Анализ стихотворения Северянина Я гений



Игорь Северянин — Я, гений Игорь Северянин ( Эпилог )

Картинка Анализ стихотворения Северянина Я гений № 1

Я, гений Игорь Северянин,
Своей победой упоен:
Я повсеградно оэкранен!
№ 4 Я повсесердно утвержден!

От Баязета к Порт-Артуру
Черту упорную провел.
Я покорил литературу!
№ 8 Взорлил, гремящий, на престол!

Я — год назад — сказал: «Я буду!»
Год отсверкал, и вот — я есть!
Среди друзей я зрил Иуду,
№ 12 Но не его отверг, а — месть.

«Я одинок в своей задаче!» —
Прозренно я провозгласил.
Они пришли ко мне, кто зрячи,
№ 16 И, дав восторг, не дали сил.

Нас стало четверо, но сила
Моя, единая, росла.
Она поддержки не просила
№ 20 И не мужала от числа.

Она росла в своем единстве,
Самодержавна и горда, —
И, в чаровом самоубийстве,
№ 24 Шатнулась в мой шатер орда.

От снегоскалого гипноза
Бежали двое в тлен болот;
У каждого в плече заноза, —
№ 28 Зане болезнен беглых взлет.

Я их приветил: я умею
Приветить все, — божи, Привет!
Лети, голубка, смело к змию!
№ 32 Змея, обвей орла в ответ!

Загрузка...

Я выполнил свою задачу,
Литературу покорив.
Бросаю сильным наудачу
№ 36 Завоевателя порыв.

Но, даровав толпе холопов
Значенье собственного «я»,
От пыли отряхаю обувь,
№ 40 И вновь в простор — стезя моя.

Схожу насмешливо с престола
И, ныне светлый пилигрим,
Иду в застенчивые долы,
№ 44 Презрев ошеломленный Рим.

Я изнемог от льстивой свиты,
И по природе я взалкал.
Мечты с цветами перевиты,
№ 48 Росой накаплен мой бокал.

Мой мозг прояснили дурманы,
Душа влечется в примитив.
Я вижу росные туманы!
№ 52 Я слышу липовый мотив!

Не ученик и не учитель,
Великих друг, ничтожных брат,
Иду туда, где вдохновитель
№ 56 Моих исканий — говор хат.

До долгой встречи! В беззаконце
Веротерпимость хороша.
В ненастный день взойдет, как солнце,
№ 60 Моя вселенская душа!

Сочинение «И. Северянин и В. Хлебников: сопоставительный анализ двух поэтических миров »

Картинка Анализ стихотворения Северянина Я гений № 2

Северянин - все сочинения

Поэзия «серебряного века» поражает созвездием ярких индивидуальностей. Несмотря на то что большинство поэтов принадлежало к какому-либо модернистскому течению (символизм, акмеизм, футуризм), их поэзия привлекает нас прежде всего своей самобытностью, неповторимостью. Уникален и поэтический мир двух необычных поэтов: Игоря Северянина и Велимира Хлебникова. Оба прожили сложную, трагическую жизнь: изведали настоящую славу и в то же время уже прижизненное забвение, собирали на свои поэтические вечера огромную читательскую аудиторию, аншлаги и умерли в нищете, забытые и заброшенные современниками.

В определенный период и В. Хлебников, и И. Северянин принадлежали к русскому футуризму, ратовавшему за революционное преображение жизни, за разрушение старых норм и новаторство в области языка и стихотворной формы, за своего рода словотворчество; отрицали прошлое во имя настоящего, а настоящее во имя будущего. Поэт мыслился футуристами бунтарем, революционером. Это было самое крайнее по своему радикальному отношению к жизни модернистское течение в поэзии. Для их поэзии характерно анархическое бунтарство: они могли изменять слово, дробить его, создавать новые сочетания и смыслы. Дух бунтарства мы видим у футуристов не только при отрицании традиций и прошлого, но и при создании собственных стихов. И. Северянин и В. Хлебников принадлежали к разным группировкам футуризма. Так, кубофуту-ристы наряду с В. Хлебниковым стремились к созданию трудной игры слов:

Бобэоби пелись губы, Вээоми пелись взоры, Пиээо пелись брови, Лиэээй — пелся облик.

