Анализ стихотворения Тургенева Черепа



Версия 0.9, 2 декабря 2010 г.

Историю создания «Черепов» проясняют воспоминания Н. А. Островской: «Вот еще какая болезнь у меня была, — рассказывал Тургенев Островской, — целые месяцы преследовали меня эти скелеты; как сейчас помню, это было в Лондоне, — пришел я в гости к одному пастору. Сижу я с ним и с его семейством за круглым столом, разговариваю, а между тем мне всё кажется, что у них через кожу, через мясо, вижу кости, череп. Мучительное эти было состояние. Потом прошло. » (Т сб (Пиксанов), с. 78). Основу болезненных представлений, в свою очередь, составили, впечатления от произведений литературы и искусства, не один раз пережитые Тургеневым. Не останавливаясь на традиционных от средних веков «плясках смерти», изображение которых Тургенев многократно видел на картинах и гравюрах, укажем лишь несколько произведений русской литературы, в которых встречается тот же мотив и которые он мог удерживать в своей памяти. Среди стихотворений декабриста А. И. Одоевского есть стихотворение «Бал», впервые напечатанное в альманахе «„Северные цветы“ на 1831 год» и содержащее, между прочим, такие строки:

Загрузка...

Свет меркнул. Весь огромный зал
Был полон остовов. Четами
Сплетясь, толпясь, друг друга мча,
Обнявшись желтыми костями,
Кружася, по полу стуча,
Они зал быстро облетали.
Лиц прелесть, станов красота
С костей их — все покровы спали;
Одно осталось: их уста,
Как прежде, всё еще смеялись,
Но одинаков был у всех
Широких уст безгласный смех.

Тот же мотив обработан в рассказе В. Ф. Одоевского «Бал», напечатанном в альманахе «Новоселье» (1833) и вошедшем потом в цикл «Русские ночи» (1844): «Свечи нагорели и меркнут в удушливом паре. Если сквозь колеблющийся туман всмотреться в толпу, то иногда кажется, что пляшут не люди. в быстром движении с них слетает одежда, волосы, тело. и пляшут скелеты, постукивая друг о друга костями. » В популярных в России «Записках доктора» Гаррисона содержится рассказ «Сон» (СПб. 1835. Т. 6, с. 139—214), героиня которого видит во сне, что она танцует на балу с молодым человеком, который не дает ей отдохнуть. «Наконец, — рассказывает она, — совершенно выбившись на сил, я подняла на него умоляющий взор, и вдруг мне показалось, что глаза его становятся глубже и глубже, щеки бледнеют, губы страшно и отвратительно морщатся, и я очутилась в объятиях скелета». Повествователь объясняет этот сон воспоминанием о «танце смерти» — фреске в подземелье Дублинской церкви. В IX «Ямбе» О. Барбье (в переводе А. Подолинского — Литературная газета, 1841, № 41) читаем:

В объятья жаркие бросаешься напрасно,
Напрасный поцелуй в устах ее горит;

Сквозь нежный знойный пух атласистых ланит,
Который негою румянится и млеет,
Кость мертвой головы предательски белеет.

Тот же мотив встречается в «Атта Троле» Г. Гейне (гл. 21) и во многих других произведениях русских и западноевропейских писателей.

В рукописях заглавие данного стихотворения — «Черепья». На необычность этого написания обратил внимание М. М. Стасюлевич, и в письме к нему от 14 (26) октября 1882 г. Тургенев поспешил исправить случайно проскользнувший в текст диалектизм: «. черепья вместо черепа ́ — орловское словцо. У нас говорят: воронья. вместо вороны и т. д. — конечно, надо черепа́». Несмотря на это в первопечатном тексте «Вестника Европы» было напечатано: «Черепья».

