Анализ стихотворения Маяковского Помпадур



В. Маяковский о пошлости и бюрократизме

В русской и мировой поэзии XX века Владимир Маяковский занимает по праву ведущее место. В его творчестве полно и многогранно отражена великая эпоха колоссальных общественных противоречий, эпоха решительной ломки старого и строительства нового общества, эпоха мировых войн и революций. Агитатор, ли­рик, поэт-трибун, он работает в «Окнах РОСТА», создаёт поэмы «150 000 000», «Люблю», «Про это», «Хорошо!», «Владимир Ильич Ленин», «Во весь голос», пье­сы «Мистерия-буфф», «Клоп», «Баня». В них он страстно и откровенно расска­зывает «о времени и о себе». Маяковский принял революцию и наступал «на гор­ло собственной песне», заставил свою поэтическую Музу служить новой эпохе — многообещающей и противоречивой.

В своих произведениях он не только славит новое время, но и вскрывает всё то, что стоит на пути к новой жизни. Мощью своего поэтического слова Маяков­ский обрушивается на давнего врага — бюрократизм, который после установле­ния Советской власти расцвёл ещё более пышным цветом.

В марте 1922 года появилось в печати стихотворение «Прозаседавшиеся». Объектом сатиры автор взял одно из самых распространённых проявлений бю­рократизма — злоупотребление заседаниями. Чтобы показать вред этого явления, автор изобразил его в намеренно преувеличенном виде, используя гиперболу, до­ведённую до гротеска. С самого раннего утра, чуть «ночь превратится в рассвет», заполняются учреждения и начинаются в них заседания. Заседают по любому поводу: то «объединение ТЕО и Гукона», то «покупка склянки чернил Губкооперативом», то заседание комсомола, а то просто какого-то «А-бе-ве-ге-де-е-же-зе-кома». И когда проситель, тщетно пытавшийся получить аудиенцию у некоего «товарища Иван Ваныча», взъярённый врывается на заседание, его взору пред­стаёт страшная картина: «сидит людей половина», другой половины нет. На ис­пуганный вопрос: «Где же половина другая?» — проситель слышит «спокойней­ший голосок секретаря: «Они на двух заседаниях сразу». Спокойствие и казённая вежливость секретаря ещё более оттеняют взволнованность героя. Вид кошмар­ной картины заседания, на котором присутствуют только «половины людей», на­водит на мысль: для разбора пустых дел голова не нужна. Маяковский предлага­ет «искоренить» все заседания. «Прозаседавшиеся» — прекрасный образец сатирического произведения. К сожалению, и в наши дни это стихотворение акту­ально: бюрократизм не изжит.

Следуя лучшим традициям Н. В. Гоголя, М. Е. Щедрина, продолжая собствен­ную линию сатирической поэзии, Маяковский создал ряд произведений, которые и в наше время не утратили своей актуальности и сатирической остроты. В числе этих произведений в первую очередь следует назвать стихотворение «О дряни», «Служака», «Трус», «Помпадур», «Подлиза», «Сплетник» и другие.

Поэт обратил свою сатиру против тех, кто с первых дней новой власти, «на­скоро оперенья переменив», «засели во все учреждения», «свили себе уютные ка­бинеты и спаленки», заботясь лишь о собственном благополучии.

«Опутали революцию обывательщины нити, Страшнее Врангеля обывательский быт».

В стихотворении «О дряни» нарисована супружеская парочка из мещанско-обывательской среды. Вот — «он». Вечером «от самовара разморясь», мечтает о прибавке к жалованью и о новых «тихоокеанских галифищах». Подделываясь под новый строй, он даже дома старается казаться «вполне советским» и супругу именует не иначе, как «товарищ Надя». Под стать ему жена, которая заботится о платье с эмблемами серпа и молота: «Без серпа и молота не покажешься в свете». Окружающая их обстановка обывательская, как ни стараются они прикрыть её: на стене висит портрет Маркса в алой рамочке, газета «Известия», на которой греется котёнок, а из-под потолка верещит «оголтелая канарейка» — символ мещанского благополучия.

