Анализ стихотворения Тютчева Денисьевский цикл



Анализ денисьевского цикла стихотворений Тютчева.

Картинка Анализ стихотворения Тютчева Денисьевский цикл № 1

В денисьевский цикл входят стихи, написанные с 1850 по 1864 годы, и позднее посвящены Елене Александровне Денисьевой.

1. Краткие сведения о Е. А. Денисьевой. В 1850 году начинается сближение Тютчева с Е. А. Денисьевой. Она училась в Смольном институте с дочерьми Тютчева. Всей душой они полюбили друг друга и четырнадцать лет открыто были связаны узами гражданского брака и двумя детьми. В глазах высшего петербургского света их открытая связь была вызывающе скандальной, причем вся тяжесть осуждения пала на плечи Денисьевой. Под влиянием двусмысленного положения в свете в Елене Александровне развились раздражительность, вспыльчивость. Все это ускорило ход ее болезни (чахотка) и в 1864 году она умирает. Прожитая поэтом драма запечатлелась в денисьевском цикле, одном из вершинных достижений любовно-психологической лирики в русской и мировой литературе.

Стихи этого цикла звучат как исповедь. (“О, как убийственно мы любим. ”, “Не говори: меня он, как и прежде любит. ”, “О, не тревожь меня укорой справедливой!”, “Чему молилась ты с любовью. ”, ‘Я очи знал, — о, эти очи!”, “Последняя любовь”, “Ты со мной”.)

Загрузка...

2. Все стихи исполнены трагизма, боли, горечи лирического героя. Он запутался в своих отношениях, двойственном положении, (привязанность к семье и тяга к Денисьевой, чувство вины перед ней):

О, как убийственно мы любим,

Как в буйной слепоте страстей

Мы то всего вернее губим,

Что сердцу нашему милей.

Я очи знал, — о, эти очи!

Как я любил их, - знает бог!

От их волшебной, страстной ночи

Я душу оторвать не мог.

Эти стихи пронизаны мукой и болью, тоской и отчаянием, воспоминаниями о былом счастье, непрочном, как и все на земле.

3. Тютчев дает романтическую концепцию любви. Любовь – стихийная страсть, дисгармония и поединок роковой; любовь сближает героев, они не могут жить друг без друга. Это столкновение двух личностей, в этой борьбе сгорает как более слабая Денисьева.

4. Лирическая героиня стихов угасает, тает, душа ее измучена общественным порицанием света;

Чему молилась ты с любовью,

Что, как святыню, берегла.

Судьба людскому суесловью

На поруганье предала.

И Тютчев и Денисьева понимали, что вина прежде всего лежит на Тютчеве, но он не предпринимал ничего, чтобы облегчить участь любимой. Она, страстно любя его, не могла отказаться от этой связи;

То в гневе, то в слезах тоскуя, негодуя,

Увлечена, в душе уязвлена,

Я стражду, не живу, им, им одним живу я —

Но эта жизнь. О, как горька она!

5. Основные пути раскрытия внутреннего мира героев — монологи.

6. Стихи носят фрагментарный характер. Каждое стихотворение — это мгновение любовных отношений. Для стихов этого цикла характерна поэтическая лексика, частое использование междометий: “ах, если бы живые крылья. ”, “О, эти очи”, “О, не тревожь меня укорой справедливой!”, “Ох, я дышу еще болезненно и трудно. ”. Большое количество восклицательных предложений, передающие душевные переживания героев.

Анализ стихотворения “Весь день она лежала в забытьи. ”

Стихотворение посвящено воспоминаниям о последних часах жизни Е. А. Денисьевой. Написано в Ницце в 1864 году.

Общая тональность стихотворения трагическая. Звучит боль об утрате близкого человека. Тютчев вспоминает, как Денисьева в последний день жизни была в бессознательном состоянии, а за окном шел августовский дождь, весело журча по листьям. Придя в себя, Елена Александровна долго вслушивалась к шуму дождя, осознавая, что она умирает, но все еще тянется к жизни.

Во второй части дается описание обстановки и состояния героя, убитого горем. Да, так любить, как любила Денисьева, может не каждая женщина:

Любила ты, и так, как ты, любить —

Нет, никому еще не удавалось!

Герой страдает, видя, как гаснет жизнь в любящей женщине, но человек все может пережить, а боль в сердце остается:

О, господи. и это пережить.

И сердце на клочки не разорвалось.

Стихотворение написано ямбом, перекрестная женская и мужская рифма, многосоюзие придает стихотворению плавность, повтор звуков [ш], [л], [с] передает тихий шелест летнего дождя:

Лил теплый летний дождь - его струи

По листьям весело звучали.

Для стихотворения характерны восклицательные предложения. Междометия, многоточия передают тяжелое душевное состояние лирического героя.

Художественными тропами текст стихотворения не изобилует, есть только эпитеты: «теплый летний дождь»; метафоры: «убитый, но живой», «. и сердце на клочки не разорвалось». Характерна лексика поэтическая и бытовая.

