Анализ стихотворения Маяковского Гимн судье



Анализ стихотворения Владимира Маяковского «Гимн учёному»

Картинка Анализ стихотворения Маяковского Гимн судье № 1

Стихотворение Маяковского «Гимн ученому» входит в серию гротескно-сатирических «гимнов», созданных поэтом до революции 1917 года. В них художник рисует недостатки современной ему жизни в самых различных сферах, выражает свое отношение к ним.
Так, в «Гимне ученому» (1915) Маяковский описывает «человека от науки», который, по представлениям поэта, является типичным «книжным червем». Ученый полностью оторван от жизни, хотя и «нагружен» большим количеством знаний. Это делает «великого ученого» полностью нежизнеспособным, убогим и жалким.
Стихотворение начинается с вступления, в котором описывается небывалый ажиотаж, вызванный появлением ученого. Все, от солнца до сороконожки, «с отчаянным любопытством висят на окошке», желая увидеть «фигуру знаменитого ученого». Однако публику ждет грандиозное разочарование:
Смотрят: и ни одного человеческого качества.
Не человек, а двуногое бессилие,
с головой, откусанной начисто
трактатом «О бородавках в Бразилии».
Все интеллектуальные усилия этого человека ушли на то, чтобы изучать мизерную, оторванную от жизни, не представляющую большой ценности проблему (что-то вроде «О бородавках в Бразилии»). И теперь этот человек «носится» со своей темой, «высасывая» из нее последнее, но это выглядит убого и жалко. Автору такой ученый напоминает вымирающего ихтиозавра.
И действительно, внешне и, что страшнее, внутренне, знаменитый ученый похож на ископаемое - согнутый позвоночник, потухший взор, мертвая душа:
Просочится солнце в крохотную щелку,
как маленькая гноящаяся ранка,
и спрячется на пыльную полку,
где громоздится на банке банка.
Ничто вокруг не радует его, ничто не может заставить полноценно жить.
Маяковский находит точные и образные сравнения для своего героя. Он похож на «сердце девушки, выпаренное в иоде», «окаменелый обломок позапрошлого лета».
Человек, изучающий жизнь и мир вокруг, ненавидит все это. Закрывшись в своей темной комнате, он сидит целыми днями, и все, что происходит снаружи, его лишь злит и раздражает. Возможно, такого человека можно было бы пожалеть, ведь он действительно несчастен. Можно было бы, если бы он не был ученым, который обязан исследовать явления жизни и, тем самым, улучшать эту жизнь, делать ее более легкой, радостной и счастливой.
Однако мы видим, что «знаменитый ученый» на это совершенно неспособен. Больше того, к реальной жизни, с ее настоящими заботами и проблемами, он не имеет никакого отношения, потому что безнадежно отстал от современности, ему совершенно безразлично все, кроме «бородавок в Бразилии»:
Проходят красноухие, а ему не нудно,
что растет человек глуп и покорен;
ведь зато он может ежесекундно
извлекать квадратный корень.
Сатирический портрет псевдоученного поэту помогают создать оригинальные художественные средства. Это, прежде всего, яркие метафоры («не человек, а двуногое бессилие»; «с головой, откусанной начисто трактатом «О бородавках в Бразилии»; Сердце девушки, выпаренное в йоде»; «Окаменелый обломок позапрошлого лета» и т.д.) и сравнения («Так, должно быть, жевал вымирающий ихтиозавр случайно попавшую в челюсти фиалку»; «Искривился позвоночник, как оглоблей ударенный»; «как маленькая гноящаяся ранка» и др.)
В своем стихотворении Маяковский «разворачивает» определение «буквоед» в сатирическую метафору: «Вгрызлись в букву едящие глаза, ах, как букву жалко!» Ярким приемом Маяковского является и так называемая тавтология, которая в данном стихотворении усиливает значение слов и делает изображаемую картину более яркой и четкой: «люди, птицы, сороконожки, ощетинив щетину, выперев перья, с отчаянным любопытством висят на окошке».
В «Гимне ученому» «господствует» инверсия, которая приближает стихотворение к разговорному языку – языку улицы. Кроме того, инверсия позволяет интонационно выделять значимые в произведении слова, обращать на них дополнительное читательское внимание:
И солнце интересуется, и апрель еще,
даже заинтересовало трубочиста черного
удивительное, необыкновенное зрелище —
фигура знаменитого ученого.
Большую роль в данном стихотворении играет аллитерация – сочетание согласных звуков помогает Маяковского создать более зримую и яркую образную картину: «Просочится солнце в крохотную щелку, как маленькая гноящаяся ранка, и спрячется на пыльную полку, где громоздится на банке банка».
Таким образом, «Гимн ученому» - это сатира Маяковского, направленная на мир «книжных людей», оторванных от жизни, боящихся и ненавидящих все, кроме своей «буквоедской» работы.