Стихотворением «О дряни» поэт начал систематическую борьбу против отрицательных явлений «в нашей собственной среде».

В сатирическом стихотворении «Трус» Маяковский назвал этим позорным именем тех, кто, живя в нашей «славной смелыми стране», обнаруживает тру­сость. Здесь во всём великолепии перед нами чиновник-бюрократ:

«Влип в бумажки парой глаз, ног поджаты циркуля: Схорониться б за приказ. Спрятаться б за циркуляр».

Боясь ответственности, пресмыкаясь перед начальством: «каждый зов для труса — туз», — трус скрывает свои взгляды и вкусы, он боится иметь собствен­ное мнение, он стремится усвоить «мнение старшино» — мнение начальника. Трус, не задумываясь, изменит своё мнение в угоду начальства: «мненье — это не име­нье, потерять его не страшно». Но трус не только отвратителен, но опасен — опа­сен и своим приспособленчеством, и бездеятельностью и равнодушием. «Хоть грабь­те, хоть режьте возле него, не будет слушать ни плач, ни вой».

Очень современно и стихотворение «Помпадур». Следуя примеру М. Е. Сал­тыкова-Щедрина, Маяковский рисует помпадура-чиновника, который мнит себя выше всех, который порвал с массами. Такие люди доверие окружающих счита­ют «пожизненной наградой», такой помпадур думает, что ему навсегда дано над всеми «володеть и княжить», «победы масс» он приписывает «своему уму».

В 1926—1927 годах Маяковский опубликовал в газетах ряд острых стихо­творных фельетонов: «Взяточники», «Протекция», «Фабрика бюрократов», «Об­щее руководство для начинающих подхалимов».

В стихотворении «Взяточники» поэт с ненавистью громит тех, кто понял «братство народов» как «счастье братьев, тёть и сестёр». Он призывает избавить­ся от этих подлых и грязных преступников:

«Долой присосавшихся к нашим рядам и тех, кто к грошам присосался!»

В «Общем руководстве для начинающих подхалимов» поэт-сатирик раскрыва­ет перед читателем «технику» подхалима, а в конце даёт совет тем, кто не хочет быть подхалимом: не молчать, не зажимать рот и поступать «не по стиху, а наобо­рот».

Стихами громя обыденщины жуть, поэт звал к новой жизни:

«Шагайте! По быту! Сквозь мозг мужчины! Сквозь сердце женщины!»

В своих сатирических стихотворениях Маяковский резкими штрихами на­рисовал нам портреты «искусственных людей», людей «системы «бюрократ», для которых «даже солнце — входящее и исходящее».

Перефразируя Маяковского, можно сказать, что его сатира — «один из же­лезных прутьев» в железной метле, которой народ выметает из своих рядов «всех, кто забюрократился, замошенничался и т. д.»

На этой странице материал по темам:
  • маяковский бюрократизм
  • взяточники маяковский что является объектом сатиры
  • бюрократизм и чиновников маяковский осуждает
  • анализ стихотворения взяточники
  • маяковский трус анализ стихотворения

Владимир Маяковский — Мне неведомо, в кого я попаду ( Помпадур )

Мне неведомо, в кого я попаду,
знаю только — попаду в кого-то.
Выдающийся советский помпадур
№ 4 выезжает отдыхать на воды.

