Анализ стихотворения Лермонтова Подражание байрону

Лермонтов. Подражание Байрону (Не смейся, друг, над жертвою страстей…)

Не смейся, друг, над жертвою страстей,
Венец терновый я сужден влачить;
Не быть ей вечно у груди моей,
И что ж, я не могу другой любить.
Как цепь гремит за узником, за мной
Так мысль о будущем, и нет иной.

Я вижу длинный ряд тяжелых лет,
А там людьми презренный гроб, он ждет.
И до него надежды нет, и нет
За ним того, что ожидает тот,
Кто жил одной любовью, погубил
Все в жизни для нее, а все любил.

И вынесть мог сей взор ледяный я
И мог тогда ей тем же отвечать.
Увижу на руках её дитя
И стану я при ней его ласкать,
И в каждой ласке мать узнает вновь,
Что время не могло унесть любовь.

Анализ стихотворения Лермонтова «К Л.- (У ног других не забывал…)»

Автобиографическая основа лермонтовского творения 1831 г. несомненна, но вопрос о прототипе, лирической музе юного поэта, остается открытым. Варвара Лопухина, Екатерина Сушкова или Наталья Иванова — у исследователей есть основания связать историю создания произведения с каждой из этих дам.

Происхождение другого источника, литературного, более чем прозрачно. К нему отсылает подзаголовок произведения. Со стансами Байрона, посвященными неизвестной леди в связи с отплытием автора из Англии, связаны тема морского путешествия и мотивы расставания с возлюбленной. Рефрен «Love but one» декларирует романтическое одиночество и трагизм высоких чувств лирического «я».

Загрузка...

Лермонтовский герой убежден, что вечная любовь, идеальная и прекрасная, случается лишь однажды. Остальные увлечения кратковременны и несерьезны, они порождают лишь страдания о «любви прежних дней». Господствует над мучительными воспоминаниями всемогущая и жестокая память, которая именуется «демоном-властелином».

Невозможность забвения утраченной любви побуждает лирического героя к странничеству. Мотив морского путешествия «в безвестную страну», один из лидирующих в байроновском варианте, здесь лишен самостоятельности. В лермонтовской версии он выглядит попыткой бегства лирического субъекта от воспоминаний и собственных размышлений. Показательно, что душевные муки, вызванные утратой высокого чувства, являются уделом героя: его избранница успела забыть своего «певца».

Финальное восьмистишие продолжает тему страданий, порожденных «демоном» памяти. Движения души героя надежно скрыты от «шумного света»: повторение лексем «кто», «как» и «сколько» подчеркивает тщательность, с которой оберегаются заветные тайны. Заключительные строки утверждают тщетность поисков утраченной гармонии: «былая тишина» никогда не вернется.

Рефрен «Люблю, люблю одну», заключающий каждую строфу, содержит анафору. При помощи художественного приема лирический герой постоянно возвращается к теме безвозвратной утраты истинной любви.

Байроновским творением навеяно другое стихотворение, появившееся на свет годом ранее, — «Стансы» («Взгляни, как мой спокоен взор…») Тема вечной любви здесь представлена по-другому: пережив потерю высокого чувства, герой ощущает «сердечную пустоту» и крушение надежд — не только сиюминутных земных, но и будущих, небесных.

Послушать стихотворение Лермонтова Подражание байрону

Темы соседних сочинений