Анализ стихотворения Тургенева Памяти вревской



Анализ стихотворения в прозе И.С. Тургенева "Памяти Ю.П. Вревской"

Учебный год: 2006 / 2007

Описание работы:

Автор работы исследует жизнь и творчество И.С. Тургенева, старается понять, как жил, о чем думал, во что верил, что ценил, что берег писатель, что для него являлось главным в людях. Ученица делает выводы о причинах обращения Тургенева к указанному жанру, рассматривает соединение поэтического вымысла с фактами биографии писателя и описываемой им героини, когда-то любимой женщины.

Технические требования:

Операционная системаMicrosoft Windows 98Se/Me/2000/XP. процессор Pentium-II.

Порядок знакомства:

Открыть текстовый файл "Анализ стихотворения в прозе И. С. Тургенева "Памяти Ю. П. Вревской".

Контактная информация:

* Для распаковки архива вы можете воспользоваться бесплатной программой 7-Zip или любой другой программой, поддерживающей архивы 7z и Zip .

LiveInternet LiveInternet

ПАМЯТИ Ю. П. ВРЕВСКОЙ. Тургенев И. С.

Русские розы на болгарской земле.

«Русская роза, погибшая на болгарской земле…» - написал Виктор Гюго, узнав о ее смерти.

Загрузка...


Семь дней, семь ночей я дрался на Балканах,
Без памяти поднят был с мерзлой земли,
И долго в шинели изорванной, в ранах,
Меня на скрипучей телеге везли.
В каком-то бараке очнулся я, снятый
С телеги, и понял, что это барак.
День ярко сквозил в щели кровли дощатой,
Но день безотраден был - хуже, чем мрак.

………………………………………….
А вот подошла и сестра милосердья!
Волнистой косы ее свесилась прядь.
Я дрогнул: "К чему молодое усердье?
Без крика и плача могу я страдать.
Оставь ты меня умереть ради Бога!"
Она поглядела так кротко и строго,
Что дал я ей волю и раны промыть,
И раны промыть, и бинты наложить.
И вот над собой слышу голос я нежный:
"Подайте рубашку!" - и слышу в ответ
Ответ нерешительный, но безнадежный:
"Все вышли, и тряпки не стиранной нет!"
И мыслю я: Боже, какое терпенье!
Я, дышащий труп, я одно отвращенье
Внушаю, но нет его в этих чертах
Прелестных и нет его в этих глазах.
То грезил я, то у меня дыбом волос
Вставал, то в холодном поту я кричал:
"Рубашку, рубашку!" И долго мой голос
В ту ночь истомленных покой нарушал.
В туманном мозгу у меня разгорался
Какой-то злой умысел, и порывался
Бежать я, как вдруг, слышу, катится гром.
И ветер к нам в щели бьет крупным
дождем!

Притих я, смотрю, среди призраков ночи
Сидит, в красноватом мерцанье огня,
Знакомая тень, и бессонные очи,
Как звезды сквозь сумрак, глядят на
меня.
Вот встала, идет, и лицо наклоняет
К огню, и одну из лампад задувает.
И чудится, будто одежда шуршит,
По белому темное что-то скользит.
И странно, в тот миг, как она замелькала -
Как дух, над которым два белых крыла
Взвилась, - я подумал: бедняжка устала,
И если б не крик мой, давно бы легла.
Но вот снова шорох, и снова в одежде
Простой (в той, в которой ходила и прежде)
Она из укромного вышла угла,

И светлым виденьем ко мне подошла,
И с дрожью стыдливой любви мне сказала:
"Привстань! Я рубашку тебе принесла".
Я понял: она на меня надевала
Белье, что с себя потихоньку сняла.
И плакал я. Детское что-то, родное
Проснулось в душе, и мое ретивое сердце
Так билось в груди, что пророчило мне
Надежду на счастье в родной стороне.

