Анализ стихотворения Маяковского Перекопский энтузиазм



Маяк о вский Владимир Владимирович [ 7 (19) июля 1893, с. Багдади Кутаисской губернии - 14 апреля 1930, Москва ], русский поэт, один из ярчайших представителей авангардного искусства 1910-1920-х годов.
В дореволюционном творчестве форсированная до крика исповедь поэта, воспринимающего действительность как апокалипсис (трагедия «Владимир Маяковский». 1914; поэмы «Облако в штанах». 1915; «Флейта-позвоночник». 1916; «Человек» 1916-1917). После 1917 сотворение социалистического мифа о миропорядке (пьеса «Мистерия-буфф». 1918; поэмы «150000000». 1921; «Владимир Ильич Ленин». 1924, «Хорошо!». 1927) и трагически нарастающее ощущение его порочности (от стихотворения «Прозаседавшиеся». 1922, до пьесы «Баня», 1929). В поэме «Во весь голос» (1930) утверждение искренности своего пути и надежда быть понятым в «коммунистическом далеке». Реформатор поэтического языка, оказал большое влияние на поэзию 20 века.

[Предлагаю посмотреть моё небольшое подражание стихам Маяковского: «Про это» ]

Поэмы (8):

Гавана, 5 июля 1925

Примечания Маяковского:
Блек энд уайт - Чёрное и белое (англ.).
Гавана - столица республики Кубы.
Фламинго - птицы из отряда аистообразных.
Коларио - гаванские цветы.
Ведадо - загородный квартал богачей.
«Энри Клей энд Бок, лимитейд» - крупная табачная фирма.
Прадо - главная улица Гаваны.
Масео, Антоньо (1845-1896) - один из руководителей борьбы кубинского народа за независимость.
Ай бэг ёр пардон - прошу прощения.

Загрузка...

6 августа 1925, Нью-Йорк

3 июля 1925, Атлантический океан

Red и White Starы - Красные и белые звезды (англ.) - название пароходных компаний.

Entre nous - Между нами (фр.)

объединение Тео и Гукона - для комического эффекта Маяковский объединяет сокращённые названия двух учреждений, никакого отношения друг к другу не имеющих:
Тео - Театральный отдел Главполитпросвета;
Гукон - Главное управление коннозаводства при Наркомземе.

Генуэзская конференция - происходила в Генуе (Италия) в апреле - мае 1922 года. Это была первая конференция по экономическим и финансовым вопросам, на которую были приглашены представители Советской России. Советская делегация решительно отвергла притязания империалистов, пытавшихся навязать Советской России кабальные условия соглашения, добиться политических и экономических уступок (уплаты царских долгов) и т. д.
Чичерин Г. В. (1872-1936) - народный комиссар иностранных дел, фактически возглавлявший советскую делегацию в Генуе.
«Шатэн» - французская буржуазная газета.
«Таймс» - официозная английская газета.
Пуанкаре Раймон (1860-1934) - французский реакционный политический деятель, президент Франции (1913-1920), один из вдохновителей первой мировой войны 1914-1918 годов и инициаторов интервенции и блокады Советской России.
Сити - центральная часть Лондона, где сосредоточены крупнейшие банки.
Ллойд-Джордж (1863-1945), английский реакционный политический деятель, лидер либералов, премьер-министр Англии с 1916 по 1922 год. Один из организаторов антисоветской интервенции и блокады Советской России.
Слышите из Берлина первый шаг трёх Интернационалов? - В начале апреля 1922 года в Берлине состоялась конференция, посвящённая организации единого рабочего фронта. В ней приняли участие Исполкомы Коммунистического Интернационала и оппортунистических - 2-го и так называемого 2 1/2-го Интернационалов.

Семья. Учёба. Революционная деятельность

Родился в дворянской семье. Отец Маяковского служил лесничим на Кавказе; после его смерти (1906) семья жила в Москве. Маяковский учился в классической гимназии в Кутаиси (1901-1906), затем в 5-й московской гимназии (1906-1908), откуда был отчислен за неуплату. Дальнейшее образование - художественное: обучался в подготовительном классе Строгановского училища (1908), в студиях художников С. Ю. Жуковского и П. И. Келина, в фигурном классе Училища живописи, ваяния и зодчества (1911-1914, исключён за участие в скандальных выступлениях футуристов).

Ещё в 1905 в Кутаиси Маяковский принимал участие в гимназических и студенческих манифестациях, в 1908, вступив в РСДРП, вёл пропаганду среди московских рабочих. Несколько раз подвергался арестам, в 1909 провёл 11 месяцев в Бутырской тюрьме. Время заключения называл началом своей стихотворной деятельности; написанные стихи у него перед освобождением были отобраны.

Маяковский и футуризм

В 1911 завязывается дружба Маяковского с художником и поэтом Д. Д. Бурлюком, в 1912 организовавшим литературно-художественную группу футуристов «Гилея». С 1912 Маяковский постоянно принимает участие в диспутах о новом искусстве, выставках и вечерах, проводившихся радикальными объединениями художников-авангардистов «Бубновый валет» и «Союз молодёжи». Поэзия Маяковского всегда сохраняла связь с изобразительным искусством, прежде всего в самой форме записи стихов (столбиком, позднее «лесенкой»), которая предполагала дополнительное, чисто зрительное, впечатление, производимое стихотворной страницей.

Стихи Маяковского были впервые опубликованы в 1912 в альманахе группы «Гилея» «Пощёчина общественному вкусу», где был помещён и манифест, подписанный Маяковским, В. В. Хлебниковым. А. Е. Кручёных и Бурлюком, в нарочито эпатирующей форме заявлявший о разрыве с традициями русской классики, необходимости создания нового языка литературы, соответствующего эпохе. Воплощением идей Маяковского и его единомышленников-футуристов о назначении и формах нового искусства стала постановка в петербургском театре «Луна-парк» в 1913 его стихотворной трагедии «Владимир Маяковский» (опубликована в 1914). Декорации для неё писали художники из «Союза молодежи» П. Н. Филонов и И. С. Школьник, а сам автор выступил режиссёром и исполнителем главной роли - поэта, страдающего в отвратительном современном городе, изуродовавшем, растлившем своих жителей, которые хоть и избирают поэта своим князем, но не умеют признать и оценить приносимую им жертву.

«Творец в горящем гимне». Поэзия 1910-х гг.

В 1913 выходит книга Маяковского из четырёх стихотворений под названием «Я», его стихи появляются на страницах футуристских альманахов (1913-1915) «Молоко кобылиц», «Дохлая луна», «Рыкающий Парнас», начинают печататься в периодике, издаются поэмы «Облако в штанах» (1915), «Флейта-позвоночник» (1916), «Война и мир» (1917), сборник «Простое, как мычание» (1916). Поэзия Маяковского наполнена бунтом против всего мироустройства - социальных контрастов современной урбанистической цивилизации, традиционных взглядов на прекрасное и поэзию, представлений о вселенной, рае и Боге. Маяковский использует воинственно изломанный, грубый, стилистически сниженный язык, контрастно оттеняющий традиционные поэтические образы, - «любовь на скрипки ложите», «ноктюрн. на флейте водосточных труб». Лирический герой, эпатирующий обывателя резкостью, ломкой языка и богохульством («Арканом в небе поймали бога»), остаётся романтиком, одиноким, нежным, страдающим, чувствующим ценность «мельчайшей пылинки живого».