Хотя стихотворение посвящено конкретному человеку, конкретному случаю, но выражает боль не только автора, а боль любого человека, теряющего близкого, любимого. Этим оно созвучно каждому.

Берковский Н.Я. Ф.И.Тютчев // Тютчев Ф.И.
Стихотворения.– М.; Л. Б-ка поэта, 1962.

<. > Одно событие, очень важное в жизни Тютчева, оставившее следы в его поэзии, привело его в прямую оппозицию светскому обществу. С 1850 года начинаются отношения Тютчева с Еленой Александровной Денисьевой, племянницей инспектрисы Смольного института, где обучались две дочери Тютчева. Когда Тютчев познакомился с Денисьевой, ей было двадцать четыре года. Связь их длилась четырнадцать лет, вплоть до смерти Денисьевой, – больная злою чахоткой, вконец измучившей ее, Денисьева умерла 4 августа 1864 года. День этот остался в памяти Тютчева как день непоправимой скорби. У Денисьевой и Тютчева родились дочь и двое сыновей. С официальной своей семьей Тютчев не порывал, тем не менее в гостиных Петербурга и окрестностей его нещадно поносили – ему не могли простить этот роман на стороне, потому что здесь была подлинная страсть, не таимая от света, отличавшаяся постоянством. На самое Денисьеву было воздвигнуто общественное гонение. Трудны и тяжелы были для Тютчева и сцены, нередко происходившие между ним и Денисьевой. Мы знаем о ней мало, помимо стихов, посвященных ей Тютчевым. Отрывочные сведения, дошедшие до нас, рисуют нам Денисьеву с чертами иных героинь Достоевского, душевно растерзанных, способных к самым мрачным выходкам. <. >

<. > В июле 1850 года написано стихотворение из цикла, посвященного Е. А. Денисьевой. Июль 1850 года — время первого знакомства и сближения Тютчева с нею. Стихотворение это – косвенная, скрытая и жаркая мольба о любви. Оно строится на косвенном образе "бедного нищего", бредущего по знойной мостовой. Нищий заглядывает через ограду в сад – там свежесть зелени, прохлада фонтана, лазурный грот, все, что дано другим, что так нужно ему и навсегда для него недоступно. "Бедный нищий" описан с горячностью, с сочувствием очень щедрым и широким. Поэт не задумывается сделать его своим двойником. Поэт мечтает о запретной для него любви, как тот выгоревший на солнце нищий, которого поманили тень, роса и зелень в чужом саду – в обиталище богатых. Та, к которой написаны эти стихи, тоже богата – она владеет всем и может все.

Стихи, написанные при жизни Денисьевой, и стихи, посвященные ее памяти, издавна ценятся как высокие достижения русской лирики. Сам Тютчев, создавая их, менее всего думал о литературе. Стихи эти – самоотчет, сделанный поэтом с великой строгостью, с пристрастием, с желанием искупить вину свою перед этой женщиной, – а он признавал за собой вину. Хотя о литературе Тютчев и не заботился, воздействие современных русских писателей весьма приметно на стихах, посвященных Денисьевой. Сказывается психологический роман, каким он сложился у Тургенева, Л. Толстого, Достоевского. В позднюю лирику Тютчева проникает психологический анализ. Лирика раннего периода избегала анализа. Каждое лирическое стихотворение по душевному своему содержанию было цельным. Радость, страдание, жалобы – все это излагалось одним порывом, с чрезвычайной смелостью выражения, без раздумья о том, что, собственно, означают эти состояния души, весь пафос заключался в точности, в интенсивности высказывания. Там не было суда поэта над самим собой. Поздний Тютчев находится под властью этики: демократизм взгляда и этическое сознание – главные его приобретения. Как это было в русском романе, так и в лирике Тютчева психология неотделима от этики, от требований писателя к себе и к другим. Тютчев в поздней лирике и отдается собственному чувству, и проверяет его – что в нем ложь, что правда, что в нем правомерно, что заблуждение и даже преступление. Конечно, непредвзятый, стихийный лиризм слышится и тут, но если приглядеться ко всему денисьевскому циклу, то впечатление расколотости, анализа, рефлексии в этом лирическом цикле преобладает. Оно улавливается уже в первом, вступительном стихотворении "Пошли, господь, свою отраду. ". Поэт молит о любви, но он считает себя недостойным, не имеющим права на нее, – этот оттенок заложен в сравнении с нищим: нищий – неимущий в отношении права и закона. В лирическом чувстве есть неуверенность в самом себе, оно изливается с некоторой внутренней оговоркой, столько же смелое, сколько и несмелое, – и в этом его новая природа. Через год, в другом стихотворении к Денисьевой Тютчев опять говорит о своей "бедности": "Но как я беден перед ней", – и опять у него строки покаяния, самоунижения: «Перед любовию твоею Мне больно вспомнить о себе» ("Не раз ты слышала признанье. ", 1851).

