Анализ стихотворения Маяковского Бруклинский мост



Анализ стихотворений В. Маяковского «Блэк энд Уайт» и «Бруклинский мост»

Картинка Анализ стихотворения Маяковского Бруклинский мост № 1

Стихотворения Маяковского «Блэк энд Уайт» и «Бруклинский мост» были созданы в 1925 году, во время поездки поэта по США. Оба стихотворения вошли в цикл «Стихи об Америке» и были прочитаны Маяковским в Москве в качестве отчета о своем путешествии.
«Блэк энд Уйат» - типичная сатира на капиталистический «образ жизни» - была написана поэтом после его поездки в Гавану. Контраст, заявленный уже в названии произведения, является здесь ведущим художественным приемом. Автор показывает, что в Гаване, прекрасной солнечной стране («Если Гавану окинуть мигом — рай-страна, страна что надо»), существует четкое разделение жителей по цвету кожи и, в связи с этим, по уровню жизни: «В Гаване все разграничено четко. у белых доллары, у чёрных - нет». Именно поэтому «Белый ест ананас спелый, чёрный — гнилью мочёный. Белую работу делает белый, чёрную работу — чёрный».
Чем объясняется такая несправедливость? Абсолютно ничем, убежден автор. Он не находит объяснения тому, почему негр Вилли – главный герой стихотворения – должен всю жизнь стоять со щеткой в руках «у «Энри Клей энд Бок, лимитед». И важно, что такая участь - «Мал его радостей тусклый спектр: шесть часов поспать на боку, да разве что вор, портовой инспектор, кинет негру цент на бегу» - уготована герою была еще до рождения, и изменить ее он не может: «От этой грязи скроешься разве?»
Если приглядеться попристальнее, утверждает автор, Гавана оказывается вовсе не такой уж райской страной. Здесь царят зверские законы и дикая, противоестественная, несправедливость. Именно поэтому даже Вилли, которого «мало вопросов сверлили», мучает одна «закорюка»: если все в Гаване распределяется по цвету - черному или белому, тогда в этом нужно идти до конца: «Почему и сахар, белый-белый, должен делать черный негр? Чёрная сигара не идет в усах вам - она для негра с чёрными усами».
Мы видим, что в забитом Вилли просыпается протест. Однако в Гаване он никогда не сможет принести никаких плодов – слишком сильна в этой капиталистической стране власть «белых»: «Вытер негр о белые подштанники руку, с носа утершую кровь».
Автор противопоставляет Гавану советской России, где, по его утверждению, смогли решить проблему классовой несправедливости. Поэт убежден, что Вилли (а, в общем смысле, всему угнетенному народу Гаваны) нужно обратиться за помощью к СССР: «в Коминтерн, в Москву».
Стихотворение «Бруклинский мост» наполнен, казалось бы, другим пафосом:
Издай, Кули?дж,
радостный клич!
На хорошее
и мне не жалко слов.
Поэт не может не восхищаться Бруклинским мостом - этим масштабным сооружением человеческих рук, соединившим два острова в Нью-Йорке, открывшим дорогу всем видам транспорта, расширившим горизонты человеческих возможностей.
Маяковский-максималист, не устающий воспевать величие человека, отдает должное плоду технического прогресса, рядом с которым чувствуешь себя маленьким и слабым: «вхожу, смиренный, на Бру?клинский мост»; но, в то же время, причастным к великому: «влезаю, гордый, на Бруклинский мост».
А мост, действительно, огромен, величествен, прекрасен. Он практически не «ощущает» колебанья многотонных поездов («поезда? с дребезжаньем ползут, как будто в буфет убирают посуду»), а мачты кораблей представляются отсюда булавочными головками.
Герою стихотворения близок дух технического прогресса, идея, которую воплощает Бруклинский мост: «борьба за конструкции вместо стилей, расчёт суровый гаек и стали». Больше того, поэт убежден, что по этому мосту можно будет судить о том времени, в которое он живет.
А это время – грандиозное, время прогресса и невероятных достижений человечества. Но это - с одной стороны. С другой же – это эпоха дикости и первобытности, потому что эпоха колоссальной несправедливости:
Здесь
жизнь
была
одним — беззаботная,
другим —
голодный
протяжный вой.
Таким образом, и в этом стихотворении проявляется контраст бедности и богатства, счастья и горя. Мы понимаем, что это противопоставление – главное впечатление поэта от поездки по Америке. И в контексте его «социальных» размышлений Бруклинский мост из символа человеческой мощи превращается в символ «капитализма со звериным лицом», за красотой скрывающий свое уродство. И совсем неоднозначно звучат финальные строки стихотворения:
Бру?клинский мост —
да…
Это вещь!
Таким образом, стихотворения «Блэк энд Уйат» и «Бруклинский мост», отражающие впечатления Маяковского от поездки по Гаване и от созерцания Бруклинского моста в Нью-Йорке, объединены единой мыслью. Несмотря на все технические достижения Америки, несмотря на ее мощь и потенциал, жизнь здесь в корне неверна. Американцы нарушают главный постулат, считает Маяковский, - улучшают жизнь одних за счет миллионов жизней других. И это, по мнению поэта, перечеркивает всю «прекрасность» «райской» Америки. В связи с этим, подспудно, выражается мысль о «правильности» пути советской России, где не все гладко в социальном плане, но верен основной принцип – равенства всех людей.
Были ли это истинные мысли Маяковского, или ему приходилось писать в угоду советской власти? Мы помним, что через пять лет поэт трагически уйдет из жизни, разочаровавшись в том, во что искренне верил и на что положил свою жизнь. Но, в любом случае, впечатления от путешествия по Америке сильно повлияли на Маяковского и подтолкнули его к созданию талантливого цикла «Стихи об Америке».