Стихи Маяковского 1910-х годов были ориентированы на воспроизведение в устной форме - с эстрады, на вечерах, диспутах (сборник «Для голоса», 1923; в журналах, газетах и книжных изданиях стихи часто появлялись в исковерканном цензурой виде). Для восприятия на слух как нельзя лучше подходили их короткие рубленые строки, «рваный» синтаксис, «разговорность» и нарочито фамильярная («панибратская») интонация: «. Вам ли, любящим баб да блюда, жизнь отдавать в угоду?». В сочетании с высоким ростом («здоровенный, с шагом саженьим») и зычным голосом Маяковского всё это создавало неповторимый индивидуальный образ поэта-борца, площадного митингового оратора, защитника «безъязыкой улицы» в «адище города», слова которого не могут быть красивы, они - «судороги, слипшиеся комом».

«Любовь - это сердце всего»

Уже в ранних бунтарских стихах и поэмах Маяковского значительное место занимает любовная лирическая тема: «Любовь мою, как апостол во время оно, по тысяче тысяч разнесу дорог». Любовь «вымучивает душу» страдающего, одинокого поэта. В 1915 Маяковский познакомился с Лилей Брик, которая заняла центральное место в его жизни. Из своих отношений поэт-футурист и его возлюбленная стремились построить модель новой семьи, свободной от ревности, предрассудков, традиционных принципов отношений женщины и мужчины в «буржуазном» обществе. С именем Брик связаны многие произведения поэта, интимная интонация окрашивает обращённые к ней письма Маяковского. Заявляя в 1920-е годы, что «теперь не время любовных ляс», поэт тем не менее сохраняет верность теме (лирические стихотворения, поэма «Про это». 1923), которая достигает трагически надрывного звучания в последних строках Маяковского - в неоконченном вступлении к поэме «Во весь голос» (1930).

«Я хочу быть понят моей страной»

Революция была принята Маяковским как осуществление возмездия за всех оскорблённых в прежнем мире, как путь к земному раю. Позицию футуристов в искусстве Маяковский утверждает как прямую аналогию теории и практики большевиков и пролетариата в истории и политике. Маяковский организует в 1918 группу «Комфут» (коммунистический футуризм), деятельно участвует в газете «Искусство коммуны», в 1923 создаёт «Левый фронт искусств» (ЛЕФ), куда вошли его единомышленники - писатели и художники, издаёт журналы «ЛЕФ» (1923-1925) и «Новый ЛЕФ» (1927-1928). Стремясь использовать все художественные средства для поддержки нового государства, пропаганды новых ценностей, Маяковский пишет злободневную сатиру, стихи и частушки для агитационных плакатов («Окна РОСТА», 1918-1921). Грубость, чёткость, прямолинейность его поэтического стиля, умение превращать элементы оформления книжной и журнальной страницы в эффективные выразительные средства поэзии - всё это обеспечивало успех «звонкой силе поэта», целиком отданной на службу интересам «атакующего класса». Воплощением позиции Маяковского этих лет стали его поэмы «150 000 000» (1921), «Владимир Ильич Ленин» (1924), «Хорошо!» (1927).

К концу 1920-х годов у Маяковского нарастает ощущение несоответствия политической и социальной реальности вдохновлявшим его с отроческих лет высоким идеалам революции, в соответствии с которыми он строил всю свою жизнь - от одежды и походки до любви и творчества. Комедии «Клоп» (1928) и «Баня» (1929) представляют собой сатиру (с элементами антиутопии) на обуржуазившееся общество, забывшее о тех революционных ценностях, ради которых создавалось. Внутренний конфликт с окружающей действительностью наступавшего «бронзового» советского века несомненно оказался среди важнейших стимулов, подтолкнувших поэта к последнему бунту против законов мироустройства - самоубийству.

ПЕРЕКОПСКИЙ ЭНТУЗИАЗМ!
1929

Часто
сейчас
по улицам слышишь
разговорчики
в этом роде:
«Товарищи, легше,
товарищи, тише.
Это
вам
не 18-й годик!»
В нору
влезла
гражданка Кротиха,
в нору
влез
гражданин Крот.
Радуются:
«Живем ничего себе,
тихо.
Это
вам
не 18-й год!»
Дама
в шляпе рубликов на́ сто
кидает
кому-то,
запахивая котик:
«Не толкаться!
Но-но!
Без хамства!
Это
вам
не 18-й годик!»
Малого
мелочь
работой скосила.
В уныньи
у малого
опущен рот…
«Куда, мол,
девать
молодецкие силы?
Это
нам
не 18-й год!»
Эти
потоки
слюнявого яда
часто
сейчас
по улице льются…
Знайте, граждане!
И в 29-м
длится
и ширится
Октябрьская революция.
Мы живем
приказом
октябрьской воли,
Огонь
«Авроры»
у нас во взоре.
И мы
обывателям
не позволим
баррикадные дни
чернить и позорить.
Года
не вымерить
по единой мерке.
Сегодня
равноценны
храбрость и разум.
Борись
и в мелочах
с баррикадной энергией,
в стройку
влей
перекопский энтузиазм.


у стихотворения ПЕРЕКОПСКИЙ ЭНТУЗИАЗМ! аудио записей пока нет.

Владимир Маяковский о революции

Хочу делать социалистическое искусство

Маяковский своим даром выразил пафос эпохи, сутью которой были мировая и гражданская войны. Его революционность – уловленный талантом дух нового времени, сменившего эпоху Чехова. Атмосфера зыбкости, неустойчивости, нервности, беспокойства сменилась атмосферой ненависти при всеобщей конфронтации, идейной и классовой непримиримости.

Открыл это основное чувство эпохи Блок, уже в «Двенадцати» писавший о ненависти ко всему, что «не наше». В отличие от Блока, слышавшего в революции музыку катастрофы, Маяковский уловил маршевую поступь времени.

Прочитаем стихотворение «Левый марш», 1918. Оно написано специально для выступления перед матросами в Матросском театре бывшего Гвардейского экипажа.

Разворачивайтесь в марше!
Словесной не место кляузе.
Тише, ораторы!
Ваше
слово,
товарищ маузер.
Довольно жить законом,
данным Адамом и Евой.
Клячу истории загоним.
Левой!
Левой!
Левой!

Эй, синеблузые!
Рейте!
За океаны!
Или
у броненосцев на рейде
ступлены острые кили?!
Пусть,
оскалясь короной,
вздымает британский лев вой.
Коммуне не быть покоренной.
Левой!
Левой!
Левой!