Русский психологический роман по первооснове своей был социальным романом. В денисьевский цикл тоже входит социальная тема – неявственная, она все же определяет характер стихотворений цикла. Так или иначе, Тютчев затрагивает общую тему женщины, а женская тема была тогда и не могла не быть социальной темой, – так было в поэзии Некрасова, в русском романе вплоть до "Анны Карениной" Л.Толстого и дальше. Быть женщиной означало занимать некое зависимое положение в обществе, бесправное, незащищенное. Тем более относилось это к героине стихотворений Тютчева. Она решилась на "беззаконную" любовь и тем самым добровольно поставила себя в самое худшее из положений, какое только было для нее возможно:

Толпа вошла, толпа вломилась
В святилище души твоей,
И ты невольно постыдилась
И тайн и жертв, доступных ей.
("Чему молилась ты с любовью. ") <. >

<. > Мемуарные сведения о Денисьевой скудны, но мы немало знаем об этой женщине из стихотворений Тютчева непосредственно. Почти портретное – стихотворение "Я очи знал, – о эти очи. ". Мы читаем в стихах о рождении у Денисьевой ребенка ("Не раз ты слышала признанье. ") с такой подробностью: мать качает колыбель, а в колыбели "безымянный херувим"; следовательно, здесь рассказано о том, что было еще до крещения, до имени, полученного младенцем. В стихах описана последняя болезнь Денисьевой, ее умирание в середине лета, под шум теплого летнего дождя ("Весь день она лежала в забытьи. " ).

По стихотворениям Тютчева проходят довольно явственно и биография Денисьевой, и биография любви его к ней. Создаются строки портретные, бытовые, строки небывалые у Тютчева: "Она сидела на полу И груду писем разбирала".1 Но все эти приближения Тютчева к домашнему, к повседневно знакомому нисколько не означают, что он как поэт готов предать себя бытовой сфере, бездумно заключить себя в близком и ближайшем. В том же стихотворении о письмах, которое началось так обыденно, уже со второй строфы происходит крутой, внезапный подъем к самым необыденным, высочайшим состояниям человеческой души, для которых нужны другие слова и другой способ изображения. Замечательно, что в денисьевском цикле присутствуют и стародавние мотивы Тютчева. Они составляют в этом цикле основу, тезис. Новое, что вносит Тютчев, – только антитезис, только борьба с опытом, который сложился долгими годами. "О, как убийственно мы любим. ", "Предопределение", "Близнецы", – во всех этих стихотворениях прежние темы индивидуализма, рока, стихии, трагизма любви, непосильной для индивидуалистически направленной личности. Любовь, говорится в "Предопределении", – "поединок роковой". В "Близнецах" любовь сближается с самоубийством. Тютчев описывает отдельно, в особых стихотворениях, какие силы стоят между героем и героиней денисьевского цикла, какие силы их разделяют и губят их отношения. Он обобщает эти силы, показав нам, как они проявляются заурядным, бытовым образом. Общество поощряет героя, поскольку он эгоистичен, поскольку он настаивает на своих особых правах. У Тютчева показано, как велик соблазн посредственных поступков даже в человеке высоко настроенном, высоко чувствующем, далеком от посредственности в собственных помыслах. "И самого себя, краснея, узнаю Живой души твоей безжизненным кумиром", – говорится саморазоблачительно в одном из стихотворений от имени героя. <. >

<. >Среди стихотворений, обращенных к Денисьевой, быть может, самые высокие по духу те, что написаны после ее смерти. Происходит как бы воскрешение героини. Делаются печальные попытки исправить по смерти неисправленное при жизни. Тут есть внутреннее сходство с лирикой зрелого Пушкина, трагически призывающего разрушенную любовь ("Явись, возлюбленная тень"), с теми настроениями Пушкина, которые сошлись в одно в гениальной "Русалке". Стихотворение "Накануне годовщины 4 августа 1864 года" (день смерти Денисьевой) все целиком – призыв к мертвой, запоздалое раскаяние в грехах перед нею. Оно – своеобразная молитва, светская, со скептическими для молитвы несветской словами: "где б души ни витали" (молящийся не знает, куда уходят души мертвых). Молитва обращена не к богу, но к человеку, к тени его: "Вот Тот мир, где жили мы с тобою, Ангел мой, ты слышишь ли меня?" Здесь впервые в этом цикле стихов появилось слово "мы", – при жизни Денисьевой насущного этого слова не было, и потому оба они так жестоко пострадали.

Через четыре года после кончины Денисьевой написаны стихи:

Опять стою я над Невой,
И снова, как в былые годы,
Смотрю и я, как бы живой,
На эти дремлющие воды.