……………………………………………
И вот я на родине! Те же невзгоды.
Но нет, не забыть мне сестрицы святой!
Рубашку ее сохраню я до гроба.
И пусть наших недругов тешится злоба.
Я верю, что зло отзовется добром:
Любовь мне сказалась под Красным
Крестом

"Портрет баронессы Ю.П.Вревской"
художник Ю.В.Иванов.

ПАМЯТИ Ю. П. ВРЕВСКОЙ

Тургенев Иван Сергеевич


На грязи, на вонючей сырой соломе, под навесом ветхого сарая, на скорую руку превращенного в походный военный гопшиталь, в разоренной болгарской деревушке -- с лишком две недели умирала она от тифа.
Она была в беспамятстве -- и ни один врач даже не взглянул на нее;, больные солдаты, за которыми она ухаживала, пока еще могла держаться на ногах, поочередно поднимались с своих зараженных логовищ, чтобы поднести к ее запекшимся губам несколько капель воды в черенке разбитого горшка.
Она была молода, красива; высший свет ее знал; об ней осведомлялись даже сановники. Дамы ей завидовали, мужчины за ней волочились. два-три человека тайно и глубоко любили ее. Жизнь ей улыбалась; но бывают улыбки хуже слез.
Нежное кроткое сердце. и такая сила, такая жажда жертвы! Помогать нуждающимся в помощи. она не ведала другого счастия. не ведала -- и не изведала. Всякое другое счастье прошло мимо. Но она с этим давно помирилась -- и вся, пылая огнем неугасимой веры, отдалась на служение ближним.

Какие заветные клады схоронила она там, в глубине души, в самом ее тайнике, никто не знал никогда -- а теперь, конечно, не узнает.
Да и к чему? Жертва принесена. дело сделано.
Но горестно думать, что никто не сказал спасибо даже ее трупу -- хоть она сама и стыдилась и чуждалась всякого спасибо.
Пусть же не оскорбится ее милая тень этим поздним цветком, который я осмеливаюсь возложить на ее могилу!
Сентябрь, 1878


Фильм-портрет баронессы Юлии Вревской.
Юная красавица 16-ти лет - жена генерала-героя и сестра милосердия на полях русско-турецкой войны. Бойцы российской Армии боготворили её, болгары - поставили памятник и поминают как святую. Узнайте больше из 10-минутной зарисовки под классическую музыку европейских композиторов.

Воспоминание о Юлии Вревской

Цитата Вера Надеждина

ЮЛИЯ ПЕТРОВНА ВРЕВСКАЯ

Медсестра. Народная героиня Болгарии.


Наверное, мотивы её поступков можно понять, лишь прислушавшись к голосу эпохи, которая выпестовала её боевой характер. Говорят, что лучшие люди времени вбирают все проблемы, пороки и достоинства его в большей степени, чем простые смертные. Для молодёжи шестидесятых XIX века было необычайной смелостью принимать жизнь гораздо приземленнее, чем делали их восторженные, романтические дедушки. Любовь не представлялась этим юношам и девушкам единственным смыслом жизни, скорее, они относились к ней как к бесплодному слюнтяйству, призванному скрыть никчёмность характера. Шестидесятники преклонялись перед естественными науками, самые «продвинутые» публично проповедовали естественные человеческие отношения, не исключающие здравую выгоду и удовольствия; повсеместно входил в фавор естественный гуманизм, разумеющий прежде всего конкретную помощь нуждающимся. Они по своему воевали с ценностями отцов: отправлялись «в народ», малевали на живописных полотнах чумазых ребятишек и резали лягушек. Они искренне верили, что человечество с помощью паровой машины и всеобщего равенства обретёт‑таки рай на земле. И если некоторые философы (например, В. Ильин) утверждают, что революция в России зарождалась в шестидесятые годы XIX века, то нашу героиню, вероятно, можно отнести к числу тех, кто «зажёг пожар» в родном доме — вольно или невольно.

