Анализ стихотворения Маяковского Ханжа



Анализ стихотворения В. Маяковского "О дряни"

Картинка Анализ стихотворения Маяковского Ханжа № 1

В мировой поэзии двадцатого века В. Маяковскому принадлежит особенная, можно сказать, исключительная роль. Он первым из поэтов своей эпохи посвятил талант революционному обновлению жизни, начатому Великим Октябрем. Считая целью поэзии непосредственное участие в строительстве лучшего времени, во имя счастья миллионов, поэт всем своим творчеством стремился к ее достижению. В дооктябрьский период он утверждает пафос решительного отрицания враждебной человеку действительности, саркастическое, гротескное ее изображение. После же свершения революции поэт направил «штык-перо» в сторону ее взглядов. В это время в нем с особой яркостью проявляется талант сатирика.

Сатирические произведения Маяковского 20-х годов поражают своим тематическим разнообразием. Кажется, нет такого отрицательного явления, которое не попало бы под увеличительное стекло поэта- сатирика. Перед нашим взором «целая лента типов тянется»: новый буржуй, кулак, вредитель, хулиган, обыватель, сплетник, ханжа, развратник, пьяница, лодырь, очковтиратель, бракодел, трус, «советский вельможа», взяточник, головотяп. В этот период, с 1920 по 1921 годы, появляется на свет стихотворение «О дряни», обличающее «мурло мещанина» советского времени, которое «вылезло из-за спины РСФСР». Произведение обличает тех, кто:

Намозолив от пятилетнего сидения зады,

Крепкие, как умывальник.

Живут и поныне тише воды.

Это люди, засевшие «во все учрежденья», опутавшие революцию «нитями обывательщины». Символом их, по Маяковскому, становится «оголтелая канареица», которая грозит побить коммунизм, если ей вовремя не свернуть голову. Таких «положительнейших типов» поэт противопоставляет «мещанам без различья классов и сословий», воздавая им хвалу и честь:

Мещанам без различия классов и сословий

Стихотворение «О дряни» - это подлинный образец сатирического таланта поэта. Беспощадный, жестокий смех слышим мы в каждой строчке, развенчивающей «обывательский быт». Мещанин предстает перед нами как «та или иная мразь», рассуждающая, «от самовара разморясь», о низменных человеческих потребностях:

К празднику прибавка –

24 тыщи. Тариф. Эх,

и заведу я себе

Чтоб из штанов выглядывать,

Как коралловый риф!

И об этом рассуждают люди, которые с первого дня советского рождения» должны бы были помогать утверждению коммунизма! Поэт беспощаден к тем, кто новый строй воспринимает лишь как время, к которому нужно, да и можно, приспособиться, получив от этого выгоду и признание в обществе. Он высмеивает тех обывателей, для которых эмблемы с серпом и молотом становится лишь модным элементом одежды в постреволюционный период:

Без серпа и молота не покажешься в свете!

Буду фигурять я

На балу в Реввоенсовете.

Поэт с ненавистью относится к таким «типам». Чтобы привлечь внимание людей к необходимости ликвидации такой «дряни», он использует фантастичный образ Карла Маркса:

Маркс со стены смотрел, смотрел…

головы канарейкам сверните –

канарейками не был побит!»

Для создания сатирического образа «мещанина» Маяковский использует целый арсенал изобразительно-выразительных средств. Прежде всего это обилие сниженной лексики: «мурло», «зады», «мразь», «дрянь», «заорет», «головы… сверните». Иронию поэта мы чувствуем и в метко употребленных словах с суффиксами субъективной оценки: «спаленки», «галифища», «потолочек».
Неповторимый стиль Маяковскому удалось выработать, безусловно, и за счет неологизмов, употребление которых не стало для него самоцелью, а расценивалось как средство повышения выразительности стиха. Это и его бесподобное «фигурять», и «оголтелая канареица».