"Как бы живой", – Тютчев говорит здесь о последующем так, чтобы угадывалось предшествующее ему. Денисьева умерла, но Тютчев и о себе говорит как об умершем тогда же: жизнь его с тех пор стала условностью. Последняя строфа – воспоминание:

Во сне ль всё это снится мне,
Или гляжу я в самом деле,
На что при этой же луне
С тобой живые мы глядели?

Снова столь запоздавшее и столь необходимое им обоим "мы", и снова о единой жизни, которой были живы оба и которую нельзя было делить: половина – одному, половина – другому.

Тютчев в стихотворениях, посвященных Денисьевой, отслужил этой женщине, вместе с тем отслужил идеям и настроениям новых людей, появившихся в России. До конца жизни верный направлению, принятому им в поэзии еще в 20-х и 30-х годах, он нашел, однако, собственную связь с русской литературой последующих десятилетий, а нераздельно с нею – и с демократической общественностью, с ее убеждениями, с ее новой моралью, по временам и с ее эстетикой. <. >

* В июле 1850 года Тютчев, когда ему было 47 лет, познакомился с Еленой Александровной Денисьевой (1826-1864), воспитанницей Смольного Института благородных девиц. Отношения их продолжались 14 лет вплоть до самой смерти Денисьевой от туберкулёза в 1864. Это была последняя любовь, как назвал её сам поэт, изменившая весь порядок его жизни.
В эти годы он создаёт цикл стихотворений – шедевры любовной лирики – обращённый к Денисьевой, своеобразный "роман в стихах", в котором поэт рассказал о гордой молодой женщине, бросившей вызов светскому обществу. Она совершила подвиг во имя любви и погибла в отчаянном сражении за своё счастье.
В 1854 году вышел первый сборник стихотворений, в этом же году был напечатан цикл стихов о любви, посвященных Елене Денисьевой.

1. "Она сидела на полу И груду писем разбирала. " – По семейным преданиям Тютчевых, в этом стихотворении имеется в виду Эрн.Ф.Тютчева, уничтожившая свою переписку с Тютчевым, относящуюся к первым годам их знакомства. Источник: Пигарев К. и др. Примечания // Ф.И.Тютчев. Сочинения в 2-х томах. Том 1. – М. "Правда", 1980. С. 334.

LiveInternet LiveInternet

Картинка Анализ стихотворения Тютчева Денисьевский цикл № 2

Стихотворения Тютчева из "денисьевского" цикла

Картинка Анализ стихотворения Тютчева Денисьевский цикл № 3

Стихотворения Тютчева из "денисьевского" цикла

Денисьевским циклом называют стихи Тютчева, вызванные глубоким и сильным чувством к Елене Александровне Денисьевой (1820—1864).

В июле 1850 Тютчев познакомился c Еленой Денисьевой, воспитанницей Смольного Института благородных девиц.
В эти годы он создаёт цикл стихотворений – шедевры любовной лирики - обращённый к Денисьевой, своеобразный "роман в стихах", в котором поэт рассказал о гордой молодой женщине, бросившей вызов светскому обществу.

Елена Александровна Денисьева. Акварель Иванова. Петербург. 1851

Пошли, господь, свою отраду
Тому, кто в летний жар и зной
Как бедный нищий мимо саду
Бредет по жесткой мостовой –

Кто смотрит вскользь через ограду
На тень деревьев, злак долин,
На недоступную прохладу
Роскошных, светлых луговин.

Не для него гостеприимной
Деревья сенью разрослись,
Не для него, как облак дымный,
Фонтан на воздухе повис.

Лазурный грот, как из тумана,
Напрасно взор его манит,
И пыль росистая фонтана
Главы его не осенит.

Пошли, господь, свою отраду
Тому, кто жизненной тропой
Как бедный нищий мимо саду
Бредет по знойной мостовой.

И опять звезда играет
В легкой зыби невских волн,
И опять любовь вверяет
Ей таинственный свой челн.


И меж зыбью и звездою
Он скользит как бы во сне,
И два призрака с собою
Вдаль уносит по волне.

Дети ль это праздной лени
Тратят здесь досуг ночной?
Иль блаженные две тени
Покидают мир земной?

Ты, разлитая как море,
Пышноструйная волна,
Приюти в твоем просторе
Тайну скромного челна!

Как ни дышит полдень знойный
В растворенное окно,
В этой храмине спокойной,
Где всё тихо и темно,

Где живые благовонья
Бродят в сумрачной тени,
В сладкий сумрак полусонья
Погрузись и отдохни.

Здесь фонтан неутомимый
День и ночь поет в углу
И кропит росой незримой
Очарованную мглу.

И в мерцанье полусвета,
Тайной страстью занята,
Здесь влюбленного поэта
Веет легкая мечта.

Под дыханьем непогоды,
Вздувшись, потемнели воды
И подернулись свинцом –
И сквозь глянец их суровый
Вечер пасмурно-багровый
Светит радужным лучом,

Сыплет искры золотые,
Сеет розы огневые,
И – уносит их поток.
Над волной темно-лазурной
Вечер пламенный и бурный
Обрывает свой венок.