Загрузка...

0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Маяковский В.В. / Гимн учёному / Анализ стихотворения Владимира Маяковского «Гимн учёному»

Мы напишем отличное сочинение по Вашему заказу всего за 24 часа. Уникальное сочинение в единственном экземпляре.

100% гарантии от повторения!

Маяковский Владимир - Гимн судье

Картинка Анализ стихотворения Маяковского Гимн судье № 2

По Красному морю плывут каторжане,
трудом выгребая галеру,
рыком покрыв кандальное ржанье,
орут о родине Пеpy.

О рае Перу орут перуанцы,
где птицы, танцы, бабы
и где над венцами цветов померанца
были до небес баобабы.

Банан, ананасы! Радостей груда!
Вино в запечатанной посуде.
Но вот неизвестно зачем и откуда
па Перу наперли судьи!

И птиц, и танцы, и их перуанок
кругом обложили статьями.
Глаза у судьи — пара жестянок
мерцает в помойной яме.

Попал павлин оранжево-синий
под глаз его строгий, как пост,—
и вылинял моментально павлиний
великолепный хвост!

А возле Перу летали по прерии
птички такие — колибри;
судья поймал и пух и перья
бедной колибри выбрил.

И нет ни в одной долине ныне
гор, вулканом горящих.
Судья написал на каждой долине:
«Долина для некурящих».

В бедном Перу стихи мои даже
в запрете под страхом пыток.
Судья сказал: «Те, что в продаже,
тоже спиртной напиток».

Экватор дрожит от кандальных звонов.
А в Перу бесптичье, безлюдье.
Лишь, злобно забившись под своды законов,
живут унылые судьи.

А знаете, все-таки жаль перуанца.
Зря ему дали галеру.
Судьи мешают и птице, и танцу,
и мне, и вам, и Перу.

1915
читает А. Шварц

Анто́н Исаа́кович Шварц (24 января (5 февраля) 1896, Екатеринодар — 21 февраля 1954 года, Ленинград) — советский артист эстрады, мастер художественного слова, декламатор. Заслуженный артист РСФСР (1947). Лауреат Первого Всесоюзного конкурса мастеров художественного слова

Маяковский Владимир Владимирович (1893 – 1930)
Русский советский поэт. Родился в Грузии, в селе Багдади, в семье лесничего.
С 1902 г. учился в гимназии в Кутаиси, затем в Москве, куда после смерти отца переехал вместе со своей семьей. В 1908 г. оставил гимназию, отдавшись подпольной революционной работе. В пятнадцатилетнем возрасте вступил в РСДРП(б), выполнял пропагандистские задания. Трижды подвергался аресту, в 1909 г. сидел в Бутырской тюрьме в одиночке. Там и начал писать стихи. С 1911 г. занимался в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. Примкнув к кубофутуристам, в 1912 г. опубликовал первое стихотворение — «Ночь» — в футуристическом сборнике «Пощечина общественному вкусу».
Тема трагичности существования человека при капитализме пронизывает крупнейшие вещи Маяковского предреволюционных лет — поэмы «Облако в штанах», «Флейта-позвоночник», «Война и мир». Уже тогда Маяковский стремился создать поэзию «площадей и улиц», обращенную к широким массам. Он верил в близость наступающей революции.
Эпос и лирика, разящая сатира и агитационные плакаты РОСТА — на всем этом многообразии жанров Маяковского лежит печать его самобытности. В лирико-эпических поэмах «Владимир Ильич Ленин» и «Хорошо!» поэт воплотил мысли и чувства человека социалистического общества, черты эпохи. Маяковский мощно влиял на прогрессивную поэзию мира —у него учились Иоганнес Бехер и Луи Арагон, Назым Хикмет и Пабло Неруда. В поздних произведениях “Клоп” и “Баня” звучит мощная сатира с элементами антиутопии на советскую действительность.
В 1930 году покончил жизнь самоубийством, не вынеся внутреннего конфликта с “бронзовым” советским веком, в 1930 г. похоронен на Новодевичьем кладбище.