В свою очередь, эгофутуристы, к которым принадлежал Игорь Северянин, выступали как поэты изысканной общедоступности:

Ананасы в шампанском!

Ананасы в шампанском! Удивительно вкусно, искристо, остро! Весь я в чем-то норвежском!

Весь я в чем-то испанском! Вдохновляюсь порывно! И берусь за перо! («Ананасы в шампанском. »)

Самобытен поэтический талант И. Северянина. Поэт начал печататься в 1905 году, а уже в 1908 году выпустил свой первый сборник стихотворений «Зарницы мысли», в котором выступал в традициях «чистой лирики», обнаруживая при этом особую склонность к словотворчеству и лирической иронии, которая впоследствии станет отличительной особенностью его поэтического мира.

Благословляя мир, проклятье войнам Он шлет в стихе, признания достойном, Слегка скорбя, подчас слегка шутя Над всею первенствующей планетой. Он — в каждой песне, им от сердца спетой, Иронизирующее дитя.

Действительно «дитя» обыденной и пошлой жизни. Бросая вызов общепринятым нормам, часто позируя («Я, гений Игорь Северянин. »), поэт все же оставался искренним, большим, необычным ребенком в поэзии: он играет со словесной тканью стихотворения, с упоительными созвучиями. Постоянно занимаясь словотворчеством, Игорь Северянин, однако, принципиально не согласен с футуристами в их отрицании наследия прошлого и желании писать литературу с «чистого листа». Поэт писал: «Пушкин — Пушкински велик». В его стихах можно увидеть поэтические тенденции, начатые не только А. С. Пушкиным, но еще Г. Р. Державиным. Он заимствовал у «старой литературы» рифмы, размеры, поэтические приемы изобразительности. Основным художественным приемом поэтического мира И. Северянина стала ирония, которая ведет к театрализации современных форм жизни, к созданию масок, а не отображению реальности, к утверждению утопии. Поэт напишет: «Я царь страны несуществующей». Действительно, мир, открывающийся читателю на страницах северянинской поэзии, реально не существует, он есть лишь в сознании поэта:

Не терпим мы дешевых копий,

Их примелькавшихся тонов,

И потрясающих утопий

Мы ждем, как розовых слонов. ( «Пролог» )

Скрывая за маской иронии свое истинное лицо, поэт пребывает в некоем «фиолетовом трансе» и создает свой мир, свою реальность. Лирический герой Северянина наслаждается общением с природой, с крестьянской простой жизнью, где все естественно и гармонично, он тяжело переживает наступление цивилизации. Позиция поэта выражена в строках:

Скорей бы — в бричке по ухабам! Скорей бы — в юные луга! Смотреть в лицо румяным бабам! Как друга, целовать врага! Шумите, вешние дубравы! Расти, трава! Цвети, сирень! Виновных нет: все люди правы В такой благословенный день!

С «Весенний день»)

Отношение к северянинскому творчеству противоречиво: некоторые ругали его за излишнее позерство, В. Брюсов в то же время отмечал: «. Это — лирик, художник, которому открылись тайны стиха. »; а весной 1918 года на вечере в Политехническом музее И. Северянин был избран «королем поэтов». Его экспериментаторство, игра словами и сложной рифмой, своеобразная звукопись не оставили равнодушными читателя:

Я выполнил свою задачу, Литературу покорив. Бросаю сильным на удачу Завоевателя порыв.

Но, даровав толпе холопов Значенье собственного «я», От пыли отряхаю обувь, И вновь в простор — стезя моя. («Эпилог» )

Уникален и поэтический мир Велимира Хлебникова, пытающегося обрести новые смыслы в новых, созданных самим художником словах.

Жизненный путь многих поэтов «серебряного века» сопровождают легенды, которые помогают лучше понять художественный мир мастера. Легендарно уже само по себе имя-псевдоним поэта — Велимир, указывающее на что-то всеобъемлющее, вездесущее, всемирное. Легенда о Велимире Хлебникове — история человека, скитающегося по жизни в буквальном и поэтическом смысле.