Не говори: меня он, как и прежде, любит,
Мной, как и прежде, дорожит.
О нет! Он жизнь мою бесчеловечно губит,
Хоть, вижу, нож в руке его дрожит.

То в гневе, то в слезах, тоскуя, негодуя,
Увлечена, в душе уязвлена,
Я стражду, не живу. им, им одним живу я –
Но эта жизнь. О, как горька она!

Он мерит воздух мне так бережно и скудно.
Не мерят так и лютому врагу.
Ох, я дышу еще болезненно и трудно,
Могу дышать, но жить уж не могу.

Между июлем 1850 и серединой 1851

Не раз ты слышала признанье:
"Не стою я любви твоей".
Пускай мое она созданье –
Но как я беден перед ней.

Перед любовию твоею
Мне больно вспомнить о себе –
Стою, молчу, благоговею
И поклоняюся тебе.

Когда порой так умиленно,
С такою верой и мольбой
Невольно клонишь ты колено
Пред колыбелью дорогой,

Где спит она – твое рожденье –
Твой безымянный херувим, –
Пойми ж и ты мое смиренье
Пред сердцем любящим твоим.


О, как убийственно мы любим,
Как в буйной слепоте страстей
Мы то всего вернее губим,
Что сердцу нашему милей!

Давно ль, гордясь своей победой,
Ты говорил: она моя.
Год не прошел – спроси и сведай,
Что уцелело от нея?

Куда ланит девались розы,
Улыбка уст и блеск очей?
Все опалили, выжгли слезы
Горючей влагою своей.

Ты помнишь ли, при вашей встрече,
При первой встрече роковой,
Ее волшебный взор, и речи,
И смех младенчески-живой?

И что ж теперь? И где все это?
И долговечен ли был сон?
Увы, как северное лето,
Был мимолетным гостем он!

Судьбы ужасным приговором
Твоя любовь для ней была,
И незаслуженным позором
На жизнь ее она легла!

Жизнь отреченья, жизнь страданья!
В ее душевной глубине
Ей оставались вспоминанья.
Но изменили и оне.

И на земле ей дико стало,
Очарование ушло.
Толпа, нахлынув, в грязь втоптала
То, что в душе ее цвело.

И что ж от долгого мученья,
Как пепл, сберечь ей удалось?
Боль, злую боль ожесточенья,
Боль без отрады и без слез!

О, как убийственно мы любим!
Как в буйной слепоте страстей
Мы то всего вернее губим,
Что сердцу нашему милей.

Сияет солнце, воды блещут,
На всем улыбка, жизнь во всем,
Деревья радостно трепещут,
Купаясь в небе голубом.

Поют деревья, блещут воды,
Любовью воздух растворен,
И мир, цветущий мир природы,
Избытком жизни упоен.

Но и в избытке упоенья
Нет упоения сильней
Одной улыбки умиленья
Измученной души твоей.

Елена Александровна Денисьева. Дагерротип. Конец 1850-х

О вещая душа моя!
О, сердце, полное тревоги,
О, как ты бьешься на пороге
Как бы двойного бытия.

Так, ты – жилица двух миров,

Твой день – болезненный и страстный,
Твой сон – пророчески-неясный,
Как откровение духов.

Пускай страдальческую грудь
Волнуют страсти роковые –
Душа готова, как Мария,
К ногам Христа навек прильнуть.
1855

Елена Александровна Денисьева с дочерью Лелей. 1862-1863

Весь день она лежала в забытьи,
И всю ее уж тени покрывали.
Лил теплый летний дождь – его струи
По листьям весело звучали.

И медленно опомнилась она,
И начала прислушиваться к шуму,
И долго слушала – увлечена,
Погружена в сознательную думу.

И вот, как бы беседуя с собой,
Сознательно она проговорила
(Я был при ней, убитый, но живой):
"О, как все это я любила!"
.

Любила ты, и так, как ты, любить –
Нет, никому еще не удавалось!
О господи. и это пережить.
И сердце на клочки не разорвалось.


Когда на то нет божьего согласья,
Как ни страдай она, любя, –
Душа, увы, не выстрадает счастья,
Но может выстрадать себя.

Душа, душа, которая всецело
Одной заветной отдалась любви
И ей одной дышала и болела,
Господь тебя благослови!

Он, милосердный, всемогущий,
Он, греющий своим лучом
И пышный цвет, на воздухе цветущий,
И чистый перл на дне морском.

Сегодня, друг, пятнадцать лет минуло
С того блаженно-рокового дня,
Как душу всю свою она вдохнула,
Как всю себя перелила в меня.

И вот уж год, без жалоб, без упреку,
Утратив всё, приветствую судьбу.
Быть до конца так страшно одиноку,
Как буду одинок в своем гробу.

