Анализ стихотворения Тургенева Маша



Проживая — много лет тому назад — в Петербурге, я, всякий раз как мне случалось нанимать извозчика, вступал с ним в беседу.

Особенно любил я беседовать с ночными извозчиками, бедными подгородными крестьянами, прибывавшими в столицу с окрашенными вохрой санишками и плохой

клячонкой — в надежде и самим прокормиться и собрать на оброк господам.

Вот однажды нанял я такого извозчика. Парень лет двадцати, рослый, статный, молодец молодцом; глаза голубые, щеки румяные; русые волосы вьются колечками из-под надвинутой на самые брови заплатанной шапоньки. И как только налез этот рваный армячишко на эти богатырские плеча!

Однако красивое безбородое лицо извозчика казалось печальным и хмурым.

Разговорился я с ним. И в голосе его слышалась печаль.

— Что, брат? — спросил я его. — Отчего ты не весел? Али горе есть какое?

Парень не тотчас отвечал мне.

— Есть, барин, есть, — промолвил он наконец. — Да и такое, что лучше быть не надо. Жена у меня померла.

— Ты ее любил. жену-то свою?

Парень не обернулся ко мне; только голову наклонил немного.

— Любил, барин. Восьмой месяц пошел. а не могу забыть. Гложет мне сердце. да и ну! И с чего ей было помирать-то? Молодая! здоровая. В един день холера порешила.

Загрузка...

— И добрая она была у тебя?

— Ах, барин! — тяжело вздохнул бедняк. — И как же дружно мы жили с ней! Без меня скончалась. Я как узнал здесь, что ее, значит, уже похоронили, — сейчас в деревню поспешил, домой. Приехал — а уж за́ полночь стало. Вошел я к себе в избу, остановился посередке и говорю так-то тихохонько: «Маша! а Маша!» Только сверчок трещит. Заплакал я тутотка, сел на избяной пол — да ладонью по земле как хлопну! «Ненасытная, говорю, утроба. Сожрала ты ее. сожри ж и меня! Ах, Маша!»

— Маша! — прибавил он внезапно упавшим голосом. И, не выпуская из рук веревочных вожжей, он выдавил рукавицей из глаз слезу, стряхнул ее, сбросил в сторону, повел плечами — и уж больше не произнес ни слова.

Слезая с саней, я дал ему лишний пятиалтынный. Он поклонился мне низехонько, взявшись обеими руками за шапку, — и поплелся шажком по снежной скатерти пустынной улицы, залитой седым туманом январского мороза.

Иван Тургенев — Маша (Стихотворение в прозе): Стих

Проживая — много лет тому назад — в Петербурге, я, всякий раз как мне случалось нанимать извозчика, вступал с ним в беседу.

Особенно любил я беседовать с ночными извозчиками, бедными подгородными крестьянами, прибывавшими в столицу с окрашенными вохрой санишками и плохой клячонкой — в надежде и самим прокормиться и собрать на оброк господам.

Вот однажды нанял я такого извозчика… Парень лет двадцати, рослый, статный, молодец молодцом; глаза голубые, щеки румяные; русые волосы вьются колечками из-под надвинутой на самые брови заплатанной шапоньки. И как только налез этот рваный армячишко на эти богатырские плеча!

Однако красивое безбородое лицо извозчика казалось печальным и хмурым.

Разговорился я с ним. И в голосе его слышалась печаль.

— Что, брат? — спросил я его. — Отчего ты не весел? Али горе есть какое?

Парень не тотчас отвечал мне.

— Есть, барин, есть, — промолвил он наконец. — Да и такое, что лучше быть не надо. Жена у меня померла.

— Ты ее любил… жену-то свою?

Парень не обернулся ко мне; только голову наклонил немного.

— Любил, барин. Восьмой месяц пошел… а не могу забыть. Гложет мне сердце… да и ну! И с чего ей было помирать-то? Молодая! здоровая. В един день холера порешила.

— И добрая она была у тебя?

— Ах, барин! — тяжело вздохнул бедняк. — И как же дружно мы жили с ней! Без меня скончалась. Я как узнал здесь, что ее, значит, уже похоронили, — сейчас в деревню поспешил, домой. Приехал — а уж за́ полночь стало. Вошел я к себе в избу, остановился посередке и говорю так-то тихохонько: «Маша! а Маша!» Только сверчок трещит. Заплакал я тутотка, сел на избяной пол — да ладонью по земле как хлопну! «Ненасытная, говорю, утроба. Сожрала ты ее… сожри ж и меня! Ах, Маша!»