Как шар, положенный в намеченную лузу,
он лысой головой для поворотов — туг
и носит синюю положенную блузу,
№ 8 как министерский раззолоченный сюртук.
Победу масс, позволивших ему
надеть незыблемых мандатов латы,
немедля приписал он своему уму,
№ 12 почел пожизненной наградой за таланты.
Со всякой массою такой порвал давно.
Хоть политический, но капиталец — нажит.
И кажется ему, что навсегда дано
№ 16 ему над всеми «володеть и княжить».
Внизу какие-то проходят, семеня, —
его не развлечешь противною картиной.
Как будто говорит: «Не трогайте меня
№ 20 касанием плотвы густой, но беспартийной».
С его мандатами какой, скажите, риск?
С его знакомствами ему считаться не с кем.
Соседу по столу, напившись в дым и дрызг,
№ 24 орет он: «Гражданин, задернуть занавеску!»
Взбодрен заручками из ЦИКа и из СТО,
помешкавшего награждает оплеухой,
и собеседник сверзился под стол,
№ 28 придерживая окровавленное ухо.
Расселся, хоть на лбу теши дубовый кол, —
чего, мол, буду объясняться зря я?!
Величественно положил мандат на протокол:
№ 32 «Прочесть и расходиться, козыряя!»
Но что случилось? Не берут под козырек?
Сановник под значком топырит грудью платье.
Не пыжьтесь, помпадур! Другой зарок
№ 36 дала великая негнущаяся партия.
Метлою лозунгов звенит железо фраз,
метлою бурь по дуракам подуло.
— Товарищи, подымем ярость масс
№ 40 за партию, за коммунизм, на помпадуров! —

Неизвестно мне, в кого я попаду,
но уверен — попаду в кого-то.
Выдающийся советский помпадур
№ 44 ехал отдыхать на воды.

Mne nevedomo, v kogo ya popadu,
znayu tolko — popadu v kogo-to.
Vydayushchysya sovetsky pompadur
vyezzhayet otdykhat na vody.

Kak shar, polozhenny v namechennuyu luzu,
on lysoy golovoy dlya povorotov — tug
i nosit sinyuyu polozhennuyu bluzu,
kak ministersky razzolochenny syurtuk.
Pobedu mass, pozvolivshikh yemu
nadet nezyblemykh mandatov laty,
nemedlya pripisal on svoyemu umu,
pochel pozhiznennoy nagradoy za talanty.
So vsyakoy massoyu takoy porval davno.
Khot politichesky, no kapitalets — nazhit.
I kazhetsya yemu, chto navsegda dano
yemu nad vsemi «volodet i knyazhit».
Vnizu kakiye-to prokhodyat, semenya, —
yego ne razvlechesh protivnoyu kartinoy.
Kak budto govorit: «Ne trogayte menya
kasaniyem plotvy gustoy, no bespartynoy».
S yego mandatami kakoy, skazhite, risk?
S yego znakomstvami yemu schitatsya ne s kem.
Sosedu po stolu, napivshis v dym i dryzg,
oret on: «Grazhdanin, zadernut zanavesku!»
Vzbodren zaruchkami iz TsIKa i iz STO,
pomeshkavshego nagrazhdayet opleukhoy,
i sobesednik sverzilsya pod stol,
priderzhivaya okrovavlennoye ukho.
Rasselsya, khot na lbu teshi dubovy kol, —
chego, mol, budu obyasnyatsya zrya ya?!
Velichestvenno polozhil mandat na protokol:
«Prochest i raskhoditsya, kozyryaya!»
No chto sluchilos? Ne berut pod kozyrek?
Sanovnik pod znachkom topyrit grudyu platye.
Ne pyzhtes, pompadur! Drugoy zarok
dala velikaya negnushchayasya partia.
Metloyu lozungov zvenit zhelezo fraz,
metloyu bur po durakam podulo.
— Tovarishchi, podymem yarost mass
za partiyu, za kommunizm, na pompadurov! —

Neizvestno mne, v kogo ya popadu,
no uveren — popadu v kogo-to.
Vydayushchysya sovetsky pompadur
yekhal otdykhat na vody.

Vyt ytdtljvj, d rjuj z gjgfle,
pyf/ njkmrj — gjgfle d rjuj-nj///
Dslf/obqcz cjdtncrbq gjvgfleh
dstp;ftn jnls[fnm yf djls/

