Анализ стихотворения Полонского Лунный свет



24 строки. Лунный свет. Полонский Яков

Картинка Анализ стихотворения Полонского Лунный свет № 1

Непонятное блаженство!
Непонятная тоска!

В этих заключительных строках
стиха поэт даёт определение
жизни для русского человека.

На скамье, в тени прозрачной
Тихо шепчущих листов,
Слышу - ночь идет, и - слышу
Перекличку петухов.
Далеко мелькают звезды,
Облака озарены,
И дрожа тихонько льется
Свет волшебный от луны.

Жизни лучшие мгновенья -
Сердца жаркие мечты,
Роковые впечатленья
Зла, добра и красоты;
Все, что близко, что далеко,
Все, что грустно и смешно,
Все, что спит в душе глубоко,
В этот миг озарено.

Отчего ж былого счастья
Мне теперь ничуть не жаль,
Отчего былая радость
Безотрадна, как печаль,
Отчего печаль былая
Так свежа и так ярка?-
Непонятное блаженство!
Непонятная тоска!

На скамье, в тени прозрачной
Тихо шепчущих листов,
Слышу - ночь идет, и - слышу
Перекличку петухов.
Далеко мелькают звезды,
Облака озарены,
И дрожа тихонько льется
Свет волшебный от луны.

Жизни лучшие мгновенья -
Сердца жаркие мечты,
Роковые впечатленья
Зла, добра и красоты;
Все, что близко, что далеко,
Все, что грустно и смешно,
Все, что спит в душе глубоко,
В этот миг озарено.

Отчего ж былого счастья
Мне теперь ничуть не жаль,
Отчего былая радость
Безотрадна, как печаль,
Отчего печаль былая
Так свежа и так ярка?-
Непонятное блаженство!
Непонятная тоска!

Яков Полонский - ЛУННЫЙ СВЕТ.

Сравнительный анализ стихотворений А.А.Григорьева «Комета», А.С.Пушкина «Портрет» и А.А.Блока «без названия».

К омета. Комета – это что-то неожиданное, феерическое, непонятное, ослепительной полосой нарушающее привычную гармонию ночного неба. Комета – это пылающий осколок, прилетевший в наш мир из далекой, неизведанной бездны. Наверное, поэтому комета – явление всегда немного пугающее. Все три стихотворения, написанные в разное время разными авторами (А.А.Григорьевым, А.С.Пушкиным и А.А.Блоком), посвящены комете – этому странному «пылающему» явлению. Но о комете ли на самом деле пишут эти поэты? Чем похожи их произведения, и чем они различаются. Именно на эти вопросы я попытаюсь ответить.

Первое стихотворение принадлежит А.А. Григорьеву и называется «Комета». При первом прочтении перед глазами возникают образы: образ ослепительной кометы стрелой пронзающей ночную темноту неба. Она яркой полосой промелькнула среди миллионов сверкающих звезд, но менее ярких, чем комета. Прочтение второе. Уже можно выделить два полюса: звезды и комета. Между ними возникает своеобразный «конфликт». Звезд – много («сонм звезд» - метафора), комета – одна. Звезды «свершают определенный путь спокойно», «размеренно и стройно», «как звуков перелив, одна вослед другой» - сравнение; комета же горит, она – «неправильная черта»(метафора), «недосозданная», «вся полная раздора», «невзнузданных стихий неистового спора»(эпитеты, метафоры). Комета вносит хаос, разлад в привычный, размеренный хоровод звезд («разрушение гармонии»). Прочтение третье… Возникают ассоциации, приходит осознание, что все стихотворение А.А.Григорьева – развернутая метафора. Мне кажется, что не о комете как таковой пишет автор, под образом кометы он подразумевает какое-то явление, нарушающее привычный уклад жизни, словно комета, вносящее смятение и хаос. Все стихотворение представляет собой словно полет кометы, оно очень динамичное. запятые или отсутствие знаков ускоряет темп, нет деления на строфы… И лишь ближе к концу автор задает риторический вопрос, усиливая паузу троеточием, как будто давая читателю «отдышаться» перед самым главным… Возникает вопрос: если комета – явление дисгармоничное, - значит, оно неправильное? Нет. Из последних строк видно, что комета из «лона отчего», «из родника творенья» (метафоры, то есть с неба), она послана Богом, чтобы путем борьбы и испытания «очистить старое и создать что-то новое («цель очищения и самозданья»). Мне хочется верить, что под этим феерическим явлением, рано или поздно нарушающего привычную гармонию жизни, А.А.Григорьев подразумевал… Любовь. Ведь она, точно так же как комета порой врывается в нашу жизнь. И ей нет дела до «общего смущения звезд»,то есть до всех тех, кто вокруг нее, весь мир (ведь звезд много) для нее иной. И Любовь призвана очистить нашу жизнь. Пусть даже путем нелегкой борьбы.