Юлия Вревская утверждалась в обществе совершенно иначе, чем было принято для женщин её круга. «Кто виноват?» — этот вековечный отечественный вопрос, отнесённый к её судьбе, решить почти невозможно.

Юлия родилась в тот злополучный год, когда погиб Лермонтов, да ещё и неподалёку от того самого места, где состоялась дуэль, да ещё и по курьёзной случайности её муж Ипполит Александрович Вревский, боевой генерал, командовавший войсками на Лезгинской линии Кавказа, учился в Школе гвардейских прапорщиков и кавалерийских юнкеров с Лермонтовым. Не мятежная ли душа прославленного поэта коснулась юного прекрасного создания — дочки генерала Петра Варпаховского? Правда, справедливости ради стоит сказать, что, по данным последних исследований, наша героиня родилась в Смоленской губернии, а на Кавказ была привезена в десятилетнем возрасте. Да и дата рождения Юлии вызывает споры, есть предположение, что это 1837 год, а не 1841‑й.

Несмотря на кавказское детство, в котором всегда курился аромат войны, девочку воспитывали в лучших аристократических традициях — французские бонны, пасхальные разговения, розовые детские балы. И замуж её выдали, как обычную дворяночку — в шестнадцать лет, за человека нестарого, но лет на тридцать опытнее своей юной жены. И овдовела она через год, не успев понять сладости мужской любви, — обычная судьба русской барыньки, так восхищавшей Некрасова своей верностью и чистотой.

Муж скончался от раны, полученной при штурме лезгинского аула Китури, а Юлия отправилась в Петербург, где была принята и обласкана при царском дворе. Попутно она успела совершить доброе дело — почтила память мужа тем, что позаботилась о незаконных наследниках генерала Вревского. Её муж совершал подвиги, как известные нам по литературе лермонтовские герои, и имел детей от черкешенки. Наша героиня тоже вполне в духе того времени отказалась от имения и состояния супруга в пользу его детей, справедливо полагая, что с неё достаточно отцовского наследства и богатства, которое перепадало ей с императорского стола. В Петербурге Юлия пришлась весьма кстати — её полюбили за добрый, весёлый нрав и приняли как ещё одну миловидную «звёздочку» на небосклоне столичного бомонда. «…Я во всю жизнь не встречал такой пленительной женщины, — говорил о ней писатель В.А. Соллогуб. — Пленительной не только своей наружностью, но своей женственностью, грацией, бесконечной приветливостью и бесконечной добротой…» Пленялись Юлией и другие знаменитости — поэт Я. Полонский, художник И. Айвазовский, а в Париже не остался равнодушным к русской красавице знаток женщин Виктор Гюго.

Однако самые близкие отношения связывали Вревскую с И. Тургеневым. Они познакомились в 1873 году и с тех пор встречались постоянно. Летом следующего года Юлия Петровна, невзирая на осуждение света, пять дней провела в имении Тургенева в Спасском. После этого дружба их настолько укрепилась, что Вревская позволяла себе давать советы прославленному писателю, как строить отношения с коллегами. Так, в одном из писем Юлия Петровна просила примириться Ивана Сергеевича с умирающим Николаем Алексеевичем Некрасовым. Тургенев оправдывался перед Вревской: «…перед смертью все сглаживается, да и кто из нас прав — кто виноват? „Нет виноватых“, — говорил Лир… Да нет и правых. Но я боюсь произвести на него тяжёлое впечатление: не будет ли ему моё письмо казаться каким‑то предсмертным вестником… Мне кажется, я не имею право идти на такой риск… Надеюсь, вы уверены, что никакой другой причины моему молчанию нету».

