Анализ стихотворения Пушкина Бородинская годовщина



Бородинская годовщина (Пушкин)

Картинка Анализ стихотворения Пушкина Бородинская годовщина № 1
Бородинская годовщина

Великий день Бородина
Мы братской тризной поминая,
Твердили: «Шли же племена,
Бедой России угрожая;
Не вся ль Европа тут была?
А чья звезда её вела.
Но стали ж мы пятою твёрдой
И грудью приняли напор
Племён, послушных воле гордой,
10 И равен был неравный спор.

И что ж? свой бедственный побег,
Кичась, они забыли ныне;
Забыли русской штык и снег,
Погребший славу их в пустыне.
Знакомый пир их манит вновь [1] —
Хмельна для них славянов кровь;
Но тяжко будет им похмелье;
Но долог будет сон гостей
На тесном, хладном новоселье,
20 Под злаком северных полей!

Ступайте ж к нам: вас Русь зовёт!
Но знайте, прошеные гости!
Уж Польша вас не поведёт: [2]
Через её шагнёте кости!…»
Сбылось — и в день Бородина
Вновь наши вторглись знамена [3]
В проломы падшей вновь Варшавы;
И Польша, как бегущий полк,
Во прах бросает стяг кровавый —
30 И бунт раздавленный умолк.

Загрузка...

В боренье падший невредим;
Врагов мы в прахе не топтали;
Мы не напомним ныне им
Того, что старые скрижали
Хранят в преданиях немых; [4]
Мы не сожжём Варшавы их;
Они народной Немезиды
Не узрят гневного лица
И не услышат песнь обиды
40 От лиры русского певца.

Но вы, мутители палат, [5]
Легкоязычные витии,
Вы, черни бедственный набат,
Клеветники, враги России!
Что взяли вы. Ещё ли росс
Больной, расслабленный колосс?
Ещё ли северная слава
Пустая притча, лживый сон?
Скажите: скоро ль нам Варшава
50 Предпишет гордый свой закон?

Куда отдвинем строй твердынь? [6]
За Буг, до Ворсклы, до Лимана?
За кем останется Волынь?
За кем наследие Богдана? [7]
Признав мятежные права,
От нас отторгнется ль Литва?
Наш Киев дряхлый, златоглавый,
Сей пращур русских городов,
Сроднит ли с буйною Варшавой
60 Святыню всех своих гробов? [8]

Ваш бурный шум и хриплый крик
Смутили ль русского владыку?
Скажите, кто главой поник?
Кому венец: мечу иль крику?
Сильна ли Русь? Война, и мор,
И бунт, [9] и внешних бурь напор [10]
Её, беснуясь, потрясали —
Смотрите ж: всё стоит она!
А вкруг её волненья пали —
70 И Польши участь решена…

Победа! сердцу сладкий час!
Россия! встань и возвышайся!
Греми, восторгов общий глас.
Но тише, тише раздавайся
Вокруг одра, где он лежит, [11]
Могучий мститель злых обид,
Кто покорил вершины Тавра, [12]
Пред кем смирилась Эривань,
Кому суворовского лавра
80 Венок сплела тройная брань [13] .

Восстав из гроба своего,
Суворов видит плен Варшавы;
Вострепетала тень его
От блеска им начатой славы!
Благословляет он, герой,
Твоё страданье, твой покой,
Твоих сподвижников отвагу,
И весть триумфа твоего,
И с ней летящего за Прагу
90 Младого внука своего. [14]

5 сентября 1831

Датируется, согласно помете в брошюре, 5 сентября 1831 г. Напечатано Пушкиным впервые в брошюре «На взятие Варшавы. Три стихотворения В. Жуковского и А. Пушкина», СПб. 1831, стр. 11—15. Здесь допущена опечатка — в ст. 60 вместо «гробов» напечатано: «градов». Вошло в «Стихотворения А. Пушкина», часть третья, 1832, стр. 123—129, в отдел стихотворений 1831 г. (СП3). Здесь ошибки: в ст. 41 вместо «мутители» напечатано «мучители»; в ст. 69 вместо «её» напечатано «нея».

Написано по поводу взятия предместья Варшавы, Праги — 26 августа 1831 г. в день годовщины Бородинского боя 1812 г.