— Маша! — прибавил он внезапно упавшим голосом. И, не выпуская из рук веревочных вожжей, он выдавил рукавицей из глаз слезу, стряхнул ее, сбросил в сторону, повел плечами — и уж больше не произнес ни слова.

Слезая с саней, я дал ему лишний пятиалтынный. Он поклонился мне низехонько, взявшись обеими руками за шапку, — и поплелся шажком по снежной скатерти пустынной улицы, залитой седым туманом январского мороза.

Маша - Стихотворения в прозе (1878-1882) - И.С. Тургенев

Проживая - мною лет тому назад - m Петербурге, я, всякий раз как мне случалось нанимать извозчика, вступал с ним в беседу.

Особенно любил я беседовать с ночными извозчиками, бедными подгородными крестьянами, прибывавшими в столицу с окрашенными вохрой санишками и плохой клячонкой - в надежде и самим прокормиться и собрать на оброк господам.

Вот однажды нанял я такого извозчика. Парень лет двадцати, рослый, статный, молодец молодцом; глаза голубые, щеки румяные; русые волосы вьются колечками из-под надвинутой на самые брови заплатанной шапоньки. И как только налез этот рваный армячишко на эти богатырские плеча!

Однако красивое безбородое лицо извозчика казалось печальным и хмурым.

Разговорился я с ним. И в голосе его слышалась печаль.

-- Что, брат? - спросил я его. - Отчего ты не весел? Али горе, есть какое?

Парень не тотчас отвечал мне.

-- Есть, барин, есть,-- промолвил он наконец.-- Да и такое, что лучше быть не надо. Жена у меня померла.

-- Ты ее любил. жену-то свою?

Парень не обернулся ко мне; только голову наклонил немного.

-- Любил, барин. Восьмой месяц пошел. а не могу забыть. Гложет мне сердце. да и ну! И с чего ей было помирать-то? Молодая! здоровая. В един день холера порешила.

-- И добрая она была у тебя?

-- Ах, барин! - тяжело вздохнул бедняк.-- И как же дружно мы жили с ней! Без меня скончалась. Я как узнал здесь, что ее, значит, уже похоронили,-- сейчас в деревню поспешил, домой. Приехал - а уж за полночь стало. Вошел я к себе в избу, остановился посередке и говорю так-то тихохонько: "Маша! а Маша!" Только сверчок трещит. Заплакал я тутотка, сел на избяной пол - да ладонью по земле как хлопну! "Ненасытная, говорю, утроба. Сожрала ты ее. сожри ж и меня! Ах, Маша!" - Маша! - прибавил он внезапно упавшим голосом. И, не выпуская из рук веревочных вожжей, он выдавил рукавицей из глаз слезу, стряхнул ее, сбросил в сторону, повел плечами - и уж больше не произнес ни слова.

Слезая с саней, я дал ему лишний пятиалтынный. Он поклонился мне низехонько, взявшись обеими руками за шапку,-- и поплелся шажком по снежной скатерти пустынной улицы, залитой седым туманом январского мороза.

И.С. Тургенева /articles/590041/ И.С. Тургенев "Стихотворения в прозе " /articles/510571/ Урок литературы в. 14369 Экранизации произведений Ивана Сергеевича Тургенева («Рудин». 14510 Экранизации произведений Ивана Сергеевича Тургенева («Отцы и.

под руководством учителя. Иван СергеевичТУРГЕНЕВ. Стихотворения в прозе «Рус-ский язык». рассказчика. Теоретические сведения. Стихотворение в прозе как лирический жанр (. читает и коммен-тирует стихотворения в прозе. раскрывая их идейное содержание.

МАРИЯ ГРИГОРЬЕВНА Тема: Иван СергеевичТургенев (1818-1883)гг. «Стихотворения в прозе » В творческой мастерской Цели. никто не упомянул. – О чем? - О «Стихотворении в прозе », о том, что И.С.Тургенев писал стихи, даже есть.

Иван СергеевичТургенев. Роман «Отцы и дети». История. попал ты в сфинксы?» — спрашивает он в стихотворении в прозе «Сфинкс». Страница седьмая — «. борьба различных взглядов и течений. Тургенев. показывая противостояние либералов и революционеров.

