Анализ стихотворения Пушкина Руслан и людмила



Cочинение «Анализ поэмы Пушкина «Руслан и Людмила»»

Наслаждениям молодой жизни Пушкин отдавался таким же упоением, как отдавался литературе, как отдавался высоким идеям и свободным мыслям. Интересно, что за весь 1818 г. он почти вовсе не пишет писем, да и стихов пишет не так много. Ему явно не до них. Он весь в кружении, в забавах и соблазнах большого города. 27 октября 1819 г. он пишет ГГ. Б. Мансурову о своем образе жизни и говорит о шампанском, актрисах, картах. Но тут же он говорит и о «Зеленой лампе»: «Зеленая лампа нагорела — кажется, гаснет — а жаль. ». И здесь же делает политические признания: «Поговори мне о себе — о военных поселеньях. Это все мне нужно — потому, что я люблю тебя — и ненавижу деспотизм. ».

Для Пушкина все это не разное, а части единого: все это жизнь. Он пьет жадно весь кубок жизни — весь, не избирательно; он все хочет вкусить и опробовать. И ему, поэту, это оказывается полезным: полнота его жизни ведет к полноте творчества.

Первые два года пребывания Пушкина в Петербурге, сравнительно с более поздними годами, не слишком заполнены творчеством. Белинский был отчасти прав, когда говорил о «самобытных мелких стихотворениях» Пушкина, которые «не восходят далее 1819 года»19. Жажда прямого познания жизни, интерес к самым различным ее проявлениям на время замедлили творческую деятельность Пушкина. Замедлили, но не остановили. Он и теперь создает немало истинно поэтического в лирическом роде.

Загрузка...

От Державина в пушкинской оде «Вольность» особенный, умеренно-архаический стиль, ее возвышенны торжественно-высокий язык. Еще совсем недавно Пушки пародировал Державина. Теперь он обращается к нем; потому что именно в нем, в его стихах видит образе языка гражданской поэзии.

Стихотворение написано в том высоком стиле, в каком писалась ода «Вольность» и в каком будут написаны позднее его другие стихи на тему поэта. Несомненно — признаки стилистические являются тому доказательством,— что стихи гражданские и вольнолюбивые и стихи о поэте уже в ранний период его творчества осознавались Пушкиным кок близкие, едва ли не одного и того же рода.

Поэма-сказка Пушкина основана на свободной поэтике. В этом мире поэтической свободы Пушкин чувствует себя, как никто другой из его предшественников и современников, «власть имеющим». «„Руслан и Людмила",— писал Кюхельбекер,— поэма, в которой, при всех ее недостатках, более творческого воображения, нежели всей остальной современной русской словесности».

Сюжет поэмы — типично сказочный. Похищение невесты, поиски ее, мотив соперничества, пребывание героини в заколдованном царстве, совершение подвигов для ее спасения, счастливый конец — все это похоже на сказку. Повествование в поэме движется характерно сказочными приемами, но по ходу его, внутри сюжета, происходит постоянное столкновение сказочного и самого обыденного, фантастического и бытового. Колдунья оказывается не только злой, но и жалкой старухой, чародей Черномор — немощным стариком, волшебницы — более чем легкомысленными девицами, сказочная ужасная голова морщится, зевает и чихает. Авторская ирония, которая, как мы уже, но только разрушает строгие жанровые каноны.

Уж он приблизился: тогда
Княжа с постели соскочила,
Седого карлу за колпак
Рукою быстрой ухватила,
Дрожащий занесла кулак
И в страхе завизжала так,
Что всех арапов оглушила.

Поэтическая шалость и поэтическая шутка Пушнина — вовсе не безделка. Для него это всегда путь к этической свободе и к художественным открытиям. «Руслан и Людмила», заметил Б. В. Томашевский, «была поэмой, обращенной не к прошлому, а к будущему» 2в. Она намечала пути дальнейшего движения пушкинского гения. В ней вырабатывались те формы, которыми, усовершенствовав их и преобразив, Пушкин воспользуется В зрелых своих созданиях. В частности — в «Евгении Онегине».

Несомненно, что между первой пушкинской поэмой и его романом в стихах есть глубокая внутренняя преемственность, которую и сам Пушкин осознавал. Она заключается прежде всего в самих принципах художественного создания. Процесс одновременного разрушения и создания жанра, характерный для «Руслана и Людмилы», происходит и в «Евгении Онегине». В «Евгении Онегине» Пушкин разрушает традиционные формы романа.