Там
за горами горя
солнечный край непочатый.
За голод
за мора море
шаг миллионный печатай!
Пусть бандой окружат нанятой,
стальной изливаются леевой,-
России не быть под Антантой.
Левой!
Левой!
Левой!

Глаз ли померкнет орлий?
В старое станем ли пялиться?
Крепи
у мира на горле
пролетариата пальцы!
Грудью вперед бравой!
Флагами небо оклеивай!
Кто там шагает правой?
Левой!
Левой!
Левой!

Найдите в стихотворении конкретные приметы революционной эпохи. Как вы думаете, какова их роль в установлении контакта поэта и аудитории, которой адресован «Левый марш»?

Рефрен «Левой» организует ритм марша. Он становится ключевым словом и выносится в заголовок. Левый – организованный, дружный, правильный, напористый марш матросов, отправляющихся «за океаны!», «за голод, за мора море» в «солнечный край непочатый». «Печатая миллионный шаг», дав «слово товарищу маузеру», «грудью вперед бравой»!

Флагами небо оклеивая, «в марше», «стальной извиваясь леевой*». идут они против «нанятой банды». против «Антанты» с твердым желанием не подпустить, чтобы «Россия была Антантой». готовые «крепить у мира на горле пролетариата пальцы». Лирический герой стихотворения – коллективный герой, спаянный единой волей, стремлением к цели.

____________
* "Леева" – неологизм Маяковского от слова "лить". Стальная леева – потоки стали.

Разбивка стиха на короткие строки, слова становится типичной для поэта, особенно проявляется в этом стихотворении аллитерация: в тексте много –р-. переплетающихся с –л-, -в-, -и-

Широко употребляет Маяковский развернутые метафоры:

Глаз ли померкнет орлий?
В старое ль станем пялиться?
Крепи у мира на горле
Пролетариата пальцы!

Стихотворение приобрело широкую популярность и породило массовые подражания.

Революцию Маяковский ждал, жаждал, предрекал, это была его стихия, ей он посвятил свою «Оду», 1918.

Какое значение имеет антитеза в этом стихотворении?

Антитеза пронизывает все произведение. На антитезе построены оксюмороны, характеризующие революцию: «О, звериная!/ О, детская!/ О, копеечная/ О, великая!». Антитеза передает противоречивость, «двуликость» революции, которая может обернуться и «стройной постройкой». и «грудой развалин». Революция «шлет моряков / на тонущий крейсер, / туда, / где забытый / мяукал котенок». она же «прикладами гонит седых адмиралов/ вниз головой /с моста в Гельсингфорсе». Последние строки раскрывают суть этих контрастов революции – отношение к ней обывателя и человека будущего, поэта: «Тебе обывательское / – о, будь ты проклята трижды! – / и мое, / поэтово / о, четырежды славься, благословенная!»

Обыватель, то есть обычный человек, может слать свои проклятия революции – его дни сочтены. Есть, грубо говоря, два класса: «мы», сконцентрированные вокруг парии большевиков (заметим, как лирическое «я» сменяется лирическим «мы»), и «они», все остальные – троцкисты, деникинцы, попы, кулачье, вредители и т.п. которые должны быть сметены. Такова логика революции. Жестокость, по этой логике, лишь средство для достижения великой цели: сделать нового счастливого человека в новом, преображенном революцией мире.

Найдите в стихотворениях Маяковского художественное воплощение идей революции: «Товарищу подростку», «Перекопский энтузиазм», «Владимир Ильич!» «Молодая гвардия», «Марш 25 тысяч», «Барабанная песня», «Урожайный марш» и т.д. (на выбор).

Как в творчестве Маяковского утверждаются две основные темы: образ революции и образ нового человека (часто поэта)?

Часто эти темы тесно переплетаются. Поэт ощущает себя бойцом революции, считает обязанностью и честью служить ей. В стихотворении «Приказ по армии искусства» он восклицает: «Моя революция!» – и призывает – «На баррикады! – / баррикады сердец и душ». подгоняет своих товарищей-футуристов: «Довольно шагать, футуристы, / в будущее прыжок!». Поэт считает, что новому искусству принадлежит в революции решающая роль: «Все совдепы не сдвинут армий, / если марш не дадут музыканты». Революция, как кажется поэту, дала свободу действий, и действовать надо с размахом:

Довольно грошовых истин.
Из сердца старое вытри.
Улицы – наши кисти.
Площади – наши палитры.
Книгой времени
Тысячелистой
Революции дни не воспеты.
На улицы, футуристы,
Барабанщики и поэты!

Произошли ли после революции перемены во взглядах Маяковского?

Находим переклички дооктябрьской лирики с лозунгами из поэмы «150 000 000», из стихотворений «Приказ по армии искусств» и других: «Партия – рука миллионопалая, сжатая в один громящий кулак»; «Клячу истории загоним…»; «Время пулям / по стенке музеев тенькать» и т.д.

Задача поэта, по Маяковскому, помочь средствами искусства общему делу борьбы за социализм. Для этого он пошел работать в Российское телеграфное агентство (РОСТА), в «Окна сатиры», где за два года сделал около трех тысяч плакатов. Жанр плаката, конечно, не поэзия, но надо делать то, что полезно революции, считал Маяковский. Этот критерий – полезно или вредно для революции – стал основным в его творчестве.

В работе над плакатами в «Окнах сатиры» Маяковский проявил свой сатирический талант. Если в предреволюционные годы сатира поэта была направлена на «жирных». на «буржуев». то в двадцатых годах мишенью сатиры стали враги революции. Этих врагов не надо искать далеко, они разлагают революцию изнутри.

В стихотворении «О дряни» (1920–21) Маяковский наносит удар по мещанству.

Слава. Слава, Слава героям.

Впрочем,
им
довольно воздали дани.
Теперь
поговорим
о дряни.

Утихомирились бури революционных лон.
Подернулась тиной советская мешанина.
И вылезло
из-за спины РСФСР
мурло
мещанина.

(Меня не поймаете на слове,
я вовсе не против мещанского сословия.
Мещанам
без различия классов и сословий
мое славословие.)

Со всех необъятных российских нив,
с первого дня советского рождения
стеклись они,
наскоро оперенья переменив,
и засели во все учреждения.

Намозолив от пятилетнего сидения зады,
крепкие, как умывальники,
живут и поныне
тише воды.
Свили уютные кабинеты и спаленки.

И вечером
та или иная мразь,
на жену.
за пианином обучающуюся, глядя,
говорит,
от самовара разморясь:
«Товарищ Надя!
К празднику прибавка —
24 тыщи.
Тариф.
Эх, заведу я себе
тихоокеанские галифища,
чтоб из штанов
выглядывать
как коралловый риф!»
А Надя:
«И мне с эмблемами платья.
Без серпа и молота не покажешься в свете!
В чем
сегодня
буду фигурять я
на балу в Реввоенсовете?!»
На стенке Маркс.
Рамочка ала.
На «Известиях» лежа, котенок греется.
А из-под потолочка
верещала
оголтелая канареица.

