыми, увидят и его внуки. Тютчев тоже однажды наметил сходный выход:

Когда дряхлеющие силы

Нам начинают изменять

И мы должны, как старожилы,

Пришельцам новым место дать,–

Спаси тогда нас, добрый гений,

От малодушных укоризн,

От клеветы, от озлоблений

На изменяющую жизнь. (255)

Однако, он сделал акцент не на будущем («Здравствуй, племя | Младое, незнакомое!»), а на уходящем, отчего стихи приобрели более драматический, чем у Пушкина, характер. Но в мире данного стихотворения такой выход был невозможен. Перед лицом «всепоглощающей бездны» любое «поочередно» (бесконечная череда поколений) неизбежно превращается в «равно». Остается одно: трезвое осознание этого закона мироздания и – продолжение «бесполезного подвига».

Мирообраз тютчевской лирики не подвергается здесь «нигилистическому отрицанию». Он переосмысляется, преодолевается во имя более глубокого знания о мире. Не об оптимизме или пессимизме надо, вероятно, говорить в применении к этому стихотворению Тютчева, а о беспощадном трагизме поэтической мысли, преодолевающей как романтические, пантеистические иллюзии, так и нигилистическое отрицание. «Мужайся, сердце, до конца!» (124), – сказал когда-то поэт. Сдержанное мужество человека, бесстрашие его мысли перед угрозой и реальностью не только личного, но и исторического небытия воплотились в самой структуре замечательного стихотворения – эпилога тютчевской лирики.

[ 1] Тютчев Ф. И. Стихотворения. Письма. М. 1957, с. 291. – Далее тексты Тютчева цитируются по этому изданию.

[ 2] Пигарев К. В. Ф. И. Тютчев и его время. М. 1978, с. 311.

[ 3] Орлов О. В. Поэзия Тютчева. М. 1981, с. 125.

[ 4] Тынянов Ю. Н. Пушкин и его современники. М. 1969, с. 181.

[ 5] Там же, с. 188. Ср. также: «Циклизация является методом Тютчева» (Пумпянский Л. В. Поэзия Ф. И. Тютчева. – В кн. Урания. Л. 1928, С 18); «Тютчевское стихотворение всегда предполагает знакомство читателя с предыдущим творчеством поэта, давая синтез образных искании автора на данный момент. Вместе с тем оно открыто для ассоциативных связей С новыми стихотворениями, которые могут быть созданы поэтом» (Орлова О. В. Указ. соч. с. 62).

[ 6] Аксаков К. С, Аксаков И. С. Литературная критика. М. 1981, с. 344.

[ 7] Озеров Л. Поэзия Тютчева. М, 1975, с. 56.

[ 8] Зунделович Я. О. Этюды о лирике Тютчева. Самарканд, 1971, с. 28, 30 и сл.

[ 9] Касаткина В. Н. Поэзия Ф. И. Тютчева. М. 1978, с. 34.

[ 10] История русской литературы. Т. 7. М.; Л. 1955, с. 711.

[ 11] О различии писательского пути как позиции и пути как развития см. Максимов Д. Е. Поэзия и проза А. Блока. 2-е изд. доп. Л. 1981, С. 10. – Тютчев назван здесь в качестве характерного художника первого типа.

[ 12] Толстовский ежегодник. М. 1912, с. 147.

[ 13] Об «эмпирической» и «обобщающей» частях как необходимых элементах структуры лирического произведения см. Сильман Тамара. Заметки о лирике. Л. 1977, с. 7–10.

[ 14] Пигарев К. В. Указ. соч. с. 311.

[ 15] Гиршман М. М. Анализ поэтических произведений А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, Ф. И. Тютчева. М. 1981, с. 61.

[ 16] Возможно, что образ «бездны», как и «мыслящего тростника» в стихотворении «О чем ты воешь, ветр ночной?»,

[ 17] Пумпянский Л. В. Указ. соч. с. 32.

[ 18] История русской литературы, т. 7, с. 708.

[ 19] Зунделович Я. О. Указ. соч. с. 71.

[ 20] Пигарев К. В. Указ. соч. с. 310. – Уникальность смены метра уже начатого стихотворения подтверждает на более широком материале творчества разных поэтов Л. И. Тимофеев: «Как правило, избранный поэтом метр остается неизменным, случаи перемены метра. буквально единичны» (Тимофеев Л. И. Слово в стихе. М. 1982, с. 187).

[ 21] Здесь и далее цифровые данные приводятся по: Новинская Л. П. Метрика и строфика Ф. И. Тютчева. – В кн. Русское стихосложение XIXвека. М. 1979, с. 355—413.