Поэт нашел свой, нетрадиционный путь в искусстве. В отличие от символистов (Ф. Сологуб, К. Бальмонт), которые славили потусторонний мир и по-особому относились к смерти, тьме, ночи, В. Хлебников воспевает земную жизнь, естественные существа. По-разному можно относиться к поэтическому миру поэта, но нельзя не заметить его стремление увидеть «величие в малом», он вникает во всевозможные микроэлементы, рассматривает их как бы под микроскопом:

Кузнечик в кузов пуза уложил

Прибрежных много трав и вер.

«Пииь, пинь, пинь!» — тарарахнул зинзивер.

Многие современники называли В. Хлебникова то дикарем, то «алхимиком слова», не пытаясь понять его сложный поэтический мир. Это очень огорчало художника, и он подчас обижался на людей:

Я ведь такой же, сорвался я с облака. Много мне зла причинили За то, что не этот, Всегда нелюдим, Всегда нелюбим.

(«Детуся! Если устали глаза быть широкими. »)

На некоторое время Хлебников сближается с ку-бофутуристами: их взгляды на будущее преобразование мира и поэтического языка во многом совпадают, но этот союз длится недолго — четыре года. Постепенно в творчестве Хлебникова намечается интерес к народной поэтике, к языческой мифологии:

Весны пословицы и скороговорки По книгам зимним проползли. Глазами синими увидел зоркий Записки стыдесной земли.

Сквозь полет золотистого мячика Прямо в сеть тополиных тенет В эти дни золотая мать-мачеха Золотой черепашкой ползет.

В этом стихотворении множество ярких, красочных метафор и эпитетов, славит весну — пору языческих таинств и сердечной окрыленности.

Таким образом, сопоставляя два поэтических мира поэтов all so ch. ru 2001 2005 «серебряного века» И. Северянина и В. Хлебникова, можно сделать вывод о том, что оба писали поэзию будущего и тяготели к словотворчеству, опираясь на литературные традиции прошлого, но только Игорь Северянин использовал традиционные рифмы, размеры, художественные приемы, а Велимир Хлебников искал образы в народном фольклоре и мифологии.

Похожие сочинения

Игорь Северянин необычный поэт, творчество которого сочетало «классическую банальность и мелодическую музыкальность». Его стихи, насыщенные музыкой, зажигали огонек счастья в сердцах читателей. Как поэт, Северянин находит себя в 1907 году, когда определил. смотреть целиком

Игорь Северянин — необычный поэт, творчество которого сочетало "классическую банальность и мелодическую музыкальность". Его стихи, насыщенные музыкой, зажигали огонек счастья в сердцах читателей. Как поэт, Северянин находит себя в 1907. смотреть целиком

Кирилл (Константин) Симонов родился 28 ноября 1915 г. в Петрограде в семье военного. Отец его погиб на фронте в 1-ю мировую войну, Константин отца не помнил, вырастивший мальчика отчим Александр Григорьевич Иванишев был преподавателем в военных училищах. смотреть целиком

Игорь Северянин - необычный поэт, творчество которого сочетало "классическую банальность и мелодическую музыкальность". Его стихи, насыщенные музыкой, зажигали огонек счастья в сердцах читателей. Как поэт, Северянин находит себя в 1907 году. смотреть целиком

Знакомясь с поэзией начала XX века, я открыл для себя имена новых, незнакомых мне поэтов. Но особое место в моем сердце заняло имя автора, чьи стихи своей дерзостью, уверенностью, иронией будоражили тогдашнюю публику. Литературный псевдоним этого. смотреть целиком

Игорь Северянин — необычный поэт, творчество которого сочетало "классическую банальность и мелодическую музыкальность". Его стихи, насыщенные музыкой, зажигали огонек счастья в сердцах читателей. Как поэт, Северянин находит себя в 1907 году. смотреть целиком

Нынче мне очень близок и дорог Игорь Северянин. Сущность этого большого поэта, как всякого большого поэта, - в первооткрывательстве. Он рассказал мне то, что ранее не было известно. Мой путь к нему был труден и тернист, ибо был засорен нашим общим невежеством. смотреть целиком

Стихотворение Северянина И. В.
«Эпилог (Я, гений Игорь Северянин. )»

Картинка Анализ стихотворения Северянина Я гений № 3

"Эпилог (Я, гений Игорь Северянин. )"

Я, гений Игорь-Северянин,
Своей победой упоен:
Я повсеградно оэкранен!
Я повсесердно утвержден!