Всего писем Тургенева к Вревской, из которых видно, что писатель вполне считался со своей молодой корреспонденткой, известно сорок восемь. Трудно сказать, какой степени интимности достигли их отношения. Ивану Сергеевичу она, безусловно, нравилась. «Что бы Вы там ни говорили, — льстил он Юлии, — о том, что Вы подурнели в последнее время, — если бы поименованные барыни (в письме обсуждаются некоторые петербургские знакомые Тургенева и Вревской) и Вы с ними предстали мне, как древние богини пастуху Парису на горе Иде, — я бы не затруднился, кому отдать яблоко». Далее, в письме Иван Сергеевич обиженно замечает, что, впрочем, яблока у него все равно нету, да и Юлия Петровна ни за что не желает взять у него «ничего похожего на яблоко».

Строптивость её вполне можно понять: известный писатель и приятный во всех отношениях мужчина давно живёт в гражданском браке с Полиной Виардо, а беспокойную душу Вревской больше влекут истории о героических тургеневских женщинах, чем семейные узы. Она не стала женой писателя, зато запечатлённую в его книгах идеологию она воплотила с такой полнотой, какую, может быть, и сам писатель не предполагал. Недаром он напугался, когда Юлия Петровна решилась отправиться на театр военных действий в Балканы: «Моё самое искреннее сочувствие будет сопровождать Вас в Вашем тяжёлом странствовании. Желаю от всей души, чтобы взятый Вами на себя подвиг не оказался непосильным, и чтобы Ваше здоровье не потерпело…» Между тем, пятнадцать лет назад, не он ли в «Накануне» написал образ Елены Стаховой, которая покидает дом ради болгарина Инсарова, ведущего борьбу против турков. Только Юлию Петровну на необычную авантюру сподвигла не любовь, а желание обрести смысл жизни.

Много лет Вревская ощущала тоску — время бежало стремительно, но бестолково, никакие светские развлечения, никакие фаты не зажигали её сердца. Она самой себе казалась белкой в колесе, которая только и знает, что поглощать вкусные орешки. Между тем окружающая жизнь бурлила, звала к познанию, предлагала попробовать её на ощупь. Одно время Юлия Петровна всерьёз подумывала о путешествии в Индию. Правда, в то время в эту экзотическую страну попасть было весьма проблематично, а потому она продолжала скучать в холодном Петербурге.

Выход подсказала сама жизнь. В 1876 году на Балканах вспыхнуло восстание славян против турецкого владычества. Война отличалась чрезвычайной жестокостью. После зверских расправ турков с болгарами (в несколько дней было вырезано 15 тысяч человек и сожжено 79 деревень) многие россияне воспылали благородным гневом. Национально‑патриотический подъем в защиту братьев‑славян был столь силён, что даже такой рафинированный человек, как Тургенев, в эти дни разразился возмущённой тирадой: «Болгарские безобразия оскорбили во мне гуманные чувства. Они только и живут во мне — и если этому нельзя помочь иначе — как войною — ну так война!»

Русско‑турецкая война началась через год. Юлия Петровна спешно прошла курсы медицинской сестры и на свои средства организовала небольшой санитарный женский отряд. Надо сказать, что участие слабого пола в военных действиях по тем временам расценивалось как нонсенс. Мужчины XIX века справедливо считали, что для женщины фронтовые тяготы невыносимы. Тем не менее в Крымской войне 1853—1856 годов русская армия впервые в мире прибегла к помощи сестёр милосердия. Именно в это время широкую известность получили имена Даши Севастопольской, Е. Бакуниной и других. Однако спустя двадцать лет на женщину в полевом лазарете по‑прежнему смотрели как на чудо.