0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Маяковский В.В. / Стихотворения / Анализ стихотворений В. Маяковского «Блэк энд Уайт» и «Бруклинский мост»

Смотрите также по произведению "Стихотворения":

Мы напишем отличное сочинение по Вашему заказу всего за 24 часа. Уникальное сочинение в единственном экземпляре.

100% гарантии от повторения!

Анализ стихотворения Маяковского «Бруклинский мост»

Картинка Анализ стихотворения Маяковского Бруклинский мост № 2

В 1925 году Владимир Маяковский. будучи корреспондентом сразу нескольких изданий, побывал в США, где на протяжении нескольких месяцев не только готовил публикации для «Огонька» и «Известий», но и выступал с творческими вечерами. Путешествие произвело на поэта неизгладимое впечатление, и одним из самых ярких моментов стало посещение Нью-Йорка.

Город породил в душе Маяковского противоречивые чувства. Поэт видел, что уклад жизни в этом мегаполисе достаточно разумен, и многим российским городам стоило бы этому поучиться. Плюс ко всему, Маяковский искренне позавидовал американцам, которые уже в полной мере пользовались достижениями прогресса, тогда как в России еще только завершалась электрификация. Однако излюбленным местом в Нью-Йорке для поэта стал Бруклинский мост. Пораженный его величием и неприступностью, Маяковский часто останавливался на нем, чтобы полюбоваться открывающимся видом на город и Гудзонский залив. Именно здесь он написал стихотворение «Бруклинский мост». которым увековечил это архитектурное сооружение, предсказав ему славу.

Собственно говоря, поэта привлекли мощь и размах, с которыми был построен мост. Ничего подобного до этого момента Маяковскому видеть просто не приходилось. «Расчет суровый из гаек и стали» приводит автора в неописуемый восторг, так как Бруклинский мост по-своему красив и величественен. Он настолько высок, что мачты проходящих внизу судов с сахаром кажутся поэту булавочными. Маяковский предполагает, что даже если случиться невероятное, и человечество перестанет существовать, Бруклинский мост все равно будет возвышаться над безмолвной равниной тысячи лет. И когда-нибудь неизвестный археолог сможет восстановить по нему картину жизни американцев и даже скажет: «Здесь стоял Маяковский, стоял и стихи слагал по слогам».