От Баязета к Порт-Артуру
Черту упорную провел.
Я покорил Литературу!
Взорлил, гремящий, на престол!

Я,- год назад,- сказал: "Я буду!"
Год отсверкал, и вот - я есть!
Среди друзей я зрил Иуду,
Но не его отверг, а - месть.

- Я одинок в своей задаче!-
Презренно я провозгласил.
Они пришли ко мне, кто зрячи,
И, дав восторг, не дали сил.

Нас стало четверо, но сила
Моя, единая, росла.
Она поддержки не просила
И не мужала от числа.

Она росла, в своем единстве
Самодержавна и горда,-
И, в чаровом самоубийстве,
Шатнулась в мой шатер орда.

От снегоскалого гипноза
Бежали двое в тлень болот;
У каждого в плече заноза,-
Зане болезнен беглых взлет.

Я их приветил: я умею
Приветить все,- божи, Привет!
Лети, голубка, смело к змею!
Змея! обвей орла в ответ!

Я выполнил свою задачу,
Литературу покорив.
Бросаю сильным на удачу
Завоевателя порыв.

Но даровав толпе холопов
Значенье собственного "я",
От пыли отряхаю обувь,
И вновь в простор - стезя моя.

Схожу насмешливо с престола
И ныне, светлый пилигрим,
Иду в застенчивые долы,
Презрев ошеломленный Рим.

Я изнемог от льстивой свиты,
И по природе я взалкал.
Мечты с цветами перевиты,
Росой накаплен мой бокал.

Мой мозг прояснили дурманы,
Душа влечется в Примитив.
Я вижу росные туманы!
Я слышу липовый мотив!

Не ученик и не учитель,
Великих друг, ничтожных брат,
Иду туда, где вдохновитель
Моих исканий - говор хат.

До долгой встречи! В беззаконце
Веротерпимость хороша.
В ненастный день взойдет, как солнце,
Моя вселенская душа!

См. также Игорь Северянин - стихи (Лотарев-Северянин И. В.) :

Эпиталама
Пою в помпезной эпиталаме - О, Златолира, воспламеняй! - Пою Безумье.

Эскиз вечерний
Она идет тропинкой в гору. Закатный отблеск по лицу И по венчальному.

Учебно-методический материал по литературе (11 класс) на тему:
"Я гений, Игорь Северянин. "

Картинка Анализ стихотворения Северянина Я гений № 4

Подписи к слайдам:

Слайд 1
Это было у моря… Это было у моря, где ажурная пена, Где встречается редко городской экипаж… Королева играла – в башне замка – Шопена, И внимая Шопену, полюбил её паж. Было всё очень просто, было всё очень мило: Королева просила перерезать гранат, И дала половину, и пажа истомила, И пажа полюбила, вся в мотивах сонат. А потом отдавалась, отдавалась грозово. До восхода рабыней пробыла госпожа… Это было у моря, где волна бирюзова. Где ажурная пена и соната пажа. Февраль 1910

Слайд 2
Игорь - Северянин (Игорь Васильевич Лотарёв) (1887-1941) «Я гений, Игорь Северянин…»

Слайд 3
Слово «эгофутуризм» - из названия сборника Игоря Северянина «Пролог. Эгофутуризм. Поэза грандос. Апофеозная тетрадь третьего тома» (1911). В январе 1912 года под флагом эгофутуризма вокруг Северянина объединились К. Олимпов, Г. Иванов, Грааль-Арельский. Эгофутуристический манифест: «Скрижали Академии эгопоэзии » ( восславление эгоизма, теософия, безумие индивидуально и др.) Предтечи: К.М. Фофанов и Мирра Лохвицкая (созерцание своего внутреннего мира как мира мечты, безысходная тоска, неприятие действительности) Эгофутуризм («я в будущем»)

Слайд 4
…До нас Державиным стал Пушкин, – Нам надо новых голосов! Теперь повсюду дирижабли Летят, пропеллером ворча, И ассонансы, точно сабли, Рубнули рифму сгоряча! Мы живы острым и мгновенным,- Наш избалованный каприз: Быть ледяным, но вдохновенным, И что ни слово, - то сюрприз. Не терпим мы дешевых копий, Их примелькавшихся тонов И потрясающих утопий Мы ждем, как розовых слонов… (из п ролога «Эгофутуризма». Поэза-грандиоз. И. Северянин) Эгофутуристы

Слайд 5
Лозунги «эгофутуризма» Душа – единственная истина. Самоутверждение личности. Поиски нового без отвергания старого. Осмысленные неологизмы. Смелые образы, эпитеты. Борьба со «стереотипами». Разнообразие метров.