Маркс со стенки смотрел, смотрел…
И вдруг
разинул рот,
да как заорет:
«Опутали революцию обывательщины нити.
Страшнее Врангеля обывательский быт.
Скорее
головы канарейкам сверните —
чтоб коммунизм
канарейками не был побит!»

От какой опасности предостерегает Маяковский?

Мещанин – замаскированный под советского работника враг, считает Маяковский. Поэт издевается над «мразью». сумевшей приспособиться, «оперенья переменив». к новым условиям, свить себе «уютные кабинеты и спаленки». Мещанин опасен тем, что ловко втирается в государственный аппарат, порождая болезнь обюрокрачивания учреждений. Страшна и атмосфера, которую несет в себе мещанство: ему так удобно «в тине».

Какую роль играют детали в стихотворении?

Выразительно рисует Маяковский подробности быта: непременная алая рамочка для портрета Маркса; газета «Известия», служащая подстилкой котенку. Это фон для лоснящейся самодовольством «мрази», советского чиновника, озабоченного лишь собственным благополучием, и его супруги, «товарища Нади», для которой эмблемы революции серп и молот – лишь непременный узор на платье.

Такие люди только опошляют представления, связанные с революцией. Даже слово «Реввоенсовет» оказывается связано для «товарища Нади» с балом, на котором она собирается «фигурять».

Какие еще приемы сатирического изображения есть в стихотворении?

Слова сниженной лексики подчеркнуты своими положением на концах строк: «мурло мещанина»; «зады»; «мразь»; «тихоокеанские галифища». Выразительная гипербола: «намозолив от пятилетнего сидения зады, / крепкие, как умывальники». Мещанский символ – канарейка – оказывается страшнее Врангеля. В целом получается абсурдная картина. Она настолько возмутительна, что портрет Маркса не выдерживает и «орет» караул. Эксцентрический выход стихотворения: «Скорее / головы канарейкам сверните – / чтоб коммунизм / канарейками не был побит!»

Читаем и анализируем стихотворение «Прозаседавшиеся» (1922)

Чуть ночь превратится в рассвет,
вижу каждый день я:
кто в глав,
кто в ком,
кто в полит,
кто в просвет,
расходится народ в учрежденья.
Обдают дождем дела бумажные,
чуть войдешь в здание:
отобрав с полсотни —
самые важные!-
служащие расходятся на заседания.

Заявишься:
«Не могут ли аудиенцию дать?
Хожу со времени она».-
«Товарищ Иван Ваныч ушли заседать —
объединение Тео и Гукона».

Исколесишь сто лестниц.
Свет не мил.
Опять:
«Через час велели прийти вам.
Заседают:
покупка склянки чернил
Губкооперативом».

Через час:
ни секретаря,
ни секретарши нет —
голо!
Все до 22-х лет
на заседании комсомола.

Снова взбираюсь, глядя на ночь,
на верхний этаж семиэтажного дома.
«Пришел товарищ Иван Ваныч?» —
«На заседании
А-бе-ве-ге-де-е-же-зе-кома».

Взъяренный,
на заседание
врываюсь лавиной,
дикие проклятья дорогой изрыгая.
И вижу:
сидят людей половины.
О дьявольщина!
Где же половина другая?
«Зарезали!
Убили!»
Мечусь, оря.
От страшной картины свихнулся разум.
И слышу
спокойнейший голосок секретаря:
«Оне на двух заседаниях сразу.

В день
заседаний на двадцать
надо поспеть нам.
Поневоле приходится раздвояться.
До пояса здесь,
а остальное
там».

С волнением не уснешь.
Утро раннее.
Мечтой встречаю рассвет ранний:
«О, хотя бы
еще
одно заседание
относительно искоренения всех заседаний!»

Стихотворение появилось 4 марта 1922 года на страницах газеты «Известия ВЦИК».

Гиперболизация происходящего приобретает жуткую картину: на заседании «сидят людей половины», а другие половины – на другом заседании, так как в один день надо поспеть на двадцать заседаний.

Посетителя просят прийти через час, он приходит – идет уже другое никчемное заседание. Он, взъяренный, врывается на заседание, «дикие проклятья дорогой изрыгая».

С возмущением посетителя резко контрастирует спокойствие чиновников («спокойнейший голосок» ), привыкших служебное рвение измерять количеством заседаний. Главная мысль сатирического стихотворения – памфлета сформулирована как афоризм: «О, хотя бы еще одно заседание относительно искоренения всех заседаний!».

Если в начале 20-х годов оно показалось неожиданным, резким, то со временен превратилось в азбучную истину и не теряет своей актуальности.

Через революцию Маяковский обретает родину, ранее для него как бы не существовавшую. Гордость своей революционной эпохой превалирует в его произведениях. Восприняв революцию как первый акт преображения жизни, поэт ищет людей, способных продолжить дело строительства новой жизни.

Воплощение мечты об идеальном человеке он увидел в Ленине. Ему посвящена поэма «Владимир Ильич Ленин» (1924): «Голосует сердце – я писать обязан по мандату долга». Хотя в Ленине подчеркиваются черты «самого земного» человека, этот образ сильно идеализирован.

К десятилетию Октября написана поэма «Хорошо!», в которой показано пробуждение сознания массы людей, а революция дана как исторически неизбежное и организованное явление. В финале поэмы – настроения победительной эйфории: «И жизнь хороша, и жить хорошо!»; «Славьте, молот и стих, / землю молодости». Многие строки этой поэмы стали афоризмами, лозунгами советской эпохи: «Отечество / славлю, которое есть, / но трижды – которое будет»; «И я, / как весну человечества, / рожденную / в трудах и в бою, / пою / мое отечество, / республику мою!»

Маяковскому, как мы увидели, был свойствен не только оптимистический, но и критический взгляд на настоящее и будущее. Это выразилось и в стихотворениях, и в драматических произведениях поэта. Об одном из них поговорим на следующем уроке.