Поэт по-настоящему завидует американцам, хотя понимает, что по отношению к стране, которая игнорируют Советский Союз, подобные чувства являются политически некорректными. Но удержаться от восхищения не получается, ведь размеренный и упорядоченный образ жизни граждан США действительно впечатлил поэта. Маяковский отдает себе отчет, что для многих европейцев эта страна стала настоящим Клондайком, и они смогли построить свое будущее так, как мечтали. К некоторым, впрочем, фортуна была мене благосклонна, поэтому они окончили свою жизнь самоубийством. Автор, наслаждаясь великолепным пейзажем, все же отмечает: «Отсюда безработные в Гудзон кидались вниз головой». И это не преувеличение, а реалии американской жизни, с которым довелось столкнуться автору. Тем не менее, достоинств в этой стране гораздо больше, чем недостатков, и Маяковский не считает нужным об этом умалчивать. Тем более, что все сказанное им соответствует действительности, хотя и противоречит тому мнению, которое правящие круги пытаются сформировать в России о жизни в других странах. Маяковский же не сдерживает своих эмоций, заявляя: «Я горд вот этой стальною милей, живьем в ней мои видения встали».

Являясь приверженцем коммунистических идеалов, поэт весьма скептически относился к капитализму, считая, что этот строй не может дать миру ничего хорошего. Однако поездка в Америку переубедила поэта, который увидел не только нищету трущоб, но и величие промышленных районов. Поэтому в своем стихотворении Маяковский не только превозносит Бруклинский мост, но и отмечает, что «на хорошее и мне не жалко слов». В своем порыве поэт действительно искренен и честен, хотя ему не чужды классовые предрассудки. Однако он убежден в том, что «Бруклинский мост – да… Это вещь!».

©"" .

Для жителя ХХI века, наверное, уже странным кажется вопрос о роли технического прогресса в жизни каждого. Ведь никто не мыслит жизнь без электричества, интернета и мобильной связи. Мы расплачиваемся за это потерей здоровья, но вряд ли кто-то захочет вернуться в избу с печкой и колодцем. В начале же ХХ века бурное развитие технического прогресса вызвало неоднозначное к нему отношение, особенно у поэтов.

Так Сергей Есенин считал, что Россия – патриархальная страна, а значит, индустриализация погубит самое лучшее – душу. В его стихотворении с символическим названием «Сорокоуст» есть фрагмент, где в аллегорической форме передается поединок между летящим «на лапах чугунных» поездом и тонконогим жеребенком. Понятно, что жеребенку не догнать железное чудовище, поэтому автор с грустью обращается к нему:

Милый, милый, смешной дуралей,
Ну куда он, куда он гонится?

Да, поэт осознавал, что России необходимо развитие, в том числе, и техническое, но это признание вызывало у него чувство грусти и чего-то безвозвратно утерянного.
Владимир Маяковский, наоборот, был рад происходящим переменам в молодом советском государстве. Он готов был всему миру раструбить об этих достижениях. В 1925 году Маяковский совершил длительное путешествие в Америку. Он побывал в Гаване, Мехико, а в Америке три месяца выступал со своими стихами во многих городах. Есенин тоже был в Америке двумя годами раньше, но эта страна произвела на него гнетущее впечатление. Маяковский же в свойственной ему манере сразу отразил главную проблему Америки – расизм. Множество стихов: «Блэк энд уайт», «Небоскреб в разрезе», «Порядочный гражданин» - посвятил Маяковский этой теме и теме богатых и бедных. Поэту было важно продемонстрировать, что в «американском раю» счастливы люди с белым цветом кожи, на которых работают миллионы чернокожих. А в Советском Союзе не так.

Пусть не все пока гладко в социальном плане, зато нет угнетения, а есть государство трудового народа, поэтому автор убежден: всему угнетенному народу Гаваны нужно обратиться за помощью «в Коминтерн, в Москву». Впоследствии поэт объединил все произведения того периода в цикл «Стихи об Америке» и читал их на родине в качестве своеобразного отчета о поездке.

Стихотворение «Бруклинский мост», анализ которого и будет представлен, совсем иное по тональности звучания. Уже начало стихотворения подготавливает нас к восприятию чего-то хорошего:

Издай, Кулидж,
радостный клич!
На хорошее
и мне не жалко слов.

Это обращение к президенту США Джону Калвину Кулиджу-младшему, во время правления которого Маяковский оказался в Америке, звучит довольно панибратски. К тому же несколько снисходительно, как бы уже пожурив за плохое, герой намерен теперь похвалить за хорошее и даже представляет, как от похвалы покраснеет президент, будто советский красный флаг, хоть он и из «разъюнайтед стетс оф Америка», т. е. из США.

