Анализ стихотворения Лермонтова Кладбище



Готика в стихах Лермонтова

Картинка Анализ стихотворения Лермонтова Кладбище № 1

Сейчас траурную, слушающую тяжёлую музыку, молодёжь трудно убедить в том, что Лермонтов был близок к готике, хотя и не красился в чёрное, не носил длинные волосы, не прокалывал себе различные части тела.

Что бы понять, в чём готичность поэзии и взглядов Лермонтова, давайте попробуем определить сначала то, что такое готика и как её понимают.

Заглядываем в самый простой словарь и видим: «Готика – это художественный стиль, получивший распространение в Европе в XII – XVI вв. В готике отражаются все изменения в структуре средневекового общества, уже начавшего переход к Возрождению. Наиболее ярко готика проявилась в архитектуре. Яркий образец готической архитектуры – известный Собор Парижской Богоматери (Notre Dame de Paris). Здесь и особая каркасная система со стрельчатыми арками, и высота, и витражи, и стремящиеся вверх башни, и стрельчатые окна. Общая черта готики – отражение новых духовных устремлений человека». Предложение, которое нас интересует больше всего – это «Общая черта готики – отражение новых духовных устремлений человека»

Загрузка...

Готы имеют так называемое готическое мировоззрение. В принципе, это сочетание двух основных элементов: жизнь по принципам абсолютного индивидуализма и неоромантики (dark romantic). Всегда стремиться к большему (в жизни, музыке, арте, etc.), искать красоту даже в том мире, в котором ее нет, всегда смотреть на все (негативные и позитивные) стороны жизни, не закрывая на них глаза. Пытаться изменить каждый серый, банальный день — внести в него эмоции и чувства путем музыки, стиля одежды, мейк-апа (имиджа) и других источников. Знать правду и мрачно иронизировать над ней (принцип даков – «Die Loughing!» (умирай улыбаясь). Переплавлять все свои эмоции как позитивные, так и негативные — боль, отчаяние и иные, в жизненную энергию. Чувствовать себя нормально со своим мрачным, ироническим настроением, странными взглядами на жизнь и брать из всего этого силу.

Это было очень присуще Лермонтову, приведём здесь стихотворение «Кладбище» :

Вчера до самой ночи просидел
Я на кладбище, все смотрел, смотрел
Вокруг себя; полстертые слова
Я разбирал. Невольно голова
Наполнилась мечтами; вновь очей
Я не был в силах оторвать с камней.
Один ушел уж в землю, и на нем
Все стерлося… Там крест к кресту челом
Нагнулся, будто любит; будто сон
Земных страстей узнал в сем месте он…
Вкруг тихо, сладко все, как мысль о ней;
Краснеючи, волнуется пырей
На солнце вечера. Над головой
Жужжа, со днем прощаются игрой
Толпящиеся мошки, как народ
Существ с душой, уставших от работ.
Стократ велик, кто создал мир! велик!
Сих мелких тварей надмогильный крик
Творца не больше ль славит иногда,
Чем в пепел обращенные стада?
Чем человек, сей царь над общим злом,
С коварным сердцем, с ложным языком?

На кладбище голова поэта наполняется мечтами, для обычного человека это может показаться странным, даже пугающим, но не готу. Умение увидеть красоту даже в таком удручающем месте как кладбище — присуще готической культуре. В готическом романе в поэтизированном или устрашающем виде часто представляются развалины средневековых твердынь, гулкие своды старинных монастырей, еще более тревожащие воображение, когда лунные лучи проникают внутрь их пустых помещений сквозь многоцветные стекла витражей, подземелья со склепами, где царствует смерть и безмолвие — Э. По, М. Шелли, А. Бирс, Лавкрафт, Э. Гофман, Г. Майринк, А. К. Толстой, А.С Пушкин, М.Ю. Лермонтов, Н.В. Гоголь…

Ещё более поражает стихотворение Лермонтова «Чума в Саратове» :

I
Чума явилась в наш предел;
Хоть страхом сердце стеснено,
Из миллиона мертвых тел
Мне будет дорого одно.
Его земле не отдадут,
И крест его не осенит;
И пламень, где его сожгут,
Навек мне сердце охладит.