Маяковский Владимир - Что такое хорошо и что такое плохо

Владимир Маяковский - Гимн Судье текст песни

Картинка Анализ стихотворения Маяковского Гимн судье № 3

По Красному морю плывут каторжане,
трудом выгребая галеру,
рыком покрыв кандальное ржанье,
орут о родине Пеpy.

О рае Перу орут перуанцы,
где птицы, танцы, бабы
и где над венцами цветов померанца
были до небес баобабы.

Банан, ананасы! Радостей груда!
Вино в запечатанной посуде.
Но вот неизвестно зачем и откуда
па Перу наперли судьи!

И птиц, и танцы, и их перуанок
кругом обложили статьями.
Глаза у судьи — пара жестянок
мерцает в помойной яме.

Попал павлин оранжево-синий
под глаз его строгий, как пост,—
и вылинял моментально павлиний
великолепный хвост!

А возле Перу летали по прерии
птички такие — колибри;
судья поймал и пух и перья
бедной колибри выбрил.

И нет ни в одной долине ныне
гор, вулканом горящих.
Судья написал на каждой долине:
«Долина для некурящих».

В бедном Перу стихи мои даже
в запрете под страхом пыток.
Судья сказал: «Те, что в продаже,
тоже спиртной напиток».

Экватор дрожит от кандальных звонов.
А в Перу бесптичье, безлюдье.
Лишь, злобно забившись под своды законов,
живут унылые судьи.

А знаете, все-таки жаль перуанца.
Зря ему дали галеру.
Судьи мешают и птице, и танцу,
и мне, и вам, и Перу.

ДОБАВИТЬ ТЕКСТ В ЛИЧНЫЙ СПИСОК

Комментарии

Владимир Маяковский — По Красному морю плывут каторжане ( Гимн судье )

Картинка Анализ стихотворения Маяковского Гимн судье № 4

По Красному морю плывут каторжане,
трудом выгребая галеру,
рыком покрыв кандальное ржанье,
№ 4 орут о родине Перу.

О рае Перу орут перуанцы,
где птицы, танцы, бабы
и где над венцами цветов померанца
№ 8 были до небес баобабы.

Банан, ананасы! Радостей груда!
Вино в запечатанной посуде.
Но вот неизвестно зачем и откуда
№ 12 на Перу наперли судьи!

И птиц, и танцы, и их перуанок
кругом обложили статьями.
Глаза у судьи — пара жестянок
№ 16 мерцает в помойной яме.

Попал павлин оранжево-синий
под глаз его строгий, как пост, —
и вылинял моментально павлиний
№ 20 великолепный хвост!

А возле Перу летали по прерии
птички такие — колибри;
судья поймал и пух и перья
№ 24 бедной колибри выбрил.

И нет ни в одной долине ныне
гор, вулканом горящих.
Судья написал на каждой долине:
№ 28 «Долина для некурящих».

В бедном Перу стихи мои даже
в запрете под страхом пыток.
Судья сказал: «Те, что в продаже,
№ 32 тоже спиртной напиток».

Экватор дрожит от кандальных звонов.
А в Перу бесптичье, безлюдье.
Лишь, злобно забившись под своды законов,
№ 36 живут унылые судьи.

А знаете, все-таки жаль перуанца.
Зря ему дали галеру.
Судьи мешают и птице, и танцу,
№ 40 и мне, и вам, и Перу.