Название цикла: «Senilia» (от лат. старческое). Тургенев не сразу выбрал это название, был вариант «Posthuma» (от лат. посмертное), «Зигзаги», предложенный М. Стасюлевичем. Но выбор был сделан в пользу первого варианта. По-видимому, у немолодого уже писателя было искреннее желание поделиться старческой мудростью в афористической, лаконичной форме.

Но у цикла есть и подзаголовок «Стихотворения в прозе». Тургенев дал в нем указание на жанр, использовав своеобразный оксюморон.

Перед нами лирическая проза, подлинными создателями которой являлись в XIX веке Уолт Уитмен («Листья травы») и Шарль Бодлер («Маленькие стихотворения в прозе»). И те и другие произведения Тургенев знал, а Уитмена даже переводил на русский язык. Именно высокая оценка такой прозы в чужом исполнении подтолкнула его к созданию собственной. Таким образом, на первом этапе работы мы рассматриваем цикл в контексте европейской литературы. Можно зачитать несколько текстов указанных произведений Бодлера и Уитмена, чтобы ощутить сходство.

Что делает тургеневскую прозу поэзией?

Краткость. От 3 («Житейское правило»), 4 5 («Ты заплакал», «Простота», «Любовь») строк до 1,5 2 страниц («Повесить его», «Дрозд», «Деревья» и др.). Не более того…

Лиризм, автобиографичность. Отсутствие фабульной (событийной) развернутости, иногда основным событием становятся чувства, переживания. Рассказ ведется от первого лица, при этом часто употребляется местоимение «Я», четко определяется, что перед нами случай из жизни автора, его видение, его сон.

Обилие тропов, средств речевой выразительности (анафор, инверсий, повторов), что делает произведения поэтичными, мелодичными, ритмичными. Ученики приводят многочисленные примеры.

Итак, перед нами поэзия, хотя отсутствие рифм, графическое оформление сближает их с прозой.

Но это не просто стихи, а объединенные в цикл. Что их связывает между собой?

Жанровые формы разнообразны, но повторяемы, есть излюбленные.

а) сны, видения («Конец света», «Насекомое», «Природа», «Встреча» сны; «Черепа», «Порог», «Христос» и др. видения);

б) воспоминания («Соперник», «Маша», «Воробей», «Повесить его!», «Мы еще повоюем» и др.);

в) легенды, притчи, сказки «Дурак», «Восточная легенда» «Враг и друг»).

г) философские и психологические размышления «Старик», «Сфинкс», Камень», «Стой!» и др.).

Есть единство на уровне темы, проблематики, идейного содержания.

а) Общественно-политическая проблематика:

об отношениях русского народа и интеллигенции («Порог», «Чернорабочий и белоручка»);

о нравственном превосходстве простого русского мужика, его сердечной чуткости, отзывчивости («Маша», «Два богача», «Повесить его!»).

б) Нравственная проблематика:

Здесь много сатирических миниатюр «Довольный человек», «Дурак», «Эгоист» «Гад», «Житейское правило».

в) Философская проблематика:

Особенно много размышлений о смерти. Мотивы смерти, старости, одиночества учащиеся определяют как сквозные в стихотворениях: «Что я буду думать?», «Собака», «Последнее свидание», «Старик», «Завтра! Завтра!» и др.

Смерть предстает и в аллегорических образах Старухи, черепов, сходящихся на светский раут, и в образе страшного насекомого, мухи, конца света, темноты.

Размышления о величии и вечности природы (космоса) и бренности жизни тоже одна из сквозных тем. Она звучит в стихотворениях «Разговор», «Природа», «Мои деревья», «Морское плавание».

Размышление о мимолетности и вечной силе красоты: «Посещение», «Стой!».

Вера во всепобеждающую силу жизни, в величие любви звучит в стихотворениях «Воробей», «Мы еще повоюем», «Уа-Уа!», «Лазурное царство».