Похожие сочинения

Интерес Пушкина к древнерусской истории усилился с выходом в 1818 г. первых восьми томов «Истории государства Российского» Карамзина. Пушкин «с жадностью и вниманием» прочитал труд Карамзина. В поэме «Руслан и Людмила» чувствуются отголоски этого чтения. смотреть целиком

Поэма — крупное стихотворное произведение с повествовательным или лирическим сюжетом. Известно много жанровых разновидностей поэм: героическая, дидактическая, сатирическая, историческая, лирико-драматическая и др. Существует много различных мнений критиков. смотреть целиком

Творчество Пушкина петербургского периода завершается выходом летом 1820 г. поэмы «Руслан и Людмила». Пушкин работал над ней в течение трех лет. Поэма представляет собой как бы синтез ранних поэтических исканий попа. Вместе с тем «Руслан и Людмила» -. смотреть целиком

1. Озорство и шутливое описание. 2. Подробности быта русского народа. 3. Принцип авторского самовыражения. 4. Исторические реалии в сказочном обрамлении. Победителю-ученику от побежденного учителя. В. А. Жуковский По признанию критиков того. смотреть целиком

1. Типичная для сказок композиция поэмы. 2. Волшебники и магия. Волшебные предметы. 3. Художественные приемы. Идет направо — песнь заводит, Налево — сказку говорит. А. С. Пушкин Поэма А. С. Пушкина «Руслан и Людмила» представляет собой. смотреть целиком

В поэме А.С.Пушкина "Руслан и Людмила" рассказыватся о борьбе Руслана с его соперниками. Во-первых, у Руслана было четыре соперника: Рогдай, Фарлаф, Ратмир и самый его тяжелый соперник - Черномор. Во-вторых, они боролись за Людмилу, потому. смотреть целиком

В петербургский период Пушкин написал и первую свою поэму— «Руслан и Людмила» (1820). По жанру это шуточная поэма, образцы которой были созданы русскими поэтами еще во второй.половине XVIII в. (поэт особенно ценил «Душеньку» Бог-лановича). Внимание Пушкина. смотреть целиком

Анализ поэмы «Руслан и Людмила»

Среди большинства сказочных произведений Пушкина поэма «Руслан и Людмила» поставлена неким особняком. В ней тесно переплелись чувства и события, присущи реальности и настоящим людям с мифическими персонажами, магией и волшебством.

Так, поэма начинается с волшебного дуба у лукоморья, где рассказывает разные сказки кот ученый, а русалки расселись на ветвях дуба, и все вокруг напоено магией и чародейством.

Затем поэт переносит читателя на роскошный свадебный пир, где во главе стола сидят новобрачные – Руслан и Людмила, вполне реальные молодые люди. Людмилу выдает замуж князь Владимир, и Руслан с восхищением смотрит на свою красавицу-невесту. Но до брачного ложа дело не доходит – в самый разгар девушку похищает Черномор. По описанию Черномор является маленьким злым карликом с неприлично длинной бородой. Причем поэт так расписывает эту одиозную личность, что создается ощущение отдельного существования чародея и бороды!

Начинается действо перед очами Людмилы – когда арапы вносят «бороду старца на подушках!»

Образ чародея в поэме монументален, он несет в себе отрицательные черты. Похищение им Людмилы посреди свадебного застолья олицетворяет лишение людей мирских добродетелей и благ. Ведь Людмилу Пушкин наделил поистине ангельскими чертами, он старается везде это подчеркивает. Так например он описывает песню Леля, который славит «… Людмилу-прелесть…», или сама Людмила, находясь в чертогах старца-волшебника, любуется собой. Поэт подчеркивает золотистость кудрей Людмилы, лилейность плеч, небрежность в том, как она расчесывает свои густые волосы.

При этом красавица умеет за себя постоять, когда с испугу, впервые увидев Черномора, она «рукою быстро ухватила … седого карлу за колпак» и отчаянно завизжала. Тут уж сам волшебник от страха упал и даже запутался в собственной бороде. Отдельного внимания заслуживает еще одна героиня – Наина. Поистине ее женская судьба во многом трагична. За образом злой колдуньи скрывается «…старушка дряхлая, седая», у нее сверкающие впалые глаза, трясущаяся голова и горб на спине. А ведь сама старуха рассказывает о временах, когда была потрясающей красавицей.