В июне 1877 года баронесса Вревская во главе небольшого отряда прибыла в 45‑й военный госпиталь в Яссах. Через два дня пришёл из Болгарии первый поезд с больными и ранеными. И началась изнурительная работа, без передышки, без сна. Дочь военного генерала, выросшая на Кавказе, она, конечно, представляла себе, что ожидает её на театре боевых действий. Однако реальность грязью, кровью, страданиями превзошла всякие представления. Эта война способна была помутить рассудок даже крепкого мужика. С передовой привозили покалеченные тела, которые мало напоминали человеческие, а ведь ещё вмешивались обычные бытовые проблемы. Ей, придворной аристократке, привыкшей к комфорту, должно быть, очень тяжело приходилось в избах с чадящими лучинами — ни помыться каждый день, ни побыть в одиночестве из‑за постоянного присутствия любопытных хозяев. «Я, конечно, не спала всю ночь от дыма и волнения, тем более что с 4 часов утра хозяйка зажгла лучины и стала прясть, а хозяин, закурив трубку, сел напротив моей постели на корточках и не спускал с меня глаз, — писала Вревская вдохновителю своего подвига И. Тургеневу. — Обязанная совершить свой туалет в виду всей добродушной семьи, я, сердитая и почти не мытая, уселась в свой фургон…»

В этом письме невольно прорвались эмоции Юлии Петровны. А большая часть её писем напоминает сухие, бесстрастные отчёты с редкими сдержанными горестными резюме. «…Больные лежат в кибитках калмыцких и мазанках, раненые страдают ужасно, и часто бывают операции. Недавно одному вырезали всю верхнюю челюсть со всеми зубами. Я кормлю, перевязываю и читаю больным до 7 часов вечера. Затем за нами приезжает фургон или телега и забирает нас 5 сестёр. Я возвращаюсь к себе или захожу к сёстрам ужинать; ужин в Красном Кресте не роскошный: курица и картофель — все это почти без тарелок, без ложек и без чашек».

Подвиг её напоминает, скорее, медленное самоубийство. Она словно все отринула для себя из той, прошлой жизни, словно прошла тот отрезок до конца и ни при каких обстоятельствах не желала возвращаться на прежний маршрут. К Рождеству ей дают отпуск, Юлия Петровна готовится к нему, мечтает провести его у сестры на родном Кавказе. Но в последний момент отказывается. Она отговаривается тем, что здесь слишком много дела, что сочувствие к солдатам удерживает её. Но позволим себе предположить — она просто не знала, что делать ей в мирной жизни, она единственный раз за многие годы обрела внутренний покой, смысл существования, прикаянность и она боялась это потерять. Так бывает со многими, слишком остро пережившими тяготы войны. Примечательна запись в её дневнике: «Императрица меня звала в Петербург. Князь Черкасский передал мне её слова: „Не хватает мне Юлии Петровны. Пора уж ей вернуться в столицу. Подвиг совершён. Она представлена к ордену“. Как меня злят эти слова! Они думают, что я прибыла сюда совершать подвиги. Мы здесь, чтобы помогать, а не получать ордена».

Да, свет неверно истолковал её поступок. Думали, что в экстравагантности Юлия Петровна превзошла самых смелых модниц двора, пора уж и честь знать, а она спасалась… Спасалась от бессмысленной жизни, от бестолковых разговоров и пошлых томных взглядов. Она была обречена остаться здесь. И она осталась…

Вревская умерла от сыпного тифа. В тот день стоял сильный мороз, необычный для болгарского климата. Могилу в промерзлой земле выкопали раненые, за которыми она ухаживала. Они же несли её гроб. Хозяйка дома, где квартировала русская барыня, покрыла покойницу ковром цветущей герани.

Пожалуй, Юлия Вревская, несмотря на обилие книг, статей, исследований о ней (в 1977 году вышел даже фильм), осталась одной из самых закрытых знаменитостей. Биографам так и не удалось разгадать тайну её души: кого она любила, что ненавидела, чем жила её душа. И даже самый близкий для Юлии Петровны человек — И. Тургенев — в посмертном стихотворении в прозе, посвящённом Вревской, написал: «Какие заветные клады схоронила она там, в глубине души, в самом её тайнике, никто не знал никогда — а теперь, конечно, не узнает».
Источник

Бяла - второе сравнительно большое селение после города Свиштова, освобожденное русскими войсками в начале Русско-турецкой войны 1877-1878 годов. Около месяца в Бяла располагалась главная императорская квартира, где остановился Александр II, и ряд тыловых подразделений. Образно говоря, город Бяла стал "первой столицей" освобожденных болгарских земель.В 1907 году в Бяле был открыт музей в память о пребывании здесь штаб-квартиры русской армии.
Вокруг музея разбит парк, где находится могила знаменитой русской сестры милосердия Юлии Вревской.