Настроение грустное, меланхоличное, заданное стихотворениями о старости, одиночестве, смерти сменяется жизнеутверждающим, оптимистичным. Случайно ли то, что Тургенев расположил после «Песочных часов» «Уа-Уа!», а после «Воробья» «Черепа»? Нет, не случайно. В этом утверждение цикличности наших чувств, переживаний. Цикличность основной закон развития, в этом цикле стихотворений он характеризует состояние души лирического героя.

Каков он, лирический герой цикла?

Умудренный жизнью, во многом разочаровавшийся, но и влюбленный в жизнь, находящийся в ожидании смерти, одинокий, но и умеющий любить, ценить красоту…

Все это Тургенев, его душа!

Не стоит забывать, что цикл был создан в конце 70-х годов, писатель в это время был уже немолод, жил во Франции, вдали от родины, не имел своей семьи.

И.С. Тургенев «Стихотворения в прозе»: целостный анализ цикла

Задание.Найдите и исправьте как можно более тщательно — лексические, грамматические, орфографические и пунктуационные ошибки в учебном сочинении. Допишите свой вариант заключения к сочинению.

«Что за гуманность, что за теплое слово при простоте и радужных красках, что за грусть, покорность судьбе и радость за человеческое существование»,писал П.В. Анненков о одном из последних тургеневских произведений «Стихотворения в прозе» («Senilia«).

В конце 70-х годов, когда создавался этот цикл, немолодой уже писатель был одинок. Живя за границей, он чувствовал тоску по родной природе, народу. Не создав своей семьи, жил бедами и радостями семьи Полины Виардо. Но главное ‒ в его душе было то щемящее чувство одиночества, которое он испытывал перед лицом приближающейся смерти.

Прочитать цикл «Стихотворения в прозе»значит проникнуть в душу старого человека. Ведь недаром Тургенев выбрал для него и второе название«Senilia» («Старческое»). Что в этой душе?

Рожденная годами жизни и раздумий мудрость, любование красотой жизни, страх перед смертью, воспоминания о прожитом. Негодование и сарказм сменяется радостью и умиротворением, но чаще элегической печалью, грустью. Уходящий из жизни думает о вечном, а мысли эти невеселы.

Мотив смерти становится основным в произведениях цикла. То она является в аллегорических образах: старухи («Старуха»), «маленькой и сгорбленной», с «желтым, морщинистым, востроносым, беззубым лицом», мухи («Насекомое»), укусившей самого беззаботного человека, черепов («Черепа»), сходящихся на светский раут. То появляется в образе конца света, темноты, которой не минует никто («Конец света»).

С мотивом смерти связана и тема величия и вечности природы, установившей смерть как закон развития. В стихотворениях «Природа», «Морское плавание» звучит мысль: «Все мы дети одной матери — Природы». Все! Неважно, человек ты или птица, блоха или животное. Все бренны перед лицом вечности. Символом вечности становятся горы («Разговор»), деревья («Мои деревья»). Две альпийские вершины Юнгфрау и Финстерааргорн живут в ином пространственно-временном измерении, нежели люди («черные козявки») у их подножий. Тысячелетия человеческой жизни для них ‒ одна минута. Разговаривая несколько минут, миновала целая человеческая цивилизация. В стихотворении «Мои деревья» «чахлый, скрюченный» хозяин богатейшего поместья, приветствовавший «на моей наследственной земле, под сенью моих вековых деревьев «своего гостья, получает приговор: не может «полумертвый червяк» называть своим то, что более вечнее его. Старый дуб становится символом вечности. Размышляя о вечном, лирический герой испытывает грусть, иногда доходящую до пессимизма. Но это настроение сменяется радостным, торжествующим в тех стихах, где ощутима вера в силу жизни, в величие любви ‒ «Воробей», «Мы еще повоюем!», «Уа-уа!»