Ее любви добивался Черномор. Маг похитил ее и очаровал, но прошло время, и влюбленная Наина была отвергнута колдуном, поэтому она обратила свои чувства в чародейство и стала колдуньей.

Но в конце поэмы добро побеждает зло – Руслан проходит все препятствия, находит свою невесту и побеждает Черномора. Пристыженный чародей поступает на службу к Владимиру – отцу княжны Людмилы.

Если статья оказалась для вас полезной, то поделитесь ей с друзьями через социальные сети и оставьте свой комментарий. Потратив всего 10 секунд своего времени на два клика по кнопки соцсети, Вы поможете нашему проекту. Спасибо!

«Анализ поэмы Пушкина «Руслан и Людмила»»

Наслаждениям молодой жизни Пушкин отдавался таким же упоением, как отдавался литературе, как отдавался высоким идеям и свободным мыслям. Интересно, что за весь 1818 г. он почти вовсе не пишет писем, да и стихов пишет не так много. Ему явно не до них. Он весь в кружении, в забавах и соблазнах большого города. 27 октября 1819 г. он пишет ГГ. Б. Мансурову о своем образе жизни и говорит о шампанском, актрисах, картах. Но тут же он говорит и о «Зеленой лампе»: «Зеленая лампа нагорела — кажется, гаснет — а жаль. ». И здесь же делает политические признания: «Поговори мне о себе — о военных поселеньях. Это все мне нужно — потому, что я люблю тебя — и ненавижу деспотизм. ».

Для Пушкина все это не разное, а части единого: все это жизнь. Он пьет жадно весь кубок жизни — весь, не избирательно; он все хочет вкусить и опробовать. И ему, поэту, это оказывается полезным: полнота его жизни ведет к полноте творчества.

Первые два года пребывания Пушкина в Петербурге, сравнительно с более поздними годами, не слишком заполнены творчеством. Белинский был отчасти прав, когда говорил о «самобытных мелких стихотворениях» Пушкина, которые «не восходят далее 1819 года»19. Жажда прямого познания жизни, интерес к самым различным ее проявлениям на время замедлили творческую деятельность Пушкина. Замедлили, но не остановили. Он и теперь создает немало истинно поэтического в лирическом роде.

От Державина в пушкинской оде «Вольность» особенный, умеренно-архаический стиль, ее возвышенны торжественно-высокий язык. Еще совсем недавно Пушки пародировал Державина. Теперь он обращается к нем; потому что именно в нем, в его стихах видит образе языка гражданской поэзии.

Стихотворение написано в том высоком стиле, в каком писалась ода «Вольность» и в каком будут написаны позднее его другие стихи на тему поэта. Несомненно — признаки стилистические являются тому доказательством,— что стихи гражданские и вольнолюбивые и стихи о поэте уже в ранний период его творчества осознавались Пушкиным кок близкие, едва ли не одного и того же рода.

Поэма-сказка Пушкина основана на свободной поэтике. В этом мире поэтической свободы Пушкин чувствует себя, как никто другой из его предшественников и современников, «власть имеющим». «„Руслан и Людмила",— писал Кюхельбекер,— поэма, в которой, при всех ее недостатках, более творческого воображения, нежели всей остальной современной русской словесности».

Сюжет поэмы — типично сказочный. Похищение невесты, поиски ее, мотив соперничества, пребывание героини в заколдованном царстве, совершение подвигов для ее спасения, счастливый конец — все это похоже на сказку. Повествование в поэме движется характерно сказочными приемами, но по ходу его, внутри сюжета, происходит постоянное столкновение сказочного и самого обыденного, фантастического и бытового. Колдунья оказывается не только злой, но и жалкой старухой, чародей Черномор — немощным стариком, волшебницы — более чем легкомысленными девицами, сказочная ужасная голова морщится, зевает и чихает. Авторская ирония, которая, как мы уже, но только разрушает строгие жанровые каноны.

Уж он приблизился: тогда
Княжа с постели соскочила,
Седого карлу за колпак
Рукою быстрой ухватила,
Дрожащий занесла кулак
И в страхе завизжала так,
Что всех арапов оглушила.

