Анализ стихотворения Маяковского А вы смогли бы



«А вы могли бы?», анализ стихотворения Маяковского

Творчество Владимира Маяковского до сих пор вызывает много споров. Будут ли грядущие поколения читать Маяковского или не будут? Настоящий он поэт или нет? Искренне ли он писал о Ленине или наводил «хрестоматийный глянец»? Наверное, каждый, кто знаком с поэзией этого страстного человека, тонкого лирика и при этом «грубого гунна», нашел для себя ответы на интересующие его вопросы. Бесспорно только одно: это талантливый человек, а его имя - одно из ярчайших имен в литературе ХХ века.

Современники Владимира Маяковского Борис Пастернак и Николай Асеев считали, что лирический герой его ранней лирики похож на подростка. Можно соглашаться или нет, но именно жажда впечатлений, стремление к самовыражению, бескомпромиссность, некий нигилизм и стремление бросить вызов окружающей серой действительности сближают героя с любым, даже современным, подростком. К тому же герой готов все отдать «за одно только слово, ласковое, человечье», отсюда – тоска, мечта, но и некоторая озлобленность.

Именно жажда преображения и вызов звучат в одном из ранних произведений – стихотворении 1913 года «А вы могли бы?». об анализе которого и пойдет речь далее. Уже само название – дерзкий вызов. Кому? Взрослым, привыкшим к обыденности окружающего мира? Литераторам, пишущим о вечном? А может, географам, которые еще не все открыли на земном шаре. Ведь начинается стихотворение удивительными строчками:

Я сразу смазал карту будня,
плеснувши краску из стакана…

О какой карте идет речь? Конечно же, о географической! Именно пятно краски, появившееся на карте, дает возможность представить, как появляется новое государство, в котором возникает абсолютно другая реальность. Там на блюде студня можно увидеть «косые скулы океана». а «на чешуе жестяной рыбы» можно прочесть «зовы новых губ». Только человек с романтическим мировосприятием может все это заметить и облечь в словесную форму.

Но подобное стремление создавать другую реальность, наверное, больше свойственно ребенку. Герой же, скорее, стремится имеющуюся реальность подстроить под себя. Не случайно он говорит: «Я сразу смазал карту будня…». то есть изменил окружающую действительность. Слово «будни» имеет форму только множественного числа. Использование же автором стихотворения формы единственного числа – «будня» - подчеркивает, что такая картина может возникнуть в восприятии героя только однажды, только сегодня. Наступит другой «будень» - и появится совершенно новая картина мира.

Удивительно и то, что в эту игру герой пытается вовлечь окружающих. Без всякого пренебрежения, а скорее, с задором, возникающим тогда, когда идет соревнование, герой восклицает:

А вы
ноктюрн сыграть
могли бы
на флейте водосточных труб?

Дескать, а вам слабо? Слабо сделать то, чего еще не приходилось делать в своей жизни? Слабо на миг забыть о том, что ты взрослый серьезный человек? Конечно, каждый читатель воспринимает это призыв по-своему? Но любой хоть на миг испытает чувство, которое переживает участник соревнования. Стремление сделать что-то такое, чего еще никому не удавалось сделать.

Многие критики отмечали, что в ранней лирике Маяковского его метафоры необычны, их трудно представить. Действительно, если метафора основана на переносном значении по сходству, то у Маяковского, скорее, сходства вообще нет. Ведь только он смог увидеть «в чешуе жестяной рыбы зовы новых губ». а в верхнем слое жира на блюде студня «косые скулы океана». Такое видение мира частично можно объяснить близостью к футуризму. который искал новые способы и формы самовыражения. Однако Борис Пастернак писал: «Это была поэзия мастерски вылепленная, горделивая, демократическая и в то же время безмерно обреченная, гибнущая, почти зовущая на помощь».

С этими словами трудно не согласиться: уже через год появятся стихотворения «Адище города». «Нате!». «Вам!». в которых герой будет страдать от непонимания окружающих. Но это будет позже. А вот это раннее стихотворение «А вы могли бы?» оставляет у каждого ценителя поэзии очень светлое романтическое чувство.

«А вы смогли бы?» В.Маяковский

могли бы
на флейте водосточных труб?

Анализ стихотворения Маяковского «А вы смогли бы?»