  1. Знакомый пир их манит вновь… — имеется в виду план интервенции, предлагавшийся депутатами французской палаты (см. выше — «Клеветникам России» ).
  2. Уж Польша вас не поведёт — напоминание об участии Польши (Варшавского герцогства, созданного Наполеоном в 1807 г.) в войне Наполеона против России в 1812 г.
  3. Вновь наши вторглись знамена — имеется в виду взятие Варшавы Суворовым в 1794 г.
  4. Того, что старые скрижали // Хранят в преданиях немых — разорение и сожжение Москвы во время польской интервенции 1611 г.
  5. Но вы, мутители палат — речь идет о выступлениях во французской палате депутатов Могена и Лафайета, которых Пушкин разумел в стихотворении «Клеветникам России», и новых выступлениях (30 июля и 15 августа ст. ст.) Клозеля, Лараби, Одиллона-Барро и Лафайета.
  6. Куда отдвинем строй твердынь? — Деятели польского восстания 1830 г. претендовали на присоединение украинских, белорусских и литовских земель.
  7. Наследие Богдана — то есть Богдана Хмельницкого, — Украина.
  8. Святыню всех своих гробов — «дело идет о могилах Ярослава и печерских угодников», — так объяснил этот стих сам Пушкин в письме к Е. М. Хитрово от середины сентября 1831 г. (подлинник на французском языке; см. т. 9).
  9. Война, и мор, и бунт — русско-турецкая война 1828—1829 гг. эпидемия холеры 1830—1831 гг. и, вероятно, восстание новгородских военных поселений летом 1831 г.
  10. Внешних бурь напор — планы интервенции.
  11. Вокруг одра, где он лежит — речь идет о И. Ф. Паскевиче (1782—1856), главнокомандующем русскими войсками, взявшими Варшаву, контуженном при штурме Праги.
  12. Кто покорил вершины Тавра (горной цепи в южной Армении), Пред кем смирилась Эривань — имеется в виду русско-персидская война 1827—1828 гг. и взятие крепости Эривани 1 октября 1827 г.
  13. Венок сплела тройная брань — Паскевич был победителем в трех войнах: русско-персидской 1827—1828 гг. русско-турецкой 1829 г. и русско-польской 1831 г.
  14. И весть триумфа твоего // И с ней летящего за Прагу // Младого внука своего. — Донесение Паскевича о взятии Варшавы было доставлено в Петербург внуком Суворова, кн. А. А. Суворовым (1804—1882).

Бородинская годовщина - Пушкин Александр Сергеевич

Картинка Анализ стихотворения Пушкина Бородинская годовщина № 2

Великий день Бородина
Мы братской тризной поминая,
Твердили: "Шли же племена,
Бедой России угрожая;
Не вся ль Европа тут была?
А чья звезда ее вела.
Но стали ж мы пятою твердой
И грудью приняли напор
Племен, послушных воле гордой,
И равен был неравный спор.

И что ж? свой бедственный побег,
Кичась, они забыли ныне;
Забыли русской штык и снег,
Погребший славу их в пустыне.
Знакомый пир их манит вновь -
Хмельна для них славянов кровь;
Но тяжко будет им похмелье;
Но долог будет сон гостей
На тесном, хладном новоселье,
Под злаком северных полей!

Ступайте ж к нам: вас Русь зовет!
Но знайте, прошеные гости!
Уж Польша вас не поведет:
Через ее шагнете кости. "
Сбылось - и в день Бородина
Вновь наши вторглись знамена
В проломы падшей вновь Варшавы;
И Польша, как бегущий полк,
Во прах бросает стяг кровавый -
И бунт раздавленный умолк.

В боренье падший невредим;
Врагов мы в прахе не топтали;
Мы не напомним ныне им
Того, что старые скрижали
Хранят в преданиях немых;
Мы не сожжем Варшавы их;
Они народной Немезиды
Не узрят гневного лица
И не услышат песнь обиды
От лиры русского певца.

Но вы, мутители палат,
Легкоязычные витии,
Вы, черни бедственный набат,
Клеветники, враги России!
Что взяли вы. Еще ли росс
Больной, расслабленный колосс?
Еще ли северная слава
Пустая притча, лживый сон?
Скажите: скоро ль нам Варшава
Предпишет гордый свой закон?