Поэтическая шалость и поэтическая шутка Пушнина — вовсе не безделка. Для него это всегда путь к этической свободе и к художественным открытиям. «Руслан и Людмила», заметил Б. В. Томашевский, «была поэмой, обращенной не к прошлому, а к будущему» 2в. Она намечала пути дальнейшего движения пушкинского гения. В ней вырабатывались те формы, которыми, усовершенствовав их и преобразив, Пушкин воспользуется В зрелых своих созданиях. В частности — в «Евгении Онегине».

Несомненно, что между первой пушкинской поэмой и его романом в стихах есть глубокая внутренняя преемственность, которую и сам Пушкин осознавал. Она заключается прежде всего в самих принципах художественного создания. Процесс одновременного разрушения и создания жанра, характерный для «Руслана и Людмилы», происходит и в «Евгении Онегине». В «Евгении Онегине» Пушкин разрушает традиционные формы романа.

Другие сочинения по этому произведению

Анализ поэмы Пушкина «Руслан и Людмила»

Наслаждениям молодой жизни Пушкин отдавался таким же упоением, как отдавался литературе, как отдавался высоким идеям и свободным мыслям. Интересно, что за весь 1818 г. он почти вовсе не пишет писем, да и стихов пишет не так много. Ему явно не до них. Он весь в кружении, в забавах и соблазнах большого города. 27 октября 1819 г. он пишет ГГ. Б. Мансурову о своем образе жизни и говорит о шампанском, актрисах, картах. Но тут же он говорит и о «Зеленой лампе»: «Зеленая лампа нагорела — кажется, гаснет — а жаль…». И здесь же делает политические признания: «Поговори мне о себе — о военных поселеньях. Это все мне нужно — потому, что я люблю тебя — и ненавижу деспотизм…».

Для Пушкина все это не разное, а части единого: все это жизнь. Он пьет жадно весь кубок жизни — весь, не избирательно; он все хочет вкусить и опробовать. И ему, поэту, это оказывается полезным: полнота его жизни ведет к полноте творчества.

Первые два года пребывания Пушкина в Петербурге, сравнительно с более поздними годами, не слишком заполнены творчеством. Белинский был отчасти прав, когда говорил о «самобытных мелких стихотворениях» Пушкина, которые «не восходят далее 1819 года»19. Жажда прямого познания жизни, интерес к самым различным ее проявлениям на время замедлили творческую деятельность Пушкина. Замедлили, но не остановили. Он и теперь создает немало истинно поэтического в лирическом роде.

От Державина в пушкинской оде «Вольность» особенный, умеренно-архаический стиль, ее возвышенны торжественно-высокий язык. Еще совсем недавно Пушки пародировал Державина. Теперь он обращается к нем; потому что именно в нем, в его стихах видит образе языка гражданской поэзии.

Стихотворение написано в том высоком стиле, в каком писалась ода «Вольность» и в каком будут написаны позднее его другие стихи на тему поэта. Несомненно — признаки стилистические являются тому доказательством,— что стихи гражданские и вольнолюбивые и стихи о поэте уже в ранний период его творчества осознавались Пушкиным кок близкие, едва ли не одного и того же рода.

Поэма-сказка Пушкина основана на свободной поэтике. В этом мире поэтической свободы Пушкин чувствует себя, как никто другой из его предшественников и современников, «власть имеющим». «„Руслан и Людмила”,— писал Кюхельбекер,— поэма, в которой, при всех ее недостатках, более творческого воображения, нежели всей остальной современной русской словесности».

Сюжет поэмы — типично сказочный. Похищение невесты, поиски ее, мотив соперничества, пребывание героини в заколдованном царстве, совершение подвигов для ее спасения, счастливый конец — все это похоже на сказку. Повествование в поэме движется характерно сказочными приемами, но по ходу его, внутри сюжета, происходит постоянное столкновение сказочного и самого обыденного, фантастического и бытового. Колдунья оказывается не только злой, но и жалкой старухой, чародей Черномор — немощным стариком, волшебницы — более чем легкомысленными девицами, сказочная ужасная голова морщится, зевает и чихает. Авторская ирония, которая, как мы уже, но только разрушает строгие жанровые каноны.

· Уж он приблизился: тогда

· Княжа с постели соскочила,

· Седого карлу за колпак

· Рукою быстрой ухватила,

· Дрожащий занесла кулак

· И в страхе завизжала так,

· Что всех арапов оглушила.