Rfr ifh, gjkj;tyysq d yfvtxtyye/ kepe,
jy kscjq ujkjdjq lkz gjdjhjnjd — neu
b yjcbn cby// gjkj;tyye/ ,kepe,
rfr vbybcnthcrbq hfppjkjxtyysq c/hner/
Gj,tle vfcc, gjpdjkbdib[ tve
yfltnm ytps,ktvs[ vfylfnjd kfns,
ytvtlkz ghbgbcfk jy cdjtve eve,
gjxtk gj;bpytyyjq yfuhfljq pf nfkfyns/
Cj dczrjq vfccj/ nfrjq gjhdfk lfdyj/
[jnm gjkbnbxtcrbq, yj rfgbnfktw — yf;bn/
B rf;tncz tve, xnj yfdctulf lfyj
tve yfl dctvb «djkjltnm b ryz;bnm»/
Dybpe rfrbt-nj ghj[jlzn, ctvtyz, —
tuj yt hfpdktxtim ghjnbdyj/ rfhnbyjq/
Rfr ,elnj ujdjhbn: «Yt nhjufqnt vtyz
rfcfybtv gkjnds uecnjq, yj ,tcgfhnbqyjq»/
C tuj vfylfnfvb rfrjq, crf;bnt, hbcr?
C tuj pyfrjvcndfvb tve cxbnfnmcz yt c rtv/
Cjctle gj cnjke, yfgbdibcm d lsv b lhspu,
jhtn jy: «Uhf;lfyby, pflthyenm pfyfdtcre!»
Dp,jlhty pfhexrfvb bp WBRf b bp CNJ,
gjvtirfdituj yfuhf;lftn jgkte[jq,
b cj,tctlybr cdthpbkcz gjl cnjk,
ghblth;bdfz jrhjdfdktyyjt e[j/
Hfcctkcz, [jnm yf k,e ntib le,jdsq rjk, —
xtuj, vjk. ele j,]zcyznmcz phz z?!
Dtkbxtcndtyyj gjkj;bk vfylfn yf ghjnjrjk:
«Ghjxtcnm b hfc[jlbnmcz, rjpshzz!»
Yj xnj ckexbkjcm? Yt ,then gjl rjpshtr?
Cfyjdybr gjl pyfxrjv njgshbn uhelm/ gkfnmt/
Yt gs;mntcm, gjvgfleh! Lheujq pfhjr
lfkf dtkbrfz ytuyeofzcz gfhnbz/
Vtnkj/ kjpeyujd pdtybn ;tktpj ahfp,
vtnkj/ ,ehm gj lehfrfv gjlekj/
— Njdfhbob, gjlsvtv zhjcnm vfcc
pf gfhnb/, pf rjvveybpv, yf gjvgflehjd! —

Ytbpdtcnyj vyt, d rjuj z gjgfle,
yj edthty — gjgfle d rjuj-nj///
Dslf/obqcz cjdtncrbq gjvgfleh
t[fk jnls[fnm yf djls/

ПОМПАДУР - стихотворение Маяковский В. В.

Как шар,
положенный
в намеченную лузу,
он
лысой головой
для поворотов —
туг
и носит
синюю
положенную блузу,
как министерский
раззолоченный сюртук.
Победу
масс,
позволивших
ему
надеть
незыблемых
мандатов латы,
немедля
приписал он
своему уму,
почел
пожизненной
наградой за таланты.
Со всякой массою
такой
порвал давно.
Хоть политический,
но капиталец —
нажит.
И кажется ему,
что навсегда
дано
ему
над всеми

«володеть и княжить»

Внизу
какие-то
проходят, семеня, —
его
не развлечешь
противною картиной.
Как будто говорит:
«Не трогайте
меня
касанием плотвы
густой,
но беспартийной».
С его мандатами
какой,
скажите,
риск?
С его знакомствами
ему
считаться не с кем.
Соседу по столу,
напившись в дым и дрызг,
орет он:
«Гражданин,
задернуть занавеску!»
Взбодрен заручками

