Анализ стихотворения Маяковского Бродвей



«Анализ стихотворения В. В. Маяковского «Бродвей»»

Картинка Анализ стихотворения Маяковского Бродвей № 1

С именем Маяковского прочно связано представление о поэте-новаторе. В его творчестве нашла большое отражение социальная атмосфера, обращение к людям, размышления о жизни, традициях и обычаях народов различных стран. Его лирика стала гражданской и публицистической.

В середине 20-х годов ХХ века Маяковский посетил Америку, после чего вышел в свет сборник стихов «Мое открытие Америки». В этот цикл вошло и стихотворение «Бродвей», написанное в Нью-Йорке в августе 1925 года, когда Маяковский был уже известным поэтом.

Основную тему произведения можно сформулировать так: непривычные для нас законы человеческого бытия, по которым живет Новый Свет. Какой, при ближайшем рассмотрении, выглядит американская жизнь?

Основная мысль, которую автор стремится донести своим произведением: могущество Бродвея — символа духа и власти капитализма, где все поражает человеческое воображение:

Асфальт — стекло

Иду и звеню…

Дома невозможной длины.

Одни дома длиною до звезд,

Другие — длиной до луны…

Первая часть стихотворения — первые впечатления автора от Бродвея, отражающие американскую действительность и размах технического прогресса:

В 7 часов человеческий прилив,

В 17 часов — отлив.

Скрежещет механика, звон и гам,

А люди немые в звоне…

Создано техническое великолепие и совершенство:

Есть на что поглядеть московской братве.

И за день в конец не дойдут.

Это Нью-Йорк. Это Бродвей.

Я в восторге от Нью-Йорка города.

Но материальное благополучие Америки не заставляет автора покорно склонить голову и забыть про идеалы добра, справедливости, духовности. И в заключительной части он восклицает:

Но кепчонку не сдерну с виска.

У советских собственная гордость:

На буржуев смотрим свысока.

Стихотворение написано в характерной для Маяковского манере — лесенке. Чтобы усилить эмоциональную окраску своего произведения, точнее передать собственные впечатления и размышления, автор применяет олицетворения:

А лампы как станут ночь копать,

Ну, я доложу вам — пламечко!

Поэт использует много иностранных слов: янки, чуингам, собвей, элевейтер и т. д.

Американская действительность, в представлении Маяковского, не совсем однозначна. И автор оставляет каждому читателю право самому решать: хорошо или нет в Америке, остались ли там вечные идеалы красоты добра и справедливости.

Другие сочинения по этому произведению

Анализ стихотворения В.В. Маяковского «Бродвей»

Картинка Анализ стихотворения Маяковского Бродвей № 2

С именем Маяковского прочно связано представление о поэте-новаторе. В его творчестве нашла большое отражение социальная атмосфера, обращение к людям, размышления о жизни, традициях и обычаях народов различных стран. Его лирика стала гражданской и публицистической.
В середине 20-х годов ХХ века Маяковский посетил Америку, после чего вышел в свет сборник стихов «Мое открытие Америки». В этот цикл вошло и стихотворение «Бродвей», написанное в Нью-Йорке в августе 1925 года, когда Маяковский был уже известным поэтом.
Основную тему произведения можно сформулировать так: непривычные для нас законы человеческого бытия, по которым живет Новый Свет. Какой, при ближайшем рассмотрении, выглядит американская жизнь?
Основная мысль, которую автор стремится донести своим произведением: могущество Бродвея - символа духа и власти капитализма, где все поражает человеческое воображение:
Асфальт – стекло
Иду и звеню…
Дома невозможной длины.
Одни дома длиною до звезд,
Другие – длиной до луны…
Первая часть стихотворения – первые впечатления автора от Бродвея, отражающие американскую действительность и размах технического прогресса:
В 7 часов человеческий прилив,
В 17 часов – отлив.
Скрежещет механика, звон и гам,
А люди немые в звоне…
Создано техническое великолепие и совершенство:
Есть на что поглядеть московской братве.
И за день в конец не дойдут.
Это Нью-Йорк. Это Бродвей.
Я в восторге от Нью-Йорка города.
Но материальное благополучие Америки не заставляет автора покорно склонить голову и забыть про идеалы добра, справедливости, духовности. И в заключительной части он восклицает:
Но кепчонку не сдерну с виска.
У советских собственная гордость:
На буржуев смотрим свысока.
Стихотворение написано в характерной для Маяковского манере - лесенке. Чтобы усилить эмоциональную окраску своего произведения, точнее передать собственные впечатления и размышления, автор применяет олицетворения:
А лампы как станут ночь копать,
Ну, я доложу вам - пламечко!
Поэт использует много иностранных слов: янки, чуингам, собвей, элевейтер и т.д.
Американская действительность, в представлении Маяковского, не совсем однозначна. И автор оставляет каждому читателю право самому решать: хорошо или нет в Америке, остались ли там вечные идеалы красоты добра и справедливости.