Второе стихотворение принадлежит А.С.Пушкину и называется «Портрет». При первом прочтении, кажется, что речь идет о человеке. «С своей пылающей душой», « с своими бурными страстями» - эти определения, как правило, применяются к людям. Автор пишет о «ней»? Женщина? Может быть, комета? А «жены севера» (перифраз) – звезды? В последней строке поэт сравнивает «ее» с «беззаконной кометой в кругу расчисленном (архаизм) светил» (сравнение). Значит, не о комете идет речь… Прочтение второе. Также как и у А.А. Григорьева стихотворение А.С.Пушкина очень динамичное, представляющее собой одно предложение, но оно очень маленькое. Может, речь идет все-таки о человеке? Прочтение третье. Я прихожу к выводу, что, наверное, также как и А.А.Григорьев А.С.Пушкин имел ввиду… тоже Любовь, похожую на комету: « с пылающей душой», «бурными страстями» (так присущими Любви). Она словно комета, которая является порой «неожиданно», меж «жен севера», то есть звезд, «мимо всех условий света» (замечу, что именно «мимо», а не «вопреки», как комета пролетает мимо звезд), «стремится до утраты сил» ( ведь комета сгорает прежде чем упасть на землю, Любовь также «горит», живет до «утраты сил»). Именно потому что Любовь проходит «мимо всех условий», она – как будто «беззаконная комета», явление уникальное и единичное среди тысяч других людей («в кругу расчисленном светил», то есть людей). Таким образом, можно понять, что А.С.Пушкин, также как и А.А.Григорьев написал «портрет» - портрет любви.

И наконец, третье стихотворение принадлежит А.А.Блоку. Оно, в отличие от двух предыдущих стихотворений, разделено на пять строф, но также как у А.С.Пушкина и А.А.Григорьева динамично, благодаря перекрестным рифмам. Признаюсь, для меня оно было самым трудным для понимания. Но точно также как и в предыдущих двух стихотворениях, мне кажется, что речь идет о Любви, которую Блок сравнивает с «факелом-кубком», осветившим ночную мглу. Здесь можно выделить два полюса: «я» и «ты». Свет и мгла. Любовь в этом стихотворении также и комета, чей «шлейф забрызган звездами» (метафора). Небо « смотрит синим, синим, синим взором» (лексический повтор). Любовь поднимает «костер меж землей и небесами», словно комета, и когда вдруг «пали душные туманы», «погас свет» и «прошлась мгла» (метафора). Она дала ему в руки факел – кубок, великую силу любви которая осветила «купол синий» (метафора), «расплескала млечный путь» (метафора)… Последняя строфа поражает своей трагичностью: «как мой путь страдальный сладок» (оксюморон), как легко и ясно умирать ( в этих строках используется анафора). Легко и ясно умирать, потому что эта «комета», то есть Любовь осветила мглу и облегчила страдания…

Таким образом, все три стихотворения, хотя они и написаны в разное время разными авторами, посвящены одной теме – силе Любви. И хотя авторы прибегают к разным средствам выразительности, все они используют одну метафору: Любовь как комета.