Gimn sudye

Po Krasnomu moryu plyvut katorzhane,
trudom vygrebaya galeru,
rykom pokryv kandalnoye rzhanye,
orut o rodine Peru.

O raye Peru orut peruantsy,
gde ptitsy, tantsy, baby
i gde nad ventsami tsvetov pomerantsa
byli do nebes baobaby.

Banan, ananasy! Radostey gruda!
Vino v zapechatannoy posude.
No vot neizvestno zachem i otkuda
na Peru naperli sudyi!

I ptits, i tantsy, i ikh peruanok
krugom oblozhili statyami.
Glaza u sudyi — para zhestyanok
mertsayet v pomoynoy yame.

Popal pavlin oranzhevo-siny
pod glaz yego strogy, kak post, —
i vylinyal momentalno pavliny
velikolepny khvost!

A vozle Peru letali po prerii
ptichki takiye — kolibri;
sudya poymal i pukh i perya
bednoy kolibri vybril.

I net ni v odnoy doline nyne
gor, vulkanom goryashchikh.
Sudya napisal na kazhdoy doline:
«Dolina dlya nekuryashchikh».

V bednom Peru stikhi moi dazhe
v zaprete pod strakhom pytok.
Sudya skazal: «Te, chto v prodazhe,
tozhe spirtnoy napitok».

Ekvator drozhit ot kandalnykh zvonov.
A v Peru besptichye, bezlyudye.
Lish, zlobno zabivshis pod svody zakonov,
zhivut unylye sudyi.

A znayete, vse-taki zhal peruantsa.
Zrya yemu dali galeru.
Sudyi meshayut i ptitse, i tantsu,
i mne, i vam, i Peru.

Ubvy celmt

Gj Rhfcyjve vjh/ gksden rfnjh;fyt,
nheljv dsuht,fz ufkthe,
hsrjv gjrhsd rfylfkmyjt h;fymt,
jhen j hjlbyt Gthe/

J hft Gthe jhen gthefyws,
ult gnbws, nfyws. f,s
b ult yfl dtywfvb wdtnjd gjvthfywf
,skb lj yt,tc ,fj,f,s/

fyfy, fyfyfcs! Hfljcntq uhelf!
Dbyj d pfgtxfnfyyjq gjcelt///
Yj djn ytbpdtcnyj pfxtv b jnrelf
yf Gthe yfgthkb celmb!

B gnbw, b nfyws, b b[ gthefyjr
rheujv j,kj;bkb cnfnmzvb/
Ukfpf e celmb — gfhf ;tcnzyjr
vthwftn d gjvjqyjq zvt/

Gjgfk gfdkby jhfy;tdj-cbybq
gjl ukfp tuj cnhjubq, rfr gjcn, —
b dskbyzk vjvtynfkmyj gfdkbybq
dtkbrjktgysq [djcn!

F djpkt Gthe ktnfkb gj ghthbb
gnbxrb nfrbt — rjkb,hb;
celmz gjqvfk b ge[ b gthmz
,tlyjq rjkb,hb ds,hbk/

B ytn yb d jlyjq ljkbyt ysyt
ujh, dekrfyjv ujhzob[/
Celmz yfgbcfk yf rf;ljq ljkbyt:
«Ljkbyf lkz ytrehzob[»/

D ,tlyjv Gthe cnb[b vjb lf;t
d pfghtnt gjl cnhf[jv gsnjr/
Celmz crfpfk: «Nt, xnj d ghjlf;t,
nj;t cgbhnyjq yfgbnjr»/

rdfnjh lhj;bn jn rfylfkmys[ pdjyjd/
F d Gthe ,tcgnbxmt. tpk/lmt///
Kbim, pkj,yj pf,bdibcm gjl cdjls pfrjyjd,
;bden eyskst celmb/

F pyftnt, dct-nfrb ;fkm gthefywf/
Phz tve lfkb ufkthe/
Celmb vtif/n b gnbwt, b nfywe,
b vyt, b dfv, b Gthe/

«Гимн судье» В.Маяковский

«Гимн судье» Владимир Маяковский

По Красному морю плывут каторжане,
трудом выгребая галеру,
рыком покрыв кандальное ржанье,
орут о родине Перу.