литературы. Эпитет (развитие представлений). Иван СергеевичТургенев. Краткий рассказ о писателе. «Муму» - повествование. рассказа. Рассказ учителя. Беседа 1 5.18. И.С. Тургенев. Стихотворения в прозе. «Русский язык». «Близнецы». «Два богача.

Статья по литературе по теме:
Творческая индивидуальность языка И.С.Тургенева в "Стихотворениях в прозе" (доклад).

учитель русского языка

и литературы I категории


Творчество И.С.Тургенева – это мир, до сих пор неизведанный. Многие пытались и пытаются исследовать Тургенева, но нет ещё ни одного, кто бы твёрдо и уверенно мог сказать: «Я знаю всё Его творчество». «Стихотворения в прозе» - яркое доказательство творческой индивидуальности языка писателя. Тематика и жанры «Стихотворений в прозе» многообразны. Что ни миниатюра, то новая тема, новая мысль, новый образ, новый способ изображения. Здесь быт и сказка, сатира и легенда, диалог и философская миниатюра, некролог. Мастерство языка создают впечатление цельности и завершенности. Творческая индивидуальность языка Тургенева учит нас любить, ценить русский язык.

Влияние Тургенева на судьбу русской словесности огромно и неоспоримо. Язык художественного наследия писателя – предмет нашей национальной гордости. Глубокое уважение и любовь к родному языку были привиты И.С. Тургеневу с детства. Эту любовь к «великому, могучему, правдивому и свободному» русскому языку он нес в своем сердце всю жизнь.

В эпоху широкого увлечения французским языком И. С. Тургенев выступает ревностным защитником чистоты русской речи: «Берегите чистоту языка, как святыню, - писал он княжне Е. В. Львовой. – Никогда не употребляйте иностранных слов. Русский язык так богат и глубок, что нам нечего брать у тех, кто беднее нас».
Известно, что сам Тургенев превосходно владел несколькими языками, однако безусловное предпочтение он всегда отдавал русскому языку. Всю свою долгую творческую жизнь писатель выступал как неизменный защитник чистоты русского языка, требовавший бережного к нему отношения. И сегодня остается полным глубокого смысла завет великого мастера: «Берегите наш язык, наш прекрасный русский язык, этот клад, это достояние, переданное нам нашими предшественниками.… Обращайтесь почтительно с этим могущественным орудием; в руках умелых оно в состоянии совершать чудеса».
Примером этого могут служить «Стихотворения в прозе».
Судьба «Стихотворений в прозе» необычна. Состоят они из двух частей. Первая часть (51 миниатюра) была напечатана ещё при жизни автора в 1882 году в журнале «Вестник Европы». Вторая часть («Новые стихотворения в прозе») сохранилась в черновиках писателя и впервые была опубликована французским учёным славянистом Мазоном в Париже в 1930 году.
Главная тема, объединяющая все миниатюры, - миг и вечность, жизнь и смерть. Контраст является основным мотивом стихотворений. Даже в самом названии цикла лирических миниатюр – «Стихотворения в прозе» - контраст, оксюморон (хотя сам автор назвал свой цикл «Senlia» - «Старческое»). Но поэзия всегда ассоциируется с молодостью. В душе Тургенева – молодость, а в мыслях – мудрость. Это сплав юношеской пламенности души, жизненной опытности и мудрости мысли. «Ума холодных наблюдений и сердца горестных замет». Ключевые слова жизнь и смерть формируют тематические ряды, которые представляют собой особую картину мира.


Сама жизнь, как магнит, притягивает такие словосочетания, как молод и свеж, прекрасные, с живыми лицами, счастливыми песнями, с улыбкой счастья, волшебными глазами, красивыми голосами, молодые женские души, ярче солнца, жизнь ей улыбалась и др. Эпитеты, метафоры, сравнения не только усиливают выразительность речи, эмоциональность, но и подчёркивают лиризм стихотворений в прозе. Особую гармоничность повествованию Тургенева придают конструкции с двойными и тройными эпитетами. В сочетании: «воет страшная, неистовая буря», «лёгкие, мерные, словно крадущиеся шаги», «взъерошенный, искажённый», «короткими, близкими друзьями», «огромного росту, могучая, дебелая» – каждый последний эпитет не только усиливает предыдущий и уточняет смысл, но и способствует созданию ритма и мелодии повествования.