Ведь Любовь также как и комету нельзя предвидеть. Любовь – это что-то феерическое, непонятное, ослепительной полосой нарушающее привычную гармонию жизни. Это пылающий осколок, который освещает собой однообразие бытия.

учитель Антипова Т.В.

Стихотворения Ю.Д. Левитанского и А.А. Тарковского посвящены теме «слова». Слово здесь является объектом для понимания и рассмотрения.

Уже с самого начала оба поэта предлагают нам два совершенно разных понимания слова: «музыка моя, слова …» и «слово только оболочка». Первое в стихотворении – пронизывает весь текст. И действительно, всё произведение Левитанского необычайно музыкально. Каждая строфа становится отдельной историей. Каждая представляет читателю некий визуальный, ассоциативный ряд, целую картину. Всего этого поэт достигает благодаря использованию однородных членов и ярких аллитераций. Взгляните: «спряженье», «сближенье», «обнаруженье». А уже в следующей строке: «осень, синь, синица». И так на протяжении всего стихотворения. Настроение лирического героя переполнено вдохновением; он, подобно «певцу любви», любви к каждому звучанию языка, объединяет предметы по принципу их созвучности. Он будто создаёт из них целый оркестр, восхищаясь складностью мотива: «Ах, как музыка играет, то ли сердце замирает …». Опять же аллитерация – на этот раз на [ р ]. Это произведение напоминает нам о творчестве Бориса Пастернака, о его «Во всём мне хочется дойти до самой сути …».

Если у Ю.Д. Левитанского стихотворение передаёт лишь мгновенный порыв, лёгкость в восприятии слова как «музыки», то у Арсения Тарковского мы встречаем знакомые нам ещё по «Пророку» А.С. Пушкина и « Silen с ium » Ф.И. Тютчева мотивы рассуждения на тему владения словом и отношения к нему. Поэт заявляет, что слово – «оболочка», «плётка, звук пустой». Но всё не так просто, ведь «в нём бьётся розовая точка, странным светится огнём». А уже в третьей строфе: « … власть от века есть у слова». Таким образом, слово для лирического героя двойственно, и поэтому никогда не стоит его недооценивать. Любое может из «розовой точки» превратиться в предсказание, «в плёнку жребиев людских». И поэтому поэт, у которого «пути другого на свете нет», должен быть осторожен, «не описывать заранее ни сражений, ни любви». Вспомним В. Брюсова, который в одном из своих стихотворений дал «три завета» «юному поэту». Тарковский же не поучает, а больше предостерегает. Он призывает поэта быть осторожным с ролью «пророка». Это ответственность, при которой «на тебя любая строчка точит нож в стихах твоих». Стихотворение «Слово» написано преимущественно ямбом, в нём уже нет той лёгкости и восторженности, как у Левитанского. Оно посвящено размышлениям о судьбе поэта, проносящего с собой через всю жизнь своё творчество. У А. Блока ямб ассоциировался со смертью. Действительно, чем дальше мы читаем текст, тем более нагнетается атмосфера: «странный огонь», «дела нет», «власть», «опасайся», «смерть», «жребий», «точит нож».

Стихотворения Ю.Д. Левитанского и А.А. Тарковского написаны в разной стилистике, отражают различные настроения и взгляды. Для первого слово - это «музыка», свободная игра, от которой «кружится голова». Для второго – «власть», при которой «любая строчка точит нож». Но для обоих поэтов слово становится высшей ценностью, являющейся мерилом всех вещей.

9 класс, МОУ гимназия № 18,

учитель Мурашова О.А.

Ночь и лунный свет – различия сходства.

