Анализ стихотворения Маяковского Парижанка



База
стихотворений

Темы стихов

Авторы стихов

Похожие стихи

Наша группа

с шеей разжемчуженной, разбриллиантенной рукой.

Бросьте представлять себе! Жизнь - жестче -

у моей парижанки вид другой.

Не знаю, право, молода или стара она,

До желтизны отшлифованная в лощенном хамье.

Служит она в уборной ресторана -

маленького ресторана "Гранд-Шомьер".

Выпившего бургундского может захотеться

для облегчения пойти пройтись.

Дело мадмуазель - подавать полотенце,

она в этом деле просто артист.

Пока у трюмо разглядываешь прыщик,

она разулыбив облупленный рот,

пудрой попудрит, духами попрыщет,

подаст пипифакс и лужу подотрет.

Раба чревоугодий торчит без солнца,

в клозетной шахте по суткам клопея,

за пятьдесят сантимов (по курсу червонца

с мужчины около четырех копеек).

Под умывальником ладони омывая

дыша диковиной парфюмерных зелий,

над мадмуазелью недоумевая,

хочу сказать мадмуазели.

- Мадмуазель, Ваш вид, извините, жалок.

На уборную молодость губить не жалко Вам?

Или мне наврали про парижанок,

Загрузка...

или Вы, мадмуазель, не парижанка.

Выглядите Вы туберкулезно и вяло,

Чулки шерстяные. Почему не шелка?

Почему не шлют Вам пармских фиалок

благородные мусью от полного кошелька? -

Мадмуазель молчала, грохот наваливал

на трактир, на потолок, на нас.

Это, кружа веселье карнавалово,

весь в парижанках гудел Монпарнас.

Простите, пожалуйста, за стих раскрежещенный

и за описанные вонючие лужи,

но очень трудно в Париже женщине,

если женщина не продается, а служит.


Порекомендуй это стихотворение друзьям.

Вы себе представляете парижских женщин

с шеей разжемчуженной, разбриллиантенной рукой.

Бросьте представлять себе! Жизнь - жестче -

у моей парижанки вид другой.

Обсуждение стихотворения «Парижанка»

Владимир Маяковский — Вы себе представляете парижских женщин ( Парижанка )

Parizhanka

Vy sebe predstavlyayete parizhskikh zhenshchin
s sheyey razzhemchuzhennoy, razbrilliantennoy rukoy.
Broste predstavlyat sebe! Zhizn — zhestche —
u moyey parizhanki vid drugoy.
Ne znayu, pravo, moloda ili stara ona,
do zheltizny otshlifovannaya v loshchenom khamye.
Sluzhit ona v ubornoy restorana —
malenkogo restorana — Grand-Shomyer.
Vypivshim burgundskogo mozhet zakhotetsya
dlya oblegchenia poyti proytis.
Delo madmuazel podavat polotentse,
ona v etom dele prosto artist.
Poka u tryumo razglyadyvayesh pryshchik,
ona, razulybiv obluplenny rot,
pudroy podpudrit, dukhami popryshchet,
podast pipifaks i luzhu podotret.
Raba chrevougody torchit bez solntsa,
v klozetnoy shakhte po sutkam klopeya,
za pyatdesyat santimov! (po kursu chervontsa
s muzhchiny okolo chetyrekh kopeyek).
Pod umyvalnikom ladoni omyvaya,
dysha dikovinoy parfyumernykh zely,
nad madmuazelyu nedoumevaya,
khochu skazat madmuazeli:
— Madmuazel, vash vid, izvinite, zhalok.
Na ubornuyu molodost gubit ne zhalko vam?
Ili mne navrali pro parizhanok,
ili vy, madmuazel, ne parizhanka.
Vyglyadite vy tuberkulezno i vyalo.
Chulki sherstyanye. Pochemu ne shelka?
Pochemu ne shlyut vam parmskikh fialok
blagorodnye musyu ot polnogo koshelka? —
Madmuazel molchala, grokhot navalival
na traktir, na potolok, na nas.
Eto, kruzha veselye karnavalovo,
ves v parizhankakh gudel Monparnas.
Prostite, pozhaluysta, za stikh raskrezheshchenny
i za opisannye vonyuchiye luzhi,
no ochen trudno v Parizhe zhenshchine,
yesli zhenshchina ne prodayetsya, a sluzhit.