[ 22] Там же, с. 365.

[ 23] Орлов О. В. Указ. соч. с. 126.

[ 24] Томашевский Б. В. Стилистика и стихосложение. Л. 1959, с. 365.

Предложения интернет-магазинов

Пишем сочинение. Анализ лирического стихотворения. Учебно-методическое пособие

В настоящее время каждый блок тем выпускных сочинений включает в себя анализ лирического стихотворения. Этот вид письменной работы по литературе вызывает у школьников немало затруднений. Научиться писать сочинение такого типа поможет наше пособие. Кроме 85 стихотворений поэтов разных эпох и их анализ вы найдете здесь практические рекомендации по технологии написания сочинения - анализ лирического стихотворения. Учащимся общеобразовательных школ, колледжей и лицеев, абитуриентам пособие поможет подготовиться не только к вступительным и выпускным сочинениям, но и к устным ответам на экзаменах и уроках литературы, а учителям и преподавателям - сделать уроки знакомства с русской поэзией более содержательными.

265 новейших сочинений на "отлично". Учебное пособие

Издательство: Экзамен, 2016 г.

Сборник содержит образцы сочинений по русской литературе выпускников и абитуриентов, получивших оценку "отлично". Предлагаемые сочинения написаны на темы по древнерусской литературе, литературе XVIII в. и на темы, связанные с творчеством писателей XIX-XX вв. А.С. Грибоедова, А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, Н.В. Гоголя, М.Е Салтыкова-Щедрина, И.С. Тургенева, И.А. Гончарова, А.Н. Островского, Л.Н. Толстого, Ф.И. Тютчева, А.А. Фета, Ф.М. Достоевского, Н.Г. Чернышевского, А.П. Чехова, И.А. Бунина, С.А. Есенина, В.В. Маяковского, А.И. Куприна, АА. Ахматовой, МИ. Цветаевой, Б.Л. Пастернака, А.Т. Твардовского, М.А. Шолохова, Н.А. Заболоцкого, А.И. Солженицына, Е.А. Евтушенко, B.C. Высоцкого и др. а также сочинения на свободные темы по произведениям русской литературы XIX-XX вв. Жанры предлагаемых работ многообразны: сочинение-характеристика литературного героя, сравнительная характеристика героев, анализ стихотворения, анализ эпизода, проблемная тема, сочинение-рецензия. Книга предназначена для выпускников, абитуриентов, а также учащихся средних школ, гимназий, лицеев. 12-е издание, переработанное и исправленное.

Анализ стихотворения. Пишем итоговое сочинение

Справочник включает все тексты стихотворений в полном объеме школьной программы. Каждое стихотворение разобрано по определенной схеме: представлена история создания произведения, определен тип лирики, стиль поэта, жанр, стихотворный размер, указано, какая строфика представлена в произведении. Обозначены средства художественной выразительности (тропы) и лексические средства. Данный справочник поможет вам быстро, легко, отвечая поставленной задаче, выполнить анализ стихотворения, написать сочинение но творчеству поэта Золотого или Серебряного века. Также данный сборник может пригодиться вам при подготовке к ЕГЭ по литературе и при подготовке к выпускному итоговому сочинению.

Хрестоматия для начальной школы. 4 класс

Эта хрестоматия - настольная книга четвероклассника. В ней собраны литературные произведения из школьной программы, а также произведения, рекомендованные для внеклассного чтения, - словом, всё то, без чего в 4 классе просто не обойтись. Русские народные сказки и былины. Мифы. Стихотворения русских поэтов - А. Пушкина, М. Лермонтова, Ф. Тютчева, Н. Рубцова и других. Рассказы и сказки русских классиков и современных писателей - В. Гаршина, А. Чехова, А. Куприна, В. Драгунского и других. Сказки зарубежных писателей - Х.К. Андерсена, братьев Гримм, Э. Сетон-Томпсона. Эта хрестоматия незаменима при подготовке к урокам литературы! Для младшего школьного возраста.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]
перед публикацией все комментарии рассматриваются модератором сайта - спам опубликован не будет