С.Ю. Горинова, С.И. Горинова. Владимир Маяковский. // Русская литература XX века. Пособие для старшеклассников, абитуриентов и студентов. Под редакцией Т.Н. Нагайцевой. СПб. «Нева», 1998

Мариэтта Чудакова. Владимир Владимирович Маяковский. // Энциклопедии для детей «Аванта+». Том 9. Русская литература. Часть вторая. XX век. М. 1999

Владимир Маяковский - Сочинения

в стихе по имени "Свидание"

Слышал -
вас Молчанов бросил,
будто
он
предпринял это,
видя,
что у вас
под осень
нет
"изячного" жакета.
На косынку
цвета синьки
смотрит он
и цедит еле:
– Что вы
ходите в косынке?
Да и…
мордой постарели?
Мне
пожалте
грудь тугую.
Ну,
а если
нету этаких…
Мы найдем себе другую
в разызысканной жакетке. -
Припомадясь
и прикрасясь,
эту
гадость
вливши в стих,
хочет
он
марксистский базис
под жакетку
подвести.
"За боль годов,
за все невзгоды
глухим сомнениям не быть!
Под этим мирным небосводом
хочу смеяться
и любить".
Сказано веско.
Посмотрите, дескать:
шел я верхом,
шел я низом,
строил
мост в социализм,
не достроил
и устал
и уселся
у моста.
Травка
выросла
у моста,
по мосту
идут овечки,
мы желаем
– очень просто! -
отдохнуть
у этой речки.
Заверните ваше знамя!
Перед нами
ясность вод,
в бок -
цветочки,
а над нами -
мирный-мирный небосвод.
Брошенная,
не бойтесь красивого слога
поэта,
музой венчанного!
Просто
и строго
ответьте
на лиру Молчанова:
– Прекратите ваши трели!
Я не знаю,
я стара ли,
но вы,
Молчанов,
постарели,
вы
и ваши пасторали.
Знаю я -
в жакетах в этих
на Петровке
бабья банда.
Эти
польские жакетки
к нам
провозят
контрабандой.
Чем, служа
у муз
по найму,
на мое
тряпье
коситься,
вы б
индустриальным займом
помогли
рожденью
ситцев.
Череп,
што ль,
пустеет чаном,
выбил
мысли
грохот лирный?
Это где же
вы,
Молчанов,
небосвод
узрели
мирный?
В гущу
ваших роздыхов,
под цветочки,
на реку
заграничным воздухом
не доносит гарьку?
Или
за любовной блажью
не видать
угрозу вражью?
Литературная шатия,
успокойте ваши нервы,
отойдите -
вы мешаете
мобилизациям и маневрам.

"МАССАМ НЕПОНЯТНО"

Между писателем
и читателем
стоят посредники,
и вкус
у посредника
самый средненький.
Этаких
средненьких
из посреднической рати
тыща
и в критиках
и в редакторате.
Куда бы
мысль твоя
ни скакала,
этот
все
озирает сонно:
– Я
человек
другого закала.
Помню, как сейчас,
в стихах
у Надсона…
Рабочий
не любит
строчек коротеньких.
А еще
посредников
кроет Асеев.
А знаки препинания?
Точка -
как родинка.
Вы
стих украшаете,
точки рассеяв.
Товарищ Маяковский,
писали б ямбом,
двугривенный
на строчку
прибавил вам бы. -
Расскажет
несколько
средневековых легенд,
объяснение
часа на четыре затянет,
и ко всему
присказывает
унылый интеллигент:
– Вас
не понимают
рабочие и крестьяне. -
Сникает
автор
от сознания вины.
А этот самый
критик влиятельный
крестьянина
видел
только до войны,
при покупке
на даче
ножки телятины.
А рабочих
и того менее -
случайно
двух
во время наводнения.
Глядели
с моста
на места и картины,
на разлив,
на плывущие льдины.
Критик
обошел умиленно
двух представителей
из десяти миллионов.
Ничего особенного -
руки и груди…
Люди – как люди!
А вечером
за чаем
сидел и хвастал:
– Я вот
знаю
рабочий класс-то.
Я
душу
прочел
за их молчаньем -
ни упадка,
ни отчаяния.
Кто может
читаться
в этаком классе?
Только Гоголь,
только классик.
А крестьянство?
Тоже.
Никак не иначе.
Как сейчас помню -
весною, на даче… -
Этакие разговорчики
у литераторов
у нас
часто
заменяют
знание масс.
И идут
дореволюционного образца
творения слова,
кисти
и резца.
И в массу
плывет
интеллигентский дар -
грезы,
розы
и звон гитар.
Прошу
писателей,
с перепугу бледных,
бросить
высюсюкивать
стихи для бедных.
Понимает
ведущий класс
и искусство
не хуже вас.
Культуру
высокую
в массы двигай!
Такую,
как и прочим.
Нужна
и понятна
хорошая книга -
и вам,
и мне,
и крестьянам,
и рабочим.

РАЗМЫШЛЕНИЯ О МОЛЧАНОВЕ ИВАНЕ И О ПОЭЗИИ

Я взял газету
и лег на диван.
Читаю:
"Скучает
Молчанов Иван".
Не скрою, Ванечка!
скушно и нам.
И ваши стишонки -
скуки вина.
Десятый Октябрь
у всех на носу,
а вы
ухватились
за чью-то косу.
Любите
и Машу
и косы ейные.
Это
ваше
дело семейное.
Но что нам за толк
от вашей
от бабы?!
Получше
стишки
писали хотя бы.
Но плох ваш роман.
И стих неказист.
Вот так
любил бы
любой гимназист.
Вы нам обещаете,
скушный Ваня,
на случай нужды
пойти, барабаня.
Де, будет
туман.
И отверзнете рот,
на весь
на туман
заорете:
– Вперед! -
Де,
– выше взвивайте
красное знамя!
Вперед, переплетчики,
а я -
за вами. -
Орать
"Караул!",
попавши в туман?
На это
не надо
большого ума.
Сегодняшний
день
возвеличить вам ли,
в хвосте
у событий
о девушках мямля?!
Поэт
настоящий
вздувает
заранее
из искры
неясной -

Стихотворения 1929–1930 годов

ПЕРЕКОПСКИЙ ЭНТУЗИАЗМ!

Часто
сейчас
по улицам слышишь
разговорчики
в этом роде:
"Товарищи, легше,
товарищи, тише.
Это
вам
не 18-й годик!"
В нору
влезла
гражданка Кротиха,
в нору
влез
гражданин Крот.
Радуются:
"Живем ничего себе,
тихо.
Это
вам
не 18-й год!"
Дама
в шляпе рубликов на сто
кидает
кому-то,
запахивая котик:
"Не толкаться!
Но-но!
Без хамства!
Это
вам
не 18-й годик!"
Малого
мелочь
работой скосила.
В унынье
у малого
опущен рот…
"Куда, мол,
девать
молодецкие силы?
Это
нам
не 18-й год!"
Эти
потоки
слюнявого яда
часто
сейчас
по улице льются…
Знайте, граждане!
И в 29-м
длится
и ширится
Октябрьская революция.
Мы живем
приказом
октябрьской воли.
Огонь
"Авроры"
у нас во взоре.
И мы
обывателям
не позволим
баррикадные дни
чернить и позорить.
Года
не вымерить
по единой мерке.
Сегодня
равноценны
храбрость и разум.
Борись
и в мелочах
с баррикадной энергией,
в стройку
влей
перекопский энтузиазм.