из ЦИКа и из СТО

помешкавшего
награждает оплеухой,
и собеседник
сверзился под стол,
придерживая
окровавленное ухо.
Расселся,
хоть на лбу
теши дубовый кол, —
чего, мол,
буду объясняться зря я?!
Величественно
положил
мандат на протокол:
«Прочесть
и расходиться, козыряя!»
Но что случилось?
Не берут под козырек?
Сановник
под значком
топырит
грудью
платье.
Не пыжьтесь, помпадур!
Другой зарок
дала
великая
негнущаяся партия.
Метлою лозунгов
звенит железо фраз,
метлою бурь
по дуракам подуло.
— Товарищи,
подымем ярость масс
за партию,
за коммунизм,
на помпадуров! —
Неизвестно мне,
в кого я попаду,
но уверен —
попаду в кого-то…
Выдающийся
советский помпадур
ехал
отдыхать на во́ды,

слушать, скачать аудио стихотворение
ПОМПАДУР Маяковский В. В.
к общему сожалению, пока аудио нет

анализ, сочинение или реферат о стихотворении
ПОМПАДУР:

Сочинение «В. Маяковский о пошлости и бюрократизме»

В. Маяковский. «Протекция»

В русской и мировой поэзии XX века Владимир Маяковский занимает по праву ведущее место. В его творчестве полно и многогранно отражена великая эпоха колоссальных общественных противоречий, эпоха решительной ломки старого и строительства нового общества, эпоха мировых войн и революций. Агитатор, ли­рик, поэт-трибун, он работает в «Окнах РОСТА», создаёт поэмы «150 000 000», «Люблю», «Про это», «Хорошо!», «Владимир Ильич Ленин», «Во весь голос», пье­сы «Мистерия-буфф», «Клоп», «Баня». В них он страстно и откровенно расска­зывает «о времени и о себе». Маяковский принял революцию и наступал «на гор­ло собственной песне», заставил свою поэтическую Музу служить новой эпохе — многообещающей и противоречивой.

В своих произведениях он не только славит новое время, но и вскрывает всё то, что стоит на пути к новой жизни. Мощью своего поэтического слова Маяков­ский обрушивается на давнего врага — бюрократизм, который после установле­ния Советской власти расцвёл ещё более пышным цветом.

В марте 1922 года появилось в печати стихотворение «Прозаседавшиеся». Объектом сатиры автор взял одно из самых распространённых проявлений бю­рократизма — злоупотребление заседаниями. Чтобы показать вред этого явления, автор изобразил его в намеренно преувеличенном виде, используя гиперболу, до­ведённую до гротеска. С самого раннего утра, чуть «ночь превратится в рассвет», заполняются учреждения и начинаются в них заседания. Заседают по любому поводу: то «объединение ТЕО и Гукона», то «покупка склянки чернил Губкооперативом», то заседание комсомола, а то просто какого-то «А-бе-ве-ге-де-е-же-зе-кома». И когда проситель, тщетно пытавшийся получить аудиенцию у некоего «товарища Иван Ваныча», взъярённый врывается на заседание, его взору пред­стаёт страшная картина: «сидит людей половина», другой половины нет. На ис­пуганный вопрос: «Где же половина другая?» — проситель слышит «спокойней­ший голосок секретаря: «Они на двух заседаниях сразу». Спокойствие и казённая вежливость секретаря ещё более оттеняют взволнованность героя. Вид кошмар­ной картины заседания, на котором присутствуют только «половины людей», на­водит на мысль: для разбора пустых дел голова не нужна. Маяковский предлага­ет «искоренить» все заседания. «Прозаседавшиеся» — прекрасный образец сатирического произведения. К сожалению, и в наши дни это стихотворение акту­ально: бюрократизм не изжит.

Следуя лучшим традициям Н. В. Гоголя, М. Е. Щедрина, продолжая собствен­ную линию сатирической поэзии, Маяковский создал ряд произведений, которые и в наше время не утратили своей актуальности и сатирической остроты. В числе этих произведений в первую очередь следует назвать стихотворение «О дряни», «Служака», «Трус», «Помпадур», «Подлиза», «Сплетник» и другие.

Поэт обратил свою сатиру против тех, кто с первых дней новой власти, «на­скоро оперенья переменив», «засели во все учреждения», «свили себе уютные ка­бинеты и спаленки», заботясь лишь о собственном благополучии.
«Опутали революцию обывательщины нити,
Страшнее Врангеля обывательский быт».