Стихотворение имеет своеобразную композицию. Выделение ее в тексте, конечно, условно. Оно начинается с возгласа поэта: «Слава, Слава, Слава героям. »

Возглас резко контрастирует с последующим повествованием «о дряни», то есть о тех, кто героями совсем не назовешь. Уже в самом начале мы чувствуем сатирические нотки и нотки горечи в голосе поэта. Это своеобразный зачин стихотворения. Далее идет экспозиция, в которой Маяковский поясняет нам время и причины появления «обывательщины» в стране Советов. Развитие действия раскрывает во всей абсурдности и неприглядности образ мещанина и его жены – «товарища Нади». Кульминационный момент проявляется в образе Карла Маркса, не выдержавшего бестолковых, праздных рассуждений этих мерзких людишек. Экспрессивная речь основоположника научного коммунизма является развязкой, содержащей призыв к борьбе с антикоммунистическими элементами.
Экспрессивность всего повествования достигается особым построением стиха. Поэт разбивает предложения не по логическим его частям, а выделяя те слова, на которых он хочет заострить внимание. Такие слова поодиночке составляют целую строку:

Из-за спины РСФСР

Подводя итог всему сказанному, я хотел(а) бы выразить свое восхищение поэзией Маяковского. Я не перестаю поражаться силой его таланта, который он целиком и полностью отдал на служение своей стране. Я думаю, что значение его творчества для России непреходяще. В нем он увековечил страницы одного из самых сложных периодов жизни страны, который изменил коренным образом путь ее развития. И ярким примером этого является стихотворение «О дряни».

0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Анализ стихотворения В. Маяковского "О дряни"

Анализ стихотворения В. Маяковского "О дряни"

Картинка Анализ стихотворения Маяковского Ханжа № 2

В мировой поэзии двадцатого века В. Маяковскому принадлежит особенная, можно сказать, исключительная роль. Он первым из поэтов своей эпохи посвятил талант революционному обновлению жизни, начатому Великим Октябрем. Считая целью поэзии непосредственное участие в строительстве лучшего времени, во имя счастья миллионов, поэт всем своим творчеством стремился к ее достижению. В дооктябрьский период он утверждает пафос решительного отрицания враждебной человеку действительности, саркастическое, гротескное ее изображение. После же свершения революции поэт направил «штык-перо» в сторону ее взглядов. В это время в нем с особой яркостью проявляется талант сатирика.

Сатирические произведения Маяковского 20-х годов поражают своим тематическим разнообразием. Кажется, нет такого отрицательного явления, которое не попало бы под увеличительное стекло поэта- сатирика. Перед нашим взором «целая лента типов тянется»: новый буржуй, кулак, вредитель, хулиган, обыватель, сплетник, ханжа, развратник, пьяница, лодырь, очковтиратель, бракодел, трус, «советский вельможа», взяточник, головотяп. В этот период, с 1920 по 1921 годы, появляется на свет стихотворение «О дряни», обличающее «мурло мещанина» советского времени, которое «вылезло из-за спины РСФСР». Произведение обличает тех, кто:

Намозолив от пятилетнего сидения зады,

Крепкие, как умывальник.

Живут и поныне тише воды.

Это люди, засевшие «во все учрежденья», опутавшие революцию «нитями обывательщины». Символом их, по Маяковскому, становится «оголтелая канареица», которая грозит побить коммунизм, если ей вовремя не свернуть голову. Таких «положительнейших типов» поэт противопоставляет «мещанам без различья классов и сословий», воздавая им хвалу и честь:

Мещанам без различия классов и сословий

Стихотворение «О дряни» - это подлинный образец сатирического таланта поэта. Беспощадный, жестокий смех слышим мы в каждой строчке, развенчивающей «обывательский быт». Мещанин предстает перед нами как «та или иная мразь», рассуждающая, «от самовара разморясь», о низменных человеческих потребностях:

К празднику прибавка –

24 тыщи. Тариф. Эх,

и заведу я себе

Чтоб из штанов выглядывать,

Как коралловый риф!

И об этом рассуждают люди, которые с первого дня советского рождения» должны бы были помогать утверждению коммунизма! Поэт беспощаден к тем, кто новый строй воспринимает лишь как время, к которому нужно, да и можно, приспособиться, получив от этого выгоду и признание в обществе. Он высмеивает тех обывателей, для которых эмблемы с серпом и молотом становится лишь модным элементом одежды в постреволюционный период:

Без серпа и молота не покажешься в свете!

Буду фигурять я

На балу в Реввоенсовете.

Поэт с ненавистью относится к таким «типам». Чтобы привлечь внимание людей к необходимости ликвидации такой «дряни», он использует фантастичный образ Карла Маркса:

Маркс со стены смотрел, смотрел…

головы канарейкам сверните –

канарейками не был побит!»