Куда отдвинем строй твердынь?
За Буг, до Ворсклы, до Лимана?
За кем останется Волынь?
За кем наследие Богдана?
Признав мятежные права,
От нас отторгнется ль Литва?
Наш Киев дряхлый, златоглавый,
Сей пращур русских городов,
Сроднит ли с буйною Варшавой
Святыню всех своих гробов?

Ваш бурный шум и хриплый крик
Смутили ль русского владыку?
Скажите, кто главой поник?
Кому венец: мечу иль крику?
Сильна ли Русь? Война, и мор,
И бунт, и внешних бурь напор
Ее, беснуясь, потрясали -
Смотрите ж: все стоит она!
А вкруг ее волненья пали -
И Польши участь решена.

Победа! сердцу сладкий час!
Россия! встань и возвышайся!
Греми, восторгов общий глас.
Но тише, тише раздавайся
Вокруг одра, где он лежит,
Могучий мститель злых обид,
Кто покорил вершины Тавра,
Пред кем смирилась Эривань,
Кому суворовского лавра
Венок сплела тройная брань.

Восстав из гроба своего,
Суворов видит плен Варшавы;
Вострепетала тень его
От блеска им начатой славы!
Благословляет он, герой,
Твое страданье, твой покой,
Твоих сподвижников отвагу,
И весть триумфа твоего,
И с ней летящего за Прагу
Младого внука своего.

БОРОДИНСКАЯ ГОДОВЩИНА

Картинка Анализ стихотворения Пушкина Бородинская годовщина № 3

Великий день Бородина
Мы братской тризной поминая,
Твердили: «Шли же племена,
Бедой России угрожая;
Не вся ль Европа тут была?
А чья звезда ее вела.
Но стали ж мы пятою твердой
И грудью приняли напор
Племен, послушных воле гордой,
И равен был неравный спор.

И что ж? свой бедственный побег,
Кичась, они забыли ныне;
Забыли русской штык и снег,
Погребший славу их в пустыне.
Знакомый пир их манит вновь —
Хмельна для них славянов кровь;
Но тяжко будет им похмелье;
Но долог будет сон гостей
На тесном, хладном новоселье,
Под злаком северных полей!

Ступайте ж к нам: вас Русь зовет!
Но знайте, прошеные гости!
Уж Польша вас не поведет.
Через ее шагнете кости. »

Сбылось — и в день Бородина
Вновь наши вторглись знамена
В проломы падшей вновь Варшавы;
И Польша, как бегущий полк,
Во прах бросает стяг кровавый —
И бунт раздавленный умолк.

В боренье падший невредим;
Врагов мы в прахе не топтали;
Мы не напомним ныне им
Того, что старые скрижали
Хранят в преданиях немых ;
Мы не сожжем Варшавы их;
Они народной Немезиды
Не узрят гневного лица
И не услышат песнь обиды
От лиры русского певца.

Но вы, мутители палат.
Легкоязычные витии,
Вы, черни бедственный набат,
Клеветники, враги России!
Что взяли вы. Еще ли росс
Больной, расслабленный колосс?
Еще ли северная слава
Пустая притча, лживый сон?
Скажите: скоро ль нам Варшава
Предпишет гордый свой закон?

Куда отдвинем строй твердынь.
За Буг, до Ворсклы, до Лимана?
За кем останется Волынь?
За кем наследие Богдана.
Признав мятежные права,
От нас отторгнется ль Литва?
Наш Киев дряхлый, златоглавый,
Сей пращур русских городов,
Сроднит ли с буйною Варшавой
Святыню всех своих гробов.

Ваш бурный шум и хриплый крик
Смутили ль русского владыку?
Скажите, кто главой поник?
Кому венец: мечу иль крику?
Сильна ли Русь? Война, и мор,
И бунт. и внешних бурь напор
Ее, беснуясь, потрясали —
Смотрите ж: все стоит она!
А вкруг ее волненья пали —
И Польши участь решена.

Восстав из гроба своего,
Суворов видит плен Варшавы;
Вострепетала тень его
От блеска им начатой славы!
Благословляет он, герой,
Твое страданье, твой покой,
Твоих сподвижников отвагу,
И весть триумфа твоего.
И с ней летящего за Прагу
Младого внука своего.