Слайд 6
Поэт провозглашал ценность каждой личности «Жизнь человека одного – Дороже и прекрасней мира» Отмечает двойственность мира «И в зле – добро, и в добром – злоба» Выводит иерархию настоящих ценностей «Любовь! Россия! Солнце! Пушкин! – Могущественные слова!»

Слайд 7
Цель - выявление индивидуальности и отделение ее от коллектива, непрестанное устремление к достижению возможностей Будущего в Настоящем. Прославление современного города (электричества, машин и т.д.). « Элегантная коляска, в электрическом биеньи. Эластично шелестела по шоссейному песку. » «. И noд шинами мотора пыль дымилась, прыгал гравий. » («Июльский полдень ») Эстетизм ; влюбленность в рестораны, будуары; салонный эротизм. Словотворчество (« поэза », « окалошить », « олилиен » и др.). Особенности течения.

Слайд 8
«Король поэтов» Слава Игоря Северянина началась со знаменитой обмолвки Л.Толстого о ничтожестве русской поэзии: в подтверждение своего мнения Толстой процитировал северянинское. «Вонзите штопор в упругость пробки, и взоры женщин не будут робки» («Хабанера II »). В 1911 – сборник стихов «Пролог. Эгофутуризм. Поэза грандос » В 1913 г. - книга стихов «Громокипящий кубок». с предисловием Ф. Сологуба. В 1915г. – сб. «Ананасы в шампанском» В 1931 г. – сб. «Классические розы» «Большими аршинными шагами в длинном черном сюртуке выходил на эстраду высокий человек с лошадино-продолговатым лицом; заложив руки за спину, ножницами расставив ноги и крепко-накрепко упирая их в землю, он смотрел перед собою, никого не видя и не желая видеть, и приступал к скандированию своих распевно-цезурованных строф. Публики он не замечал, не уделял ей никакого внимания, и именно этот стиль исполнения приводил публику в восторг» (А.М. Арго. Из "Своими глазами: книга воспоминаний»).

Слайд 9
Чем привлекал поэт своих читателей-современников? Северянин очаровывал необычным, ярким, новым – звуками, ощущениями, красками, ритмами. Он превращал будничную жизнь в праздник, уводил в туманный мир роскоши и красоты, пускай «красивости». В этом выдуманном мире живут короли и королевы, принцы и принцессы, пажи, феи. Здесь и современный быт: рестораны, концерты, клубы, гостиные, загородные дачи, моторные ландо, бипланы, экспрессы, вуали, веера, ликёры… В этом мире скорость, красота, любовь, молодость, роскошь, «высь сфер» – экзотическое, уникальное и в то же время современное. Об этом необыкновенном мире писать надо необыкновенно: и Северянин изобретал новые жанры. Названия большинства – неологизмы: миньонет. синематограф, квадрат квадратов, эгополонез. поэметта. ассонет. диссона. газэлла. медальон, ноктюрн, хабанера, романс. Обычно поэт указывал жанры своих стихов. Многие из них носят характер баллады: в них присутствует короткий, необычный, напряжённый сюжет.

Слайд 10
«Сувенир критике» А. Блок: «У него нет темы». В. Брюсов: «Отсутствие знаний и неумение мыслить принижают поэзию Игоря Северянина и крайне суживают ее горизонт». Упрекает поэта в пошлости. К. Чуковский: «Его стих, кокетливо-пикантный, жеманный, жантильный, весь как бы пропитан этим воздухом бара, журфикса, кабарэ ». Игорь -Северянин Он тем хорош, что он совсем не то, Что думает о нём толпа пустая, Стихов принципиально не читая, Раз нет в них ананасов и авто. Фокстрот, кинематограф и лото Вот, вот куда людская мчится стая! А между тем душа его простая, Как день весны. Но это знает кто? Благословляя мир, проклятье войнам Он шлёт в стихе, признания достойном, Слегка скорбя, подчас слегка шутя Над всею первенствующей планетой. Он - в каждой песне им от сердца спетой, Иронизирующее дитя. (И. Северянин. 1926)

