Анализ стихотворения Маяковского Ода



Анализ стихотворения В. Маяковского Ода революции

В. М. — мой любимый поэт. Конечно, в наши дни отношение к нему изменилось. Многие мои сверстники думают, что, кроме стихов о Ленине и партии, поэт ничего не писал. Но это совсем не так. Да, В. М. во имя революции наступал на "горло собственной песне". отдавая "звонкую силу поэта" пролетариату. "У каждого поэта своя драма. " — писала Анна Ахматова. Есть она и у В. М. Он верил в революцию, боролся стихом с ее врагами, видя их не только в Колчаке и Деникине, но и в советских, новых мещанах, "дряни". А сегодняшние противники поэта не хотят этого замечать. Не знают они и другого: есть ранний М. тонкий лирик, необычайно одаренный стилист, подлинный новатор стихосложения, экспериментатор в области формы. Располагая стихи "лесенкой". он добился того, что каждое слово становится значимым, весомым. Рифма В. М. — необычайная, она как бы "внутренняя". чередование слогов не явное, не очевидное — это белый стих. А как выразительна ритмика его стихов! Мне кажется, ритм в поэзии — самое главное, сначала рождается он, а потом уже мысль, идея, образ.

Некоторые мои ровесники думают также, что стихи В. М. надо кричать, надрывая голосовые связки. Да, у него есть стихи для "площадей". Но в ранних стихах преобладают интонации доверительности, интимности. Чувствуется, что поэт только хочет казаться грозным, дерзким, уверенным в себе. Но на самом деле он не такой. Наоборот, М. одинок и неприкаян, и душа его жаждет дружбы, любви, понимания. Именно такого В. М. я и люблю.

Загрузка...

Стихотворение "Послушайте!" написано в 1914году. В стихах этого периода внимательный читатель увидит не только фамильярные, насмешливые, пренебрежительные интонации, но и, присмотревшись, поймет, что за внешней бравадой — ранимая, одинокая душа. Цельность характера поэта, человеческая порядочность, помогавшая ориентироваться в главных проблемах времени, внутренняя убежденность в правоте своих нравственных и эстетических идеалов обособляли В. М. от других поэтов, от привычного течения жизни. Эта обособленность рождала душевный протест против обывательской среды, где не было высоких духовных идеалов. А ведь он о них мечтал.

Стихотворение — крик души поэта. Оно начинается просьбой, обращенной к людям: "Послушайте!" Таким восклицанием каждый из нас очень часто прерывает свою речь, надеясь быть услышанным и понятым. Лирический герой стихотворения не просто произносит, а, я бы сказал, "выдыхает" это слово, отчаянно пытаясь обратить внимание живущих на Земле людей на волнующую его проблему. Это не жалоба на "равнодушную природу". это жалоба н а человеческое равнодушие. Поэт как бы спорит с воображаемым оппонентом, человеком недалеким и приземленным, обывателем, мещанином, убеждая его в том, что нельзя мириться с безразличием, одиночеством, горем. Ведь люди рождаются для счастья.

Весь строй речи в стихотворении "Послушайте!" именно такой, какой бывает, когда, ведется острая дискуссия, полемика, когда тебя не понимают, а ты лихорадочно ищешь аргументы, убедительные доводы и надеешься: поймут, поймут. Вот только объяснить надо как следует, найти самые важные и точные выражения. И лирический герой их находит.

(ЦИТАТА) А дальше. Дальше, мне кажется, в очень необычной антитезе, в словах антонимах (антонимами они являются только у В. М. в нашем привычном, общеупотребительном лексиконе это далеко не антонимы) противопоставлены очень важные вещи. Речь идет о небе, о звездах, о Вселенной. Но для одного звезды — "плевочки". а для другого — "жемчужины" .

Лирический герой стихотворения "Послушайте!" и есть тот "кто-то". для кого без звездного неба немыслима жизнь на Земле. Он мечется, страдает от одиночества, непонимания, но не смиряется с ним.