Нет дня, чтобы душа не ныла,
Не изнывала б о былом,
Искала слов, не находила,
И сохла, сохла с каждым днем, –

Как тот, кто жгучею тоскою
Томился по краю родном
И вдруг узнал бы, что волною
Он схоронен на дне морском.


О стихотворениях "денисьевского" цикла

"Денисьевский цикл" Тютчева

Картинка Анализ стихотворения Тютчева Денисьевский цикл № 4

Федор Иванович Тютчев написал немало интересных поэтических произведений. Одним из самых лучшим признан великолепный Денисьевский цикл, яркая любовная поэзия, посвященная последней любви великого русского поэта.

Эта романтическая история началась в 1850 году, когда зрелому автору уже исполнилось 47 лет. Его избранницей стала молоденькая выпускница института благородных девиц – Елена Александровна Денисьева. Этот любовный роман имел длительную продолжительность и довольно трагичный конец, любимая женщина Федора Тютчева в достаточно молодом возрасте ушла из жизни по причине смертельной болезни.

Однако, несмотря на столь печальные события в финале отношений, поэту было что вспомнить… Роман с молоденькой избранницей был фантастичным, переполненным нежных чувств взаимной любви, страсти и безумия. Их осуждали окружающие за незаконность отношений, и эти наговоры делали несчастной Елену Денисьеву. Федор Иванович всячески пытался отгородить любимую от злых языков, но все его стремления были напрасными…

В период длительных отношений, Елена Денисьева родила трех детей. Тютчев не раздумывая признал отцовство и законно усыновил их, но даже такой ответственный шаг не смог изменить мнение окружающих. Избранницу поэта не желали видеть в обществе, все двери были закрыты для ее персоны. Она существовала в страшном изгнании, и это отношение к ее личности не позволяло окунуться с головой в омут счастья и любви с избранным мужчиной.

Негативное влияние общества, повлекло серьезные изменения в характере Елены Александровны. От некогда милой и приветливой девушки не осталось и следа. Теперь в ее поведении преобладала вспыльчивость, обидчивость и раздраженность. Но, даже такие характерные изменения в образе любимой, не повлияли на искренние чувства любви поэта.

Вскоре, в отношениях возлюбленных стало появляться недопонимание, частые скандалы, упреки и волнения. Неизвестно, чем бы закончилась эта история запретной любви, но волею судьбы им была преподнесена страшная разлука. Денисьева умерла от туберкулеза (тогда еще неизлечимой и смертельной болезни) на руках Тютчева.

Анализ «Денисьевского цикла»


Все эти насыщенные события и перемены в личных отношениях между Денисьевой и Тютчевым, легли в основу увлекательного и довольно романтического сборника стихотворений – «Денисьевский цикл». Эта книга была посвящена последней любви великого русского поэта.

В этом великолепном сборнике собраны самые драматичные и романтичные сюжеты, основанные на реальных чувствах автора. Тютчев стремительно передавал свои волнения и переживания по поводу случившегося, а вместе с этим, повествовал своему читателю о большой любви, непоколебимой многочисленными сложностями и непониманием со стороны окружающих.

В этих замечательных стихотворениях заложен глубокий смысл. В них четко просматривается разрушительная страсть, безумная борьба за справедливость, душевная напряженность и вызов недопонимающему сообществу злых языков. При всей своей любви к Елене Александровне, великий поэт не мог вступить в законные отношения с избранницей, но он всячески показывал публике свое искреннее отношение к молодой девушке, избранной сердцем и душой.

Так как поэт был достаточно публичным человеком, его бурный роман с Денисьевой мгновенно был раскритикован публикой. Эти осуждения породили многочисленные травмы в душе поэта и его любовницы, а все пережитые события, автор передал в своих лирических произведениях, опубликованных в уникальном сборнике «Денисьевский цикл».

Многие стихотворения из этой книги наполнены романтическими нотками и страстью. Поэт воспевает свою любовь, сравнивая эти необыкновенные чувства с некоторыми природными явлениями.

Каждое произведение из цикла, доносит определенный смысл. Одни стихи наполнены трагическими чувствами и безысходностью, другие же, воспевают любимую женщину и приоткрывают миру настоящие чувства, сразившие сердца двух обреченных на недопонимание людей.

Тютчев внимательно рассматривает проблему человеческой провинности, ложь и фальшивость дружественных отношений. Его герои словно противостоят всему миру, желающему разрушить нежные и трепетные отношения возлюбленных.

Подведя итог, можно сделать весьма очевидный вывод. «Денисьевский цикл», в отличие от других произведений Тютчева, основан на реальных событиях и переживаниях автора. В этих стихотворениях, Федор Иванович самостоятельно анализирует свою жизнь и отношения с Еленой Александровной. Эти великолепные стихи наполнены философско-психологическим смыслом, здравыми рассуждениями и личными мыслями поэта, касательно произошедших событий.