0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Маяковский В.В. / Стихотворения / Анализ стихотворения В.В. Маяковского «Бродвей»

Смотрите также по произведению "Стихотворения":

Мы напишем отличное сочинение по Вашему заказу всего за 24 часа. Уникальное сочинение в единственном экземпляре.

100% гарантии от повторения!

«Анализ стихотворения В. В. Маяковского «Бродвей»»

Картинка Анализ стихотворения Маяковского Бродвей № 3

С именем Маяковского прочно связано представление о поэте-новаторе. В его творчестве нашла большое отражение социальная атмосфера, обращение к людям, размышления о жизни, традициях и обычаях народов различных стран. Его лирика стала гражданской и публицистической.

В середине 20-х годов ХХ века Маяковский посетил Америку, после чего вышел в свет сборник стихов «Мое открытие Америки». В этот цикл вошло и стихотворение «Бродвей», написанное в Нью-Йорке в августе 1925 года, когда Маяковский был уже известным поэтом.

Основную тему произведения можно сформулировать так: непривычные для нас законы человеческого бытия, по которым живет Новый Свет. Какой, при ближайшем рассмотрении, выглядит американская жизнь?

Основная мысль, которую автор стремится донести своим произведением: могущество Бродвея — символа духа и власти капитализма, где все поражает человеческое воображение:

Асфальт — стекло

Иду и звеню…

Дома невозможной длины.

Одни дома длиною до звезд,

Другие — длиной до луны…

Первая часть стихотворения — первые впечатления автора от Бродвея, отражающие американскую действительность и размах технического прогресса:

В 7 часов человеческий прилив,

В 17 часов — отлив.

Скрежещет механика, звон и гам,

А люди немые в звоне…

Создано техническое великолепие и совершенство:

Есть на что поглядеть московской братве.

И за день в конец не дойдут.

Это Нью-Йорк. Это Бродвей.

Я в восторге от Нью-Йорка города.

Но материальное благополучие Америки не заставляет автора покорно склонить голову и забыть про идеалы добра, справедливости, духовности. И в заключительной части он восклицает:

Но кепчонку не сдерну с виска.

У советских собственная гордость:

На буржуев смотрим свысока.

Стихотворение написано в характерной для Маяковского манере — лесенке. Чтобы усилить эмоциональную окраску своего произведения, точнее передать собственные впечатления и размышления, автор применяет олицетворения:

А лампы как станут ночь копать,

Ну, я доложу вам — пламечко!

Поэт использует много иностранных слов: янки, чуингам, собвей, элевейтер и т. д.

Американская действительность, в представлении Маяковского, не совсем однозначна. И автор оставляет каждому читателю право самому решать: хорошо или нет в Америке, остались ли там вечные идеалы красоты добра и справедливости.

Другие сочинения по этому произведению

Владимир Маяковский — Асфальт — стекло. Иду и звеню ( Бродвей )

Asfalt — steklo. Idu i zvenyu.
Lesa i travinki — sbrity.
Na sever s yuga idut avenyu,
na zapad s vostoka — strity.
A mezhdu — (kuda ikh stroitel zavez!) —
doma nevozmozhnoy dliny.
Odni doma dlinoyu do zvezd,
drugiye — dlinoy do luny.
Yanki podoshvami shlepat leniv:
prostoy i kuryersky lift.
V sem chasov chelovechy priliv,
v semnadtsat chasov — otliv.
Skrezheshchet mekhanika, zvon i gam,
a lyudi nemye v zvone.
I lish zamedlyayut zhevat chuingam,
chtob brosit: «Mek money?»
Mamasha grud rebenku dala.
Rebenok, s kaplyami iz nosu,
soset kak budto ne grud, a dollar —
zanyat seryeznym biznesom.
Rabota okonchena. Telo obvey
v sploshnoy elektrichesky veter.
Khochesh pod zemlyu — beri sobvey,
na nebo — beri eleveyter.
Vagony yedut i dymam pod rost,
i v pyatkakh domovyikh trutsya,
i vynesut khvost na Bruklinsky most,
i spryachut v nory pod Gudzon.
Tebya oslepilo, ty osovel.
No, kak barabannaya drob,
iz tmy po temeni: «Kofe Maksvel
gud tu di last drop».
A lampy kak stanut noch kopat,
nu, ya dolozhu vam — plamechko!
Nalevo posmotrish — mamochka mat!
Napravo — mat moya mamochka!
Yest chto poglyadet moskovskoy bratve.
I za den v konets ne doydut.
Eto Nyu-York. Eto Brodvey.
Gau du yu du!
Ya v vostorge ot Nyu-Yorka goroda.
No kepchonku ne sdernu s viska.
U sovetskikh sobstvennaya gordost:
na burzhuyev smotrim svysoka.