Ds ct,t ghtlcnfdkztnt gfhb;crb[ ;tyoby
c ittq hfp;tvxe;tyyjq, hfp,hbkkbfyntyyjq herjq///
,hjcmnt ghtlcnfdkznm ct,t! ;bpym — ;tcnxt —
e vjtq gfhb;fyrb dbl lheujq/
Yt pyf/, ghfdj, vjkjlf bkb cnfhf jyf,
lj ;tknbpys jnikbajdfyyfz d kjotyjv [fvmt/
Cke;bn jyf d e,jhyjq htcnjhfyf —
vfktymrjuj htcnjhfyf — Uhfyl-Ijvmth/
Dsgbdibv ,ehueylcrjuj vj;tn pf[jntnmcz
lkz j,ktuxtybz gjqnb ghjqnbcm/
Ltkj vflvefptkm gjlfdfnm gjkjntywt,
jyf d njv ltkt ghjcnj fhnbcn/
Gjrf e nh/vj hfpukzlsdftim ghsobr,
jyf, hfpeks,bd j,kegktyysq hjn,
gelhjq gjlgelhbn, le[fvb gjghsotn,
gjlfcn gbgbafrc b ke;e gjljnhtn/
Hf,f xhtdjeujlbq njhxbn ,tp cjkywf,
d rkjptnyjq if[nt gj cenrfv rkjgtz,
pf gznmltczn cfynbvjd! (gj rehce xthdjywf
c ve;xbys jrjkj xtnsht[ rjgttr)/
Gjl evsdfkmybrjv kfljyb jvsdfz,
lsif lbrjdbyjq gfha/vthys[ ptkbq,
yfl vflvefptkm/ ytljevtdfz,
[jxe crfpfnm vflvefptkb:
— Vflvefptkm, dfi dbl, bpdbybnt, ;fkjr/
Yf e,jhye/ vjkjljcnm ue,bnm yt ;fkrj dfv?
Bkb vyt yfdhfkb ghj gfhb;fyjr,
bkb ds, vflvefptkm, yt gfhb;fyrf/
Dsukzlbnt ds ne,threktpyj b dzkj/
Xekrb ithcnzyst/// Gjxtve yt itkrf?
Gjxtve yt ik/n dfv gfhvcrb[ abfkjr
,kfujhjlyst vecm/ jn gjkyjuj rjitkmrf? —
Vflvefptkm vjkxfkf, uhj[jn yfdfkbdfk
yf nhfrnbh, yf gjnjkjr, yf yfc/
nj, rhe;f dtctkmt rfhyfdfkjdj,
dtcm d gfhb;fyrf[ ueltk Vjygfhyfc/
Ghjcnbnt, gj;fkeqcnf, pf cnb[ hfcrht;totyysq
b pf jgbcfyyst djy/xbt ke;b,
yj jxtym nhelyj d Gfhb;t ;tyobyt,
tckb ;tyobyf yt ghjlftncz, f cke;bn/

Помогите, пожалуйста, найти анализ стихотворения Маяковского "Блэк энд уайт" или "Парижанка". Заранее спасибо.

Алиса Шмелева Гуру (4542) 8 лет назад

В стихотворении "Парижанка" Маяковский подчеркивает, что общепринятое мнение об избалованности французских женщин неправильно. На самом деле всё совсем по-другому. Женщине в Париже трудно - тут уже и речи не идет о шелках, дорогих украшениях и т. п. "Выглядите вы туберкулезно и вяло. Чулки шерстяные. "
В конце стихотворения он высказывает главную мысль: "но очень трудно в Париже женщине, если женщина не продается, а служит. " Она не продается, а отдается бесплатно.
Проскальзывает также мысль об общественном мнении, Что оно стоит если совершенно не соответствует действительности.

Ирина Косицина Знаток (257) 8 лет назад

Вы себе представляете парижских женщин
с шеей разжемчуженной разбриллиантенной рукой.
Бросьте представлять себе!
Жизнь -жестче -у моей парижанкивид другой.
Не знаю, право, молода или стара она,
до желтизны отшлифованная в лощеном хамье.
Служит онав уборной ресторана -
маленького ресторана - Гранд-Шомьер.
Выпившим бургундского может захотеться
для облегчения пойти пройтись.
Дело мадмуазель подавать полотенце,
она в этом деле просто артист.
Пока у трюмо разглядываешь прыщик,
она, разулыбив облупленный рот,
пудрой подпудрит, духами попрыщет,
подаст пипифакс и лужу подотрет.
Раба чревоугодий торчит без солнца,
в клозетной шахте по суткам клопея,
за пятьдесят сантимов!
(По курсу червонца с мужчины около четырех копеек. )
Под умывальником ладони омывая,
дыша диковиной парфюмерных зелий,
над мадмуазелью недоумевая,
хочу сказать мадмуазели:
- Мадмуазель, ваш вид, извините, жалок.
На уборную молодость губить не жалко вам?
Или мне наврали про парижанок,
или вы, мадмуазель, не парижанка.
Выглядите вы туберкулезно и вяло.
Чулки шерстяные.
Почему не шелка?
Почемуне шлют вам пармских фиалок
благородные мусыо от полного кошелька? -
Мадмуазель молчала, грохот наваливал
на трактир, на потолок, на нас.
Это, кружа веселье карнавалово,
весь в парижанках гудел Монпарнас.
Простите, пожалуйста, за стих раскрежещенный
и за описанные вонючие лужи,
но очень трудно в Париже женщине,
если женщина не продается, а служит.