Воспроизводится по изданию: А. С. Пушкин. Собрание сочинений в 10 томах. М. ГИХЛ, 1959—1962. Том 2. Стихотворения 1823–1836.

© Электронная публикация — РВБ, 2000—2017. Версия 5.0 от 1 декабря 2016 г.

Исторические произведения Пушкина

Картинка Анализ стихотворения Пушкина Бородинская годовщина № 4

23 августа 2009

Тема исторического прошлого родины всегда волновала Пушкина, как поэта, так и прозаика. Им были созданы такие произведения, как "Песнь о вещем Олеге", "Бородинская годовщина", "Полтава", "Медный всадник", "Борис Годунов", "История Пугачевского бунта" и конечно же "Капитанская дочка". Все эти произведения описывают разные исторические события, разные исторические эпохи: начиная с полулегендарных событий, описанных в древнерусском памятнике "Повесть временных лет", заканчивая совсем еще свежими в памяти поэта и его современников событиями Отечественной войны 1812 года.

Одно из первых таких произведений — "Песнь о вещем Олеге", написанная в 1822 году, в котором дается поэтическая версия автора о кончине великого русского князя, прославившегося своими удачными военными походами и победами над сильными врагами, в частности, над Византией: "Твой щит на вратах Цареграда".

Тема торжества русского оружия, героизма русского народа, победителя и освободителя, ярко и сильно звучит и произведениях, посвященных Отечественной войне 1812 года. Как прекрасны строки седьмой главы "Евгения Онегина". воспевающие подвиг Москвы:

Напрасно ждал Наполеон,

Последним счастьем упоенный,

С ключами старого Кремля;

Нет, не пошла Москва моя

К нему с повинной головою.

В строках стихотворения "Воспоминания в Царском Селе" перед нами встают прославившиеся в боях "Перун кагульских берегов" Румянцев, "вождь полунощного флага" Орлов. Этой же теме посвящено стихотворение "Бородинская годовщина", написанное в 1831 году по поводу взятия предместья Варшавы.

Одно из центральных мест в творчестве Пушкина занимает образ Петра I. Пушкин видел в образе Петра I образцового правителя государства. Он пишет в поэме "Полтава":

Была та смутная пора,

Когда Россия молодая,

В бореньях силы напрягая,

Мужала с гением Петра .

Похожие мысли встречаются и в "Медном всаднике", где он говорит о славном правлении Петра, называя его "властелином судьбы", поднявшем "Россию на дыбы" и прорубившем "окно в Европу".

Неоконченное произведение "Арап Петра Великого" продолжает эту тему. В этом произведении поэт рассказывает нам о своем предке, прадеде Ибрагиме Ганнибале.

В драме "Борис Годунов" обращается Пушкин к иной эпохе, эпохе смутного времени. Это был период тяжелейших испытаний для России. Драма "Борис Годунов" — в определенном смысле новаторское произведение, в котором народ показан движущей силой истории. В этом произведении автор, предвосхищая Достоевского, развенчивает теорию, что якобы цель оправдывает средства. Оба — и царь Борис, и Раскольников — совершают преступления, оправдывая себя "благими намерениями", забывая, что именно ими вымощена дорога в ад.

"Капитанская дочка" — наиболее значительное историческое произведение Пушкина по объему исследовательской работы, которую проделал автор. "Капитанскую дочку" автор написал, работая над "Историей Пугачевского бунта" — документальным произведением с массой свидетельств, характеризующих ожесточение противоборствующих сторон. Но "Капитанская дочка" — это романтическое произведение. На разницу этих двух произведений указывала Марина Цветаева в эссе "Мой Пушкин", по своему оригинально проведя границу между понятием реализма и романтизма. Пушкин — исследователь знает кровавую цену восстания со всеми ужасающими подробностями. Пушкин — поэт помнит о ней, устами Швабрина пугая Машу участью Елизаветы Харловой. Помним о ней и мы, думая о возможности Гринева отправиться, как и его прототип, сержант Кармицкий, с камнем на шее "вниз по Яику". Эту поэтизацию, этот романтический ореол вокруг

Пугачева, созданный Пушкиным, Марина Цветаева назвала словом "чара".

В повести "Капитанская дочка" Пушкин впервые разработал новый эпический жанр — жанр исторической повести, исторического романа. Отдавая дань поэту, наш современник Давид Самойлов так напишет об этом удивительном произведении:

Начало русской прозы,

Не свифтов смех,

Не вертеровы слезы,

А заячий тулупчик Пугача,

Насильно снятый с барского плеча.