Category Archives: Тютчев

Лирика Тютчева занимает особое место
в русской поэзии. В свежих и волнующе при-
тягательных стихах Тютчева красота поэти-
ческих образов сочетается с глубиною мысли
и остротой философских обобщений. Лирика
Тютчева — это маленькая частица большого
целого, но это маленькое воспринимается не
отдельно, а находящимся во взаимосвязи со
всем миром и в то же время несущим в себе
самостоятельную идею.
Особое место в лирике Тютчева занимает
тема природы. Писарев отметил: «В сознание
читателя Тютчев вошел прежде всего как пе-
вец природы…»
Природа Тютчева поэтична и одухотворе-
на. Она живая, может чувствовать, радовать-
ся и грустить:
Сияет солнце, воды блещут,
Во всем улыбка, жизнь во всем,
Деревья радостно трепещут,
Купаясь в небе голубом.
Одухотворение природы, наделение ее че-
ловеческими чувствами, духовностью порож-
дает восприятие природы как огромного чело-
веческого существа. Особенно ярко это прояв-
ляется в стихотворении «Летний вечер». Закат
у поэта ассоциируется с «раскаленным ша-
ром», который скатила со своей головы земля;
«светлые звезды» у Тютчева приподнимают
небесный свод.
И сладкий трепет, как струя,
По жилам пробежал природы,
Как бы горячих ног ея
Коснулись ключевые воды.
Близко по тематике стихотворение «Осен-
ний вечер». В нем слышится та же одухотво-
ренность природы, восприятие ее в виде жи-
вого организма:
Есть в светлости осенних вечеров
Умильная, таинственная прелесть:
Зловещий блеск и пестрота дерев,
Багряных листьев тпомный, легкий шелест…
Картина осеннего вечера полна живого,
трепетного дыхания. Вечерняя природа не
только какими-то отдельными признаками по-
хожа на живое существо: «…на всем та крот-
кая улыбка увяданья, что в существе разум-
ном мы зовем божественной стыдливостью
страданья», она вся живая и очеловеченная.
Вот почему и шелест листьев легкий и том-
ный, светлость вечера полна неизъяснимой
притягательной прелести,

Для просмотра сочинения целиком лайкните сайт в одной из соц сетей (если после лайка сочинение не открылось - обновите страницу)

Художническая судьба поэта необычна:
это судьба последнего русского романтика,
творившего в эпоху торжества реализма и
все-таки сохранившего верность заветам ро-
мантического искусства. Романтизм Тютчева
проявляется, прежде всего, в изображении
природы. Преобладание пейзажей — одна из
примет его лирики. При этом изображение
природы и мысль о природе соединены у Тют-
чева воедино: его пейзажи получают символи-
ческий философский смысл, а мысль обрета-
ет выразительность.
Природа у Тютчева изменчива, динамич-
на. Она не знает покоя, показана в борьбе
противоборствующих сил, она многолика, на-
сыщена звуками, красками, запахами. Лири-
ка поэта проникнута восторгом перед величи-
ем и красотой, бесконечностью и многообра-
зием природного царства. Природа в стихах
Тютчева одухотворена, очеловечена. Словно
живое существо, она чувствует, дышит, ра-
дуется и грустит. Само по себе одушевление
природы обычно для поэзии. Но для Тютчева
это не просто олицетворение, не просто мета-
фора: живую красоту природы он «принимал
и понимал не как свою фантазию, а как исти-
ну». Пейзажи поэта проникнуты типично ро-
мантическим чувством; это не просто описа-
ние природы, а драматические эпизоды одно-
го сплошного действия.
Одним из ярчайших примеров мастерства
Тютчева-пейзажиста является стихотворение
«Осенний вечер». Стихотворение явно порож-
дено конкретными впечатлениями, вызванной
ими грустью, но в то же время пронизано тют-
чевскими трагическими раздумьями о прита-
ившихся бурях хаоса:
Есть в светлости осенних вечеров
Умильная, таинственная прелесть:
Зловещий блеск и пестрота дерев,
Багряных листьев томный, легкий шелест,
Туманная и тихая лазурь
Над грустно сиротеющей землею
И, как предчувствие сходящих бурь,
Порывистый, холодный ветр порою,
Ущерб, изнеможенъе — и на всем
Та кроткая улыбка увяданья,
Что в существе разумном мы зовем
Божественной стыдливостью страданья.
Краткое, двенадцатистрочное стихотво-
рение — это не столько описание своеобра-
зия осеннего

Для просмотра сочинения целиком лайкните сайт в одной из соц сетей (если после лайка сочинение не открылось - обновите страницу)