Дальше в свойственной Маяковскому манере появляется целый каскад сравнений, раскрывающих состояние того, кто видит это грандиозное сооружение. Герой сравнивается то «помешавшимся верующим», который так же смиренно вступает на Бруклинский мост, то с победителем, «пьяным славой», ведь герой ощущает себя таким же гордым, «влезая на Бруклинский мост», то с влюбленным художником, который «вонзает глаз свой, влюблен и остр», но не в «мадонну музея», а в Бруклинский мост.

Конечно, величественный мост длиной в 1825 метров не мог не поразить воображение поэта: сооружений такого масштаба в нашей стране еще не было. Поэтому герой выражает свое восхищение и тем, что

поезда
с дребезжаньем ползут,
как будто
в буфет убирают посуду.

Он удивлен еще и тем, что с моста проходящие под ним мачты кораблей «не больше размеров булавочных». Он уверен, что если «придет окончание века», то по остаткам этого моста впоследствии смогут воссоздать картину «дней настоящих». При этом Маяковский не может не коснуться темы неравноправия в капиталистическом мире: рассуждает о том, что здесь «жизнь одним беззаботная, а другим голодный протяжный вой», что

отсюда безработные
в Гудзон кидались вниз головой.

И все-таки завершает поэт стихотворение на торжественной ноте: он гордится, что «здесь стоял Маяковский… и стихи слагал по слогам», потому что

Бруклинский мост —
да.
Это вещь!

Более новые статьи:

«Бруклинский мост» В.Маяковский

Картинка Анализ стихотворения Маяковского Бруклинский мост № 3

«Бруклинский мост» Владимир Маяковский
Издай, Кулидж,
радостный клич!
На хорошее
и мне не жалко слов.
От похвал
красней,
как флага нашего материйка,
хоть вы
и разъюнайтед стетс
оф
Америка.
Как в церковь

идет
помешавшийся верующий,
как в скит
удаляется,
строг и прост, —
так я
в вечерней
сереющей мерещи
вхожу,
смиренный, на Бруклинский мост.
Как в город
в сломанный
прет победитель
на пушках — жерлом
жирафу под рост —
так, пьяный славой,
так жить в аппетите,
влезаю,
гордый,
на Бруклинский мост.
Как глупый художник
в мадонну музея
вонзает глаз свой,
влюблен и остр,
так я,
с поднебесья,
в звезды усеян,
смотрю
на Нью-Йорк
сквозь Бруклинский мост
Нью-Йорк
до вечера тяжек
и душен,
забыл,
что тяжко ему
и высоко,
и только одни
домовьи души
встают
в прозрачном свечении окон.
Здесь
еле зудит
элевейтеров зуд.
И только
по этому
тихому зуду
поймешь —
поезда
с дребезжаньем ползут,
как будто
в буфет убирают посуду.
Когда ж,
казалось, с под речки начатой
развозит
с фабрики
сахар лавочник, —
то
под мостом проходящие мачты
размером
не больше размеров булавочных.
Я горд
вот этой
стальною милей,
живьем в ней
мои видения встали —
борьба
за конструкции
вместо стилей,
расчет суровый
гаек
и стали.
Если
придет
окончание света —
планету
хаос
разделает влоск,
и только
один останется
этот
над пылью гибели вздыбленный мост,
то,
как из косточек,
тоньше иголок,
тучнеют
в музеях стоящие
ящеры,
так
с этим мостом
столетий геолог
сумел
воссоздать бы
дни настоящие.
Он скажет:
— Вот эта
стальная лапа
соединяла
моря и прерии,
отсюда
Европа
рвалась на Запад,
пустив
по ветру
индейские перья.
Напомнит
машину
ребро вот это —
сообразите,
хватит рук ли,
чтоб, став
стальной ногой
на Мангетен,
к себе
за губу
притягивать Бруклин?
По проводам
электрической пряди —
я знаю —
эпоха
после пара —
здесь
люди
уже
орали по радио,
здесь
люди
уже
взлетали по аэро.
Здесь
жизнь
была
одним — беззаботная,
другим —
голодный
протяжный вой.
Отсюда
безработные
в Гудзон
кидались
вниз головой.
И дальше
картина моя
без загвоздки
по струнам-канатам,
аж звездам к ногам.
Я вижу —
здесь
стоял Маяковский,
стоял
и стихи слагал по слогам. —
Смотрю,
как в поезд глядит эскимос,
впиваюсь,
как в ухо впивается клещ.
Бруклинский мост —
да…
Это вещь!