Стихотворение Маяковского В.В.
«Парижанка»

"Парижанка"

Вы себе представляете
парижских женщин
с шеей разжемчуженной,
разбриллиантенной
рукой.
Бросьте представлять себе!
Жизнь -
жестче -
у моей парижанки
вид другой.
Не знаю, право,
молода
или стара она,
до желтизны
отшлифованная
в лощеном хамье.
Служит
она
в уборной ресторана -
маленького ресторана -
Гранд-Шомьер.
Выпившим бургундского
может захотеться
для облегчения
пойти пройтись.
Дело мадмуазель
подавать полотенце,
она
в этом деле
просто артист.
Пока
у трюмо
разглядываешь прыщик,
она,
разулыбив
облупленный рот,
пудрой подпудрит,
духами попрыщет,
подаст пипифакс
и лужу подотрет.
Раба чревоугодий
торчит без солнца,
в клозетной шахте
по суткам
клопея,
за пятьдесят сантимов!
(По курсу червонца
с мужчины
около
четырех копеек.)
Под умывальником
ладони омывая,
дыша
диковиной
парфюмерных зелий,
над мадмуазелью
недоумевая,
хочу
сказать
мадмуазели:
- Мадмуазель,
ваш вид,
извините,
жалок.
На уборную молодость
губить не жалко вам?
Или
мне
наврали про парижанок,
или
вы, мадмуазель,
не парижанка.
Выглядите вы
туберкулезно
и вяло.
Чулки шерстяные.
Почему не шелка?
Почему
не шлют вам
пармских фиалок
благородные мусыо
от полного кошелька? -
Мадмуазель молчала,
грохот наваливал
на трактир,
на потолок,
на нас.
Это,
кружа
веселье карнавалово,
весь
в парижанках
гудел Монпарнас.
Простите, пожалуйста,
за стих раскрежещенный
и
за описанные
вонючие лужи,
но очень
трудно
в Париже
женщине,
если
женщина
не продается,
а служит.

Стихотворение Маяковского В.В. - Парижанка

См. также Владимир Маяковский - стихи (Маяковский В. В.) :

Пернатые
(НАМ ПОСВЯЩАЕТСЯ) Перемириваются в мире. Передышка в грозе. А мы воюе.

Пилсудский
Чьи уши - не ваши ли? - не слышали о грозном фельдмаршале. Склонитес.

Тема сочувствия и доброты в лирике Маяковского

17 декабря 2009

Лирический герой В. Маяковского предстает перед нами сильным и гордым человеком. Но душа его не камень и не сухой ковыль. В груди этого большого и мужественного человека бьется нежное и ласковое сердце, способное преданно любить и великодушно прощать.

Стихотворение «Вот так я сделался собакой» – гневный выпад против очерствения человеческих душ. Поэт убедительно показывает, как злоба мучает самого человека, испытывающего это чувство. В. Маяковский утверждает, что подобные эмоции – удел собаки, а не высокоорганизованного мыслящего существа. Наполненный злобой человек ничего приятного не может сделать для других людей:

Какая-то прокричала про добрый вечер.

Не могу по-человечьи.

В. Маяковский подчеркивает, что в нашем сложном и тревожном мире надо особенно внимательно относиться к животным – к тем хрупким и беззащитным существам, которые нуждаются в любви и заботе. В стихотворении «Хорошее отношение к лошадям» речь также идет о природной доброте человека, его гуманистическом характере.

Лошадь не была виновата в том, что упала: просто на улице было скользко из-за гололеда. Автор глубоко жалеет животное. Однако толпа остановившихся зевак только насмехается над этим:

голос свой не вмешивал в вой ему.

Так в стихотворении возникает обобщенный образ безликой толпы. Грустное чувство вызывает упавшая лошадь, но еще более тоскливое впечатление возникает при взгляде на очерствевших людей. Создается впечатление, что лошадь – гораздо более умное и доброе существо, чем человек. Это мнение подчеркивает и взгляд на плачущие глаза лошадиные. Лирический герой утешает лошадь, искренне сочувствует ей. И лошадь встает на ноги. Так Маяковский показывает, что доброта – великая сила.

История о лошади помогает поэту рассказать читателям о своем собственном одиночестве в людском мире. Сюжет произведения дает лишь лишний повод задуматься о соотношении алчного и грубого и светлого и гуманного (как в душе каждого из нас, так и в обществе в целом).