Поэзия Владимира Маяковского отличается особой резкостью и прямотой. Однако в литературном наследии этого автора порой встречаются произведения, обладающие удивительной образностью, метафоричностью и не лишенные своеобразной романтики. К ним, в частности, относится стихотворение «А вы смогли бы?», написанное в 1913 году и передающее особое, беззаботное и приподнятое настроение автора.

В нескольких емких фразах Владимир Маяковский обрисовывает серую и будничную картину обычной трапезы с классическим набором блюд. Однако словно бы по волшебству она преображается, так как поэт в состоянии увидеть в банальном студне «косые скулы океана». Его желание приукрасить мир настолько велико, что в ход идут всевозможные предметы, которые находятся под рукой.

Так, поддавшись романтическому настроению, поэт с первой же строчки заявляет о том, что он «сразу смазал карту будня», намекая на то, что его раздражает обыденность во всем, даже если речь идет об обычном обеде. Далее поэт позволяет себе явно хулиганскую выходку, «плеснувши краску из стакана». Пролитый напиток позволяет Владимиру Маяковскому если и не преобразить окружающий его мир, то хотя бы внести в него некоторые изменения, оживить унылый застольный пейзаж и попытаться найти в нем крупицы радости, праздника, некоего волшебного очарования.

Его романтический порыв настолько стремителен и увлекателен. что даже в обычной рыбьей чешуе поэт видит «зовы новых губ». Каждая вещь и каждое блюдо буквально преображаются под взглядом автора, приобретая новый смысл и раскрывая свои тайны. И в этом стремительном постижении нового, еще неизведанного мира, который скрывается под маской серости и безразличия, Владимир Маяковский видит удивительную гармонию, которая наполняет его сердце радостью и неким детским восторгом. Поэтому неудивительно, что в порыве вдохновения он обращается к неизвестному собеседнику, а, точнее, ко всем читателям с вопросом о том, смогли бы они сыграть ноктюрн на «флейте водосточных труб»?

Сам по себе вопрос звучит весьма поэтично, возвышенно и романтично. Однако автор убежден, что окружающие его люди поймут, о чем идет речь. Ведь достаточно лишь присмотреться повнимательнее к окружающим нас предметам, чтобы увидеть в них таинственное очарование. Главное, захотеть в душе преобразить этот серый и ничем не приметный мир, состоящий из банальностей и условностей. И именно это предлагает сделать поэт в надежде на то, что таким образом он сможет обрести единомышленников, которые, как он предполагает, по достоинству оценят тот удивительный дар, который он бросает к их ногам. Он заключается в умении преображать мир в соответствии со своими желаниями и ощущениями, видеть не только внешнюю оболочку вещей, но и их суть, разгадывать их тайны и читать их, словно увлекательную книгу.

Однако, несмотря на то, что стихотворение «А вы могли бы?» написано в очень возвышенном мажорном ключе, в ярких и образных фразах сквозит одиночество, от которого страдает поэт. Он не может найти понимания среди людей, которые его окружают, поэтому придумывает себе забаву в виде поиска несуществующих образов. Облаченные в поэтические строки, они становятся доступны каждому из нас и словно бы сближают с поэтом, вызывая некоторое удивление. Ведь вряд ли кому-то в повседневной суете придет в голову идея искать среди обычного и прозаического нечто возвышенное и романтическое. Однако Владимир Маяковский заставляет пересмотреть свое отношение к мелочам, что позволяет стать людям более счастливыми, добрыми и оптимистичными.

Анализ стихотворения "А вы могли бы?"

Лирический герой этого стихотворения одинок, он страдает от непонимания окружающих его людей, тоскует по другой живой человеческой душе, его удручает однообразие, обыденность мысли. Обычный человек, глядя на водосточную трубу, видит в ней всего лишь уродливо изогнутую конструкцию из металла, имеющую утилитарное назначение. Но лишь поэту в любой вещи, в любой житейской мелочи видится необычное: водосток кажется похожим на флейту, мир – на старую жестяную рыбу или на студень. В отличие от очень многих, поэт воспринимает простую водосточную трубу как изысканный музыкальный инструмент, он слышит «зовы новых губ», то есть новые идеи, новых людей. «И только в великой тоске, будучи лишенным не только океана и любимых уст, но и других, более необходимых вещей, можно заменить океан – для себя и читателей – видом дрожащего студня. », – писал А. Платонов. Платонову с его постоянными мучительными поисками смысла жизни, «вещества существования», с его мечтой о человечности и душевности это стихотворение Маяковского оказалось особенно близким.