(ЦИТАТА) Отчаяние так велико, что ему просто не перенести "эту беззвездную муку".

Огромное значение в системе изобразительно-выразительных средств у В. М. имеет деталь. Портретная характеристика Бога состоит всего лишь из одной-единственной детали — у него "жилистая рука". Эпитет "жилистая" настолько живой, эмоциональный, зримый, чувственный, что эту руку как бы видишь, ощущаешь в ее венах пульсирующую кровь. "Длань" (образ, привычный для сознания русского человека, христианина) органично, абсолютно естественно заменяется, как видим, просто "рукой". Значит Господь Бог, будто пахарь или хлебопек, — простонародный.

Лирический герой, по моему мнению, глубоко и тонко чувствует и переживает все, что происходит с окружающим нас миром, Вселенной, людьми. Вот он говорит кому-то: (ЦИТАТА) И ели первые два предложения вопросительные, то третье — вопросительное, и восклицательное одновременно. Накал страстей, эмоций, переживаемых нашим героем, так силен, что иначе их не выразить как только этим многозначным емким словом "Да?!". обращенным к тому, кто поймет и поддержит. В нем и обеспокоенность, и забота, и сопереживание, и участие, и любовь. Я не один, еще кто-то так же думает, как я, так же чувствует, болеет за этот мир, небо, Вселенную всей душой, всем сердцем.

Если бы у лирического героя совсем не было надежды на понимание, он бы так не убеждал, не увещевал, не волновался. Последняя строфа стихотворения (всего их три) начинается так же, как и первая, с того же слова: (ЦИТАТА) Но авторская мысль в ней развивается совершенно по-другому, более оптимистично, жизнеутверждающе по сравнению с тем, как она выражена в первой строфе. Последнее предложение вопросительное. Но, в сущности, оно утвердительно. Ведь это риторический вопрос ответ не требуется.

(ЦИТАТА) В этом стихотворении нет неологизмов, столь привычных для стиля В. М. "Послушайте!" — взволнованный и напряженный монолог лирического героя. Поэтические приемы, используемые В. М. в этом стихотворении, на мой взгляд, очень выразительны. Фантастика ("врывается к богу" ) естественно сочетается с наблюдениями автора над внутренним состоянием лирического героя. Ряд глаголов: "врывается". "плачет". "просит". "клянется" — передает не только динамику событий, но и их эмоциональный накал. Ни одного нейтрального слова, все очень и очень выразительны, экспрессивны, и, мне кажется, само лексическое значение, семантика глаголов-действий указывает на крайнюю обостренность чувств, испытываемых лирическим героем. Основная интонация стиха не гневная, обличительная, а исповедальная, доверительная, робкая и неуверенная. Можно сказать, что голоса автора и его героя зачастую сливаются полностью и разделить их невозможно. Высказанные мысли и выплеснувшиеся, прорвавшиеся наружу чувства героя, бесспорно, волнуют самого поэта. В них легко уловить ноты тревоги ("ходит тревожный" ). смятения, затаенную даль.

Стихотворение "Послушайте!" — развернутая метафора, имеющая большой иносказательный смысл — "не хлебом единым жив человек". Кроме насущного хлеба, нам нужна еще и мечта, большая жизненная цель, духовность, красота. Нам нужны звезды-"жемчужины". а не звезды-"плевочки". Имманиула Канта поражали более всего на свете две вещи: "звездное небо над нами и нравственный закон внутри нас". В. М. тоже волнуют вечные философские вопросы о смысле человеческого бытия, о любви и ненависти, смерти и бессмертия, добре и зле.

Однако в "звездной" теме поэту чужд мистицизм символистов, он не думает ни о какой "протянутости" слова к Вселенной, но В. М. ни в коей мере не уступает поэтам-мистикам в полете фантазии, свободно перебрасывая мост от земной тверди к безграничному небу, космосу. Безусловно, такой свободный полет мысли был подсказан В. М. в ту эпоху, когда казалось, что человеку подвластно все. И независимо от того, в какие тона окрашены астральные образы, сатирические или трагические, его творчество проникнуто верой в Человека, в его разум и великое предназначение.