II
Никто не прикоснется к ней,
Чтоб облегчить последний миг;
Уста, волшебницы очей,
Не приманят к себе других;
Лобзая их, я б был счастлив,
Когда б в себя яд смерти впил,
Затем что, сластость их испив,
Я деву некогда забыл.

Готический роман и поэзия – это не просто мистика, это произведения искусства, в которых наравне с мрачно-романтической и мистической стилистикой поднимаются темы познания своих скрытых сторон, своей сущности. В последствии такие авторы как Эдгар По, Кафка, Густав Майринк успешно продолжили развитие этого жанра и примешали к мистике и романтике немного философии и внутренних человеческих изысканий. Один из наиболее читаемых готами авторов — Лавкрафт. Далее готика стала еще более философской и к современной литературной готике «второй волны» можно отнести литературу «мрачной», последней романтики или же футурологической правды — Ремарк («Триумфальная Арка», «Черный Обелиск», etc.), Оруелл («1984»), Хемингуей («Острова в океане», «По ком звонит колокол»). И так называемую екзистенциальную литературу — Сартр («Стена»), Камю («Чума»)…

Тогда над синей глубиной
Дух гордости и отверженья
Без цели мчался с быстротой;
Но ни раскаянья, ни мщенья
Не изъявлял суровый лик:
Он побеждать себя привык!
Не для других его мученья!
Он близ могилы промелькнул
И, взор пронзительный кидая,
Посла потерянного рая
Улыбкой горькой упрекнул.
1831 год
(М.Ю.Лермонтов. Поэма «Демон»)

Михаил Лермонтов — Вчера до самой ночи просидел ( Кладбище )

Картинка Анализ стихотворения Лермонтова Кладбище № 2

Kladbishche

Vchera do samoy nochi prosidel
Ya na kladbishche, vse smotrel, smotrel
Vokrug sebya; polstertye slova
Ya razbiral. Nevolno golova
Napolnilas mechtami; vnov ochey
Ya ne byl v silakh otorvat s kamney.
Odin ushel uzh v zemlyu, i na nem
Vse sterlosya. Tam krest k krestu chelom
Nagnulsya, budto lyubit; budto son
Zemnykh strastey uznal v sem meste on.
Vkrug tikho, sladko vse, kak mysl o ney;
Krasneyuchi, volnuyetsya pyrey
Na solntse vechera. Nad golovoy
Zhuzhzha, so dnem proshchayutsya igroy
Tolpyashchiyesya moshki, kak narod
Sushchestv s dushoy, ustavshikh ot rabot.
Stokrat velik, kto sozdal mir! velik!
Sikh melkikh tvarey nadmogilny krik
Tvortsa ne bolshe l slavit inogda,
Chem v pepel obrashchennye stada?
Chem chelovek, sey tsar nad obshchim zlom,
S kovarnym serdtsem, s lozhnym yazykom.

Dxthf lj cfvjq yjxb ghjcbltk
Z yf rkfl,bot, dct cvjnhtk, cvjnhtk
Djrheu ct,z; gjkcnthnst ckjdf
Z hfp,bhfk/ Ytdjkmyj ujkjdf
Yfgjkybkfcm vtxnfvb; dyjdm jxtq
Z yt ,sk d cbkf[ jnjhdfnm c rfvytq/
Jlby eitk e; d ptvk/, b yf ytv
Dct cnthkjcz/// Nfv rhtcn r rhtcne xtkjv
Yfuyekcz. elnj k/,bn; ,elnj cjy
Ptvys[ cnhfcntq epyfk d ctv vtcnt jy///
Drheu nb[j, ckflrj dct, rfr vsckm j ytq;
Rhfcyt/xb, djkyetncz gshtq
Yf cjkywt dtxthf/ Yfl ujkjdjq
;e;;f, cj lytv ghjof/ncz buhjq
Njkgzobtcz vjirb, rfr yfhjl
Ceotcnd c leijq, ecnfdib[ jn hf,jn!//
Cnjrhfn dtkbr, rnj cjplfk vbh! dtkbr!
Cb[ vtkrb[ ndfhtq yflvjubkmysq rhbr
Ndjhwf yt ,jkmit km ckfdbn byjulf,
Xtv d gtgtk j,hfotyyst cnflf?
Xtv xtkjdtr, ctq wfhm yfl j,obv pkjv,
C rjdfhysv cthlwtv, c kj;ysv zpsrjv?//