В языке «Стихотворений в прозе» И.С.Тургенев стремился к гармонии жизни и слова. В миниатюре «Мне жаль…» наблюдаем параллелизм, анафору, антитезу: «Мне жаль самого себя, других всех людей, зверей, птиц…всего живущего. Мне жаль детей и стариков, несчастных и счастливых…». Изобразительные средства языка заставляют размышлять, перечитывать ещё и ещё раз, чтобы глубже понять. Большое количество эпитетов («нежная алость распускающейся розы», «суровая грубость», «тихая радость», «безбрежное лазурное небо»), олицетворений («туман не вставал», «море сочувственно трепетало», «небо звучало им в ответ»), метафор («мелкой рябью золотых чешуек», «не понимает чистая душа») помогает читателю проникнуться чуткостью, доверием к слову писателя.

Тургеневский лиризм в «Стихотворениях в прозе» даёт ощущение задушевной беседы с автором, самим собой, пробуждает состояние просветлённости, трепетного отношения к жизни. Ритм стихотворений в прозе каждый раз нов, разнообразен. Каждая фраза подчинена своей мелодии. И.С.Тургенев предстаёт перед нами как философ, и это подтверждают содержание и философско-психологическая лексика миниатюр.

С какой контрастностью передано отношение к событию двух разных людей – обывателя и Гражданина! Два взгляда на мир, на жизнь, на ценности. Как прожить человеку свою жизнь? «Дура!» и «Святая!» - две философии, две нравственности всего в двух коротких слова.

Лучшие черты русского народа, его сердечность, отзывчивость Тургенев запечатлел в миниатюрах «Два богача», «Щи», «Маша», «Повесить его!». Язык этих произведений приближен к народному: «Что, брат. Али горе есть какое?», «Гложет мне сердце…да и ну!», «Заплакал я тутотка, сел на избяной пол – да ладонью по земле как хлопну!» («Маша»); «А баба продолжала хлебать щи», «Вася мой помер…» («Щи»). А миниатюра «К***» напоминает народную песню: «То не ласточка щебетунья, не резвая касаточка тонким крепким клювом себе в твердой скале гнездышко выдолбила… То с чужой жестокой семьей ты понемногу сжилась да освоилась, моя терпеливая умница!

О жажде жизни говорит Тургенев в миниатюре «У-А… У-А…». Рассказ ведётся от первого лица, вспоминается юность, увлечение Байроном. Однажды рассказчик забрался высоко в горы, решив расстаться с «ничтожным миром», но крик младенца возвратил его к жизни. Крик ребёнка олицетворяет жизнь, которая и побеждает: «О горячий крик человеческой, только что народившейся жизни, ты меня спас, ты меня вылечил!»

Сам автор в «Стихотворениях в прозе» выступает как источник жизнелюбия, умеющий чувствовать и ценить красоту жизни. Подтверждение этому мы находим в стихотворениях «Воробей», «Роза», «Голуби», где любовь является источником радости, может сделать сильным, способным на подвиг. «Только ею, только любовь держится и движется жизнь».
Для Тургенева природа – главная стихия жизни, она подчиняет себе человека и формирует его внутренний мир. Тургеневский пейзаж психологичен. Природа у него гармонирует с чувствами и переживаниями человека или оттеняет их, выражает чувства, помыслы самого автора. Цветовые прилагательные («рыжие, низкие, словно в клочья разорванные облака… молнии слепят огнистой зеленью» («Голуби»); «белесоватым пятном», «в дымчатом полусвете раннего летнего утра» («Дрозд 1»); «багровыми потоками «Дрозд 2»; «голубое небо»(«Nessun maggior dolore»), метафоры («Сад перед домом горел и дымился, весь залитый пожаром зари и потопом дождя» («Роза») делают пейзаж Тургенева ощутимым, видимым.

Палитра красок в «Стихотворениях в прозе» богата, используемая автором лексика даёт возможность читателю увидеть и услышать картины природы, направленные на то, чтобы разбудить воображение и чувства читателя, заставить его ощутить переживания автора.