Пройдут годы, утихнут страсти, российские катаклизмы превратятся в нормальную жизнь, и никто не будет считать В. М. только политическим поэтом, отдавшим свою лиру лишь революции. На мой взгляд, это величайший из лириков, и стихотворение "Послушайте!" — истинный шедевр русской и мировой поэзии.

Основная проблема стихотворения маяковского прозаседавшиеся основная проблема стихотворения маяковского прозаседавшиеся. Анализ стиха маяковского РАЗГОВОР С ФИНИНСПЕКТОРОМ анализ стиха маяковского РАЗГОВОР С ФИН ИНСПЕКТОРОМ. Анализ стихотворения ода револ


Загрузка.


Загрузка.

Новые публикации

Популярные сочинения

  • Пейзажи в лирике А. С.Пушкина
  • Анализ стихотворения А. Блока «На поле Куликовом»
  • Отец и сын в рассказе Д. Олдриджа “Последний Дюйм”
  • Жизнь и творчество Гете В. И
  • Решения арбитражного суда. Задачи
  • Проектирование предприятия общественного питания Проектирование закусочной. Часть2
  • А. С.Пушкин и С. А.Есенин о русской природе
  • Статистика проекта

    Анализ стихотворения Маяковского «Ода революции»

    Анализ стихотворения Маяковского «Ода революции»

    Восторженное отношение Владимира Маяковского к революции красной нитью проходит через все творчество поэта. Однако автор прекрасно осознает, что смена власти – это серьезное общественное потрясение, которое несет в себе не только свободу простому народу, но и разруху, голод, болезни и пьяный разгул. Поэтому в своей оценке событий 1917 года Маяковский беспристрастен, он не возносит дифирамбы и не тешит себя иллюзиями. В 1918 году поэт публикует стихотворение «Ода революции», судя по названию которого можно сделать вывод, что речь в произведении пойдет именно о восхвалении диктатуры пролетариата. Но это совсем не так, потому что поэт живет в реальном, а не вымышленном мире, и каждый день сталкивается с обратной стороной свободы, равенства и братства, провозглашенных новой властью.

    «Ода революции», выдержанная в традициях этого стихотворного жанра, действительно начинается с хвалебных строк, в которых поэт сразу же очерчивает тематику произведения, заявляя, что восторженно возносит «над руганью реемой оды торжественное «О»!». И сразу же награждает революцию такими нелестными эпитетами, как «звериная», «копеечная», «детская», подчеркивая при этом, что все равно она является великой.

    «Как обернешься еще, двуликая?», — интересуется поэт, и в этом вопросе нет праздного любопытства, так как за очень короткий период времени Маяковский увидел не только достижения новой власти, но и ее беспардонность, грубость, несостоятельность. Поэтому автор теряется в догадках, что именно сулят его родине эти перемены, пугающие своей беспощадностью. Поэт не знает, чем именно обернется революция для России — «стройной постройкой» или же «грудой развалин», так как любой из этих вариантов на фоне общей эйфории может быть запросто претворен в жизнь. Чего только стоят слова так популярного в эти дни «Интернационала», призывающего до основания разрушить старый мир!

    Впрочем, Маяковского такое развитие событий нисколько не пугает, он действительно верит в то, что мир станет другим, более справедливым и свободным. Однако автор понимает, что для этого его еще предстоит освободить от «седых адмиралов» и «тысячелетий Кремля» — символов прошлой жизни, которым не место в новом обществе. При этом Маяковский прекрасно понимает, как именно все это будет происходить, так как еще свежи в воспоминаниях недавние события, когда революция «пьяной толпой орала» и требовала расстрела для всех, кто не согласен с большевистскими идеями.