Взъерошенный черногрудый воробей «с отчаянным и жалким писком защищал своего птенца от собаки, зубастой, с раскрытой пастью». Сила, подвигнувшая маленькую птицу на этот подвиг, названа любовью. В любви видит Тургенев преодоление смерти и страха смерти. «Только любовью держится и движется жизнь», ‒ утверждает он. Преодоление смерти ‒ и в утверждении прекрасного. Да, все прекрасное проходит мгновенно. Но встреча с прекрасным дает ощущение вечности данного мгновения.

Связано ли как то стихотворение Тургенева "Черепа" со смертью Виардо? Или там вообще ДРУГОЙ смысл? Помогите разобраться!

Картинка Анализ стихотворения Тургенева Черепа № 1

Гуру (4071), закрыт 5 лет назад

О чем это стихотворение в прозе?

Роскошная, пышно освещенная зала; множество кавалеров и дам.

Все лица оживлены, речи бойки… Идет трескучий разговор об одной известной певице. Ее величают божественной, бессмертной… О, как хорошо пустила она вчера свою последнюю трель!

И вдруг — словно по манию волшебного жезла — со всех голов и со всех лиц слетела тонкая шелуха кожи и мгновенно выступила наружу мертвенная белизна черепов, зарябили синеватым оловом обнаженные десны и скулы.

С ужасом глядел я, как двигались и шевелились эти десны и скулы, как поворачивались, лоснясь при свете ламп и свечей, эти шишковатые, костяные шары и как вертелись в них другие, меньшие шары — шары обессмысленных глаз.

Я не смел прикоснуться к собственному лицу, не смел взглянуть на себя в зеркало.

А черепа поворачивались по-прежнему… И с прежним треском, мелькая красными лоскуточками из-за оскаленных зубов, проворные языки лепетали о том, как удивительно, как неподражаемо бессмертная… да, бессмертная певица пустила свою последнюю трель!

Елена *** Гений (86084) 5 лет назад

Я порылась в интернете. Это стихотворение ( в прозе) было написано в 1878 году. Полина Виардо умерла в 1910 году. Стало быть, это стихотворение не может быть связано со смертью Виардо. Она, кстати говоря, пережила Тургенева, который скончался в 1883 году.

Но, думаю, что Виардо, стояла перед глазами писателя, в момент создания этого произведения.
Эта загадочная, притягательная, как наркотик, женщина сумела на всю жизнь приковать к себе писателя. Их роман занял долгие 40 лет и разделил всю жизнь Тургенева на периоды до и после встречи с Полиной.
Внешность Виардо была далека от идеала. Она была сутула, с выпуклыми глазами, крупными, почти мужскими чертами лица, огромным ртом.

Но когда «божественная Виардо» начинала петь, ее странная, почти отталкивающая внешность волшебным образом преображалась.
Путешествуя по Европе, в 1843 году Тургенев знакомится с Полиной Виардо, и с тех пор его сердце принадлежит только ей одной.
«Я не могу жить вдали от вас, я должен чувствовать вашу близость, наслаждаться ею. День, когда мне не светили ваши глаза, — день потерянный». — писал он Полине и, не требуя ничего взамен, продолжал помогать ей материально, возиться с ее детьми и через силу улыбаться мужу- Луи Виардо.
Писатель делал попытки создания собственной семьи, но все они "разбивались" о любовь к Полине.

Лишенный возможности жить с любимой — он приедет к ней умирать. Он скончался в ее доме, и на родину его останки сопровождала дочь Полины — Клаудиа.
Полина пережила его почти на тридцать лет. Она умерла в своем имении, окруженная внуками и
правнуками. Умерла, но осталась жить вечно: уже как легенда о странной, волшебной, почти призрачной любви.

Когда меня не будет, когда всё, что было мною,
рассыплется
прахом, – о ты, мой единственный друг,
о ты, которую я любил так глубоко и
так нежно, ты,
которая, наверно, переживёшь меня, –
не ходи на мою
могилу…
тебе там делать нечего.