Поэтическая шалость и поэтическая шутка Пушнина — вовсе не безделка. Для него это всегда путь к этической свободе и к художественным открытиям. «Руслан и Людмила», заметил Б. В. Томашевский, «была поэмой, обращенной не к прошлому, а к будущему» 2в. Она намечала пути дальнейшего движения пушкинского гения. В ней вырабатывались те формы, которыми, усовершенствовав их и преобразив, Пушкин воспользуется В зрелых своих созданиях. В частности — в «Евгении Онегине».

Несомненно, что между первой пушкинской поэмой и его романом в стихах есть глубокая внутренняя преемственность, которую и сам Пушкин осознавал. Она заключается прежде всего в самих принципах художественного создания. Процесс одновременного разрушения и создания жанра, характерный для «Руслана и Людмилы», происходит и в «Евгении Онегине». В «Евгении Онегине» Пушкин разрушает традиционные формы романа.

Поэзия петербургского периода — решающий этап в формировании оригинального поэтического стиля Пушкина. Взаимодействие трех стилевых стихий — архаической, субъективно-романтической и “прозаически”-сниженной, бытовой — уже не было следствием ученичества. Они сталкивались, боролись, перебивали друг друга. В этом своеобразный итог художественных экспериментов молодого Пушкина. Он не удовлетворен ни одной из существовавших поэтических систем. Его выбор — движение к такому художественному синтезу, который позволил бы выразить богатство жизненных впечатлений, страстей, мыслей и настроений.

Это движение ощутимо в первой поэме Пушкина “Руслан и Людмила”, задуманной еще в Лицее и завершенной незадолго до ссылки. Поэту наконец покорилась крупная эпическая форма — он перестал быть только поэтом-лириком. Оттолкнувшись от традиции, созданной Жуковским (сказочная поэма “Двенадцать спящих дев”), Пушкин создал глубоко оригинальное произведение. Это было завершение его жанровых и стилистических исканий 1810-х гг. и одновременно важная веха на пути к новым формам поэтического эпоса.

В 1820 г. в печати появилась поэма «Руслан и Людмила» — ироничная, возвышенная, лёгкая, проникнутая духом арзамасской вольницы. Действие её отнесено к легендарному прошлому, ко временам киевского князя Владимира Красное Солнышко; главный герой, князь Руслан, словно бы явился из средневекового рыцарского эпоса, а его коварный враг, злой карла Черномор, похитивший молодую жену князя красавицу Людмилу, — из русской волшебной сказки. Пушкин весело перемешал самые разные традиции, жанры, стили, чтобы полностью завладеть вниманием читателя. Поэма принесла Пушкину мгновенную славу.

«Кавказский пленник» был принят публикою с большим восторгом. В поэме Пушкин явился вполне самим собою и вместе с тем вполне представителем своей эпохи, поэма насквозь проникнута ее пафосом. Впрочем, пафос двойственен: поэт был явно увлечен двумя предметами – поэтическою жизнью вольных и диких горцев, и потом – элегическим идеалом души, разочарованной жизнию. Изображение обоих слилось у него в одну роскошно-поэтическую картину.

Грандиозный образ Кавказа с его воинствующими жителями в первый раз был воспроизведен русскою поэзию. Он тесно связал живые картины Кавказа с действием поэмы. Автор передает их как впечатления и наблюдения пленника (а не как свои). Описания дикой воли, разбойнического героизма, домашней жизни горцев дышат чертами ярко верными. Но черкешенка, которая связывает обе половины поэмы, - лицо совершенно идеальное и только внешним образом верное действительности. В ее изображении особенно высказалась вся незрелость и юность таланта Пушкина в то время. Самое положение, в которое поставил поэт два главные лица – положение, наиболее пленившее публику, отзывается мелодрамой. В речах героев столько элегической истины чувства, столько сердечности, столько страсти и страдания. Сцена освобождение пленника черкешенкою – чувство свободы борется с грустью по судьбе черкешенки.

Что такое пленник? Это – вторая половина двойственного содержания и двойственного пафоса поэмы. Пленник – герой того времени. Неопределенность и противоречивость лица самим с собою, которые делали его как бы безличным. Старость прежде юности – черты героев нашего времени со времен Пушкина. Он первый указал на них. Они – не случайное, но необходимое, хотя и печальное явления, вызванное тем, что общество развивается, как всякий индивидуум. Поэма застала общество в период его отрочества и почти перехода от отрочества в юношество. Главное лицо, пленник – полное выражение этого состояния общества.