В стихотворении «О дряни» нарисована супружеская парочка из мещанско-обывательской среды. Вот — «он». Вечером «от самовара разморясь», мечтает о прибавке к жалованью и о новых «тихоокеанских галифищах». Подделываясь под новый строй, он даже дома старается казаться «вполне советским» и супругу именует не иначе, как «товарищ Надя». Под стать ему жена, которая заботится о платье с эмблемами серпа и молота: «Без серпа и молота не покажешься в свете». Окружающая их обстановка обывательская, как ни стараются они прикрыть её: на стене висит портрет Маркса в алой рамочке, газета «Известия», на которой греется котёнок, а из-под потолка верещит «оголтелая канарейка» — символ мещанского благополучия.Стихотворением «О дряни» поэт начал систематическую борьбу против отрицательных явлений «в нашей собственной среде».

В сатирическом стихотворении «Трус» Маяковский назвал этим позорным именем тех, кто, живя в нашей «славной смелыми стране», обнаруживает тру­сость. Здесь во всём великолепии перед нами чиновник-бюрократ:
«Влип в
бумажки
парой глаз,
ног
поджаты циркуля:
Схорониться б
за приказ.
Спрятаться б
за циркуляр».

Боясь ответственности, пресмыкаясь перед начальством: «каждый зов для труса — туз», — трус скрывает свои взгляды и вкусы, он боится иметь собствен­ное мнение, он стремится усвоить «мнение старшино» — мнение начальника. Трус, не задумываясь, изменит своё мнение в угоду начальства: «мненье — это не име­нье, потерять его не страшно». Но трус не только отвратителен, но опасен — опа­сен и своим приспособленчеством, и бездеятельностью и равнодушием. «Хоть грабь­те, хоть режьте возле него, не будет слушать ни плач, ни вой».

Очень современно и стихотворение «Помпадур». Следуя примеру М. Е. Сал­тыкова-Щедрина, Маяковский рисует помпадура-чиновника, который мнит себя выше всех, который порвал с массами. Такие люди доверие окружающих счита­ют «пожизненной наградой», такой помпадур думает, что ему навсегда дано над всеми «володеть и княжить», «победы масс» он приписывает «своему уму».

В 1926—1927 годах Маяковский опубликовал в газетах ряд острых стихо­творных фельетонов: «Взяточники», «Протекция», «Фабрика бюрократов», «Об­щее руководство для начинающих подхалимов».

В стихотворении «Взяточники» поэт с ненавистью громит тех, кто понял «братство народов» как «счастье братьев, тёть и сестёр». Он призывает избавить­ся от этих подлых и грязных преступников:
«Долой
присосавшихся
к нашим
рядам
и тех,
кто к грошам
присосался!»

В «Общем руководстве для начинающих подхалимов» поэт-сатирик раскрыва­ет перед читателем «технику» подхалима, а в конце даёт совет тем, кто не хочет быть подхалимом: не молчать, не зажимать рот и поступать «не по стиху, а наобо­рот».

Стихами громя обыденщины жуть, поэт звал к новой жизни:
«Шагайте!
По быту!
Сквозь мозг мужчины!
Сквозь сердце женщины!»

В своих сатирических стихотворениях Маяковский резкими штрихами на­рисовал нам портреты «искусственных людей», людей «системы «бюрократ», для которых «даже солнце — входящее и исходящее».

Перефразируя Маяковского, можно сказать, что его сатира — «один из же­лезных прутьев» в железной метле, которой народ выметает из своих рядов «всех, кто забюрократился, замошенничался и т. д.»