На могиле скромный памятник с надписью: «Сестры милосердия Неелова, баронесса Вревская. Январь 1878 г.».

Версия 0.9, 2 декабря 2010 г.

ПАМЯТИ Ю. П. ВРЕВСКОЙ

На грязи, на вонючей сырой соломе, под навесом ветхого сарая, на скорую руку превращенного в походный военный гошпиталь, в разоренной болгарской деревушке — с лишком две недели умирала она от тифа.

Она была в беспамятстве — и ни один врач даже не взглянул на нее; больные солдаты, за которыми она ухаживала, пока еще могла держаться на ногах, поочередно поднимались с своих зараженных логовищ, чтобы поднести к ее запекшимся губам несколько капель воды в черепке разбитого горшка.

Она была молода, красива; высший свет ее знал; об ней осведомлялись даже сановники. Дамы ей завидовали, мужчины за ней волочились. два-три человека тайно и глубоко любили ее. Жизнь ей улыбалась; но бывают улыбки хуже слез.

Нежное кроткое сердце. и такая сила, такая жажда жертвы! Помогать нуждающимся в помощи. она не ведала другого счастия. не ведала — и не изведала. Всякое другое счастье прошло мимо. Но она с этим давно помирилась — и вся, пылая огнем неугасимой веры, отдалась на служение ближним.

Какие заветные клады схоронила она там, в глубине души, в самом ее тайнике, никто не знал никогда — а теперь, конечно, не узнает.

Да и к чему? Жертва принесена. дело сделано.

Но горестно думать, что никто не сказал спасибо даже ее трупу — хоть она сама и стыдилась и чуждалась всякого спасибо.

Пусть же не оскорбится ее милая тень этим поздним цветком, который я осмеливаюсь возложить на ее могилу!

Воспроизводится по изданию: И. С. Тургенев. Полное собрание сочинений и писем в 30 т. 2-е изд. испр. и доп. М. Наука, 1982. Т. 10

Памяти Юлии Вревской .Тургенев. Стихотворение в прозе

Запуск видео
Если эта надпись не исчезнет через 30 секунд, пожалуйста нажмите сюда .


В Яссах с июня 1877 г. находился отряд Свято-Троицкой общины (20 человек) во главе с весьма пожилой настоятельницей Е.А. Кублицкой. В числе этих сестер находилась баронесса Ю.П. Вревская, друг и корреспондент И.С. Тургенева, который при ее отправлении на Балканы в качестве сестры милосердия писал: `Мое самое искреннее сочувствие будет сопровождать Вас в Вашем тяжелом странствовании. Желаю от всей души, чтобы взятый Вами на себя подвиг не оказался непосильным. ` Ю.П. Вревская заразилась пятнистым тифом и умерла в одном из госпиталей 5 февраля 1878 г. Именно в память о ней в сентябре того же года Тургенев создал одно из своих стихотворений в прозе.


И.С.Тургенев `ПАМЯТИ Ю.П. ВРЕВСКОЙ`

На грязи, на вонючей сырой соломе, под навесом ветхого сарая, на скорую руку превращённого в походный военный гошпиталь, в разорённой болгарской деревушке - с лишком две недели умирала она от тифа.

Она была в беспамятстве - и ни один врач даже не взглянул на неё; больные солдаты, за которыми она ухаживала, пока ещё могла держаться на ногах, поочерёдно поднимались с своих заражённых логовищ, чтобы поднести к её запёкшимся губам несколько капель воды в черепке разбитого горшка.