Для создания сатирического образа «мещанина» Маяковский использует целый арсенал изобразительно-выразительных средств. Прежде всего это обилие сниженной лексики: «мурло», «зады», «мразь», «дрянь», «заорет», «головы… сверните». Иронию поэта мы чувствуем и в метко употребленных словах с суффиксами субъективной оценки: «спаленки», «галифища», «потолочек».
Неповторимый стиль Маяковскому удалось выработать, безусловно, и за счет неологизмов, употребление которых не стало для него самоцелью, а расценивалось как средство повышения выразительности стиха. Это и его бесподобное «фигурять», и «оголтелая канареица».

Стихотворение имеет своеобразную композицию. Выделение ее в тексте, конечно, условно. Оно начинается с возгласа поэта: «Слава, Слава, Слава героям. »

Возглас резко контрастирует с последующим повествованием «о дряни», то есть о тех, кто героями совсем не назовешь. Уже в самом начале мы чувствуем сатирические нотки и нотки горечи в голосе поэта. Это своеобразный зачин стихотворения. Далее идет экспозиция, в которой Маяковский поясняет нам время и причины появления «обывательщины» в стране Советов. Развитие действия раскрывает во всей абсурдности и неприглядности образ мещанина и его жены – «товарища Нади». Кульминационный момент проявляется в образе Карла Маркса, не выдержавшего бестолковых, праздных рассуждений этих мерзких людишек. Экспрессивная речь основоположника научного коммунизма является развязкой, содержащей призыв к борьбе с антикоммунистическими элементами.
Экспрессивность всего повествования достигается особым построением стиха. Поэт разбивает предложения не по логическим его частям, а выделяя те слова, на которых он хочет заострить внимание. Такие слова поодиночке составляют целую строку:

Из-за спины РСФСР

Подводя итог всему сказанному, я хотел(а) бы выразить свое восхищение поэзией Маяковского. Я не перестаю поражаться силой его таланта, который он целиком и полностью отдал на служение своей стране. Я думаю, что значение его творчества для России непреходяще. В нем он увековечил страницы одного из самых сложных периодов жизни страны, который изменил коренным образом путь ее развития. И ярким примером этого является стихотворение «О дряни».

К-во Просмотров: 5452

Если вы ищите где нийти или скачать Анализ стихотворения В. Маяковского "О дряни", то Вам точно к нам!

Слава. Слава, Слава героям.

Впрочем,
им
довольно воздали дани.
Теперь
поговорим
о дряни.

Утихомирились бури революционных лон.
Подернулась тиной советская мешанина.
И вылезло
из-за спины РСФСР
мурло
мещанина.

(Меня не поймаете на слове,
я вовсе не против мещанского сословия.
Мещанам
без различия классов и сословий
мое славословие.)

Со всех необъятных российских нив,
с первого дня советского рождения
стеклись они,
наскоро оперенья переменив,
и засели во все учреждения.

Намозолив от пятилетнего сидения зады,
крепкие, как умывальники,
живут и поныне
тише воды.
Свили уютные кабинеты и спаленки

И вечером
та или иная мразь,
на жену.
за пианином обучающуюся, глядя,
говорит,
от самовара разморясь:
"Товарищ Надя!
К празднику прибавка -
24 тыщи.
Тариф.
Эх, заведу я себе
тихоокеанские галифища,
чтоб из штанов
выглядывать
как коралловый риф!"
А Надя:
"И мне с эмблемами платья.
Без серпа и молота не покажешься в свете!
В чем
сегодня
буду фигурять я
на балу в Реввоенсовете?!"
На стенке Маркс.
Рамочка ала.
На "Известиях" лежа, котенок греется.
А из-под потолочка
верещала
оголтелая канареица.

Маркс со стенки смотрел, смотрел.
И вдруг
разинул рот,
да как заорет:
"Опутали революцию обывательщины нити.
Страшнее Врангеля обывательский быт.
Скорее
головы канарейкам сверните -
чтоб коммунизм
канарейками не был побит!"

Анализ стихотворения Маяковского «О дряни»

Раннее творчество Владимира Маяковского ознаменовалось резкой критикой старого мира, который должна была убить, разрушить революция, а на его месте построить новый. Однако обилие тем, проблем, персонажей в сатирических произведениях Маяковского убеждает в том, что «ушедшее» виновато далеко не всегда: сатирического осмеяния достойны многие явления строящейся в Советской стране жизни. Взять хотя бы мещанство, которое не было пережитком прошлого. Оно порождение настоящего, и потому было не только живучим, но и процветающим в условиях новой советской жизни. Одним из первых нанёс удар по этому явлению революционной действительности Маяковский своим стихотворением «О дряни». Этим стихотворением начинается одна из важнейших тем в послеоктябрьском творчестве поэта – тема борьбы с мещанством, с обывательщиной.