Слайд 11
Янтарная элегия (1911) Деревня, где скучал Онегин, Была прелестный уголок. А.С. Пушкин Вы помните прелестный уголок – Осенний парк в цвету янтарно-алом: И мрамор урн, поставленных бокалом На перекрёстке палевых дорог? Вы помните студёное стекло Зелёных струй форелевой речонки: Вы помните комичные опёнки Под кедрами, склонившими чело? Вы помните над речкою шале, Как я назвал трёхкомнатную дачу, Где плакал я от счастья, и заплачу Ещё не раз о счастье и тепле? Вы помните… О да! Забыть нельзя Того, что даже нечего и помнить… Мне хочется Вас грёзами исполнить И попроситься робко к Вам в друзья…

Слайд 12
Это – лирик, тонко воспринимающий природу и весь мир… Это – истинный поэт, глубоко переживающий жизнь и своими ритмами заставляющий читателя страдать и радоваться вместе с собой. Это – ироник. остро подмечающий вокруг себя смешное и низкое и клеймящий это в острой сатире. Это – художник, которому открылась тайна стиха… В. Брюсов «Игорь Северянин» (1915)

Слайд 13
Мороженое из сирени! - Мороженое из сирени! Мороженое из сирени! Полпорции десять копеек, четыре копейки буше. Сударыни, судари, надо ль? - не дорого - можно без прений. Поешь деликатного, площадь: придется товар по душе. Я сливочного не имею, фисташковое все распродал. Ах, граждане, да неужели вы требуете крэм-брюле. Пора популярить изыски, утончиться вкусам народа, На улицу специи кухонь, огимнив эксцесс в вирелэ. Сирень - сладострастья эмблема. В лилово- изнеженном крене Зальдись. водопадное сердце, в душистый и сладкий пушок. Мороженое из сирени, мороженое из сирени! Эй, мальчик со сбитнем, попробуй! Ей-богу, похвалишь. дружок! 1912. Сентябрь

Слайд 14
Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском! Удивительно вкусно, искристо и остро! Весь я в чем-то норвежском! Весь я в чем-то испанском! Вдохновляюсь порывно. И берусь за перо! Стрекот аэропланов! Беги автомобилей! Ветропросвист экспрессов! Крылолет буеров! Кто-то здесь зацелован! Там кого-то побили! Ананасы в шампанском - это пульс вечеров! В группе девушек нервных, в остром обществе дамском Я трагедию жизни претворю в грезофарс. Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском! Из Москвы - в Нагасаки! Из Нью-Йорка - на Марс! Январь 1915. Петроград. Ананасы в шампанском!

Слайд 15
«Мои ажурные стихи!» Самоирония («Допустим, я лирик, но я – и ироник »). Иногда его ирония достигает большой сатирической остроты («В смокингах, в шик опроборенные. великосветские олухи…») Неологизмы (« офиалчен », « молоточа », « оякорили », « разлепесточил » и др.) Ориентация скорее на слушателя, чем на читателя. Его поэзии свойственна мелодичность и благозвучие, стихи имеют близкое к романсному строфическое построение с многочисленными повторами и подхватами отдельных слов и целых фраз, изобилует рефренами и анафорами и разнообразными внутренними созвучиями в стихе - ассонансами и аллитерациями. Сверхдлинные строчки («О моя дорогая! Ведь теперь еще осень, ведь теперь еще осень…»).