Меня всегда увлекал необычайный мир
поэзии, который очаровывал своей таинст-
венностью, загадочностью, волновал душу,
наполнял ее любовью ко всему: к человеку, к
природе, к родине… Еще с малых лет помню
любимые строки:
Лазурь небесная смеется,
Ночной омытая грозой,
И между гор росисто вьется
Долина светлой полосой…
Это отрывок из великолепного стихотво-
рения Ф.И.Тютчева «Утро в горах». Не-
удивительно, что именно эти слова великого
поэта звучат в моей душе, ведь даже Турге-
нев так отозвался о творчестве Тютчева:
«О Тютчеве не спорят: кто его не чувствует,
тем самым доказывает, что он не чувствует
поэзии».
Первое свое стихотворение поэт написал,
когда ему было одиннадцать лет. С этого вре-
мени родился новый гений русской поэзии.
В творениях Тютчева мы ощущаем его внут-
реннюю жизнь, неутомимую работу мысли,
сложное противоборство волновавших его
чувств. По произведениям Тютчева можно оп-
ределить настроение поэта: то ли это печаль,
то ли радость — все раскрывают строки:
О, вещая душа моя!
О, сердце, полное тревоги,
О, как ты бьешься на пороге
Как бы двойного бытия!
Особое внимание обращаешь на описание
природы, которая воспевается поэтом во всей
своей красе. Читая «Весеннюю прозу», пред-
ставляешь, как «первый гром грохочет»,
«гремят раскаты». И вместе со всем этим по-
гружаешься в праздничную музыку весны,
в природные игры и забавы: «резвяся и иг-
рая, грохочет гром», гром «весенний, пер-
вый» и все вокруг радуется этому торжеству
в природе.
А вспомним строки о море:
На бесконечном, на вольном просторе
Блеск и движенье, грохот и гром-
Тусклым сияньем облитое море,
Как хорошо ты в безлюдье ночном!
Зыбь ты великая, зыбь ты морская,
Чем это праздник так празднуешь ты?
Волны несутся, гремя и сверкая,
Чуткие звезды глядят с

Для просмотра сочинения целиком лайкните сайт в одной из соц сетей (если после лайка сочинение не открылось - обновите страницу)

Выдающийся русский лирик Федор Ива-
нович Тютчев был во всех отношениях про-
тивоположностью своему современнику и
почти ровеснику Пушкин у. Если Пушкин по-
лучил очень глубокое и справедливое опре-
деление «солнца русской поэзии», то Тют-
чев — «ночной поэт». Хотя Пушкин и напе-
чатал в своем «Современнике» в последний
год жизни большую подборку стихов тогда
никому не известного, находившегося на дип-
ломатической службе в Германии поэта, вряд
ли они ему очень понравились. Хотя там были
такие шедевры, как «Видение», «Бессонница»,
«Как океан объемлет шар земной», «Послед-
ний катаклизм», «Цицерон», «О чем ты во-
ешь, ветр ночной. », Пушкин у была чужда
прежде всего традиция, на которую опирал-
ся Тютчев: немецкий идеализм, к которому
Пушкин остался равнодушен, и поэтическая
архаика XVIII — начала XIX века (прежде
всего Державин), с которой Пушкин вел не-
примиримую литературную борьбу.
С поэзией Тютчева мы знакомимся в на-
чальной школе, это стихи о природе, пейзаж-
ная лирика. Но главное у Тютчева — не изо-
бражение, а осмысление природы — фило-
софская лирика, и вторая его тема — жизнь
человеческой души, напряженность любов-
ного чувства. Единство его лирике придает
эмоциональный тон — постоянная неясная
тревога, за которой стоит смутное, но неиз-
менное ощущение приближения всеобщего
конца.
Наряду с нейтральными в эмоциональном
плане пейзажными зарисовками, природа
у Тютчева катастрофична и восприятие ее
трагедийно. Таковы стихотворения «Бессон-
ница», «Видение», «Последний катаклизм»,
«Как океан объемлет шар земной», «О чем ты
воешь, ветр ночной. ». Ночью у бодрствую-
щего поэта открывается внутреннее пророче-
ское зрение, и за покоем дневной природы он
видит стихию хаоса, чреватого катастрофами
и катаклизмами. Он слушает всемирное мол-
чание покинутой, осиротелой жизни (вообще
жизнь человека на земле для Тютчева есть
призрак, сон) и оплакивает приближение все-
общего последнего часа:
И наша жизнь стоит пред нами,
Как призрак, на краю

Для просмотра сочинения целиком лайкните сайт в одной из соц сетей (если после лайка сочинение не открылось - обновите страницу)