Стихотворение «О дряни» написано в 1920 – 1921 годах, когда оказалось, что не всё так гладко после революции как ожидалось. Маяковский увидел тогда всю отвратительность мещанского быта и обрисовал его в этом стихотворении со свойственной ему критичностью и иронией. Но стоит заметить, что быт в стихотворении – не предмет сатирического обличения, а форма выражения политической сущности мещанства.

Главным «героем» в стихотворении является обыватель с мещанскими интересами, интересами мелкими и ничтожными. Мещанин («иная мразь») мечтает о «тихоокеанских галифищах», а его жена лишь о том, в чём будет «фигурять», то есть в платье, но с советскими символами: «Без серпа и молота не покажешься в свете». Весь их быт полон советской символики. Это и портрет Маркса в красной рамке, и газета «Известия». Даже отношения между ними стали советскими («Товарищ Надя!» – обращается муж к жене). На основе только этих фактов, на первый взгляд, можно сделать вывод о том, что «герой» стихотворения глубоко советский человек. Но это не так. На нём лишь оперенье советского человека, а на самом деле он мещанин, и многие мещанские признаки налицо: пианино, самовар. Маяковский своим чутким сердцем почувствовал опасность таких людей, так как они скрылись за опереньем советской символики, а на самом деле это всё те же обыватели с мещанскими интересами. Они опасны ещё и потому, что ловко втираются в государственный аппарат, порождая болезнь обюрокрачивания учреждений. Поэта ужасала и мещанская атмосфера, которую несёт с собой обыватель, озабоченный тем, чтобы «утихомирить бури революционных лон», чтобы «подёрнулась тиной советская мешанина». Обыватель, порождённый революционной эпохой, может только испортить и опошлить революционные представления, а значит и коммунистические. Для усиления этой мысли В. Маяковский в конце стихотворения рисует почти фантастическую картину: Карл Маркс оживает и призывает свернуть шеи «канареицам», то есть мещанам. Мещанину автор подобрал выразительный и точный образ «оголтелой канареицы», которая серьёзно может «побить» коммунизм. Отчасти этим образом Маяковский определяет сатирическое звучание стихотворения. Усиливает это звучание автор многочисленными изобразительно-художественными средствами.

Во-первых, поэт употребляет слова с уменьшительно-ласкательными суффиксами («спаленки», «потолочек»), что является одним из признаков иронии. Во-вторых, он заменяет нейтральные слова на эмоциональные. Например, фраза «на балу в Реввоенсовете» нелепа, так как в Реввоенсовете не может быть бала; слово «бал» – слово старой эпохи. Маяковский также употребляет слова убийственно резкие (мурло, зады, мразь) и сталкивает эти просторечные слова с политическими, то есть использует слова различных лексических групп. И, наконец, употребляя выразительную гиперболу («Намозолив от пятилетнего сиденья зады, крепкие как умывальники…»), выводит изображение на грань абсурда. Строя фразы по принципу стилевого контраста, Маяковский разоблачает стремление мещан спрятать свою сущность. Всё это усиливает ироническое звучание стихотворения, выражая публицистический характер сатиры В. Маяковского.

Сатира Маяковского – это острый и язвительный смех, но не надо забывать, что это и тревожный смех. В сатирических стихах поэта чувствуется тревога, беспокойство за общество. Именно поэтому сатира Маяковского актуальна и в наши дни. Она пропитана особым чувством – чувством искренности. За это мы считаем Владимира Маяковского одним из самых талантливых людей двадцатого века и любим его!