    Действительно, одним пришлось после революции долго зализывать «вчерашние раны», вспоминая о славных сражениях с «контрой». Однако были и те, кто предпочел «вскрытые вены» позору и унижению. И таких оказалось немало. Из их уст, по словам поэта неслись обывательские проклятья, так как вполне успешные и обеспеченные сословия вмиг потеряли не только свое благосостояние, но и саму родину, ставшую для них чужой. В то же время Маяковский в восторге от перемен, поэтому, обращаясь к революции, с воодушевлением восклицает «О, четырежды славься, благословенная!».

    И в этой строчке нет пафоса, так как поэт искренне верит в новое общество, не подозревая, что двойственная суть революции, которую он воспевает, еще не раз проявит себя, обернувшись для народа лишениями и унижениями. Однако это осознание придет к Маяковскому гораздо позже и выльется с цикл саркастических стихов, в которых критика смешивается с юмором, а негодование – с беспомощностью. Но даже на фоне общественных, политических и социальных перегибов поэт остается верен своим идеалам, считая революцию не злом, а великим достижением русского народа.

    Владимир Маяковский. "Ода революции"

    Величайшее событие в истории России двадцатого века, радикальным образом изменившее её существование, не могло не найти своего отражения в творчестве хоть сколько-нибудь значимых художников, живших в эту переломную эпоху. Но для некоторых из них эта тема стала доминирующей.

    Певец революции

    У многих деятелей культуры существует свой устоявшийся образ в общественном сознании. Согласно традиции, сформировавшейся в советский период истории, имя поэта Владимира Маяковского неразрывным образом связано с образом русской революции. И для подобной взаимосвязи имеются очень веские основания. Автор стихотворения "Ода революции" отдал её воспеванию всю сознательную жизнь. Он делал это яростно и самозабвенно. И в отличие от многих своих коллег по литературному цеху, Маяковский не кривил душой. Творения, выходившие из-под его пера, шли от чистого сердца. Это было написано талантливо, как и всё, что создавал Маяковский. "Ода революции" - одно из его ранних произведений. Но оно отнюдь не ученическое, поэт проявил себя в нём как уже сформировавшийся мастер. У него свой стиль, своя образность и своя экспрессия.

    Что увидел Маяковский? "Ода революции" - ужас или восторг?

    Это стихотворение написано в 1918 году по горячим следам революционных событий. И только на первый взгляд оно представляется однозначно восторженным. Да, поэт всей душой принимает свершившуюся революцию. Её неизбежность он чувствовал и предрекал ещё в самых первых своих литературных опытах. Но даже поверхностный анализ стихотворения Маяковского "Ода революции" не позволяет игнорировать кричащих противоречий, которые видит автор в вихре происходящих событий. Грандиозность творящегося переустройства мира только подчёркивается, казалось бы, совсем неуместными прилагательными, которыми награждает Маяковский происходящую революцию - "звериная", "детская", "копеечная", но при этом, вне всякого сомнения, "великая". Восторг перед процессом рождения нового мира никоим образом не отменяет те ужасы и мерзости, которые при этом происходят. Читая Маяковского, трудно не вспомнить известное изречение вождя мирового пролетариата о том, что "революции не делаются в белых перчатках". Ленин знал, о чём говорил. А поэт знал, о чём писал. Свои образы он черпал не из романтических мечтаний, а из окружающей реальности.

    Владимир Маяковский, "Ода революции". Анализ стилистических особенностей

    Первое, чем обращает на себя внимание это произведение, - это рваный поэтический ритм и, вроде бы, хаотический поток образов. Вот только в подобных композиционных построениях нет ни хаоса, ни случайности. Всё, что проходит перед мысленным взором, гармонично подчиняется поэтической логике. Это стихотворение неплохо иллюстрирует то, чем прославился ранний Маяковский. "Ода революции" - одно из его программных произведений. Принято считать, что многие характерные стилистические приёмы Маяковский заимствовал у европейских поэтов-футуристов начала века. Но даже если согласиться с этим утверждением, нельзя не отдать ему должное в том, с каким виртуозным блеском этот набор заимствованных особенностей применён в русской поэзии. До появления в ней Маяковского подобный синтез казался просто невозможным.