О рае Перу орут перуанцы,
где птицы, танцы, бабы
и где над венцами цветов померанца

были до небес баобабы.

Банан, ананасы! Радостей груда!
Вино в запечатанной посуде…
Но вот неизвестно зачем и откуда
на Перу наперли судьи!

И птиц, и танцы, и их перуанок
кругом обложили статьями.
Глаза у судьи — пара жестянок
мерцает в помойной яме.

Попал павлин оранжево-синий
под глаз его строгий, как пост, —
и вылинял моментально павлиний
великолепный хвост!

А возле Перу летали по прерии
птички такие — колибри;
судья поймал и пух и перья
бедной колибри выбрил.

И нет ни в одной долине ныне
гор, вулканом горящих.
Судья написал на каждой долине:
«Долина для некурящих».

В бедном Перу стихи мои даже
в запрете под страхом пыток.
Судья сказал: «Те, что в продаже,
тоже спиртной напиток».

Экватор дрожит от кандальных звонов.
А в Перу бесптичье, безлюдье…
Лишь, злобно забившись под своды законов,
живут унылые судьи.

А знаете, все-таки жаль перуанца.
Зря ему дали галеру.
Судьи мешают и птице, и танцу,
и мне, и вам, и Перу.

Анализ стихотворения Маяковского «Гимн судье»

В конце зимы 1915 г. молодой поэт начинает сотрудничество с журналом «Новый Сатирикон». Вскоре на страницах издания появляется «Гимн судье». Он открывает серию знаменитых памфлетов, которые являются первым этапом становления оригинального сатирического метода Маяковского.

Автор, позиционирующий себя как противник литературных традиций, прибегает к проверенному временем методу — классической форме сатирической сказки. Место ее действия нарочито отдалено от российских границ: оно перенесено в экзотический мир далекого южноамериканского государства. Художественное пространство Перу характеризует знаковая лексема «рай»: изобильную землю, переполненную «радости грудой», населяют беспечные туземцы. О богатстве своей родины поют невольники, и громкая мелодия заглушает звон рабских цепей.

Особая манера лирического повествования высвечивается начиная с первых строк зачина. Поэт активно привлекает сниженную лексику, дважды используя просторечное «орут». В этом же эпизоде возникает метафорическая конструкция, уподобляющая лязг цепей конскому ржанию. Субъект речи опускает предлог в словосочетании «с трудом выгребая», освежая смысл устоявшейся фразы.

Гармоничный мир стремительно разрушается с приходом судей, который обозначен авторским неблагозвучием «наперли». Пользуясь преимуществами логики сказки, повествователь оставляет открытым вопрос о причинах и целях судейского нашествия. Новые оккупанты получают уничижительную оценку, которая деперсонифицирует их личности: глаза пришельцев подобны жестянкам на дне помойной ямы. Место обитания злобных зануд обозначено канцеляризмом «свод законов», значение которого переосмысливается и связывается не с терминологией юриспруденции, а с архитектурной конструкцией.

Судейское племя не лишено сверхъестественных способностей, хотя последние проявляются лишь в негативном русле. Чужаки умеют превращать прекрасное и цветущее пространство в пустое и безжизненное, обозначенное неологизмами «бесптичье» и «безлюдье». Впрочем, способы запуска деградационных процессов вполне обыденны: налоги, запреты, штрафы. Они действуют даже по отношению к вулканам, уверяет ироничный сказитель.

Обобщая печальные результаты юридического десанта, в финальной части субъект речи сообщает о собственной оценке нашествия. Он жалеет беззащитных аборигенов и говорит о вредоносной природе судейского племени, нарушающего спокойную жизнь не только в Перу.

Слушать стихотворение Маяковского Гимн судье

Темы соседних сочинений

Картинка к сочинению анализ стихотворения Гимн судье

Анализ стихотворения Маяковского Гимн судье