Источник: «Мое чувство к ней является чем-то, чего мир никогда не знал, чем-то, что никогда не существовало и что никогда не может повториться! » Тургенев

Потап Просветленный (20726) 5 лет назад

Это сложное переплетение противоречивых факторов ярко характеризует эклектизм духовной и культурной жизни эпохи. Указанным обстоятельством обусловлена трудность выявления корреляций между текстами классической литературы (к каковым относятся тексты "таинственного" Тургенева) и культурно-бытовым контекстом.

Владимир Поболь Искусственный Интеллект (1572480) 5 лет назад

я дам Вам ассоциативный ответ.

я думаю - подспудно, а может и реально - да. ЧЕРЕП Коль можешь - пей; умрешь - и вот \ Ты будешь выкопан другим, \ Другой пить будет в свой черед, \ Пируя с черепом твоим. ДЖОРДЖ ГОРДОН БАЙРОН. Перевод Николая Брянского 1904 НАДПИСЬ НА КУБКЕ ИЗ ЧЕРЕПА
Череп — маленький и узкий, \ Но зато спина прямая, \ Говори хоть по-французски — \ Крокодил не понимает. Александр Егоров 1984 Из книги "Ностальгия" 1998 КРОКОДИЛ

ЧЕРЕП Мефистофель \ Гитара сломана: ее не нужно нам! \ Валентин \ Теперь и череп пополам! Иоганн Вольфганг Гете. Перевод Николая Холодковского 1917 ФАУСТ\Трагедия
ЧЕРЕП На полу с проломленным черепом\ Лежит её сестра\ Появляется молодой человек\ (Худое бледное лицо) \ Пристально смотрит на Лизавету\ Замахивается топором\ Чёрная кровь\ С присвистом лакает\ Студенистое железо Геннадий Минаев Из сборника «ТЕЛОДВИЖЕНИЯ» 2000 ДЕЙСТВО ЛИЗАВЕТЫ
ЧЕРЕП Не занятый ничем, испытанный во всем, \ Заране он скучал своим грядущим днем. \ Вот - раз, придя домой, больной и беспокойный, \ Тревожимый в душе своею грустью знойной, \ Он сел облокотясь, с раздумьем на челе, \ Взял тихо пистолет, лежавший на столе, \ Коснулся до замка. огонь блеснул из полки. \ И череп, как стекло, рассыпался в осколки. Сергей Дуров 1844 СМЕРТЬ СЛАСТОЛЮБЦА (ИЗ ВИКТОРА ГЮГО)
череп Он верил в свой череп. \ Верил. \ Ему кричали: \ "Нелепо! "\ Но падали стены. \ Череп, \ Оказывается, был крепок. Иосиф Бродский Художник
Череп — он мертв. \Он не может предать, Как человек, земляка или ближнего. Анатолий Аврутин
череп Пятый вертит в руках пачку "Мальборо". \ Шестая оглаживает фотоаппарат. \ Седьмой ковыряет в носу. \ Восьма\я не отводит глаз от пары ног. \ Девятый щупает череп. \ Десятый держит трех собак на поводке. \ Одиннадцатая красит губы. \ Двенадцатый слушает музыку в плеере. Джузеппе Куликкья. Перевод: М. Визеля
ЧЕРЕП Раздавит череп, сплющит черепки\ (так не могилы — кладбища пустели). \ И неужели, смерти вопреки, \ душа воскреснет в том же самом теле. Елена Лапшина «Дружба Народов» 2008, №2 Земля — к земле, и выход предрешен:
череп С отчаяньем сидел я и взирал, \ Как быстро насекомые роились\ И жадно поедали пищу смерти. \ Червяк то выползал из впадин глаз, \ То вновь скрывался в безобразный череп. Михаил Лермонтов СМЕРТЬ