"Капитанская дочка" является началом русской исторической прозы. Без него не было бы "Тараса Бульбы" Н.В.Гоголя, "Войны и мира" Л.Н.Толстого, "Петра I" А.Н.Толстого.

Войти через ВКонтакте Войти через Facebook Войти через Twitter

Войти через Одноклассники

Если вы уже зарегистрированы на Конте, то вам необходимо войти в свой аккаунт.

Регистрируясь на Конте, вы присоединяетесь к десяткам тысяч авторов, писателей и читателей, теоретиков и практиков, профессионалов и любителей. Вы получаете возможность делиться своими идеями, мыслями, фантазиями с огромной аудиторией. Ведь хорошая статья заслуживает большой аудитории.

"Клеветникам России" и "Бородинская Годовщина" - самые акутальные и патриотичные стихи Пушкина

Отключить рекламу на Конте

Об Александре Сергеевиче Пушкине сказано и написано многое. Великий поэт известен своими сказками, любовными стихами, поэмами, однако есть произведения, которые для меня являются очень важным. Первое - это вечно актуальное стиховторение-ода "Клеветникам России ".Написано оно было в 1831 году и связано с Варшавским восстанием.

Эдакий польский Майдан 19го века. Как и в наше время, антироссийские события активно поддерживались Западом.

О чем шумите вы, народные витии?

Зачем анафемой грозите вы России?

Что возмутило вас? волнения Литвы?

Оставьте: это спор славян между собою,

Домашний, старый спор, уж взвешенный судьбою,

Вопрос, которого не разрешите вы.

Уже давно между собою

Враждуют эти племена;

Не раз клонилась под грозою

То их, то наша сторона.

Кто устоит в неравном споре:

Кичливый лях, иль верный росс?

Славянские ль ручьи сольются в русском море?

Оно ль иссякнет? вот вопрос.

Оставьте нас: вы не читали

Сии кровавые скрижали;

Вам непонятна, вам чужда

Сия семейная вражда;

Для вас безмолвны Кремль и Прага;

Бессмысленно прельщает вас

Борьбы отчаянной отвага —

И ненавидите вы нас.

За что ж? ответствуйте: за то ли,

Что на развалинах пылающей Москвы

Мы не признали наглой воли

Того, под кем дрожали вы?

За то ль, что в бездну повалили

Мы тяготеющий над царствами кумир

И нашей кровью искупили

Европы вольность, честь и мир.

Вы грозны на словах — попробуйте на деле!

Иль старый богатырь, покойный на постеле,

Не в силах завинтить свой измаильский штык?

Иль русского царя уже бессильно слово?

Иль нам с Европой спорить ново?

Иль русский от побед отвык?

Иль мало нас? Или от Перми до Тавриды,

От финских хладных скал до пламенной Колхиды,

От потрясенного Кремля

До стен недвижного Китая,

Стальной щетиною сверкая,

Не встанет русская земля.

Так высылайте ж к нам, витии,

Своих озлобленных сынов:

Есть место им в полях России,

Среди нечуждых им гробов.

Вот такие вот слова. На мой взгляд, они актуальны с 1831 года и по сей день. А отдельные строки вполне могут стать девизом России.

В связке с этим, Пушкин написал еще одно произведение. Оно тоже связано с событиями в Варшаве и называется "Бородинская Годовщина ".

Великий день Бородина

Мы братской тризной поминая,

Твердили: «Шли же племена,

Бедой России угрожая;

Не вся ль Европа тут была?

А чья звезда ее вела.

Но стали ж мы пятою твердой

И грудью приняли напор

Племен, послушных воле гордой,

И равен был неравный спор.

И что ж? свой бедственный побег,

Кичась, они забыли ныне;

Забыли русской штык и снег,

Погребший славу их в пустыне.

Знакомый пир их манит вновь —

Хмельна для них славянов кровь;

Но тяжко будет им похмелье;

Но долог будет сон гостей

На тесном, хладном новоселье,

Под злаком северных полей!

Ступайте ж к нам: вас Русь зовет!

Но знайте, прошеные гости!