Поэтически выражено самое прозаическое понятие (как черкешенка учила пленника языку). Некоторые выражения исполнены мысли, многие места отличаются поразительною верностью действительности времени, которого певцом и выразителем был поэт.

Проснулось сознание – и все, что люди почитают хорошим по привычке, тяжело пало на душу человека. Он в явной вражде с окружающей его действительностью, в борьбе с самим собою. Недовольный ничем, видя все время призраки, он летит вдаль за новыми призраками. «Быть жертвою простодушной клеветы». Таких эпитетов у Пушкина много, и только у него впервые стали являться такие эпитеты.

«Бахчисарайский фонтан». В диком татарине, пресыщенном гармонию любовию, вдруг вспыхивает более человеческое и высокое чувство к женщине, которая чужда всего, что составляет прелесть одалиски и что может пленять вкус азиатского варвара. В Марии – все европейское, романтическое: это дева средних веков, существо кроткое, скромное, детски благочестивое. Чувство, которое она невольно внушило Герею – романтическое, рыцарское, перевернувшее вверх дном татарскую натуру деспота-разбойника. Он уважает святыню этой беззащитной красоты, сам, не зная, как и почему. Он – варвар, для которого взаимность не была никогда необходимым условием истинного наслаждения, а ведет себя, как паладин средних веков. Большего от татарина нельзя и требовать. Но Мария убита ревнивою Заремою. Нет и ее. Смертью Марии не кончились для хана муки неразделенной любви. Мария взяла его жизнь. Встреча с нею – минута перерождения, и если он не стал человеком, то перестал быть животным и татарином в полном смысле этого слова. Мысль поэмы – перерождение (если не просветление) дикой души через высокое чувство любви. Мысль великая и глубокая. Так как поэт не справился с мыслью, то в самых патетических местах поэма мелодраматична. В драматизме проглядывается мелодраматизм. В монологе Заремы – театральное исступление страсти, характерное для молодых поэтов. Портреты Заремы и Марии (в особенности) – прекрасны, но в них проглядывается наивность юношеского одушевления.

Лучшая сторона поэмы – описания, живые картины мухаммеданского Крыма. В них нет элемента высокости (как в «Пленнике»), непобедимо очаровывают кроткою и роскошною поэзиею, которыми запечатлена соблазнительно прекрасная природа Тавриды (краски поэта всегда верны местности). Картины гарема, шаловливые забавы ленивой и уныло-однообразной жизни одалисок, татарская песня – живо, свежо, обаятельно. Описание евнуха, прислушивающегося подозрительным ухом к малейшему шороху, как-то чудно сливается с картиною этой фантастически прекрасной природы, и музыкальность стихов, сладострастие созвучий нежат и лелеят ухо. Легкая, светлая грусть, поэтическая задумчивость. Описание фонтана дышит глубоким чувством.

Музыкальный финал поэмы (гармония последних 20 стихов) – словно резюме, они сосредотачивают силу впечатления: в них и роскошь поэтических красок, и легкая, светла отрадно-сладостная грусть, навеянная немолчным журчанием Фонтана слез и представившая разгоряченной фантазии поэта таинственный образ мелькавшей летучею тенью женщины.

«Граф Нулин» — короткая шуточная поэма, написанная Пушкиным всего за два утра 13 и 14 декабря 1825 года [1] во время ссылки в Михайловском.

Пока молодой барин отбывает на осеннюю охоту, его жена Наташа скучает в усадебном доме. Безрадостное наблюдение за хозяйственными делами («Три утки полоскались в луже; Шла баба через грязный двор Бельё повесить на забор») прерывает появление гостя, чья коляска перевернулась поблизости: «Граф Нулин из чужих краев, Где промотал он в вихре моды Свои грядущие доходы, Себя казать, как чудный зверь, В Петрополь едет он теперь».

Ночью граф Нулин пытается соблазнить провинциальную барышню, тайком пробравшись к ней в спальню, но, получив пощёчину, ретируется. Утром Наташа ведёт себя, как ни в чём ни бывало, и граф Нулин вновь тешит себя надеждами. Появление мужа вынуждает его покинуть усадьбу. В конце поэмы содержится намёк, что Наташа вовсе не так чиста, как может показаться читателю: ночные похождения незадачливого графа больше всего забавляют её соседа Лидина, «помещика двадцати трёх лет».