Владимир Маяковский — Петр Иванович Васюткин ( Ханжа )

Картинка Анализ стихотворения Маяковского Ханжа № 3

Petr Ivanovich Vasyutkin
boga bespokoit mnogo —
tyshchu raz, dolzhno byt, v sutki
upomyanet imya boga.
U svyatoshi — khitry nrav, —
chert v delakh slomayet nogu.
Paru korobov navrav,
perekrestitsya: «Yey-bogu».
Tsapnet vzyatku — lapa v sale.
Vas schitaya za osla,
na vopros: «Otkuda vzyali?»
otvechayet: «Bog poslal».
On zatknul ot nishchikh ushi, —
skolko ni prosi, gorlast,
kak ot mukhi otmakhnuvshis,
vazhno skazhet: «Bog podast».
Vam vsucha dryantso s pyltsoy,
obvorovyvaya trest,
krestit puzo i litso,
chist, kak golub: «Vot te krest».
Grabyat, rezhut — ochen milo!
Imya bozheskoye pomnyashch,
on proydet, skazav gromilam:
«Mir vam, bratya, bog na pomoshch!»
Vor kradet s vorami vkupe.
Poglyadev i skryvshis vbok,
prosheptal, glaza potupiv:
«Ya ne vizhu. Vidit bog».
Obvorovyvaya massu,
razzhirevshi ponemnogu,
podytozhil sladkim basom:
«Den prozhil — i slava bogu».
Vozvratyas domoy s pitey —
pil s popom puntsovorozhim, —
on sechet svoikh detey,
chtob derzhat ikh v strakhe bozhyem.
Zhene izmochalit volosya i telo
i, zhenin gnev ostudya,
bubnit yeleyno: «Semeynoye delo.
Bog nam sudya».
Na dushe i mir i yas.
Pomyanuvshi boga na noch,
skromno lyazhet, pomolyas,
khristianin Petr Ivanych.

Ublazhayas kulichom da paskhoy,
bozhyim slovom nagonyaya zhir,
vse yeshche zhivut, kak u Khrista za pazukhoy,
vserossyskiye khanzhi.

Gtnh Bdfyjdbx Dfc/nrby
,juf ,tcgjrjbn vyjuj —
nsoe hfp, ljk;yj ,snm, d cenrb
egjvzytn bvz ,juf/
E cdznjib — [bnhsq yhfd, —
xthn d ltkf[ ckjvftn yjue/
Gfhe rjhj,jd yfdhfd,
gthtrhtcnbncz: «Tq-,jue»/
Wfgytn dpznre — kfgf d cfkt/
Dfc cxbnfz pf jckf,
yf djghjc: «Jnrelf dpzkb?»
jndtxftn: «,ju gjckfk»/
Jy pfnryek jn ybob[ eib, —
crjkmrj yb ghjcb, ujhkfcn,
rfr jn ve[b jnvf[yedibcm,
df;yj crf;tn: «,ju gjlfcn»/
Dfv dcexf lhzywj c gskmwjq,
j,djhjdsdfz nhtcn,
rhtcnbn gepj b kbwj,
xbcn, rfr ujke,m: «Djn nt rhtcn»/
Uhf,zn, ht;en — jxtym vbkj!
Bvz ,j;tcrjt gjvyzo,
jy ghjqltn, crfpfd uhjvbkfv:
«Vbh dfv. hfnmz. ju yf gjvjom!»
Djh rhfltn c djhfvb dregt/
Gjukzltd b crhsdibcm d,jr,
ghjitgnfk, ukfpf gjnegbd:
«Z yt db;e/// Dblbn ,ju»/
J,djhjdsdfz vfcce,
hfp;bhtdib gjytvyjue,
gjlsnj;bk ckflrbv ,fcjv:
«Ltym ghj;bk — b ckfdf ,jue»/
Djpdhfnzcm ljvjq c gbntq —
gbk c gjgjv geywjdjhj;bv, —
jy ctxtn cdjb[ ltntq,
xnj, lth;fnm b[ d cnhf[t ,j;mtv/
;tyt bpvjxfkbn djkjcmz b ntkj
b, ;tyby uytd jcnelz,
,e,ybn tktqyj: «Ctvtqyjt ltkj/
,ju yfv celmz»/
Yf leit b vbh b zcm/
Gjvzyedib ,juf yf yjxm,
crhjvyj kz;tn, gjvjkzcm,
[hbcnbfyby Gtnh Bdfysx/

E,kf;fzcm rekbxjv lf gfc[jq,
,j;mbv ckjdjv yfujyzz ;bh,
dct tot ;bden, rfr e [hbcnf pf gfpe[jq,
dcthjccbqcrbt [fy;b/