Уж Польша вас не поведет:

Через ее шагнете кости. »

Сбылось — и в день Бородина

Вновь наши вторглись знамена

В проломы падшей вновь Варшавы;

И Польша, как бегущий полк,

Во прах бросает стяг кровавый —

И бунт раздавленный умолк.

В боренье падший невредим;

Врагов мы в прахе не топтали;

Мы не напомним ныне им

Того, что старые скрижали

Хранят в преданиях немых;

Мы не сожжем Варшавы их;

Они народной Немезиды

Не узрят гневного лица

И не услышат песнь обиды

От лиры русского певца.

Но вы, мутители палат,

Вы, черни бедственный набат,

Клеветники, враги России!

Что взяли вы. Еще ли росс

Больной, расслабленный колосс?

Еще ли северная слава

Пустая притча, лживый сон?

Скажите: скоро ль нам Варшава

Предпишет гордый свой закон?

Куда отдвинем строй твердынь?

За Буг, до Ворсклы, до Лимана?

За кем останется Волынь?

За кем наследие Богдана?

Признав мятежные права,

От нас отторгнется ль Литва?

Наш Киев дряхлый, златоглавый,

Сей пращур русских городов,

Сроднит ли с буйною Варшавой

Святыню всех своих гробов?

Ваш бурный шум и хриплый крик

Смутили ль русского владыку?

Скажите, кто главой поник?

Кому венец: мечу иль крику?

Сильна ли Русь? Война, и мор,

И бунт, и внешних бурь напор

Ее, беснуясь, потрясали —

Смотрите ж: все стоит она!

А вкруг ее волненья пали —

И Польши участь решена.

Победа! сердцу сладкий час!

Россия! встань и возвышайся!

Греми, восторгов общий глас.

Но тише, тише раздавайся

Вокруг одра, где он лежит,

Могучий мститель злых обид,

Кто покорил вершины Тавра,

Пред кем смирилась Эривань,

Кому суворовского лавра

Венок сплела тройная брань.

Восстав из гроба своего,

Суворов видит плен Варшавы;

Вострепетала тень его

От блеска им начатой славы!

Благословляет он, герой,

Твое страданье, твой покой,

Твоих сподвижников отвагу,

И весть триумфа твоего,

И с ней летящего за Прагу

Младого внука своего.

Два патриотичных стиха Пушкина показывают не только его дизненную позицию, но и то, почему он - Великий русский поэт. И неплохо было бы максимально распространять эти два произведения как у нас, так и в странах "западных партнеров". История имеет свойство повторяться.

Решение России о признании документов ДНР и ЛНР встретило громкую критику со стороны США. Однако и.о. постпреда РФ в ООН Петр Ильичев сумел отстоять позицию нашей страны и достойно ответил на обвинения в адрес России на заседании Совбеза ООН.Таким образом, можно сказать с уверенностью: новый дипломат, заступивший на должность постпреда РФ в ООН после вн.

Моя любимая рубрика - несбывшиеся пророчества о крахе России. Написал Альфред много, но читается с удовольствием: Еще совсем недавно все эти либеральные клоуны наперебой строчили прогнозы о будущем России, один мрачнее другого. Сегодня, когда, казалось бы, нас все еще разрывают в клочья санкции и нефть далеко не 120, пессимизм пророков радикальной оппозиции.

Бывает забавно читать откровения укроэкономистов спустя несколько лет. Сегодня вдруг выясняется, что от прежде «дотационного» Донбасса, оказывается, полностью зависит, будет на Украине свет и тепло или нет. Да и вообще жизнь. Крым тоже, помнится, висел тяжкой гирей на бюджете нэньки. Оказывается, Крым ежегодно обходился Украине в 3 миллиарда гривен.

Добрый вечер! Спешу подвести итоги прошедшего дня, и поделиться с вами своими мыслями относительно некоторых событий, произошедших в недалеком прошлом. Начнем? Первое место. Нет, я никогда не устану восхищаться женщинами. На этот раз речь пойдет не об их красоте и женственности, и даже не об их умении поддерживать огонь в семейном очаге. Хочу поговорить.

Послушать стихотворение Пушкина Бородинская годовщина

Темы соседних сочинений

Картинка к сочинению анализ стихотворения Бородинская годовщина

Анализ стихотворения Пушкина Бородинская годовщина