Одно из самых замечательных явлений
русской поэзии — стихотворения Ф. И. Тют-
чева о пленительной русской природе.
Ни для кого из русских поэтов, кроме разве
его младшего современника А. Фета, природа
не являлась таким постоянным источником
впечатлений и раздумий, как для Тютчева.
Поэт был тончайшим мастером стихотвор-
ных пейзажей. Но в его стихотворениях, вос-
певающих картины и явления природы, нет
бездумного любования. Природа вызывает
у поэта размышления о загадках мирозда-
ния, о вечных вопросах человеческого бытия.
Она редко предстает как просто фон, в сти-
хах Тютчева она одухотворена, мыслит, чув-
ствует, говорит:
Не то, что мните вы, природа:
Не слепок, не бездушный лик —
В ней есть душа, в ней есть свобода,
В ней есть любовь, в ней есть язык…
Стихотворение «Не то, что мните вы, при-
рода» написано в форме обращения. У него
нет заглавия, что придает ему более глубо-
кий смысл. Поэт выступает против тех, кто
недооценивает природу, говорит о людской
глухоте, очерствении души из-за отдаления
человека от вечного:
Они не видят и не слышат,
Живут в сем мире, как впотьмах…
Строки стихотворения принадлежат поэту
особого склада: философского. Это значит,
что у него был не только дар пейзажиста, но
и своя философия природы. Все в природе
представляется Тютчеву живым, полным глу-
бокого значения, все говорит с ним «понятным
сердцу языком». Стихотворение начинается
со слова «не», чтобы полнее оградить читате-
ля от неверного понимания природы. «Душу»,
жизнь природы поэт стремился понять и за-
печатлеть во всех ее проявлениях. Стихотво-
рение содержит те образы, из которых приро-
да складывалась для самого Тютчева.
Написано оно четырехстопным ямбом,
а перекрестный способ рифмовки гармониру-
ет в нем с чередованием женских и мужских
рифм. Ассонанс на «и», «а» и «о» придает
стихотворению возвышенный тон, обилие со-
норных согласных (аллитерация) делает его
более мелодичным и музыкальным. Более
торжественно оно звучит благодаря употреб-
лению устаревших слов

Для просмотра сочинения целиком лайкните сайт в одной из соц сетей (если после лайка сочинение не открылось - обновите страницу)

Ф. И. Тютчев наряду с Пушкин ым явля-
ется одним из самых цитируемых русских
поэтов. Его стихотворения «Умом Россию не
понять…» и «Люблю грозу в начале мая…» из-
вестны, пожалуй, всем. Близки стихи Федо-
ра Ивановича Тютчева и сердцам наших со-
временников. Не получив всеобщего призна-
ния при жизни, в наше время поэт занимает
важное место в* русской литературе. Боль-
шинством же его современников стихи Тют-
чева считались далекими от духа времени,
а по форме казались то слишком архаичес-
кими, то слишком смелыми. Да и сам поэт не
стремился к славе, проявляя удивительное
равнодушие к изданию и редактированию
своих произведений.
Федор Иванович Тютчев родился 5 дека-
бря (23 ноября) 1803 года в селе Овстуг Ор-
ловской губернии в семье потомственного
русского дворянина И. Н. Тютчева. Тютчев
рано обнаружил необыкновенные дарования
и способности. Он получил хорошее домаш-
нее образование под руководством С. Е. Раи-
ча, поэта и переводчика, знатока классичес-
кой древности и итальянской литературы.
Под влиянием учителя Тютчев рано приоб-
щился к литературному творчеству и уже
в 12 лет успешно переводил Горация. На по-
этическом поприще Тютчев стал блистать
с 14 лет, когда в Обществе любителей рос-
сийской словесности авторитетнейший уче-
ный А. Ф. Мерзляков прочел его стихотворе-
ние «Вельможа».
В 1819 году было опубликовано вольное
переложение «Послания Горация к Мецена-
ту» — первое выступление Тютчева в печа-
ти. Осенью 1819 года он поступает на словес-
ное отделение Московского университета:
слушает лекции по теории словесности и ис-
тории русской литературы, по археологии и
истории изящных искусств. Окончив в 1821 го-
ду университет, Тютчев едет в Петербург,
где получает место сверхштатного чиновника
русской дипломатической миссии в Баварии.
В июле 1822 года он отправляется в Мюнхен
и проводит там 22 года. За границей Тютчев
переводит Шиллера, Гейне, и это помогает
ему приобрести свой голос в поэзии, вырабо-
тать особый, неповторимый стиль.