Лирический герой Маяковского – бунтарь. Он не мирится с серостью и пошлостью, бездуховностью и унылостью, бросает вызов миру, и ему многое удается изменить: «Я сразу смазал карту будня». «Карта будня» здесь выражает схематичность, упорядоченность, строгую расчисленность (некое расписание) хода жизни. На этой карте пятно выплеснутой краски как бы образует новый, неведомый «материк». Вместе с тем, целый ряд образов стихотворения "А вы могли бы?" («из стакана» – «на блюде студня» – «на чешуе жестяной рыбы») актуализирует в сознании читателя то значение существительного «карта», которое в словаре В.И. Даля приводится после карты географической и перед картой игральной: «Список кушаньям, роспись блюдам. Обед по карте». Во многих произведениях раннего Маяковского едящие люди описываются дотошно и с ненавистью (наблюдение О. Лекманова).

Замечательно, что герой стихотворения воспринимает себя равновеликим целому миру, недаром стихотворение открывается лирическим «я» поэта, а слова, находящиеся в начале или в конце строки, уже в силу своего положения звучат по-особому. Ярким пятном лирический герой врывается в серость мира, выплескивая на него краску искренних чувств. Он «показал на блюде студня косые скулы океана». Казалось бы, это предложение бессмысленное. Действительно, что такое здесь это «блюдо студня»? Вне контекста стихотворения – закусочное блюдо, но в данном случае – это метафора, обозначающая нечто мутное, дряблое, тающее, скользкое, прозаическое, противопоставленное океану. Соседство (сравнение) с «блюдом студня» особенно ярко подчеркивает поэтичность, великолепие, величественность, энергию «океана» с его «косыми скулами» («косыми скулами» в реальном плане могут выступать и океанические волны, в метафорическом же смысле «косые скулы» – это знак собранности, твердости, мужественности, в отличие от аморфности «студня»). Слова в стихотворении, будучи соединенными особым образом, представляют собой как бы новое слово со своим новым значением, и это новое метафорическое значение необыкновенно расширяет семантику стиха.

И вот уже герой не ощущает себя одиноким. В «жестяной рыбе», то есть в холодном, жестоком, механическом мире ему видятся люди, солидарные с ним, герой читает «зовы новых губ». Зарождается чувство единства и, главное, надежда. Надежда на то, что на зов поэта откликнется родственная душа, что в душе обычного человека зазвучат лирические струны. Теоретически при прочтении последней фразы «А вы ноктюрн сыграть могли бы на флейте водосточных труб?» возможна двоякая интонация: интонация вопросительная, с упреком другим, с акцентированием своего собственного превосходства над другими, и интонация вопросительная с надеждой на то, что и другие смогут сыграть ноктюрн на водосточной трубе. Однако название стихотворения подчеркивает, что стихотворение написано именно как обращение к другим с мечтой, мольбой об отклике, о понимании. К тому же местоимение «я», при всей масштабности лирического героя, не выделено в отдельную строку, а «вы» занимает отдельную строку, акцентируется.

Читайте также другие статьи по теме “Анализ творчества Владимира Маяковского”:

Рефераты. Скачать реферат

Творчество Владимира Маяковского до сих пор вызывает много споров. Будут ли грядущие поколения читать Маяковского или не будут? Настоящий он поэт или нет? Искренне ли он писал о Ленине или наводил «хрестоматийный глянец»? Наверное, каждый, кто знаком с поэзией этого страстного человека, тонкого лирика и при этом «грубого гунна», нашел для себя ответы на интересующие его вопросы. Бесспорно только одно: это талантливый человек, а его имя - одно из ярчайших имен в литературе ХХ века.

Современники Владимира Маяковского Борис Пастернак и Николай Асеев считали, что лирический герой его ранней лирики похож на подростка. Можно соглашаться или нет, но именно жажда впечатлений, стремление к самовыражению, бескомпромиссность, некий нигилизм и стремление бросить вызов окружающей серой действительности сближают героя с любым, даже современным, подростком. К тому же герой готов все отдать «за одно только слово, ласковое, человечье», отсюда – тоска, мечта, но и некоторая озлобленность.