Она была молода, красива; высший свет её знал; об ней осведомлялись даже сановники. Дамы ей завидовали, мужчины за ней волочилисьдва-три человека тайно и глубоко любили её. Жизнь ей улыбалась; но бывают улыбки хуже слёз.

Нежное кроткое сердцеи такая сила, такая жажда жертвы! Помогать нуждающимся в помощиона не ведала другого счастияне ведала - и не изведала. Всякое другое счастье прошло мимо. Но она с этим давно помирилась - и вся, пылая огнём неугасимой веры, отдалась на служение ближним.

Какие заветные клады схоронила она там, в глубине души, в самом её тайнике, никто не знал никогда - а теперь, конечно, не узнает. Да и к чему? Жертва принесенадело сделано.

Но горестно думать, что никто не сказал спасибо даже её трупу - хоть она сама и стыдилась и чуждалась всякого спасибо.

Пусть же не оскорбится её милая тень этим поздним цветком, который я осмеливаюсь возложить на её могилу!

План-конспект урока по русскому языку по теме:
Тема милосердия в произведении И. С.Тургенева « Памяти Ю.П.Вревской»

2.Подготовка учащихся к восприятию темы

Ребята, я прошу вас обратить внимание на следующие факты.

За последние 5 т. лет на Земле произошло более 14 000 войн. В которых погибли 5 миллиардов человек.

Война – незаживающая рана, которую получил мир.

Василий Осипович Ключевский, замечательный русский историк. В своей книге «О добрых людях на Руси» писал: «Сострадание есть главная черта русского человека,…русский человек от рождения милосерден, но больше полны сердечного тепла русские женщины!»

Ребята, как вы думаете, о чем пойдет речь сегодня на уроке»? (о милосердной женщине)

Вот о такой женщине написал одно из своих произведений И.С.Тургенев. Называется оно «Памяти Юлии Петровны Вревской»

А какую цель мы можем поставить перед собой, изучая это произведение?

Гибель Юлии Петровны Вревской вызвала у великого поэта и писателя И.С.Тургенева чувство скорби и уважения. Произведение «Памяти Ю.П. Вревской» позволяет почувствовать переживания автора.

В болгарском городишке Бяла, неподалеку от музея в память о Русско-турецкой войне 1877-78гг. есть небольшой надгробный камень-столбик с крестом и еще читаемой мемориальной надписью: «Сестры милосердия/ Неелова/ и /баронесса Вревская/ январь 1878г.

Ю.П.Вревская родилась в старинной дворянской семье. В 16 лет Юлию выдали замуж за 44 –летнего вдовца – генерала Ипполита Александровича Вревского. Ю.П.была женой Вревского недолго; спустя 8 месяцев после свадьбы генерал был смертельно ранен в бою.

В 1860 г. вдова героя Кавказа была назначена фрейлиной императрицы Марии Александровны – супруги государя Александра 2. Молодая баронесса пришлась ко двору. Начался 10-летний период ее великосветской жизни. Императрица любила юную баронессу. Ю.П. сопровождала ее в путешествиях и поездках.

Воспоминания Владимира Сологуба(слайд)

В1877 г. началась русско-турецкая война, Продав свое орловское имение, Юлия Вревская снарядила санитарный отряд из 22 человек-сестер милосердия и врачей. При этом сама вошла в отряд не начальницей. а рядовой сестрой милосердия, пройдя специальный курс обучения.

Под пулями она помогала раненым, жила в крошечной комнатушке без стола и стульев. Умывалась снегом, потому что воды не хватало. Сутра до ночи перевязки и операции. 17 января 1878 года Юлия заболела тифом ( в то время неизлечимым) и 5 февраля умерла. Хоронили ее солдаты, за которыми она ухаживала. Спустя много лет в г. Бяла, неподалеку от башни с часами, где до 1907 г. находилась могила баронессы, был воздвигнут памятник сестре милосердия Ю.Вревской.