Анализ произведений

Лингвостилистический анализ (Стихотворение «Тамара» и тема кавказской природы в стихах и поэмах М. Ю. Лермонтова)

Иннокентий Анненский в своей статье «Об эстетическом отношении Лермонтова к природе» пишет о том, что много причин способствовало развитию в Лермонтове чувства природы. Природа Кавказа подействовала на него в годы самого раннего детства, когда духовный мир его еще складывался; над ней выучился он мечтать и думать, так что позже, в следующие свои поездки на Кавказ, он останавливался не на новом, а как бы углублял свои ранние впечатления. Изображения же Кавказской природы в произведениях Лермонтова необыкновенно точны. Иннокентий Анненский пишет об этом: «Один живописец Кавказа мне говорил, что нередко поэзия Лермонтова служила ему ключом в кавказской природе». По словам Анненского, в природе Лермонтов особенно любит движение: вспомним чудных его лошадей у Измаил-Бея, у Казбича или Печорина, вспомним его горные реки:

Терек воет, дик и злобен,

Меж утесистых громад,

Буре плач его подобен,

Слезы брызгами летят.

облака, змеи, пляску, локон, отделившийся от братьев в вихре вальса.

Лермонтов в своих описаниях не был ни ботаником, как Гете (у него нет этой (детальности описаний), ни охотником, как Тургенев и Сергей Аксаков (у него нет в описаниях ни выжидания, ни выслеживания, - скорее что-то открытое, беззаветное). Из поэтических изображений Кавказской природы видно, что Лермонтов любил день больше ночи, любил синее небо, золотое солнце, солнечный воздух. «Если из 43 описаний в его поэмах дневных меньше, чем ночных и вечерних - 18 и 25, то это лишь дань романтическому содержанию» – пишет Анненский. Голубой цвет неба заставляет того самого Печорина, который понимал чувство вампира, забывать все на свете. Если же говорить о Лермонтовских описаниях утра – достаточно вспомнить утро перед дуэлью, голубое и свежее («Княжна Мэри»):

Я не помню утра более голубого и свежего! Солнце едва выказалось из-за

зеленых вершин, и слияние первой теплоты его луче с умирающей прохладой

ночи наводило на все чувства какое-то сладкое томление; в ущелье не

проникал еще радостный луч молодого дня; он золотил только верхи утесов,

висящих с обеих сторон над нами; густолиственные кусты, растущие в их

глубоких трещинах, при малейшем дыхании ветра осыпали нас серебристым

дождем. Я помню – в этот раз, больше, чем когда-нибудь прежде, я любил

Но тут было и не только непосредственное наслаждение: синий цвет неба уносил мысль Лермонтова и его героя в мир высший. К чему тут страсти, желания, сомнения. Небо рождало в поэте и райские видения Мцыри видит ангела в глубоком синем небе), и мучительные вопросы: в "Валерике" поэт говорит:

Под небом много места всем,

Но беспрестанно и напрасно

Один враждует он. зачем?