Анализ стихотворения Маяковского «Бруклинский мост»

В 1925 году Владимир Маяковский, будучи корреспондентом сразу нескольких изданий, побывал в США, где на протяжении нескольких месяцев не только готовил публикации для «Огонька» и «Известий», но и выступал с творческими вечерами. Путешествие произвело на поэта неизгладимое впечатление, и одним из самых ярких моментов стало посещение Нью-Йорка.

Город породил в душе Маяковского противоречивые чувства. Поэт видел, что уклад жизни в этом мегаполисе достаточно разумен, и многим российским городам стоило бы этому поучиться. Плюс ко всему, Маяковский искренне позавидовал американцам, которые уже в полной мере пользовались достижениями прогресса, тогда как в России еще только завершалась электрификация. Однако излюбленным местом в Нью-Йорке для поэта стал Бруклинский мост. Пораженный его величием и неприступностью, Маяковский часто останавливался на нем, чтобы полюбоваться открывающимся видом на город и Гудзонский залив. Именно здесь он написал стихотворение «Бруклинский мост», которым увековечил это архитектурное сооружение, предсказав ему славу.

Собственно говоря, поэта привлекли мощь и размах, с которыми был построен мост. Ничего подобного до этого момента Маяковскому видеть просто не приходилось. «Расчет суровый из гаек и стали» приводит автора в неописуемый восторг, так как Бруклинский мост по-своему красив и величественен. Он настолько высок, что мачты проходящих внизу судов с сахаром кажутся поэту булавочными. Маяковский предполагает, что даже если случиться невероятное, и человечество перестанет существовать, Бруклинский мост все равно будет возвышаться над безмолвной равниной тысячи лет. И когда-нибудь неизвестный археолог сможет восстановить по нему картину жизни американцев и даже скажет: «Здесь стоял Маяковский, стоял и стихи слагал по слогам».

Поэт по-настоящему завидует американцам. хотя понимает, что по отношению к стране, которая игнорируют Советский Союз, подобные чувства являются политически некорректными. Но удержаться от восхищения не получается, ведь размеренный и упорядоченный образ жизни граждан США действительно впечатлил поэта. Маяковский отдает себе отчет, что для многих европейцев эта страна стала настоящим Клондайком, и они смогли построить свое будущее так, как мечтали. К некоторым, впрочем, фортуна была мене благосклонна, поэтому они окончили свою жизнь самоубийством. Автор, наслаждаясь великолепным пейзажем, все же отмечает: «Отсюда безработные в Гудзон кидались вниз головой». И это не преувеличение, а реалии американской жизни, с которым довелось столкнуться автору. Тем не менее, достоинств в этой стране гораздо больше, чем недостатков, и Маяковский не считает нужным об этом умалчивать. Тем более, что все сказанное им соответствует действительности, хотя и противоречит тому мнению, которое правящие круги пытаются сформировать в России о жизни в других странах. Маяковский же не сдерживает своих эмоций, заявляя: «Я горд вот этой стальною милей, живьем в ней мои видения встали».

Являясь приверженцем коммунистических идеалов, поэт весьма скептически относился к капитализму, считая, что этот строй не может дать миру ничего хорошего. Однако поездка в Америку переубедила поэта, который увидел не только нищету трущоб, но и величие промышленных районов. Поэтому в своем стихотворении Маяковский не только превозносит Бруклинский мост, но и отмечает, что «на хорошее и мне не жалко слов». В своем порыве поэт действительно искренен и честен, хотя ему не чужды классовые предрассудки. Однако он убежден в том, что «Бруклинский мост – да… Это вещь!».

«Бруклинский мост», анализ стихотворения Маяковского

Для жителя ХХI века, наверное, уже странным кажется вопрос о роли технического прогресса в жизни каждого. Ведь никто не мыслит жизнь без электричества, интернета и мобильной связи. Мы расплачиваемся за это потерей здоровья, но вряд ли кто-то захочет вернуться в избу с печкой и колодцем. В начале же ХХ века бурное развитие технического прогресса вызвало неоднозначное к нему отношение, особенно у поэтов.