Похожие сочинения

Новаторство Маяковского проявилось прежде всего в том многообразии стилей, жанров, манер письма, которые он использовал. Естественно поэтому, что раннее творчество поэта развивалось в канве русского футуризма: * Я сразу смазал карту будня. смотреть целиком

Маяковский пристально вслушивался в пульс своего времени и постоянно искал новые поэтические решения, которые бы соответ­ствовали духу эпохи великих перемен. Его излюбленный приём — метафора, особенно гиперболиче­ская, построенная на преувеличении. смотреть целиком

Мое знакомство с Маяковским состоялось много лет назад. Тогда это было для меня чем-то громадным, непонятным и нескладным. Сказалось также сложившееся о нем представление как о певце революции. Да, это действительно так, потому что даже в самых лирических. смотреть целиком

Я свое, земное, не дожил, на земле свое не долюбил. В. Маяковский Жизнь В. В. Маяковского со всеми ее радостями и горестями, болью и отчаянием — в его стихах. Произведения поэта рассказывают нам о жизни поэта, о его любви, о. смотреть целиком

Среди литературных деятелей начала XX века резко выделялся начинающий поэт Владимир Маяковский. Его первые произведения, относящиеся к началу второго десятилетия нового столетия, находились в ощутимой зависимости от взглядов его учителей, притом как. смотреть целиком

Крошка сын к отцу пришел, И спросила кроха: «Что такое хорошо и что такое плохо?» Я думаю, каждый ребенок знаком с этими строчками. И мое знакомство с Маяковским началось именно с его произведения «Что такое хорошо и что такое плохо?» И, даже будучи. смотреть целиком

Я всю свою звонкую силу поэта Тебе отдаю, атакующий класс. В. Маяковский Владимир Маяковский. Еще в раннем детстве он входит в наше читательское сознание. Первые свои самостоятельные шаги мы делаем, сверяясь по вечному: "Что такое хорошо и. смотреть целиком

Стихотворение
ПОМПАДУР
Маяковский В. В.

слушать стихотворение

к сожалению аудио записей стихотворения ПОМПАДУР пока нет.

читать стихотворение

Член ЦИКа тов. Рухула Алы Оглы Ахундов ударил по лицу пассажира в вагоне-ресторане поезда Москва-Харьков за то, что пассажир отказался закрыть занавеску у окна. При составлении дознания тов. Ахундов выложил свой циковский билет.
«Правда», № 111/3943.

Мне неведомо,
в кого я попаду,
знаю только —
попаду в кого-то…
Выдающийся

Как шар,
положенный
в намеченную лузу,
он
лысой головой
для поворотов —
туг
и носит
синюю
положенную блузу,
как министерский
раззолоченный сюртук.
Победу
масс,
позволивших
ему
надеть
незыблемых
мандатов латы,
немедля
приписал он
своему уму,
почел
пожизненной
наградой за таланты.
Со всякой массою
такой
порвал давно.
Хоть политический,
но капиталец —
нажит.
И кажется ему,
что навсегда
дано
ему
над всеми

«володеть и княжить»

Внизу
какие-то
проходят, семеня, —
его
не развлечешь
противною картиной.
Как будто говорит:
«Не трогайте
меня
касанием плотвы
густой,
но беспартийной».
С его мандатами
какой,
скажите,
риск?
С его знакомствами
ему
считаться не с кем.
Соседу по столу,
напившись в дым и дрызг,
орет он:
«Гражданин,
задернуть занавеску!»
Взбодрен заручками

из ЦИКа и из СТО

помешкавшего
награждает оплеухой,
и собеседник
сверзился под стол,
придерживая
окровавленное ухо.
Расселся,
хоть на лбу
теши дубовый кол, —
чего, мол,
буду объясняться зря я?!
Величественно
положил
мандат на протокол:
«Прочесть
и расходиться, козыряя!»
Но что случилось?
Не берут под козырек?
Сановник
под значком
топырит
грудью
платье.
Не пыжьтесь, помпадур!
Другой зарок
дала
великая
негнущаяся партия.
Метлою лозунгов
звенит железо фраз,
метлою бурь
по дуракам подуло.
— Товарищи,
подымем ярость масс
за партию,
за коммунизм,
на помпадуров! —
Неизвестно мне,
в кого я попаду,
но уверен —
попаду в кого-то…
Выдающийся
советский помпадур
ехал
отдыхать на во́ды,

скачать стихотворение

Послушать стихотворение Маяковского Помпадур

Темы соседних сочинений