И.С.Тургенев был близко знаком с баронессой, состоял с ней в дружбе. Откликнулся на ее гибель своим произведением. В.Гюго, который в свое время назвал ее русской розой, написал на ее портрете, что русская роза сорвана на болгарской земле сыпным тифом.

А теперь давайте прослушаем это произведение.

-Какие чувства вызвало у вас это произведение?

-Что вы узнали о героине из текста Тургенева?

-Почему она сделала именно такой жизненный выбор, ведь у нее было все?

-Кто еще является героем произведения? (Автор он же лирический герой, любой из нас мог испытать такое чувство)

-Где в тексте проявляется «я» лирического героя?

-Перечитайте заключительную фразу, в которой явно называется главный герой произведения: «Пусть же не оскорбится ее милая тень этим поздним цветком, который я осмеливаюсь возложить на ее могилу!» )

-Что мы узнаем о лирическом герое произведения? (Лирический герой восхищался своей героиней, сочувствовал ей. «Нежное кроткое сердце… и такая сила, такая жажда жертвы. Какие заветные клады схоронила она там, в глубине души… Всякое другое счастье прошло мимо ». Не только в финале, но и в каждой фразе присутствует «я» лирического героя.

На доске: какие чувства испытывал лирический герой, судя по фразе?

Негодование – «Она была в беспамятстве – и ни один врач даже не взглянул на нее».

Ирония – «Дамы завидовали ей, мужчины за ней волочились…».

Восхищение – «и такая сила, такая жажды жертвы!»

Умиление – «Нежное кроткое сердце…»

Сожаление – «Всякое другое счастье прошло мимо».

Скорбь – «Но горестно думать, что никто не сказал спасибо даже ее трупу…» )

5. Релаксация Сейчас, ребята, мы будем выполнять достаточно сложное мини-исследование. К нему нужно подготовиться.

6. Мини-исследование Работа в группах (2 группы заполняют карту жанров. Задача: заполнив таблицу, определить жанр нашего произведения)

2 ученика определяют по толковому словарю значения слов милосердие и сострадание

Композиционно-организующие элементы стихотворения в прозе(слайд)

Стих-я в прозе – это один из видов лирического произведения в прозаической форме.

-в основе мысли и чувства автора;

-отсутствие рифмы (т.е. написано прозой);

-членение на малые абзацы.

Хорошо. А теперь давайте заслушаем ребят, которые определяли лексическое значение слов милосердие и сострадание.

Милосердие-это…(работа с понятиями на слайде, запись в тетрадь)

Именно так, «не думая о вознаграждении» и желая «защитить то, что беззащитно», поступали сестру милосердия в пекле военных действий, рисковали жизнью, спасали других.

Ключевое понятие нашего урока - милосердие. Оно, как магнит, притягивает к себе положительные качества.

6.Обобщение и систематизация знаний Давайте составим дерево темы нашего урока.(прикрепляют слова к стволу)

-А какие слова мы не взяли? Почему?

Итак, хотелось бы вам. Чтобы среди современников были люди, подобные Ю.Вревской? На эту тему вы можете порассуждать дома.

Урок подошел к концу, и пришло время подводить итоги. Представьте себе, что где-то люди попали в беду. Они страдают от ран и болезней, но надеются, что по отношению к ним будут проявлены милосердие и сострадание. Кто из вас готов оставить любимый дом, привычные занятия, уют. Комфорт и отправиться на помощь к этим людям? Если согласны, возьмите сердечки и прикрепите к вагонам поезда «Под знаком красного креста»

8.Подведение итогов. Оценивание

Главный итог нашего урока я вижу в вашей готовности быть милосердными и сострадательными. Это очень трудный выбор даже для взрослых. Я ставлю вам сегодня отлично и надеюсь, что, когда представится такой случай, вы сделаете правильный выбор, как Ю. Вревская.

Послушать стихотворение Тургенева Памяти вревской

Темы соседних сочинений