Для просмотра сочинения целиком лайкните сайт в одной из соц сетей (если после лайка сочинение не открылось - обновите страницу)

Post navigation

Последние комментарии

Технологическая карта урока литературы в 7 классе Ф. И. Тютчев. Мир природы и мир души человека. Стихотворение «Что ты клонишь над водами…» (восприятие, истолкование, оценка) .

Автор публикации: Левина О.В.

Дата публикации: 06.09.2014

Краткое описание: Технологическая карта урока литературы в 7 классе разработана в технологии деятельностного метода, поэтому ход урока представлен основными этапами: мотивация к деятельности (проблемная ситуация), учебно-познавательная деятельность, интеллектуально-преобразовательная.

Рейтинг: 8,6 / 10 - Голосов: 13

предварительный просмотр материала

Технологическая карта урока литературы в 7 классе

Ф.И.Тютчев. Мир природы и мир души человека. Стихотворение «Что ты клонишь над водами…» (восприятие, истолкование, оценка).

Сформировать представление о поэтическом мире Ф.И.Тютчева

Продолжение формирования у учащихся навыка самостоятельного формулирования темы и цели урока
Расширение представления учащихся об анализе поэтического текста.
Ввестиалгоритм оформления анализа поэтического текста.

Научить использовать приобретённые знания и умения в практической деятельности.

Основное содержание
темы

Термины и понятия

Актуализация знаний о поэзии Ф.И.Тютчева, знакомство с фактами биографии поэта, восприятие истолкование, оценка стихотворения «Что ты клонишь над водами…». Определение на основе данного стихотворения особенностей изображения поэтом мира природы, анализ лексики и тропов, выразительное чтение поэтического текста, сравнение поэтического текста с произведениями живописи и музыки создание чернового варианта письменного анализа стихотворения.

Композиция, стиль, символика, центральный образ, лирический герой, художественные средства (антитеза, умолчание, эпитеты, олицетворение, риторический вопрос), изобразительные возможности лексики, философская лирика.

- интерес к изучению темы;

- желание читать стихотворения Ф.И.Тютчева;
- эмоционально-ценностное отношение к поэтическим текстам;

- творческое отношение к оформлению анализа прочитанного стихотворения;

- понимание успешности при изучении темы.

- раскрывать значение слов композиция, стиль, символика, центральный образ, лирический герой, художественные средства (антитеза, умолчание, эпитеты, олицетворение, риторический вопрос), изобразительные возможности лексики, философская лирика.

- определять особенности лирики Ф.И.Тютчева и обосновывать своё мнение;

- определять образ лирического героя и обосновывать своё мнение;

- самостоятельно формулировать тему и цель урока;

- определять условия для оформления анализа прочитанного стихотворения и обосновывать своё мнение;

- использовать приобретённые знания для оформления анализа прочитанного стихотворения
Регулятивные умения:

- выполнять учебное задание в соответствии с целью;

- выполнять учебное задание, используя план, алгоритм;

- выполнять самопроверку и самооценку учебного задания;

- соотносить результат с поставленной целью.

- формулировать высказывание, мнение в рамках учебного диалога;

- адекватно взаимодействовать в коллективе при выполнении учебного задания;

- договариваться и приходить к общему мнению при работе в коллективе;
- использовать речевые средства для представления результата деятельности.

Работать с поэтическим текстом:

- проводить исследование текста стихотворения;

- анализировать композицию, язык, художественные средства.

Оформлятьанализ прочитанного стихотворения.

Организация образовательного пространства

ИЗО: пейзажные зарисовки.

Музыка: лютневая музыка, Ричеркар, С.Рахманинов «Концерт № 2».

Информационный материал:
текст стихотворения ф.И.Тютчева «Что ты клонишь над водами…»; памятка «Анализ поэтического текста»

Демонстрационный материал:
мультимедийная презентация «Ф.И.Тютчев»

I этап. Мотивация к деятельности

Мотивировать на изучение темы.

Стимулировать желание проникнуть в мир настроений лирического героя, учиться прислушиваться к интонациям поэтических строк.

«Яркое пятно» (через создание эмоционального настроя)
На фоне фрагмента из 2 концерта С.Рахманинова читает стихотворение «Люблю грозу в начале мая»:
- Чьи это строки? Какой поэт сумел подслушать игру молодого грома в майской лазури неба? Кто уловил в общем весеннем хоре природы голос ручьёв?
- Да. Это стихотворение приходит к нам в детстве. А ещё какие-нибудь произведения этого поэта вы знаете?
- О чём же мы сегодня будем говорить? Какую перед собой поставим цель?