МРАЧНОЕ О ЮМОРИСТАХ

Где вы,
бодрые задиры?
Крыть бы розгой!
Взять в слезу бы!
До чего же
наш сатирик
измельчал
и обеззубел!
Для подхода
для такого
мало,
што ли,
жизнь дрянна?
Для такого
Салтыкова -
Салтыкова-Щедрина?
Заголовком
жирно-алым
мозжечок
прикрывши
тощий,
ходят
тихо
по журналам
дореформенные тещи.
Саранчой
улыбки выев,
ходят
нэпманам на страх
анекдоты гробовые -
гроб
о фининспекторах.
Или,
злобой измусоля
сотню
строк
в бумажный крах,
пишут
про свои мозоли
от зажатья в цензорах.
Дескать,
в самом лучшем стиле,
будто
розы на заре,
лепестки
пораспустили б
мы
без этих цензорей.
А поди
сними рогатки -
этаких
писцов стада
пару
анекдотов гадких
ткнут -
и снова пустота.
Цензоров
обвыли воем.
Я ж
другою
мыслью ранен:
жалко бедных,
каково им
от прочтенья
столькой дряни?
Обличитель,
меньше крему,
очень
темы
хороши.
О хорошенькую тему
зуб
не жалко искрошить.
Дураков
больших
обдумав,
взяли б
в лапы
лупы вы.
Мало, што ли,
помпадуров?
Мало -
градов Глуповых?
Припаси
на зубе
яд,
в километр
жало вызмей
против всех,
кто зря
сидят
на труде,
на коммунизме!
Чтоб не скрылись,
хвост упрятав,
крупных
вылови налимов -
кулаков
и бюрократов,
дураков
и подхалимов.
Измельчал
и обеззубел,
обэстетился сатирик.
Крыть бы в розги,
взять в слезу бы!
Где вы,
бодрые задиры?

УРОЖАЙНЫЙ МАРШ

Добьемся урожая мы -
втройне,
земля,
рожай!
Пожалте,
уважаемый
товарищ урожай!
Чтоб даром не потели мы
по одному,
по два -
колхозами,
артелями
объединись, братва.
Земля у нас хорошая,
землица неплоха,
да надобно
под рожь ее
заранее вспахать.
Чем жить, зубами щелкая
в голодные года,
с проклятою
с трехполкою
покончим навсегда.
Вредителю мы
начисто
готовим карачун.
Сметем с полей
кулачество,
сорняк
и саранчу.
Разроем складов завали.
От всех
ответа ждем, -
чтоб тракторы
не ржавели
впустую под дождем.
Поля
пройдут науку
под ветром-игруном…
Даешь
на дружбу руку,
товарищ агроном!
Земля
не хочет более
терпеть
плохой уход, -
готовься,
комсомолия,
в передовой поход.
Кончай
с деревней серенькой,
вставай,
который сер!
Вперегонки
с Америкой
иди, СССР!
Добьемся урожая мы -
втройне,
земля,
рожай!
Пожалте,
уважаемый
товарищ урожай!

Урок 48. В. В. Маяковский и революция

Цель урока: показать творчество Маяковского советского периода как отражение революции.

Оборудование урока: иллюстрации к «Окнам сатиры» и рисунки Маяковского.

Методические приемы: лекция с элементами беседы; анализ стихотворений.

I. Слово учителя

Маяковский своим даром выразил пафос эпохи, сутью которой явились мировая и гражданская войны. Его революционность — уловленный его талантом дух нового времени, сменившего эпоху Чехова. Атмосфера зыбкости, неустойчивости, нервности, беспокойства сменилась атмосферой ненависти в эпоху всеобщей конфронтации, идейной и классовой непримиримости.

Открыл это основное чувство эпохи Блок, уже в «Двенадцати» писавший о ненависти ко всему, что «не наше», затем Есенин в «Анне Снегиной» показал, каких людей революция отвергла и выбросила, а каких вынесла на поверхность. В отличие от Блока, слышавшего в революции музыку катастрофы, Маяковский уловил маршевую поступь времени.

II. Чтение и анализ стихотворений

1. Читаем «Левый марш», 1918.

— Найдите в стихотворении конкретные приметы революционной эпохи. Какова их роль в установлении контакта поэта и аудитории, которой адресован «Левый марш»?

2. Революцию он ждал, жаждал, предрекал, это была его стихия, ей он посвятил свою «Оду» (1918) Читаем ее.

— Какое значение имеет антитеза в этом стихотворении?

Антитеза (противопоставление) пронизывает все произведение. На антитезе построены оксюмороны (сочетание противоположностей), характеризующие революцию: «О, звериная! / О, детская! / О, копеечная! / О, великая!». Антитеза передает противоречивость, «двуликость» революции, которая может обернуться и «стройной постройкой», и «грудой развалин». Революция «шлет моряков / на тонущий крейсер, / туда, / где забытый / мяукал котенок», она же «прикладами гонит седых адмиралов / вниз головой / с моста в Гельсингфорсе». Последние строки раскрывают суть этих контрастов революции — отношение к ней обывателя и человека будущего, поэта: «Тебе обывательское / — о, будь ты проклята трижды! — / и мое, / поэтово / о, четыреждыславься, благословенная!»

Обыватель, то есть обычный человек, может слать свои проклятия революции — его дни сочтены. Есть, грубо говоря, два класса: «мы», сконцентрированные вокруг партии большевиков (заметим, как лирическое «я» сменяется лирическим «мы»), и «они», все остальные — троцкисты, деникинцы, попы, кулачье, вредители и т. п. которые должны быть сметены. Такова логика революции. Жестокость, по этой логике, лишь средство для достижения великой цели: сделать нового счастливого человека в новом, преображенном революцией мире.

Найти в стихотворениях Маяковского художественное воплощение идей революции: «Товарищу подростку», «Перекопский энтузиазм», «Владимир Ильич!» «Молодая гвардия», «Марш 25 тысяч», «Барабанная песня», «Урожайный марш» и т. д. (на выбор).

— Как в творчестве Маяковского утверждаются две основные темы: образ революции и образ нового человека (часто поэта)?

Часто эти темы тесно переплетаются. Поэт ощущает себя бойцом революции, считает обязанностью и честью служить ей: «Моя революция!» В стихотворении «Приказ по армии искусства» он призывает: «На баррикады! — / баррикады сердец и душ», подгоняет своих товарищей-футуристов: «Довольно шагать, футуристы, / в будущее прыжок!» Поэт считает, что новому искусству принадлежит в революции решающая роль: «Все совдепы не сдвинут армий, / если марш не дадут музыканты». Революция, как кажется поэту, дала свободу действий, и действовать надо с размахом:

Довольно грошовых истин.

Из сердца старое вытри.

Улицы — наши кисти.

Площади — наши палитры.

Революции дни не воспеты.

На улицы, футуристы,

Барабанщики и поэты!

— Как по-вашему, произошли ли после революции перемены во взглядах Маяковского?

Находим переклички дооктябрьской лирики с лозунгами из поэмы «150 000 000», из стихотворений «Приказ по армии искусств» и других: «Партия — рука миллионопалая, сжатая в один громящий кулак»; «Клячу истории загоним. »; «Время пулям / по стенке музеев тенькать» и т. д.