О вещая душа моя!
О, сердце, полное тревоги,
О, как ты бьешься на пороге
Как бы двойного бытия.
Так, ты – жилица двух миров,

Твой день – болезненный и страстный,
Твой сон – пророчески-неясный,
Как откровение духов.

Пускай страдальческую грудь
Волнуют страсти роковые –
Душа готова, как Мария,
К ногам Христа навек прильнуть.

Роман в стихах о большой и искренней любви


«Денисьевский цикл» многие литературные критики называют настоящим романом в стихах. Все произведения из этого сборника можно условно разделить на главы, в которых повествуется о самых прекрасных и несчастных чувствах главного героя и героинИ. Их бурный роман был обречен на злостные осуждения, но, волею судьбы, все самые тягостные наговоры пали непреодолимой тяжестью на хрупкие женские плечи возлюбленной поэта.

В Денисьевском цикле, любовь несчастна в самом ее счастье, герои любят и в самой любви остаются недругами. Но, в этом романе есть еще один смысл: сильный ищет спасения у слабого, защищенный у беззащитного.
Н. Берковский

В стихотворном романе Тютчева присутствует психологическая перипетия, напоминающая опытному читателю облик часто страдающей героини из великолепных романов Достоевского.

Цикл Денисьевой практически целиком посвящен переживаниям возлюбленной женщины. В некоторых стихотворениях, писатель ведет речь от самой Елены Александровны. Уже с первых строк, чувствуется сравнение искренней и взаимной любви со злым роком, разрушающим жизнь молодой девушки. Во многих стихах повторяется эпитет «роковой» - день, взор, страсть, слиянье и встреча.

Женщина всей душой молилась и берегла эти внезапные чувства и страстные отношения с любимым, но судьба уготовала ей страшный приговор, и все то, что было выстроено трепетной и искренней любовью, обернулось грязью и осуждением толпы. Денисьева прекрасно понимала, и даже чувствовала всем сердцем, глубокую и безумную любовь со стороны Федора Ивановича, но приносила она ни счастье и безмятежность, а горесть и мучительные слезы.


Сияет солнце, воды блещут,
На всем улыбка, жизнь во всем,
Деревья радостно трепещут,
Купаясь в небе голубом.
Поют деревья, блещут воды,
Любовью воздух растворен,
И мир, цветущий мир природы,
Избытком жизни упоен.
Но и в избытке упоенья
Нет упоения сильней
Одной улыбки умиленья
Измученной души твоей.

«О, как убийственно мы любим…»


Поэтический роман в стихах начинается с восхитительного произведения «О, как мучительно мы любим. », основанного на высокой и достаточно трагичной ноте. При чтении этого стихотворения, иногда даже кажется, что этими словами поэт пытается сделать заключительную часть. Однако, именно с этих громкий строк только начинается история о большой и непризнанной любви, повлекшей самые страдательные последствия для влюбленной пары.

Это лирическое произведение состоит из десяти четверостиший, а в самом начале и в конце стиха поэт повторяет одну и ту же фразу, самую эмоциональную, отражающую главную мысль всего стихотворения. При написании, автор использует различные эпитеты и множество знаков препинания, акцентирующих внимание читателя на важных нюансах. С помощью оксюморона, автор искусно выражает лирическую концепцию.

Если разобрать это произведения по смыслу, можно выделить три основных части. В первой, поэт указывает на свои воспоминания, пытаясь отыскать ответ на многочисленные вопросы, нередко терзающие душу и мысли влюбленного мужчины. Во второй части, он уже находит ответ и повествует читателю о том, как произошло столь непредвиденное событие в его судьбе, кардинально изменившее всю последующую жизнь знаменитого поэта. Последняя часть заключительная, в ней уже четко просматривается результат этих отношений. Как становится понятным с первых строк стихотворения, главными персонажами лирического произведения является сам Федор Иванович Тютчев и его последняя любовь – Елена Александровна Денисьева.


О, как убийственно мы любим,
Как в буйной слепоте страстей
Мы то всего вернее губим,
Что сердцу нашему милей!
Давно ль, гордясь своей победой,
Ты говорил: она моя…
Год не прошел — спроси и сведай,
Что уцелело от нея?
Куда ланит девались розы,
Улыбка уст и блеск очей?
Все опалили, выжгли слезы
Горючей влагою своей.
Ты помнишь ли, при вашей встрече,
При первой встрече роковой,
Ее волшебный взор, и речи,
И смех младенчески живой?
И что ж теперь? И где все это?
И долговечен ли был сон?
Увы, как северное лето,
Был мимолетным гостем он!
Судьбы ужасным приговором
Твоя любовь для ней была,
И незаслуженным позором
На жизнь ее она легла!
Жизнь отреченья, жизнь страданья!
В ее душевной глубине
Ей оставались вспоминанья…
Но изменили и оне.
И на земле ей дико стало,
Очарование ушло…
Толпа, нахлынув, в грязь втоптала
То, что в душе ее цвело.
И что ж от долгого мученья
Как пепл, сберечь ей удалось?
Боль, злую боль ожесточенья,
Боль без отрады и без слез!
О, как убийственно мы любим,
Как в буйной слепоте страстей
Мы то всего вернее губим,
Что сердцу нашему милей!