Так Сергей Есенин считал, что Россия – патриархальная страна, а значит, индустриализация погубит самое лучшее – душу. В его стихотворении с символическим названием «Сорокоуст» есть фрагмент, где в аллегорической форме передается поединок между летящим «на лапах чугунных» поездом и тонконогим жеребенком. Понятно, что жеребенку не догнать железное чудовище, поэтому автор с грустью обращается к нему:

Милый, милый, смешной дуралей,
Ну куда он, куда он гонится?

Да, поэт осознавал, что России необходимо развитие, в том числе, и техническое, но это признание вызывало у него чувство грусти и чего-то безвозвратно утерянного.
Владимир Маяковский. наоборот, был рад происходящим переменам в молодом советском государстве. Он готов был всему миру раструбить об этих достижениях. В 1925 году Маяковский совершил длительное путешествие в Америку. Он побывал в Гаване, Мехико, а в Америке три месяца выступал со своими стихами во многих городах. Есенин тоже был в Америке двумя годами раньше, но эта страна произвела на него гнетущее впечатление. Маяковский же в свойственной ему манере сразу отразил главную проблему Америки – расизм. Множество стихов: «Блэк энд уайт». «Небоскреб в разрезе», «Порядочный гражданин» - посвятил Маяковский этой теме и теме богатых и бедных. Поэту было важно продемонстрировать, что в «американском раю» счастливы люди с белым цветом кожи, на которых работают миллионы чернокожих. А в Советском Союзе не так.

Пусть не все пока гладко в социальном плане, зато нет угнетения, а есть государство трудового народа, поэтому автор убежден: всему угнетенному народу Гаваны нужно обратиться за помощью «в Коминтерн, в Москву». Впоследствии поэт объединил все произведения того периода в цикл «Стихи об Америке» и читал их на родине в качестве своеобразного отчета о поездке.

Стихотворение «Бруклинский мост». анализ которого и будет представлен, совсем иное по тональности звучания. Уже начало стихотворения подготавливает нас к восприятию чего-то хорошего:

Издай, Кулидж,
радостный клич!
На хорошее
и мне не жалко слов.

Это обращение к президенту США Джону Калвину Кулиджу-младшему, во время правления которого Маяковский оказался в Америке, звучит довольно панибратски. К тому же несколько снисходительно, как бы уже пожурив за плохое, герой намерен теперь похвалить за хорошее и даже представляет, как от похвалы покраснеет президент, будто советский красный флаг, хоть он и из «разъюнайтед стетс оф Америка». т. е. из США.

Дальше в свойственной Маяковскому манере появляется целый каскад сравнений, раскрывающих состояние того, кто видит это грандиозное сооружение. Герой сравнивается то «помешавшимся верующим». который так же смиренно вступает на Бруклинский мост, то с победителем, «пьяным славой». ведь герой ощущает себя таким же гордым, «влезая на Бруклинский мост». то с влюбленным художником, который «вонзает глаз свой, влюблен и остр». но не в «мадонну музея». а в Бруклинский мост.

Конечно, величественный мост длиной в 1825 метров не мог не поразить воображение поэта: сооружений такого масштаба в нашей стране еще не было. Поэтому герой выражает свое восхищение и тем, что

поезда
с дребезжаньем ползут,
как будто
в буфет убирают посуду.

Он удивлен еще и тем, что с моста проходящие под ним мачты кораблей «не больше размеров булавочных». Он уверен, что если «придет окончание века». то по остаткам этого моста впоследствии смогут воссоздать картину «дней настоящих». При этом Маяковский не может не коснуться темы неравноправия в капиталистическом мире: рассуждает о том, что здесь «жизнь одним беззаботная, а другим голодный протяжный вой». что

отсюда безработные
в Гудзон кидались вниз головой.

И все-таки завершает поэт стихотворение на торжественной ноте: он гордится, что «здесь стоял Маяковский… и стихи слагал по слогам». потому что

Бруклинский мост —
да.
Это вещь!

Послушайте стихотворение Маяковского Бруклинский мост

Темы соседних сочинений

Картинка к сочинению анализ стихотворения Бруклинский мост

Анализ стихотворения Маяковского Бруклинский мост