Анализ поэмы Пушкина «Руслан и Людмила»

Наслаждениям молодой жизни Пушкин отдавался таким же упоением, как отдавался литературе, как отдавался высоким идеям и свободным мыслям. Интересно, что за весь 1818 г. он почти вовсе не пишет писем, да и стихов пишет не так много. Ему явно не до них. Он весь в кружении, в забавах и соблазнах большого города. 27 октября 1819 г. он пишет ГГ. Б. Мансурову о своем образе жизни и говорит о шампанском, актрисах, картах. Но тут же он говорит и о «Зеленой лампе»: «Зеленая лампа нагорела — кажется, гаснет — а жаль. ». И здесь же делает политические признания: «Поговори мне о себе — о военных поселеньях. Это все мне нужно — потому, что я люблю тебя — и ненавижу деспотизм. ».

Для Пушкина все это не разное, а части единого: все это жизнь. Он пьет жадно весь кубок жизни — весь, не избирательно; он все хочет вкусить и опробовать. И ему, поэту, это оказывается полезным: полнота его жизни ведет к полноте творчества.

Первые два года пребывания Пушкина в Петербурге, сравнительно с более поздними годами, не слишком заполнены творчеством. Белинский был отчасти прав, когда говорил о «самобытных мелких стихотворениях» Пушкина, которые «не восходят далее 1819 года»19. Жажда прямого познания жизни, интерес к самым различным ее проявлениям на время замедлили творческую деятельность Пушкина. Замедлили, но не остановили. Он и теперь создает немало истинно поэтического в лирическом роде.

От Державина в пушкинской оде «Вольность» особенный, умеренно-архаический стиль, ее возвышенны торжественно-высокий язык. Еще совсем недавно Пушки пародировал Державина. Теперь он обращается к нем; потому что именно в нем, в его стихах видит образе языка гражданской поэзии.

Стихотворение написано в том высоком стиле, в каком писалась ода «Вольность» и в каком будут написаны позднее его другие стихи на тему поэта. Несомненно — признаки стилистические являются тому доказательством,— что стихи гражданские и вольнолюбивые и стихи о поэте уже в ранний период его творчества осознавались Пушкиным кок близкие, едва ли не одного и того же рода.

Поэма-сказка Пушкина основана на свободной поэтике. В этом мире поэтической свободы Пушкин чувствует себя, как никто другой из его предшественников и современников, «власть имеющим». «„Руслан и Людмила",— писал Кюхельбекер,— поэма, в которой, при всех ее недостатках, более творческого воображения, нежели всей остальной современной русской словесности».

Сюжет поэмы — типично сказочный. Похищение невесты, поиски ее, мотив соперничества, пребывание героини в заколдованном царстве, совершение подвигов для ее спасения, счастливый конец — все это похоже на сказку. Повествование в поэме движется характерно сказочными приемами, но по ходу его, внутри сюжета, происходит постоянное столкновение сказочного и самого обыденного, фантастического и бытового. Колдунья оказывается не только злой, но и жалкой старухой, чародей Черномор — немощным стариком, волшебницы — более чем легкомысленными девицами, сказочная ужасная голова морщится, зевает и чихает. Авторская ирония, которая, как мы уже, но только разрушает строгие жанровые каноны.

  • Уж он приблизился: тогда
  • Княжа с постели соскочила,
  • Седого карлу за колпак
  • Рукою быстрой ухватила,
  • Дрожащий занесла кулак
  • И в страхе завизжала так,
  • Что всех арапов оглушила.

Поэтическая шалость и поэтическая шутка Пушнина — вовсе не безделка. Для него это всегда путь к этической свободе и к художественным открытиям. «Руслан и Людмила », заметил Б. В. Томашевский, «была поэмой, обращенной не к прошлому, а к будущему» 2в. Она намечала пути дальнейшего движения пушкинского гения. В ней вырабатывались те формы, которыми, усовершенствовав их и преобразив, Пушкин воспользуется В зрелых своих созданиях. В частности — в «Евгении Онегине».

Несомненно, что между первой пушкинской поэмой и его романом в стихах есть глубокая внутренняя преемственность, которую и сам Пушкин осознавал. Она заключается прежде всего в самих принципах художественного создания. Процесс одновременного разрушения и создания жанра, характерный для «Руслана и Людмилы», происходит и в «Евгении Онегине». В «Евгении Онегине» Пушкин разрушает традиционные формы романа.

Послушайте стихотворение Пушкина Руслан и людмила

Темы соседних сочинений