    От футуризма к соцреализму

    Только ли о событиях 1917 года написал в своём произведении Маяковский? "Ода революции" даёт нам основания для более широкого истолкования этого стихотворения. В нём есть и очевидный философский смысл. Оно повествует о переменах в обществе и о цене этих перемен. Читая произведения этого поэта, совершенно несложно заметить тот простой факт, что так до него не писал практически никто. В русской литературе Владимир Маяковский - это поэт-новатор и поэт-революционер. Его образная система, поэтическое мышление и выразительные средства открыли магистральный путь развития не только для русской поэзии двадцатого века, но и для многих эстетических сфер, непосредственно с ней не связанных. Влияние творчества Маяковского легко проследить и обнаружить во многих произведениях искусства, от живописи и графики до кинематографа включительно. Даже когда в тридцатые годы советская власть калёным железом выжигала всё, что отклоняется от генеральной линии партии, включая футуризм и все прочие "-измы", значение творческого наследия Маяковского никто не смог поставить под сомнение. Его приписали к классикам социалистического реализма. Поэт уже ничего не мог на это возразить по причине отсутствия в этом мире.

    Гибель поэта

    Много раз сказано о том, что "революция пожирает своих детей". Именно это и приключилось с Маяковским. Трудно найти другого творца, который бы столь самозабвенно посвятил себя одной теме, "наступая на горло собственной песне". "Ода революции" была далеко не единственным произведением поэта о ней. Но после победы восстания Маяковский оказался совершенно неуместен и невостребован новой властью. Он подвёл итог своей жизни одной пулей.

    «Ода революции» В.Маяковский

    «Ода революции» Владимир Маяковский

    Тебе,
    освистанная,
    осмеянная батареями,
    тебе,
    изъязвленная злословием штыков,
    восторженно возношу
    над руганью реемой
    оды торжественное
    «О»!
    О, звериная!
    О, детская!

    О, копеечная!
    О, великая!
    Каким названьем тебя еще звали?
    Как обернешься еще, двуликая?
    Стройной постройкой,
    грудой развалин?
    Машинисту,
    пылью угля овеянному,
    шахтеру, пробивающему толщи руд,
    кадишь,
    кадишь благоговейно,
    славишь человечий труд.
    А завтра
    Блаженный
    стропила соборовы
    тщетно возносит, пощаду моля,—
    твоих шестидюймовок тупорылые боровы
    взрывают тысячелетия Кремля.
    «Слава».
    Хрипит в предсмертном рейсе.
    Визг сирен придушенно тонок.
    Ты шлешь моряков
    на тонущий крейсер,
    туда,
    где забытый
    мяукал котенок.
    А после!
    Пьяной толпой орала.
    Ус залихватский закручен в форсе.
    Прикладами гонишь седых адмиралов
    вниз головой
    с моста в Гельсингфорсе.
    Вчерашние раны лижет и лижет,
    и снова вижу вскрытые вены я.
    Тебе обывательское
    — о, будь ты проклята трижды!—
    и мое,
    поэтово
    — о, четырежды славься, благословенная! —

    Анализ стихотворения Маяковского «Ода революции»

    Восторженное отношение Владимира Маяковского к революции красной нитью проходит через все творчество поэта. Однако автор прекрасно осознает, что смена власти – это серьезное общественное потрясение, которое несет в себе не только свободу простому народу, но и разруху, голод, болезни и пьяный разгул. Поэтому в своей оценке событий 1917 года Маяковский беспристрастен, он не возносит дифирамбы и не тешит себя иллюзиями. В 1918 году поэт публикует стихотворение «Ода революции», судя по названию которого можно сделать вывод, что речь в произведении пойдет именно о восхвалении диктатуры пролетариата. Но это совсем не так, потому что поэт живет в реальном, а не вымышленном мире, и каждый день сталкивается с обратной стороной свободы, равенства и братства, провозглашенных новой властью.