Слайд 16
Классические розы (1925) Как хороши, как свежи были розы В моём саду! Как взор прельщали мой! Как я молил весенние морозы Не трогать их холодною рукой! И. Мятлев. 1843 В те времена, когда роились грёзы В сердцах людей, прозрачны и ясны, Как хороши, как свежи были розы Моей любви, и славы, и весны! Прошли лета, и всюду льются слёзы… Нет ни страны, ни тех, кто жил в стране… Как хороши, как свежи ныне розы Воспоминаний о минувшем дне! Но дни идут – уже стихают грозы. Вернуться в дом Россия ищет троп… Как хороши, как свежи будут розы, Моей страной мне брошенные в гроб! 1925

Слайд 17
Томление бури Сосны качались, сосны шумели, Море рыдало в бело-седом, Мы замолчали, мы онемели, Вдруг обеззвучел маленький дом. Облокотившись на подоконник, В думе бездумной я застывал. В ветре галопом бешеным кони Мчались куда-то, пенился вал. Ты на кровати дрожко лежала В полуознобе. в полубреду. Сосны гремели, море рыдало, Тихо и мрачно было в саду. Съежились листья желтых акаций. Рыжие лужи. Карий песок. Разве мы смели утром смеяться? Ты одинока. Я одинок. 1915. Июнь Эст- Тойла

Слайд 18
Поэза весеннего ощущения От тоски ты готова повеситься, Отравиться иль выстрелить в рот. Подожди три оснеженных месяца,— И закрутит весна хоровод. Будут петь соловьи о черемухе И черемуха — о соловьях. Дай-то бог револьверу дать промахи И веревке рассыпаться в прах. Будут рыб можжевеловой удочкой Подсекать остриями крючка. Будет лебедь со снежною грудочкой Проплывать по реке, так легка. Будут почки дышать влагой клейкою, Зеленеть и струить аромат, И, обрадованные лазейкою, Ливни шейку твою обструят. Зачеремушатся. засиренятся Под разливной рекою кусты. Запоют, зашумят, завесенятся Все подруги твои, как — и ты. Зазвенит, заликует, залюбится Все, что гасло зимой от тоски. Топором все сухое обрубится. Смело сочное пустит ростки. Чем повеситься, лучше загрезиться. Не травись и в себя не стреляй. Как-нибудь перебейся три месяца, Ну, а там недалеко и май! (1919)

Эпилог (Я, гений Игорь Северянин. )

Я, гений Игорь Северянин,
Своей победой упоен:
Я повсеградно оэкранен!
Я повсесердно утвержден!

От Баязета к Порт-Артуру
Черту упорную провел.
Я покорил литературу!
Взорлил, гремящий, на престол!

Я - год назад - сказал: "Я буду!"
Год отсверкал, и вот - я есть!
Среди друзей я зрил Иуду,
Но не его отверг, а - месть.

"Я одинок в своей задаче!"-
Прозренно я провозгласил.
Они пришли ко мне, кто зрячи,
И, дав восторг, не дали сил.

Нас стало четверо, но сила
Моя, единая, росла.
Она поддержки не просила
И не мужала от числа.

Она росла в своем единстве,
Самодержавна и горда,-
И, в чаровом самоубийстве,
Шатнулась в мой шатер орда.

От снегоскалого гипноза
Бежали двое в тлен болот;
У каждого в плече заноза,-
Зане болезнен беглых взлет.

Я их приветил: я умею
Приветить все,- божи. Привет!
Лети, голубка, смело к змию!
Змея, обвей орла в ответ!
3

Я выполнил свою задачу,
Литературу покорив.
Бросаю сильным наудачу
Завоевателя порыв.

Но, даровав толпе холопов
Значенье собственного "я",
От пыли отряхаю обувь,
И вновь в простор - стезя моя.

Схожу насмешливо с престола
И, ныне светлый пилигрим,
Иду в застенчивые долы,
Презрев ошеломленный Рим.

Я изнемог от льстивой свиты,
И по природе я взалкал.
Мечты с цветами перевиты,
Росой накаплен мой бокал.

Мой мозг проя снили дурманы,
Душа влечется в примитив.
Я вижу росные туманы!
Я слышу липовый мотив!

Не ученик и не учитель,
Великих друг, ничтожных брат,
Иду туда, где вдохновитель
Моих исканий - говор хат.

До долгой встречи! В беззаконце
Веротерпимость хороша.
В ненастный день взойдет, как солнце,
Моя вселенская душа!

Игорь Северянин, Октябрь 1912

Другие стихи поэта

Слушать стихотворение Северянина Я гений

Темы соседних сочинений

Картинка к сочинению анализ стихотворения Я гений

Анализ стихотворения Северянина Я гений