Fcafkmn — cntrkj/ Ble b pdty//
Ktcf b nhfdbyrb — c,hbns/
Yf ctdth c /uf blen fdty/,
yf pfgfl c djcnjrf — cnhbns/
F vt;le — (relf b[ cnhjbntkm pfdtp!) —
ljvf ytdjpvj;yjq lkbys/
Jlyb ljvf lkbyj/ lj pdtpl,
lheubt — lkbyjq lj keys/
Zyrb gjljidfvb iktgfnm ktybd:
ghjcnjq b rehmthcrbq kban/
D ctvm xfcjd xtkjdtxbq ghbkbd,
d ctvyflwfnm xfcjd — jnkbd/
Crht;totn vt[fybrf, pdjy b ufv,
f k/lb ytvst d pdjyt/
B kbim pfvtlkz/n ;tdfnm xebyufv,
xnj. hjcbnm: «Vtr vjytq?»
Vfvfif uhelm ht,tyre lfkf/
Ht,tyjr, c rfgkzvb bp yjce,
cjctn rfr ,elnj yt uhelm, f ljkkfh —
pfyzn cthmtpysv ,bpytcjv/
Hf,jnf jrjyxtyf/ Ntkj j,dtq
d cgkjiyjq ktrnhbxtcrbq dtnth/
[jxtim gjl ptvk/ — ,thb cj,dtq,
yf yt,j — ,thb ktdtqnth/
Dfujys tlen b lsvfv gjl hjcn,
b d gznrf[ ljvjdmb[ nhencz,
b dsytcen [djcn yf ,herkbycrbq vjcn,
b cghzxen d yjhs gjl Uelpjy/
Nt,z jcktgbkj, ns jcjdtk/
Yj, rfr ,fhf,fyyfz lhj,m,
bp nmvs gj ntvtyb: «Rjat Vfrcdtk
uel ne lb kfcn lhjg»/
F kfvgs rfr cnfyen yjxm rjgfnm,
ye, z ljkj;e dfv — gkfvtxrj!
Yfktdj gjcvjnhbim — vfvjxrf vfnm!
Yfghfdj — vfnm vjz vfvjxrf!
Tcnm xnj gjukzltnm vjcrjdcrjq ,hfndt/
B pf ltym d rjytw yt ljqlen/
nj Ym/-Qjhr/ nj ,hjldtq/
Ufe le / le!
Z d djcnjhut jn Ym/-Qjhrf ujhjlf/
Yj rtgxjyre yt clthye c dbcrf/
E cjdtncrb[ cj,cndtyyfz ujhljcnm:
yf ,eh;etd cvjnhbv cdscjrf/

Помогите найти анализ стиха Маяковского "Бродвей"

q w Ученик (153), закрыт 8 лет назад

Наталья Мудрец (14165) 8 лет назад

В 1925 году по командировке, выписанной Наркомпросом, отправился в Новый Свет, представившись рекламным агентом Моссельпрома и Резинтреста, Владимир Маяковский. Походив по Бродвею, разглядев небоскребы в разрезе, он увидел, что «сотня этажишек в небо городятся». «выгребают мусор - на объедках с детьми няньчиться». «горит вода, земля горит, горит асфальт до жжения».
В статьях об Америке он писал: «В узких ущельях домов в трубе гудит какой-то авантюристический ветер, срывает, громыхает вывесками, пытается свалить с ног и убегает безнаказанный. Стоят ящики со всевозможными отбросами, из которых нищие выбирают не совсем объеденные кости и куски. Стынут вонючие лужи и сегодняшнего и позавчерашнего дождя. Бумага и гниль валяются по щиколотку».
Идея мусорного ветра Маяковского затронула сразу же и не заметить эту идею как поэтический материал он не мог. Испытав угнетенное состояние от посещения чужих городов, он пишет: «Я стремился за 7000 верст вперед, а приехал на семь лет назад. »

Biggremlin Ученик (149) 8 лет назад

в голове поройся авось найдешь что-нибудь

Послушать стихотворение Маяковского Бродвей

Темы соседних сочинений

Картинка к сочинению анализ стихотворения Бродвей

Анализ стихотворения Маяковского Бродвей