Именно жажда преображения и вызов звучат в одном из ранних произведений – стихотворении 1913 года «А вы могли бы?», об анализе которого и пойдет речь далее. Уже само название – дерзкий вызов. Кому? Взрослым, привыкшим к обыденности окружающего мира? Литераторам, пишущим о вечном? А может, географам, которые еще не все открыли на земном шаре. Ведь начинается стихотворение удивительными строчками:

Я сразу смазал карту будня,
плеснувши краску из стакана…

О какой карте идет речь? Конечно же, о географической! Именно пятно краски, появившееся на карте, дает возможность представить, как появляется новое государство, в котором возникает абсолютно другая реальность. Там на блюде студня можно увидеть «косые скулы океана», а «на чешуе жестяной рыбы» можно прочесть «зовы новых губ». Только человек с романтическим мировосприятием может все это заметить и облечь в словесную форму.

Но подобное стремление создавать другую реальность, наверное, больше свойственно ребенку. Герой же, скорее, стремится имеющуюся реальность подстроить под себя. Не случайно он говорит: «Я сразу смазал карту будня…», то есть изменил окружающую действительность. Слово «будни» имеет форму только множественного числа. Использование же автором стихотворения формы единственного числа – «будня» - подчеркивает, что такая картина может возникнуть в восприятии героя только однажды, только сегодня. Наступит другой «будень» - и появится совершенно новая картина мира.

Удивительно и то, что в эту игру герой пытается вовлечь окружающих. Без всякого пренебрежения, а скорее, с задором, возникающим тогда, когда идет соревнование, герой восклицает:

А вы
ноктюрн сыграть
могли бы
на флейте водосточных труб?

Дескать, а вам слабо? Слабо сделать то, чего еще не приходилось делать в своей жизни? Слабо на миг забыть о том, что ты взрослый серьезный человек? Конечно, каждый читатель воспринимает это призыв по-своему? Но любой хоть на миг испытает чувство, которое переживает участник соревнования. Стремление сделать что-то такое, чего еще никому не удавалось сделать.

Многие критики отмечали, что в ранней лирике Маяковского его метафоры необычны, их трудно представить. Действительно, если метафора основана на переносном значении по сходству, то у Маяковского, скорее, сходства вообще нет. Ведь только он смог увидеть «в чешуе жестяной рыбы зовы новых губ», а в верхнем слое жира на блюде студня «косые скулы океана». Такое видение мира частично можно объяснить близостью к футуризму, который искал новые способы и формы самовыражения. Однако Борис Пастернак писал: «Это была поэзия мастерски вылепленная, горделивая, демократическая и в то же время безмерно обреченная, гибнущая, почти зовущая на помощь».

С этими словами трудно не согласиться: уже через год появятся стихотворения «Адище города», «Нате!», «Вам!», в которых герой будет страдать от непонимания окружающих. Но это будет позже. А вот это раннее стихотворение «А вы могли бы?» оставляет у каждого ценителя поэзии очень светлое романтическое чувство.

Маяковский В. В. А вы могли бы? («Я сразу смазал карту будня ») Маяковский В. В. Полное собрание сочинений: В 12 т. — М. Гос. изд-во «Худож. лит.», 1939—1949.

Практически не найти сейчас периодического издания, рассчитанного на массового читателя, которое не выделяло бы часть своей печатной площади под публикации гороскопов тех или иных астрологических школ.

Актуальность: наличие различных концепций в отношении к проблеме изучения творчества В.В. Маяковского в школе, отсутствие современного подхода в практическом решении поставленного вопроса.

Особенности стиля символистского романа: А. Белый «Петербург», Ф. Сологуб «Мелкий бес» (по выбору)1902 г. Мелкий бес был написан с целью показать принципы символизма.

Технология французских мастерских базируется на идеях свободного воспитания и творческого саморазвития личности (Ж. Ж. Руссо, Л. Н. Толстой Дж Дьюи, Ж.

Послушать стихотворение Маяковского А вы смогли бы

Темы соседних сочинений