Как певец гор, Лермонтов любил краски. Поэт любит розовый закат, белое облако, синее небо, лиловые степи, голубые глаза и золотистые волосы. "Цветов" в его поэзии почти нет. Розы и лилии у него - это поэтические прикрасы, а не художественные ощущения: "бела, как лилия, прекрасна, как роза" - все это только мелкая монета поэзии. Конь поэта топчет цветы, пока сам поэт смотрит на облака и звезды. Цветы являются у него разве в виде серебряного дождя. Но главная прелесть лермонтовских красок в их сочетаниях. Кроме того, поэту доставляло особенное эстетическое наслаждение соединение блеска с движением - в тучах, в молнии, в глазах; поэзия его "полна змей"; чтоб полюбоваться грациозной и блестящей змейкой, как часто прерывает он рассказ. У него змейка то клинок, донизу покрытый золотой надписью:

Сухим бурьяном шелестя,

Сверкая желтою спиной,

Как будто надписью златой

Покрытый донизу клинок,

Браздя рассыпчатый песок,

…то "сталь кольчуги иль копья, в кустах найденная луною". Он видит змей в молнии, в дыме, на горных вершинах, в реках и в черных косах, в тонкой талии, в тоске, в измене, в воспоминании, в раскаянии.

Как пишет М. Логиновская, из-за изобилия картин экзотической природы Кавказа

в наиболее знаменитых лермонтовских поэмах, поэта часто обвиняли в чрезмерном подражании романтическим течениям того времени. Между тем, кавказский материал в «Мцыри» и «Демоне» – не экзотическое обрамление в стиле традиционных «восточных повестей» романтиков (хотя у Лермонтова «Демон» и назван «восточной повестью»), а органическое претворение непосредственных переживаний и наблюдений, благодаря которым прежние сюжеты приобрели новое качество. Кавказские пейзажи как сами по себе, так и в качестве «декораций» к поэмам Лермонтова занимают немалую часть его творчества.

«Тамара», одна из последних баллад Лермонтова (1841 г.), возникшая на материале кавказских преданий и легенд.

В центре стихотворения — демонический образ обольстительницы, любовь которой влечет за собой смерть (в отличие от «Демона», «Морской царевны» и др. где герой несет гибель возлюбленной).

В литературе о Лермонтове рассматривались разные аспекты баллады; обращали внимание на последовательно проведенный в ней принцип контраста: чарующего голоса и коварной жестокости царицы («Прекрасна, как ангел небесный, / Как демон, коварна и зла»), музыкально-интонационного строя баллады и ее повествовательной основы, наконец, контрастного переплетения тем «смерти», «похорон» и любовного наслаждения. Любовь в балладе предстает как изначально гибельная сила — а не только следствие демонической жестокости царицы. Другие исследователи, акцентируя философскую проблематику баллады, подчеркивали параллелизм художественных средств в изображении Терека и самой царицы (пространств, образ «тесноты», «теснины», символика цвета и пр.). «Хаос», природный и человеческий, преображается в «космос», с наступлением утра демоническое начало в Тамаре отступает перед ангельским: «В окне тогда что-то белело, / Звучало оттуда: прости». «Хаос» и «космос» в художественном мире баллады нерасторжимы. В жанровом отношении она сочетает элементы «жестокого романса» и поэмы-мистерии.

Лермонтов сохраняет и намеченную Пушкиным тему возникающей привязанности царицы к своему случайному любовнику:

И было так нежно прощанье,

Так сладко тот голос звучал,

Как будто восторги свиданья

И ласки любви обещал.

Однако Лермонтов избегает пушкинских последовательных психологических мотивировок, строя характер героини по принципу контрастов; «нежное» прощанье Тамары со своими жертвами на фоне зловещего пейзажа несет на себе демонический отпечаток. Демонична и сама страсть Тамары: в балладе господствует чувственное начало, любовь Тамары лишена того духовного содержания. Демонизм этой страсти как в неистовстве чувственной стихии, так и в ее рассчитанности, методической повторяемости любовного наслаждения, оканчивающегося смертью возлюбленного. Не исключено, что концепция баллады соотносилась с общим художественным представлением Лермонтова о Востоке (по-видимому, «Тамара» должна была войти в намеченный Лермонтовым цикл «Восток".

Сравнительный анализ (стихотворения М.Ю. Лермонтова "Бородино" и "Поле Бородина")

Изображая народ в качестве главного героя Отечественной войны 1812 года, поэт утверждает, что именно народ решил судьбу Бородина и России. И в стихотворении ”Бородино” и “Поле Бородина” историческое событие было увидено глазами самого народа, рассказ о Бородинской битве ведет рядовой ее участник – русский солдат, от имени которого говорит Лермонтов.