ЧЕРЕП Ты, череп, что в углу смеёшься надо мной, \ Зубами белыми сверкая? \ Когда-то, может быть, как я, владелец твой \ Блуждал во тьме, рассвета ожидая! Иоганн Вольфганг Гете. Перевод Николая Холодковского 1917 ФАУСТ\Трагедия
ЧЕРЕП У Брейгеля череп сквозь кожу\ глядят будто смотрят в окно\ и в каждой сценке каждая рожа\ с хозяином заодно: Дмитрий Цесельчук Крещатик, 2008 N2 У Брейгеля
ЧЕРЕП Уж вот он. О, горький. Меж локонов череп, \ В обрывках одежды цветущее тело\ Разбито, истерзано. Тяжкая доля! \ Два траура в доме! Два траура в доме! Еврипид. Перевод Иннокентия Анненского 1902 ИППОЛИТ
ЧЕРЕП И Гамлет руку жмет безжалостно и жалко. \По воздуху пускается в бега\увенчанная черепом нога. \А нежность, как прозрачная русалка, \из омута цветочного плывет. \Луна растаяла. Офелия живет. Сергей Петров 1974 Я ИЛЬ НЕ Я? \(фуга) \2 Ох ты! Всечеловеческое знамо!
череп Будильник остывший, ты – череп в руках. \ А ты, холодильник, ты гроб и могила, \ А сердце, о сердце, ты сладко заныло\ И остановилось, и в

СТИВЕН Высший разум (740627) 5 лет назад

Это сон. преданный перу и бумаге.

Черепа (Тургенев)

Картинка Анализ стихотворения Тургенева Черепа № 2

Роскошная, пышно освещенная зала; множество кавалеров и дам.

Все лица оживлены, речи бойки… Идет трескучий разговор об одной известной певице. Ее величают божественной, бессмертной… О, как хорошо пустила она вчера свою последнюю трель!

И вдруг — словно по манию волшебного жезла — со всех голов и со всех лиц слетела тонкая шелуха кожи и мгновенно выступила наружу мертвенная белизна черепов, зарябили синеватым оловом обнаженные десны и скулы.

С ужасом глядел я, как двигались и шевелились эти десны и скулы, как поворачивались, лоснясь при свете ламп и свечей, эти шишковатые, костяные шары и как вертелись в них другие, меньшие шары — шары обессмысленных глаз.

Я не смел прикоснуться к собственному лицу, не смел взглянуть на себя в зеркало.

А черепа поворачивались по-прежнему… И с прежним треском, мелькая красными лоскуточками из-за оскаленных зубов, проворные языки лепетали о том, как удивительно, как неподражаемо бессмертная… да, бессмертная певица пустила свою последнюю трель!

Черепа
Стихотворение Ивана Тургенева

Роскошная, пышно освещенная зала; множество кавалеров и дам.
Все лица оживлены, речи бойки. Идет трескучий разговор об одной известной певице. Ее величают божественной, бессмертной. О, как хорошо пустила она вчера свою последнюю трель!
И вдруг — словно по манию волшебного жезла — со всех голов и со всех лиц слетела тонкая шелуха кожи — и мгновенно выступила наружу мертвенная белизна черепов, зарябили синеватым оловом обнаженные десны и скулы.
С ужасом глядел я, как двигались и шевелились эти десны и скулы — как поворачивались, лоснясь при свете ламп и свечей, эти шишковатые, костяные шары — и как вертелись в них другие, меньшие шары — шары обессмысленных глаз.
Я не смел прикоснуться к собственному лицу, не смел взглянуть на себя в зеркало.
А черепа поворачивались по-прежнему. И с прежним треском, мелькая красными лоскуточками из-за оскаленных зубов, проворные языки лепетали о том, как удивительно, как неподражаемо, бессмертная. да! бессмертная певица пустила свою последнюю трель!

И.С.Тургенев. Избранное.
Классическая библиотека "Современника".
Москва: Современник, 1979.

Другие стихи Ивана Тургенева

Послушать стихотворение Тургенева Черепа

Темы соседних сочинений

Картинка к сочинению анализ стихотворения Черепа

Анализ стихотворения Тургенева Черепа