V. Слово учителя

Задача поэта, по Маяковскому, помочь средствами искусства общему делу борьбы за социализм. Для этого он пошел работать в РОСТА (Российское телеграфное агентство), в «Окна сатиры», где за два года сделал около трех тысяч плакатов. Жанр плаката, конечно, не поэзия, но надо делать то, что полезно революции, считал Маяковский. Этот критерий — полезно или вредно для революции — стал основным в его творчестве.

Рекомендация для учителя

Возможно прослушивание доклада-сообщения о работе Маяковского в РОСТА, демонстрация плакатов.

В работе над плакатами в «Окнах сатиры» Маяковский проявил свой сатирический талант. Если в предреволюционные годы сатира поэта была направлена на «жирных», на «буржуев», то в двадцатых годах мишенью сатиры стали враги революции. Этих врагов не надо искать далеко, они разлагают революцию изнутри.

VI. Чтение и анализ стихотворений

1. В стихотворении «О дряни» (1920—21) Маяковский наносит удар по мещанству (читаем стихотворение).

— От какой опасности предостерегает Маяковский?

Мещанин — замаскированный под советского работника враг, считает Маяковский. Поэт издевается над «мразью», сумевшей приспособиться, «оперенья переменив», к новым условиям, свить себе «уютные кабинеты и спаленки». Мещанин опасен тем, что ловко втирается в государственный аппарат, порождая болезнь обюрокрачивания учреждений. Страшна и атмосфера, которую несет в себе мещанство: ему так удобно «в тине».

— Какую роль играют детали в стихотворении?

Выразительно рисует Маяковский подробности быта: непременная алая рамочка для портрета Маркса; газета «Известия», служащая подстилкой котенку. Это фон для лоснящейся самодовольством «мрази», советского чиновника, озабоченного лишь собственным благополучием, и его супруги, «товарища Нади», для которой эмблемы революции серп и молот — лишь непременный узор на платье.

Такие люди только опошляют представления, связанные с революцией. Даже слово «Реввоенсовет» оказывается связано для «товарища Нади» с балом, на котором она собирается «фигурять».

— Какие еще приемы сатирического изображения есть в стихотворении?

Слова сниженной лексики подчеркнуты своим положением на концах строк: «мурло / мещанина»; «зады»; «мразь»; «тихоокеанские галифища». Выразительная гипербола: «намозолив от пятилетнего сидения залы, / крепкие, как умывальники». Мещанский символ — канарейка — оказывается страшнее Врангеля. В целом получается абсурдная картина. Она нас олько возмутительна, что портрет Маркса не выдерживает и «орет» караул. Эксцентрический вывод стихотворения: «Скорее / головы канарейкам сверчите — / чтоб коммунизм / канарейками не был побит!»

2. Читаем и анализируем стихотворение «Прозаседавшиеся» (1922). Подчеркиваем сатирическую направленность, развитие традиций Салтыкова-Щедрина, абсурдность бюрократической машины, имитирующей деятельность; основные приемы сатиры — реализация метафоры, гротеск, фантастика.

VII. Чтение и анализ стихотворений, приготовленных дома

VIII. Заключительное слово учителя

Через революцию Маяковский обретает родину, ранее для него как бы не существовавшую. Гордость своей революционной эпохой превалирует в его произведениях. Восприняв революцию как первый акт преображения жизни, поэт ищет людей, способных продолжить дело строительства новой жизни. Воплощение мечты об идеальном человеке он увидел в Ленине. Ему посвящена поэма «Владимир Ильич Ленин» (1924): «Голосует сердце — я писать обязан по мандату долга». Хотя в Ленине подчеркиваются черты «самого земного» человека, этот образ идеализирован, дан как образец, как пример. К десятилетию Октября написана поэма «Хорошо!», в которой показано пробуждение сознания массы людей, а революция дана как исторически неизбежное и организованное явление. В финале поэмы — настроения победительной эйфории: «И жизнь хороша, и жить хорошо!»; «Славьте, молот и стих, / землю молодости». Многие строки этой поэмы стали афоризмами, лозунгами советской эпохи: «Отечество / славлю, / которое есть, / но трижды — / которое будет»; «И я, / как весну человечества, / рожденную / в трудах и в бою, / пою / мое отечество, / республику мою!»

Маяковскому, как мы увидели, был свойствен не только оптимистический, но и критический взгляд на настоящее и будущее. Это выразилось и в стихотворениях, и в драматических произведениях поэта. Об одном из них поговорим на следующем уроке.

Читать пьесу Маяковского «Клоп».

Урок 49. Настоящее и будущее в пьесе В. В. Маяковского «Клоп»

Цель урока: разобраться, что является объектом сатиры в пьесе.

Методические приемы: аналитическая беседа.

I. Слово учителя

Маяковский видел, конечно, и отрицательные стороны революции, поэтому у него так много сатиры. Но эти «промахи» и «недостатки» поэт оправдывал великой целью, верил в высокие идеалы. Часто желаемое принималось за действительное. Внутренняя трагедия жизни Маяковского — тема отдельного разговора.

Художественной высоты сатира Маяковского достигла в его драматургии. Сам Маяковский назвал «Клопа» феерической комедией, а проблему пьесы определяют как «разоблачение сегодняшнего мещанства». «Обработанный и вошедший в комедию материал — это громада обывательских фактов, шедших в мои руки и голову со всех сторон», — писал он. Пьесу «Клоп» можно отнести к жанру фантастическому, ведь действие происходит в 1978 году, а написана вещь в 1928—29 гг. Маяковского интересует, что изменится через десять советских пятилеток.

В общество будущего попадает размороженный Присыпкин и заражает многих бациллой мещанства. Маяковский показывает, как сильна и неистребима бывает воинствующая пошлость. С ней он боролся всегда (вспомним хотя бы стихотворение «О дряни») и был уверен, что в будущем, коммунистическом обществе человечество изживет свои пороки.

Информация для учителя

Основу конфликтов в пьесах Маяковского составляют такие пороки, как мещанство и бюрократизм. Именно к концу 20-х годов поэт видит и остро чувствует, что его идеал свободного и справедливого общества далек от того, что его окружает. Как результат отношения Маяковского к порокам общества появляются на свет его пьесы — «Клоп» и «Баня».