- Сегодня мы постараемся обогатить себя знаниями об этом поэте, проникнуть в особенности его поэтического мира, проанализировать одно из его стихотворений, чтобы в перспективе приготовиться к письменной работе по анализу поэтического текста.

- проявлять интерес к изучению темы;

- проявлять желание научиться выполнять анализ стихотворения.

II этап. Учебно-познавательная деятельность

- интерес кпоэзии Ф.и.Тютчева;
- эмоционально-ценностное отношение к лирическому герою поэзии;

- желание научиться анализировать поэтический текст.

- соотносить поэтический текст с иллюстрациями и музыкальными произведениями;

- строить понятные для окружающих высказывания.

Ввести понятие «философская лирика».

- определять особенности поэзии Ф.И.Тютчева о природе и обосновывать своё мнение;

- определять смысл понятия «философская лирика», соотносить его с лирическими произведениями Ф.И.Тютчева и обосновывать своё мнение;

- проводить исследование поэтического текста сказки и оформлять результаты в виде связного устного и письменного высказывания;

- оформлять анализ стихотворения, используя алгоритм;

- адекватно взаимодействовать с одноклассниками при выполнении учебного задания.

Ф.Тютчев - современник А.С.Пушкина. И хотя Пушкин, в то время издатель журнала «Современник», принял стихи Тютчева с изумлением и восторгом, но литературная критика оценила их лишь 14 лет спустя, а сам он никогда не стремился опубликовать свои стихи. Поэтическая звезда Тютчева появилась на небосводе русской литературы довольно внезапно. Фёдор Иванович мог бы сказать о себе словами известного английского поэта Джоржа Байрона: «В одно прекрасное утро я встал знаменитым». И этим «прекрасным утром» было утро выхода в свет первого номера журнала «Современник» за 1850 г, где была напечатана ставшая впоследствии знаменитой статья Н.А.Некрасова «Второстепенные русские поэты». В ней и провозглашалось появление в России первостепенного поэта. К этому моменту вызволения из небытия Тютчеву было 46 лет. А через 4 года вышел в свет первый его сборник.
- О Тютчеве однажды было сказано, что он «насквозь поэт». Это действительно так. Поэтическое творчество было для него не утомительной работой, требующей принуждения и усилий, а естественным процессом жизни, как дыхание. Его впечатления сразу становились поэтическими, повседневные размышления складывались в философские выводы. Состояние творческого вдохновения всегда ему сопутствовало. И рождались строки (чтение эпиграфа):

Не то, что мните вы, природа:
Не слепок, не бездушный лик -
В ней есть душа, в ней есть свобода,
В ней есть любовь, в ней есть язык…


- Как вы их понимаете?
- Мы задумываемся, читая эти строки, потому что и самому Тютчеву было чуждо бездумное любование природой - ум поэта напряжённо ищет в природе то, что роднит её с человеком. Природа у Тютчева жива: она дышит, улыбается, иногда дремлет, о чём-то грустит, сетует. Поэтому тютчевские стихи о природе - это стихи не только о природе, но и о человеке, его настроениях, тревогах и вечной красоте и гармонии живого.
- Сейчас, читая и анализируя стихотворение, мы попробуем с вами понять, как гармонично сливаются воедино, взаимно проникая друг в друга человек и природа, природа и человек.

- Сейчас вы услышите стихотворение: на какие композиционные части вы бы его разделили? Какие живые картины, образы возникают в вашем воображении? (чтение стихотворения «Что ты клонишь…»)

- Некоторые художники попытались изобразить иву: чьё видение вам кажется ближе к тютчевскому. Почему?

- Вернёмся к стихотворению. Вот вы словами создали картины, и они получились действительно живые. А за счёт чего сложился этот живой образ? Благодаря каким художественным средствам?

- Обратимся к центральному образу стихотворения - иве. Почему, называя её, поэт использует слово именно с таким уменьшительно-ласкательным суффиксом -ушк? (ивушка, а не ивонька, ивочка?)

- Подберите сходные по звучанию существительные с тем же суффиксом.

- Даже в одном этом слове заложено какое-то чувство. Какое?

- А вам бы хотелось, чтобы при чтении этого стихотворения звучала музыка? Какая? Какой музыкальный инструмент вы слышите?

- Какой из муз.фрагментов, на ваш взгляд, больше подходит стихотворению?

- Кто бы хотел попробовать прочитать стихотворение на фоне музыки?

- И всё-таки какую музыку по характеру мы выбрали?
- Откуда грусть?

- Зачем поэт использовал фигуру умолчания? Что читатель должен додумать?
- Почему струя смеётся над ивой?