    «Ода революции», выдержанная в традициях этого стихотворного жанра, действительно начинается с хвалебных строк, в которых поэт сразу же очерчивает тематику произведения, заявляя, что восторженно возносит «над руганью реемой
    оды торжественное «О»!». И сразу же награждает революцию такими нелестными эпитетами, как «звериная», «копеечная», «детская», подчеркивая при этом, что все равно она является великой .

    «Как обернешься еще, двуликая?», — интересуется поэт, и в этом вопросе нет праздного любопытства, так как за очень короткий период времени Маяковский увидел не только достижения новой власти, но и ее беспардонность, грубость, несостоятельность. Поэтому автор теряется в догадках, что именно сулят его родине эти перемены, пугающие своей беспощадностью. Поэт не знает, чем именно обернется революция для России — «стройной постройкой» или же «грудой развалин», так как любой из этих вариантов на фоне общей эйфории может быть запросто претворен в жизнь. Чего только стоят слова так популярного в эти дни «Интернационала», призывающего до основания разрушить старый мир!

    Впрочем, Маяковского такое развитие событий нисколько не пугает, он действительно верит в то, что мир станет другим, более справедливым и свободным. Однако автор понимает, что для этого его еще предстоит освободить от «седых адмиралов» и «тысячелетий Кремля» — символов прошлой жизни, которым не место в новом обществе. При этом Маяковский прекрасно понимает, как именно все это будет происходить, так как еще свежи в воспоминаниях недавние события, когда революция «пьяной толпой орала» и требовала расстрела для всех, кто не согласен с большевистскими идеями. Действительно, одним пришлось после революции долго зализывать «вчерашние раны», вспоминая о славных сражениях с «контрой». Однако были и те, кто предпочел «вскрытые вены» позору и унижению. И таких оказалось немало. Из их уст, по словам поэта неслись обывательские проклятья, так как вполне успешные и обеспеченные сословия вмиг потеряли не только свое благосостояние, но и саму родину, ставшую для них чужой. В то же время Маяковский в восторге от перемен, поэтому, обращаясь к революции, с воодушевлением восклицает «О, четырежды славься, благословенная!». И в этой строчке нет пафоса, так как поэт искренне верит в новое общество, не подозревая, что двойственная суть революции, которую он воспевает, еще не раз проявит себя, обернувшись для народа лишениями и унижениями. Однако это осознание придет к Маяковскому гораздо позже и выльется с цикл саркастических стихов, в которых критика смешивается с юмором, а негодование – с беспомощностью. Но даже на фоне общественных, политических и социальных перегибов поэт остается верен своим идеалам, считая революцию не злом, а великим достижением русского народа.

    Вы находитесь: Главная страница > Маяковский Владимир > Анализ стихотворения В.Маяковского Ода революции

    Сочинение на тему «Анализ стихотворения В.Маяковского Ода революции»