Сатирическая пьеса «Клоп» была написана в 1928 году. Ее сюжет близок повести М. Булгакова «Собачье сердце», которая была не опубликована, но уже известна в литературных кругах Москвы. В пьесе «Клоп» профессор размораживает Присыпкина, пролежавшего пятьдесят лет в погребе. Ученый наблюдает его оживление и приспособление к жизни нового времени. Это напоминает нам наблюдение профессора Преображенского за стадиями очеловечивания Шарика. Маяковский отказывает Присыпкину, этому закоренелому мешанину, жить в человеческом обществе и в результате помещает его в зоосад. Присыпкин оказывается в одной клетке с клопом, попавшим в будущее с его воротника. Такой поворот сюжета перекликается с решением профессора Преображенского вернуть Шарикова в «собачье» состояние. Финал «Клопа» звучит как сатира: Присыпкин «орет» в зрительный зал: «Граждане! Братцы! Свои! Родные! Откуда? Сколько вас. Когда же вас всех разморозили? Чего же я один в клетке. »

Вторая сатирическая пьеса Маяковского «Баня» увидела свет в 1929 году. В ней зло показывалось общество новой бюрократии, за что и осудили это произведение критики. 21 марта 1930 года в «Рабочей газете» по поводу Маяковского и его пьесы «Баня» написали: «. Его издевательское отношение к нашей действительности, в которой он не видит никого, кроме безграмотных болтунов, самовлюбленных бюрократов и примазавшихся, весьма показательно. В его пьесе нет ни одного человека, на котором мог бы отдохнуть глаз. Выведенные им рабочие совершенно нежизненные фигуры и говорят на тяжелом и замысловатом языке самого Маяковского» 1 .

Поэт попытался объясниться и сделал это в своей заметке «Что такое «Баня»? Кого она моет?», где он писал: «Баня — вещь публицистическая, поэтому в ней не так называемые живые люди, а оживленные тенденции.

Театр забыл, что он зрелище.

Мы не знаем, как это зрелище использовать для нашей агитации.

Попытка вернуть театру зрелищность, попытка сделать подмостки трибуной — в этом суть моей театральной работы».

Пьесы Маяковского были поставлены в Театре Мейерхольда, причем, сам поэт принимал непосредственное участие в их постановке, так как был вторым режиссером. Над постановкой спектаклей работали такие знаменитости, как Вахтангов и Дейнека — они оформляли сцену; Шостакович — он писал музыку к «Клопу».

Обе пьесы представляют собой сатирические комедии, в которых высмеиваются главные пороки существующего общества. Не случайно Маяковский в своих драматургических произведениях показал своеобразную проверку временем таких пороков, как мещанство и бюрократизм. Поэт был уверен, что если они не будут изжиты и преодолены в настоящем, то с таким «грузом» невозможно будет построить светлое будущее. Ведь в будущем не место главному герою «Клопа» — омещанившемуся Присыпкину, да он и сам не может там жить. Сметает «летящее время» и персонажей пьесы «Баня» — подхалимов, бюрократов и никчемных людей. Нечего делать в будущем и таким порокам общества, как грубость, пьянство, хамство и пошлость.

Но кого примет будущее? Ответ на этот главный вопрос Маяковский вкладывает в уста одной из героинь «Бани», тем самым показывая, чего сам он ждет от будущего, каков его идеал. «Будущее примет всех, у кого найдется хотя бы одна черта, роднящая с коллективом коммуны, — радость работать, жажда жертвовать, неутомимость изобретать, выгода отдавать, гордость человечностью».

В своих пьесах Маяковский типизирует персонажей, они — типичные представители своего времени и среды. Среди них мы встречаем и нэпмана, и рабочего, и бюрократа, и журналиста, характеры которых определяются сферой их деятельности. Одним из главных приемов, который использовал Маяковский, чтобы показать индивидуальные особенности своих персонажей, является наделение их «говорящими» фамилиями: Присыпкин, Победоносиков, Чудаков, Мезальянсова, Моментальников, Оптимистенко и др.

Пьесы В. Маяковского не просто интересные драматургические произведения для театральных постановок. Они несут в себе острую сатирическую направленность, выявляют те недостатки среды, которые имеют место в любом обществе и в любое время. Заслуга Маяковского состоит в том, он не побоялся сказать свое «нет» этим порокам и показать современникам, что всей этой грязи не место в будущем, в которое так верил поэт.

В заключение хочется привести несколько строк из воспоминаний Л. Ю. Брик о поэте: «В Маяковском была исступленная любовь к жизни, ко всем ее проявлениям — к революции, к искусству, к работе, ко мне, к женщинам» 1 .

— Каким изобразил общество будущего автор?

Обратимся к некоторым сценам из «светлого будущего». Вот, например, как проходит голосование: «Вместо людских голосов радиораструбы, рядом несколько висящих рук, по образцу высовывающихся из автомобилей». Только два механика возятся в темной аудитории. Голосование по вопросу о размораживании Присыпкина проходит без дискуссии: подавляющее большинство «за».

Люди будущего не понимают, что такое поэзия. В ответ на просьбу Присыпкина ему дают лишь книгу Муссолини, книгу Хувера «Как я был президентом», называя их «интереснейшими». Они не знают толком, кто такой Страдивари, не разбираются в музыке. Музыканты играют в пьесе только туш. Прежних танцев не осталось: «десять тысяч рабочих и работниц будут двигаться по площади. Это будет веселая репетиция новой системы полевых работ». Такое впечатление, что настоящие чувства, радости жизни людям будущего недоступны. Любовь они воспринимают как «человеческую половую энергию, разумно распределяемую на всю жизнь». А состояние влюбленности оценивается как «древняя болезнь», «воспалительный процесс». В этом стерильном обществе люди не пьют и не курят, не здороваются за руку. «В древности был такой антисанитарный обычай», — говорит профессор. Деревья там «то мандаринятся, а то вчера были одни груши — и не сочно, и не вкусно, и не питательно».

Похожие документы:

Егорова Н. В. Золотарева И. В. ПоурочныеразработкипорусскойлитературеХХвека. 11класс. II полугодие. — 3-е изд. исп. и доп. полугодия 11класса и ориентировано прежде всего, на работу в комплексе с учебниками: — РусскаялитератураХХвека в.

разработкипоурочных планов, самостоятельной подготовки сообщений учащимися на лингвистические темы 1 5. Егорова Н.В. Поурочныеразработкипорусскойлитературе 20 века. 11класс.

«Двенадцать»; тест по поэме «Двенадцать». Учебник: РусскаялитератураХХвека. Учеб. для. Наука, 1980. – 246с. 3.Егорова Н. В. Золотарёва И. В. ПоурочныеразработкипорусскойлитературеХХвека. 11класс. – М. ВАКО, 2002 год. – 304 с. 4. Ломтев.

2. ПоурочныеразработкипорусскойлитературеХХвека. 11класс. М. ВАКО, 2005 3. Журнал «Литература в школе». 4. Приложение к журналу «Литература в школе» «Уроки литературы ». 2. РАСПРЕДЕЛЕНИЕ КУРСА ПО.

Поурочныеразработки. - М. Просвещение. 3. Золотарёва И.В. Михайлова Т.И. Поурочныеразработкипорусскойлитературе XIX века. 10 класс. 1-е полугодие. - М. Вако, 2003. 4. Золотарёва И.В. Михайлова Т.И. Поурочныеразработкипорусскойлитературе.

Темы соседних сочинений

Картинка к сочинению анализ стихотворения Перекопский энтузиазм

Анализ стихотворения Маяковского Перекопский энтузиазм