В чем же секрет гармонии цвета, звуков, запахов? Они полнее раскрывают мысли и чувства лирического героя.
Среди прилагательных со значением цвета встречаются такие, которые характеризуют внешность людей, называя отдельные детали портретов.
«Русокудрые парни»; «с потускневшими глазами» («Деревня»); «…красную, опухшую, грязную руку», «воспаленные глаза» («Нищий»); «Парень лет двадцати, рослый, статный, глаза голубые, щеки румяные; русые волосы…» («Маша»); «Желтый, высохший, с лысиной во всю голову, с узкой седой бородой» («Последнее свидание»); «Лицо спокойное и важное, но не строгое; глаза не лучистые, а светлые; взор пронзительный, но не злой» («Милостыня»).

И.С.Тургенев много говорил о красоте русского языка и сам дал прекрасные образцы русского художественного слова. Для писателя понятия «природа», «русский язык», «Родина » слились в единое целое, неделимое. «Русский язык» Тургенева, по словам М.М.Стасюлевича, редактора «Вестника Европы», - «…Это золотые строки, в которых сказано более, чем в ином трактате; с такой любовью мог бы Паганини отозваться о своей скрипке».

В миниатюре «Русский язык» И.С.Тургенев выражает своё отношение не только к языку, но и к народу, который им владеет, тревожится о его судьбе. Твёрдая уверенность в этом выражена риторическим восклицанием. «Но нельзя верить, чтобы такой язык не был дан великому народу!» Народ, который создал такой язык, обладает истинным величием, и его ждёт великое будущее. Язык, как живое существо, поддерживает писателя: «…ты один мне поддержка и опора…» ( метафора ). Отсюда такое бережное отношение к русскому языку, которое мы наблюдаем, читая «Стихотворения в прозе».

Небольшие лирические произведения не имеют рифмы, но отражают переживания, настроения автора. Язык миниатюр изумительно красив. Изящны по форме и глубоки по смыслу многие словосочетания и фразы. В них – житейские наблюдения и раздумья. Не случайно многие из них стали крылатыми словами – афоризмами. «Только любовью держится и движется жизнь» («Воробей»), «Мы ещё повоюем!», «Житье дураку между трусами» («Дурак»), «Бывают улыбки хуже слёз» («Памяти Ю.П.Вревской»), «Благодарность – долг… но любовь – не деньги» («Путь к любви»), «Хочешь быть счастливым? Выучись сперва страдать» («Житейское правило»). Тургенев выступает как художник слова, у которого можно учиться образцовой речи.

В художественном тексте миниатюр нет ничего случайного, здесь работает «креативный потенциал языка», талантливо использованный мастером слова.

Тургенев справедливо считается лучшим стилистом русской прозы XIX века, тончайшим психологом. Он ставит самые сложные и разнообразные проблемы. В «Стихотворениях в прозе» автор обращается к вечным загадкам жизни и смерти, красоты и безобразия, любви и страдания. Автор противопоставляет молодость и старость, добро и зло, равенство и ничтожность всех живых существ перед законом природы, мрачное настроение и «задыхающуюся радость». Стихотворения в прозе объединены по темам: раздумья о самоотверженности («Маша», «Воробей», «Голуби», «Памяти Ю.П.Вревской»), размышления о жизни и смерти («Как хороши, как свежи были розы», «Мы ещё повоюем!»), жизнь народа («Щи», «Два богача»), борьба за народное дело («Чернорабочий и белоручка», «Порог», «Последнее свидание»), восхищение русским языком («Русский язык») и др. Главная тема, объединяющая все миниатюры, - миг и вечность, жизнь и смерть. Характерными чертами миниатюр являются:

- лиризм, мелодичность; ритм в каждом стихотворении в прозе подчинён авторской интонации;

- выразительность, передающая то радость, то восторг, то смятение;

- философские раздумья над основными вопросами, волнующими человека;

- краткость, символичность, когда обыкновенная деталь превращается в символ;

Творческая индивидуальность писателя, художественная особенность миниатюр заключается в использовании просторечно-фольклорных элементов речи, риторических вопросов и восклицаний, частей речи, обозначающих цвет, контрастных деталей, «нервного, задыхающегося» синтаксиса и других изобразительно-выразительных средств языка. Часто трудно разграничить фразы по языковым средствам, так как они совмещают эпитеты и сравнения, метафоры и олицетворения. Живой, насыщенный язык! Этим Тургенев умножил и развил богатство русской художественной речи, чем и подтверждается моя гипотеза.

Нужно научиться гордиться своей страной, своей культурой, языком. Научиться любить свою страну можно, научившись ценить русский язык, русское слово.

Слушать стихотворение Тургенева Маша

Темы соседних сочинений