    В. М. — мой любимый поэт. Конечно, в наши дни отношение к нему изменилось. Многие мои сверстники думают, что, кроме стихов о Ленине и партии, поэт ничего не писал. Но это совсем не так. Да, В. М. во имя революции наступал на «горло собственной песне». отдавая «звонкую силу поэта» пролетариату. «У каждого поэта своя драма…» — писала Анна Ахматова. Есть она и у В. М. Он верил в революцию, боролся стихом с ее врагами, видя их не только в Колчаке и Деникине, но и в советских, новых мещанах, «дряни». А сегодняшние противники поэта не хотят этого замечать. Не знают они и другого: есть ранний М. тонкий лирик, необычайно одаренный стилист, подлинный новатор стихосложения, экспериментатор в области формы. Располагая стихи «лесенкой». он добился того, что каждое слово становится значимым, весомым. Рифма В. М. — необычайная, она как бы «внутренняя». чередование слогов не явное, не очевидное — это белый стих. А как выразительна ритмика его стихов! Мне кажется, ритм в поэзии — самое главное, сначала рождается он, а потом уже мысль, идея, образ.
    Некоторые мои ровесники думают также, что стихи В. М. надо кричать, надрывая голосовые связки. Да, у него есть стихи для «площадей». Но в ранних стихах преобладают интонации доверительности, интимности. Чувствуется, что поэт только хочет казаться грозным, дерзким, уверенным в себе. Но на самом деле он не такой. Наоборот, М. одинок и неприкаян, и душа его жаждет дружбы, любви, понимания. Именно такого В. М. я и люблю.
    Стихотворение «Послушайте!» написано в 1914году. В стихах этого периода внимательный читатель увидит не только фамильярные, насмешливые, пренебрежительные интонации, но и, присмотревшись, поймет, что за внешней бравадой — ранимая, одинокая душа. Цельность характера поэта, человеческая порядочность, помогавшая ориентироваться в главных проблемах времени, внутренняя убежденность в правоте своих нравственных и эстетических идеалов обособляли В. М. от других поэтов, от привычного течения жизни. Эта обособленность рождала душевный протест против обывательской среды, где не было высоких духовных идеалов. А ведь он о них мечтал.
    Стихотворение — крик души поэта. Оно начинается просьбой, обращенной к людям: «Послушайте!» Таким восклицанием каждый из нас очень часто прерывает свою речь, надеясь быть услышанным и понятым. Лирический герой стихотворения не просто произносит, а, я бы сказал, «выдыхает» это слово, отчаянно пытаясь обратить внимание живущих на Земле людей на волнующую его проблему. Это не жалоба на «равнодушную природу». это жалоба на человеческое равнодушие. Поэт как бы спорит с воображаемым оппонентом, человеком недалеким и приземленным, обывателем, мещанином, убеждая его в том, что нельзя мириться с безразличием, одиночеством, горем. Ведь люди рождаются для счастья.
    Весь строй речи в стихотворении «Послушайте!» именно такой, какой бывает, когда, ведется острая дискуссия, полемика, когда тебя не понимают, а ты лихорадочно ищешь аргументы, убедительные доводы и надеешься: поймут, поймут. Вот только объяснить надо как следует, найти самые важные и точные выражения. И лирический герой их находит.
    (ЦИТАТА) А дальше… Дальше, мне кажется, в очень необычной антитезе, в словах антонимах (антонимами они являются только у В. М. в нашем привычном, общеупотребительном лексиконе это далеко не антонимы) противопоставлены очень важные вещи. Речь идет о небе, о звездах, о Вселенной. Но для одного звезды — «плевочки». а для другого — «жемчужины» .
    Лирический герой стихотворения «Послушайте!» и есть тот «кто-то». для кого без звездного неба немыслима жизнь на Земле. Он мечется, страдает от одиночества, непонимания, но не смиряется с ним.
    (ЦИТАТА) Отчаяние так велико, что ему просто не перенести «эту беззвездную муку» .
    Огромное значение в системе изобразительно-выразительных средств у В. М. имеет деталь. Портретная характеристика Бога состоит всего лишь из одной-единственной детали — у него «жилистая рука». Эпитет «жилистая» настолько живой, эмоциональный, зримый, чувственный, что эту руку как бы видишь, ощущаешь в ее венах пульсирующую кровь. «Длань» (образ, привычный для сознания русского человека, христианина) органично, абсолютно естественно заменяется, как видим, просто «рукой». Значит Господь Бог, будто пахарь или хлебопек, — простонародный.