Звукоподражание в начале стихотворения не только имитирует цокот копыт, но и подчеркивает слова со значением грабежа и насилия:

Сюжет произведения продолжает небольшая, но емкая пейзажная зарисовка, построенная на метафоре:

В. Маяковский мастерски владел различными приемами и способами организации художественного пространства. Поэт удачно использует образы смеха и модных в то время штанов-клеш, при помощи которых воссоздается цельный образ дерзкой толпы.

Исследователи часто сопоставляют данное произведение В. Маяковского с драматичным финалом стихотворения С. Есенина «Песнь о собаке»:

И глухо, как от подачки,

Когда бросят ей камень в смех,

Покатились глаза собачьи

Золотыми звездами в снег.

Эти два произведения сближает тема душевного контакта человека и животного. Однако стихотворение Маяковского появилось в печати на полгода раньше.

По настроению и творческой манере данное стихотворение органично связано с ранним творчеством поэта. Философская глубина произведения очевидна. Исследователи усматривают глубокие связи его с творчеством Ф.М. Достоевского (в частности, с образом несчастной клячи из романа «Преступление и наказание»).

Произведения поэта подкупают пронзительной искренностью. Традиционный жанр его лирики – послание. Именно оно передает исповедальное начало, столь глубоко ощутимое, например, в стихотворении «Хорошее отношение к лошадям» или «Парижанка». Одним словом, тогда, когда поэт пишет о самом грустном, трогательном и наболевшем.

Стихотворение «Парижанка» пронизано состраданием к участи несчастной женщины, к ее тяжелой доле.

В стихотворении «Парижанка» поэт развенчивает иллюзию о красивой заграничной жизни, которая складывается в головах романтически настроенной публики. Люди видят лишь парадную сторону парижского общества. Рисуя в мечтах легкую, благополучную, праздничную картину, они забывают о том, что рядом с теми, кто наслаждается подобной жизнью, существует море тех, кто им обеспечивает все эти радости ценою адского труда:

Вы себе представляете

с шеей разжемчуженной,

Бросьте представлять себе!

у моей парижанки

«У моей парижанки», – подчеркивает В. Маяковский. На фоне светских красавиц эта бедная женщина выглядит Золушкой-замарашкой, но поэту близка ее судьба. Нелегкая трудовая жизнь уборщицы вызывает у него как уважение, так и грусть, ибо судьба посылает героине лишь испытания.

Неологизмы в этом произведении призваны подчеркнуть чванливую напыщенность излишеств: драгоценностей (жемчужин и бриллиантов). В ином же свете представляется жизнь в том же самом Париже, мировом законодателе мод, простой женщины-работницы. Ей не шлют поклонники нежные фиалки, у нее нет денег на изящные шелковые чулки. Вся ее жизнь проходит среди вонючих луж в уборной парижского ресторана. Выполняя самую грязную работу за нищенскую зарплату, женщина бедна и несчастна на фоне пышного карнавала разгульной жизни Монпарнаса.

Жалость и сострадание проявляет поэт к самым слабым и обездоленным существам в жестоком мире человеческом. Глубоко сострадает В. Маяковский чистильщику Виллу из стихотворения «Блек энд уайт». Нет и не может быть справедливости там, где процветает расовое неравенство и эксплуатация человека человеком. Для власть имущих пишутся законы, которые защищают их и принадлежащую им собственность. Остальным же приходится довольствоваться объедками с барского стола.

В. Маяковский считал, что удел поэта – защищать слабых и обездоленных. Именно во имя этого он и писал свои произведения.

Причина современного характера лирики Маяковского состоит в том, что она от начала до конца пропитана искренней любовью к людям, к родной земле. Лишь один раз соприкоснувшись с этой поэзией, ее невозможно забыть. Пророчески звучат в наши дни строки из поэмы «Во весь голос»:

Мой стих дойдет

через хребты веков.

Беспредельна вера в светлое будущее для России, с которой поэт создавал строки из поэмы «Хорошо!»:

Пускай не все поэтические манифесты В. Маяковского были воплощены в жизнь, многое из того, о чем писал и грезил поэт, возможно уже никогда не воплотится. Но многое из намеченных им планов сбылось и существует реально. Выросли новые города. Изменились социально-классовые отношения между людьми. В обществе выше стал цениться тяжелый труд. Дети и внуки тех людей, которые на заре прошлого века строили прекрасное будущее, выросли в лучших экономических условиях. Они смогли получить хорошее образование и, несомненно, украсят лик нашей страны новыми прекрасными городами.

Не забыт оказался и сам поэт, его лучшие стихи и поэмы. Новаторские идеи в области стихосложения также были подхвачены его учениками и последователями (Николаем Асеевым, Андреем Вознесенским). Имя поэта-бойца за народное счастье украсило золотой фонд нашей литературы – ее классическое наследие.

Рекомендуется к прочтению:

Послушать стихотворение Маяковского Парижанка

Темы соседних сочинений