«Ханжа» В.Маяковский

«Ханжа» Владимир Маяковский

Петр Иванович Васюткин
бога
беспокоит много —
тыщу раз,
должно быть,
в сутки
упомянет
имя бога.
У святоши —
хитрый нрав, —
черт
в делах
сломает ногу.
Пару
коробов
наврав,

перекрестится:
«Ей-богу».
Цапнет
взятку —
лапа в сале.
Вас считая за осла,
на вопрос:
«Откуда взяли?»
отвечает:
«Бог послал».
Он
заткнул
от нищих уши, —
сколько ни проси, горласт,
как от мухи
отмахнувшись,
важно скажет:
«Бог подаст».
Вам
всуча
дрянцо с пыльцой,
обворовывая трест,
крестит
пузо
и лицо,
чист, как голубь:
«Вот те крест».
Грабят,
режут —
очень мило!
Имя
божеское
помнящ,
он
пройдет,
сказав громилам:
«Мир вам, братья,
бог на помощь!»
Вор
крадет
с ворами вкупе.
Поглядев
и скрывшись вбок,
прошептал,
глаза потупив:
«Я не вижу…
Видит бог».
Обворовывая
массу,
разжиревши понемногу,
подытожил
сладким басом:
«День прожил —
и слава богу».
Возвратясь
домой
с питей —
пил
с попом пунцоворожим, —
он
сечет
своих детей,
чтоб держать их
в страхе божьем.
Жене
измочалит
волосья и тело
и, женин
гнев
остудя,
бубнит елейно:
«Семейное дело.
Бог
нам
судья».
На душе
и мир
и ясь.
Помянувши
бога
на ночь,
скромно
ляжет,
помолясь,
христианин
Петр Иваныч.

Ублажаясь
куличом да пасхой,
божьим словом
нагоняя жир,
все еще
живут,
как у Христа за пазухой,
всероссийские
ханжи.

Анализ стихотворения Маяковского «Ханжа»

Обличение пороков членов нового общества — задача, провозглашаемая в произведениях Маяковского 1928—29 гг. Галерею сатирических персонажей пополнили образы труса и подлизы из одноименных стихотворений. Они построены по классическим законам гротеска. Норовящий «уйти в воротник» трус наделяется фантастическим «ухом в метр». Оно необходимо, чтобы услышать мнение любого из начальственных «тузов». У подлизы до огромных размеров — «на метров тридцать» — вырастает язык. С его помощью, путем «нежного способа обхожденья», подхалим зарабатывает себе очередной чин. Оба социальных явления расцениваются автором как «издевательство над демократией» — случаи безусловно отрицательные, подлежащие порицанию.

Очередным недостатком, находящимся в центре сатирического прицела, становится лицемерие. Главный персонаж «Ханжи» 1928 г. — гражданин Васюткин, внешний облик которого соответствует характеристике примерного христианина. Напускная вера не мешает набожному герою лгать, воровать, брать взятки, проявлять равнодушие и трусость. Закончив рабочий день, Васюткин пьянствует, выбрав себе в собутыльники человека со схожей жизненной позицией, «попа пунцоворожего». В семейном быту поведение Васюткина не менее отвратительно: он бьет детей и жену. Все неблаговидные действия лицемер привык комментировать поговорками, которые транслируют присутствие Божьего промысла на разнообразные стороны мещанской жизни. Характеристику персонажа дополняет лексика с отрицательными коннотациями: «в сале», «разжиревши», «нагоняя жир».

Создавая отталкивающий образ святоши, автор аккумулирует в тексте с десяток вариантов идиом, в которых упоминается имя Бога. Большинство из них звучит из уст Васюткина. Несоответствие между смыслом устойчивой конструкции и действиями героя каждый раз обращает внимание читателя на истинную натуру вора и семейного тирана. Последнее сравнение — «как у Христа за пазухой» — подытоживает серию обличающих миниатюр из жизни персонажа.

В финальном эпизоде, содержащем авторское обобщение, о двуличии подобных Васюткиных говорится во множественном числе. Поэта тревожит размах негативного явления. Уверенные в своей правоте, «всероссийские ханжи» живут спокойной сытой жизнью. На их комфорт мало повлияли даже политические трансформации: обыватели подобного сорта быстро приспосабливаются к новой реальности.

Послушайте стихотворение Маяковского Ханжа

Темы соседних сочинений

Картинка к сочинению анализ стихотворения Ханжа

Анализ стихотворения Маяковского Ханжа