- Что чему противопоставляется благодаря противительному союзу «но»?

- Можно ли это стихотворение отнести только к пейзажной лирике? А к какой?

- Только ли оно об иве?

- Какая философская мысль лежит в центре стихотворения?

III этап. Интеллектуально-преобразовательная деятельность

Актуализировать умение выполнять задания в соответствии с целью.

- оформлять анализ поэтического текста в виде связного высказывания;
- использовать речевые средства для представления результата деятельности.

Этап интеллектуально-преобразовательной деятельности включает:

выбор способа деятельности (самостоятельно или с использованием примерного плана);

самоорганизацию по выполнению задания:

- представление результатов деятельности.

Самостоятельная работа по анализу стихотворного текста:

- Пользуясь примерным планом анализа поэтического текста, попытайтесь объединить наши мысли в связное высказывание.

- проявлять желание оформлять анализ поэтического текста в виде связного высказывания.

- использовать разные источники информации;

- использовать приобретённые знания для оформления анализа поэтического текста .
Регулятивные умения:

- выполнять задания в соответствии с целью;

- ориентироваться в разных способах выполнения задания.

- использовать речевые средства для представления результата деятельности.

- оформлять анализ поэтического текста в виде связного высказывания.

IV этап. Контроль и оценка результатов деятельности

Самоанализ и самооценка ученика

- Выполнить письменный анализ стихотворения по плану (в чистовом варианте).

Рефлексия
Мнения детей (по цепочке):

- Что нового о поэте Тютчеве вы узнали на сегодняшнем уроке?

- Какой этап урока был для вас самым интересным?

- Что для вас наиболее сложно в такой форме работы, как анализ стихотворения?

- осознавать успешность при изучении темы.

- соотносить поставленную цель и полученный результат деятельности;

- оценивать результат собственной деятельности.

«Что ты клонишь над водами…» Ф.Тютчев

Что ты клонишь над водами,
Ива, макушку свою?
И дрожащими листами,
Словно жадными устами,
Ловишь беглую струю.

Хоть томится, хоть трепещет
Каждый лист твой над струей…

Но струя бежит и плещет,
И, на солнце нежась, блещет,
И смеется над тобой…

Анализ стихотворения Тютчева «Что ты клонишь над водами…»

Необычный центральный образ, восходящий к отечественным фольклорным источникам, выделяет стихотворение 1835 г. из корпуса тютчевской лирики, для которой характерны торжественный стиль, обилие архаизмов и античных реминисценций. Скромная ива, склоненная над рекой, символизирует человека и его судьбу. Примечательно, что автор изображает только одну из двух частей иносказания, предоставляя читателю право реконструировать общий смысл поэтической зарисовки.

Образ дерева решен в духе тютчевских тенденций к антропоморфному изображению пейзажа: на это указывает обращение, оформленное по канонам лирической песни, а также выбор лексики и сравнение листвы с «жадными устами». По мере развития сюжета нарастают эмоции, которые приписываются основному образу. Поэт передает желание ивы дотянуться до быстрого водного потока. Так в контексте мечты персонажа появляется второй образ, также олицетворенный. «Беглая струя» воды оказывается на первом плане в финале произведения. Она словно дразнит иву своей динамичностью, изменчивостью и радостной игрой света в солнечных лучах. В описании образа водной струи задействованы четыре глагола и одно деепричастие, сконцентрированные в узких рамках трех стихотворных строк.

Простая образная система произведения допускает многовариантность аллегорических трактовок лирической ситуации. Стремление удержать любовь или продлить молодые годы, обрести счастье или вкусить наслаждение, постичь смысл природных явлений или ощутить себя в центре потока жизни — появление перечисленных позиций вполне оправдано. Разные толкования объединены образом героя: он стеснен, но не сломлен обстоятельствами и движим жаждой достичь невозможного.

В образе струи, символизирующей заветную цель, различаются интонации холодного безразличия, в финале переходящие в насмешку. В этом контексте также возможны разночтения: отрезвляющий тон должен образумить мечтателя, витающего в облаках, или призван продемонстрировать драматический исход лирической ситуации.

В тютчевском наследии имеется пример, когда образы деревьев символизируют человеческие чувства и мечты. В тексте поэтической миниатюры «С чужой стороны », вольной интерпретации творения Гейне, создаются романтические образы кедра и пальмы. Печальным, разобщенным, но близким духом персонажам суждено встретиться лишь во сне.

Слушать стихотворение Тютчева Ива

Темы соседних сочинений