    Лирический герой, по моему мнению, глубоко и тонко чувствует и переживает все, что происходит с окружающим нас миром, Вселенной, людьми. Вот он говорит кому-то: (ЦИТАТА) И ели первые два предложения вопросительные, то третье — вопросительное, и восклицательное одновременно. Накал страстей, эмоций, переживаемых нашим героем, так силен, что иначе их не выразить как только этим многозначным емким словом «Да?!». обращенным к тому, кто поймет и поддержит. В нем и обеспокоенность, и забота, и сопереживание, и участие, и любовь… Я не один, еще кто-то так же думает, как я, так же чувствует, болеет за этот мир, небо, Вселенную всей душой, всем сердцем.
    Если бы у лирического героя совсем не было надежды на понимание, он бы так не убеждал, не увещевал, не волновался… Последняя строфа стихотворения (всего их три) начинается так же, как и первая, с того же слова: (ЦИТАТА) Но авторская мысль в ней развивается совершенно по-другому, более оптимистично, жизнеутверждающе по сравнению с тем, как она выражена в первой строфе. Последнее предложение вопросительное. Но, в сущности, оно утвердительно. Ведь это риторический вопрос ответ не требуется.
    (ЦИТАТА) В этом стихотворении нет неологизмов, столь привычных для стиля В. М. «Послушайте!» — взволнованный и напряженный монолог лирического героя. Поэтические приемы, используемые В. М. в этом стихотворении, на мой взгляд, очень выразительны. Фантастика («врывается к богу» ) естественно сочетается с наблюдениями автора над внутренним состоянием лирического героя. Ряд глаголов: «врывается». «плачет». «просит». «клянется» — передает не только динамику событий, но и их эмоциональный накал. Ни одного нейтрального слова, все очень и очень выразительны, экспрессивны, и, мне кажется, само лексическое значение, семантика глаголов-действий указывает на крайнюю обостренность чувств, испытываемых лирическим героем. Основная интонация стиха не гневная, обличительная, а исповедальная, доверительная, робкая и неуверенная. Можно сказать, что голоса автора и его героя зачастую сливаются полностью и разделить их невозможно. Высказанные мысли и выплеснувшиеся, прорвавшиеся наружу чувства героя, бесспорно, волнуют самого поэта. В них легко уловить ноты тревоги («ходит тревожный» ). смятения, затаенную даль.
    Стихотворение «Послушайте!» — развернутая метафора, имеющая большой иносказательный смысл — «не хлебом единым жив человек». Кроме насущного хлеба, нам нужна еще и мечта, большая жизненная цель, духовность, красота. Нам нужны звезды-«жемчужины». а не звезды-«плевочки». Имманиула Канта поражали более всего на свете две вещи: «звездное небо над нами и нравственный закон внутри нас». В. М. тоже волнуют вечные философские вопросы о смысле человеческого бытия, о любви и ненависти, смерти и бессмертия, добре и зле.
    Однако в «звездной» теме поэту чужд мистицизм символистов, он не думает ни о какой «протянутости» слова к Вселенной, но В. М. ни в коей мере не уступает поэтам-мистикам в полете фантазии, свободно перебрасывая мост от земной тверди к безграничному небу, космосу. Безусловно, такой свободный полет мысли был подсказан В. М. в ту эпоху, когда казалось, что человеку подвластно все. И независимо от того, в какие тона окрашены астральные образы, сатирические или трагические, его творчество проникнуто верой в Человека, в его разум и великое предназначение.
    Пройдут годы, утихнут страсти, российские катаклизмы превратятся в нормальную жизнь, и никто не будет считать В. М. только политическим поэтом, отдавшим свою лиру лишь революции. На мой взгляд, это величайший из лириков, и стихотворение «Послушайте!» — истинный шедевр русской и мировой поэзии.
    Основная проблема стихотворения маяковского прозаседавшиеся основная проблема стихотворения маяковского прозаседавшиеся. Анализ стиха маяковского РАЗГОВОР С ФИНИНСПЕКТОРОМ анализ стиха маяковского РАЗГОВОР С ФИН ИНСПЕКТОРОМ. Анализ стихотворения ода револ

    Лучший способ поблагодарить сайт за полезное сочинение, поделиться ссылкой на страницу в соц сетях

    Смотрите также:

    Послушайте стихотворение Маяковского Ода

    Темы соседних сочинений