Проведем сравнительный анализ стихотворений В. А. Жуковского «Ночь» и Я. П. Полонского «Лунный свет». В стихотворении Жуковского рассказывается о том, как заканчивается «утомившийся день» и наступает «молчаливая ночь». В первой строфе автор рисует нам картину заката: Уже утомившийся день

Склонился в багряные воды,

Темнеют лазурные своды,

Прохладная стелется тень…

Жуковский использует большое количество эпитетов, что помогает представить картину еще лучше, понять чувства автора, которые он испытывает при виде такого пейзажа. Самый яркий эпитет, олицетворяющий день, сравнивающий его с живым человеком, - это «утомившийся». День устал, и, чтобы он «отдохнул», на смену ему приходит ночь. Жуковский пишет: «багряные воды», и мы представляем реку, красно-алую от заходящего за горизонт ее водной глади солнца. Темнеет небосвод и становится холодно, опускается мрак:

Темнеют лазурные своды,

Прохладная стелется тень…

И вот наступает «молчаливая ночь». Почему молчаливая? Очевидно, потому что все стихает и замирает до рассвета. Жуковский олицетворяет ночь:

И ночь молчаливая мирно

Пошла по дороге эфирной…

Мы представляем ночь, как девушку, идущую по дороге, а навстречу ей дует ветерок. Ведь эфир – это античное название западного ветра. Описание заката и прихода ночи подготавливают читателя к восприятию второй, эмоциональной части стихотворения. Во второй строфе мы видим обращение лирического героя к ночи, как к живому существу. Он просит ее, чтобы та сошла на землю и укрыла все своим «волшебным покрывалом», «дала мира усталым сердцам». Метафора «волшебным твоим покрывалом» создает образ ночи-волшебницы, целительницы душ. Когда наступает ночь, все окутывается мраком, будто, покрывалом, стихает и спит до наступления следующего дня. Эти две центральные строки в первом катрене второй строфы построены по принципу синтаксического параллелизма:

С волшебным твоим покрывалом,

С целебным твоим фиалом…

Вся вторая строфа проникнута чувствами лирического героя. Он испытывает покой и умиротворение в ночное время, поэтому он с нетерпением ждет ее прихода:

Своим миротворным явленьем,

Своим усыпительным пеньем

Томимую душу тоской, Как матерь дитя, успокой. Первые две строки представляют собой синтаксический параллелизм. Жуковский сравнивает ночь с матерью, которая придет и успокоит «своим усыпительным пеньем…»
Теперь обратимся к стихотворению Я. П. Полонского. В его стихотворении нет картины заката, а сразу представлен ночной пейзаж. Еще слышна перекличка петухов, но небо уже усеяно звездами, и «облака озарены» «волшебным светом от луны». Стоит отметить, что у Жуковского тень «прохладная», и обозначает какой-то холодный сумрак, а у Полонского «прозрачная тень от деревьев». И, если в стихотворении Жуковского все представляется недвижным, то в стихотворении Полонского мы слышим ночную жизнь. Это и перекличка петухов, и шепот деревьев. Мы понимаем, что это метафора, что деревья шептаться не могут, а это лишь листья трепещут под дуновением ветерка. Ночью все преображается, начинается новая жизнь. Ведь не случайно Полонский называет свет от луны «волшебным». Все воспоминания, все лучшие мгновения жизни в ночной час нахлынули на лирического героя этого стихотворения:

Все, что близко, что далеко,

Все, что грустно и смешно,

Все, что спит в душе глубоко,

В этот миг озарено. Первые три строки связаны посредством синтаксического параллелизма и объединяют все мысли и чувства героя. Но он не может понять, почему все, что было так свежо и ярко, вдруг становится безразличным, а радость вдруг сделалась хуже печали?