В цикле, посвященном Елене Денисьевой, просматривается философская проблематика, явно сосредоточенная на выяснении смысла человеческой жизни. Герой лирической поэзии погружен в особые мечты, он постоянно размышляет над происходящим, сопоставляет некоторые факты и делает рассудительные выводы.

Реальность, окружающая главного персонажа, доказывает противоположное значение настоящей любви. Теперь, герой понимает, что это чувство выстраивается не только на радостном и приятном для души. Любовь часто преподносит многочисленные испытания и терзающие переживания, которые четко ощутил сам автор гениального романа в стихах – Федор Иванович Тютчев.


Весь день она лежала в забытьи,
И всю ее уж тени покрывали.
Лил теплый летний дождь – его струи
По листьям весело звучали.

И медленно опомнилась она,
И начала прислушиваться к шуму,
И долго слушала – увлечена,
Погружена в сознательную думу.

И вот, как бы беседуя с собой,
Сознательно она проговорила
(Я был при ней, убитый, но живой):
"О, как все это я любила!"
.

Любила ты, и так, как ты, любить –
Нет, никому еще не удавалось!
О господи. и это пережить.
И сердце на клочки не разорвалось.


АНАЛИЗ СТИХОТВОРЕНИЯ ТЮТЧЕВА «ПОСЛЕДНЯЯ ЛЮБОВЬ»

Одно из самых известных и впечатляющих стихотворений «денисьевского цикла» – «Последняя любовь». Это стихотворение принадлежит к числу шедевров русской лирики.

Стихи Тютчева о любви носят характер обобщенно психологический и тем самым отчасти философский. В. Гиппиус писал: «Тютчев поднимает любовную лирику на ту же высоту обобщения, на какую была поднята его лирика природы». Любовная лирика последних лет объединяется адресатом: именем и образом Денисьевой. При этом она циклизуется композиционно и сюжетно, образуя в целом род стихотворной психологической драмы, со своим внутренним движением, со своими перипетиями, завязкой и развязкой. К этому циклу относятся такие стихи, как «Предопределение», «Не говори: меня он, как и прежде, любит…», «О, не тревожь меня укорой справедливой…», «Я очи знал – о эти очи…» и др. Все стихи «денисьевского цикла» драматичны и по фабуле, и по характеру речевой композиции. Чаще всего они представляют собой вид диалога, в котором один собеседник присутствует как бы молча, он предполагается, он точно стоит перед единым словом:

Стихотворение это звучит как бы на склоне ритма. Стих здесь нервный, местами негармонический, ритм передаёт волнение живой души, в нём ощущается «нарушенное дыхание», неудержимое чувство. В стихотворении слово «безнадежность» звучит в столь сильном ритмическом и интонационном рисунке, что оно почти физически ощущается как беда, как боль. Среди тех, кто был восхищен смелостью Тютчева и оценил её, – П. И. Чайковский, для которого именно это стихотворение стало свидетельством тому, что русский стих способен преодолеть излишнюю «симметричность» и обновить своё звучание. «Последняя любовь» – одно из немногих стихотворений в этом цикле, где любящим выступает поэт, где он позволяет сказать о своём чувстве. Поэзия Тютчева – поэзия контрастов и аналогии. Югу он противопоставляет север, грозе – тишину, любви «небесной» – любовь роковую. Во всём Тютчев гораздо более эмоциональный поэт, чем все другие русские поэты. Эпитеты его своеобразны. Им передаётся впечатление от предмета в данное время: «море баюкает сны тихоструйной волною», «голос жаворонка – гибкий, резвый», «та кроткая улыбка увяданья», «день хрустальный». Поэт выступает новатором и в строении стиха. Он широко употребляет внутренние рифмы и ассонансы:

«Кругом, как кимвалы, звучали скалы» «И без бою, и без вою»

В стихотворении формально отсутствуют реплики и ответы на реплики, тем не менее, это не монологическая речь в точном значении слова. Это речь реактивная, в ней нет формальных ответов, но она вся состоит из ответов по существу. У Тютчева это как отрывок из разговора, как разговор в самом разгаре, на предельном накале мысли и чувства.

«Земля зеленела» Сияй, сияй, прощальный свет «Кто скрылся, зарылся в цветах» Поверь, из нас из двух завидней часть твоя; Любви последней, зари вечерней! Нежней мы любим и суеверней. Я на тебя гляжу с досадою ревнивой…

Что ты хочешь узнать?

Слушать стихотворение Тютчева Денисьевский цикл

Темы соседних сочинений

Картинка к сочинению анализ стихотворения Денисьевский цикл

Анализ стихотворения Тютчева Денисьевский цикл