Отчего ж былого счастья

Мне теперь ничуть не жаль,

Отчего былая радость Безотрадна, как печаль, Отчего печаль былая Так свежа и так ярка? Эта анафора «Отчего…» способствует нарастанию эмоционального напряжения, и читатель ждет: «Каков же будет ответ?» «Непонятное блаженство! Непонятная тоска!» Вот то, что испытывает лирический герой в эту минуту. Вот его ответ на этот ряд вопросов. Он не может этого выразить, но все же пытается дать этому состоянию название. И радость, и печаль; и блаженство, и тоска… Почему так? Быть может, герой упивается своим непонятным чувством былых воспоминаний, и холодный сумрак ночи, дрожащий свет луны навевают печаль на героя стихотворения? Последние две строки особенно выделены самим автором стихотворения. Если предыдущие строки написаны четырехстопным хореем с пиррихием, то две последние – четырехстопным хореем с двумя пиррихиями, что делает их более легкими по сравнению со всем стихотворением и акцентирует внимание читателя именно на них. Если мы обратимся к стихотворению Жуковского, то увидим различие в чувствах лирических героев этих стихотворений. Герой Жуковского с нетерпением ждет ночи, чтобы успокоить «томимую душу тоской». Герой Полонского, напротив, испытывает некую тоску, смешанную с непонятным ему самому блаженством. Если мы сравним названия этих стихотворений, то увидим, что стихотворение Жуковского называется «Ночь», а Полонского «Лунный свет». Таким образом, можно сделать вывод о том, что в этих стихотворениях разные образы ночи и лунного света. Несмотря на то, что ночь считается временем, когда активизируются темные силы, герой Жуковского чувствует себя легко и покойно. А на героя Полонского от лунного света, наоборот, находит грусть и печаль. В стихотворении Жуковского все замерло: все тихо и покойно, а потому спокоен и сам герой. А у Полонского природа не спит. Бесконечный шелест листьев, по временам перекличка петухов. Возможно, все это создает чувство беспокойства у лирического героя стихотворения. Различна и сама композиция стихотворений. У Жуковского сначала мы видим картину заката, затем приход ночи. У Полонского сразу представлен пейзаж ночного неба, затем воспоминания героя и, как следствие всего этого, непонятное чувство тоски и блаженства. Таким образом, из сравнительного анализа стихотворений В. А. Жуковского «Ночь» и Я. П. Полонского «Лунный свет» следует, что стихотворение Полонского наполнено сильными переживаниями лирического героя, чем стихотворение Жуковского. Лирический герой Полонского испытывает необъяснимое чувство радости и печали в ночное время от нахлынувших на него воспоминаний. У лирического героя Жуковского чувства более понятные – это покой и умиротворение. Это обусловлено тем, что разные образы ночи и лунного света по-разному влияют на чувства и эмоции человека.

ЛУННЫЙ СВЕТ
1844

На скамье, в тени прозрачной
Тихо шепчущих листов,
Слышу - ночь идет, и - слышу
Перекличку петухов.
Далеко мелькают звезды,
Облака озарены,
И дрожа тихонько льется
Свет волшебный от луны.
Жизни лучшие мгновенья -
Сердца жаркие мечты,
Роковые впечатленья
Зла, добра и красоты;
Все, что близко, что далеко,
Все, что грустно и смешно,
Все, что спит в душе глубоко,
В этот миг озарено.
Отчего ж былого счастья
Мне теперь ничуть не жаль,
Отчего былая радость
Безотрадна, как печаль,
Отчего печаль былая
Так свежа и так ярка? -
Непонятное блаженство!
Непонятная тоска!

Лунный свет

На скамье, в тени прозрачной
Тихо шепчущих листов,
Слышу - ночь идет, и - слышу
Перекличку петухов.
Далеко мелькают звезды,
Облака озарены,
И дрожа тихонько льется
Свет волшебный от луны.

Жизни лучшие мгновенья -
Сердца жаркие мечты,
Роковые впечатленья
Зла, добра и красоты;
Все, что близко, что далеко,
Все, что грустно и смешно,
Все, что спит в душе глубоко,
В этот миг озарено.

Отчего ж былого счастья
Мне теперь ничуть не жаль,
Отчего былая радость
Безотрадна, как печаль,
Отчего печаль былая
Так свежа и так ярка?-
Непонятное блаженство!
Непонятная тоска!

Послушать стихотворение Полонского Лунный свет

Темы соседних сочинений

Картинка к сочинению анализ стихотворения Лунный свет

Анализ стихотворения Полонского Лунный свет