Впервые к теме Отечественной войны юноша Лермонтов обратился в 1830 году в стихотворении “Поле Бородина”.

Всю ночь у пушек пролежали

Мы без палаток, без огней,

Штыки вострили да шептали

Молитву родины своей.

помогите сделать анализ стиха Лермонтова "Кладбище"

Картинка Анализ стихотворения Лермонтова Кладбище № 3

Юля Бараева Знаток (330), на голосовании 1 год назад

Дополнен 1 год назад

Вчера до самой ночи просидел
Я на кладбище, все смотрел, смотрел
Вокруг себя; полстертые слова
Я разбирал. Невольно голова
Наполнилась мечтами; вновь очей
Я не был в силах оторвать с камней.
Один ушел уж в землю, и на нем
Все стерлося. Там крест к кресту челом
Нагнулся, будто любит; будто сон
Земных страстей узнал в сем месте он.
Вкруг тихо, сладко все, как мысль о ней;
Краснеючи, волнуется пырей
На солнце вечера. Над головой
Жужжа, со днем прощаются игрой
Толпящиеся мошки, как народ
Существ с душой, уставших от работ.
Стократ велик, кто создал мир! велик!
Сих мелких тварей надмогильный крик
Творца не больше ль славит иногда,
Чем в пепел обращенные стада?
Чем человек, сей царь над общим злом,
С коварным сердцем, с ложным языком.

Ирина Сорокина Мыслитель (9122) 1 год назад

Сейчас траурную, слушающую тяжёлую музыку, молодёжь трудно убедить в том, что Лермонтов был близок к готике, хотя и не красился в чёрное, не носил длинные волосы, не прокалывал себе различные части тела.
Что бы понять, в чём готичность поэзии и взглядов Лермонтова, давайте попробуем определить сначала то, что такое готика и как её понимают.
Заглядываем в самый простой словарь и видим: «Готика – это художественный стиль, получивший распространение в Европе в XII – XVI вв. В готике отражаются все изменения в структуре средневекового общества, уже начавшего переход к Возрождению. Наиболее ярко готика проявилась в архитектуре. Яркий образец готической архитектуры – известный Собор Парижской Богоматери (Notre Dame de Paris). Здесь и особая каркасная система со стрельчатыми арками, и высота, и витражи, и стремящиеся вверх башни, и стрельчатые окна. Общая черта готики – отражение новых духовных устремлений человека». Предложение, которое нас интересует больше всего – это «Общая черта готики – отражение новых духовных устремлений человека»
Готы имеют так называемое готическое мировоззрение. В принципе, это сочетание двух основных элементов: жизнь по принципам абсолютного индивидуализма и неоромантики (dark romantic). Всегда стремиться к большему (в жизни, музыке, арте, etc.), искать красоту даже в том мире, в котором ее нет, всегда смотреть на все (негативные и позитивные) стороны жизни, не закрывая на них глаза. Пытаться изменить каждый серый, банальный день — внести в него эмоции и чувства путем музыки, стиля одежды, мейк-апа (имиджа) и других источников. Знать правду и мрачно иронизировать над ней (принцип даков – «Die Loughing!» (умирай улыбаясь). Переплавлять все свои эмоции как позитивные, так и негативные — боль, отчаяние и иные, в жизненную энергию. Чувствовать себя нормально со своим мрачным, ироническим настроением, странными взглядами на жизнь и брать из всего этого силу.
Это было очень присуще Лермонтову. Возьмем в качестве примера его стихотворение «Кладбище».
На кладбище голова поэта наполняется мечтами, для обычного человека это может показаться странным, даже пугающим, но не готу. Умение увидеть красоту даже в таком удручающем месте как кладбище — присуще готической культуре. В готическом романе в поэтизированном или устрашающем виде часто представляются развалины средневековых твердынь, гулкие своды старинных монастырей, еще более тревожащие воображение, когда лунные лучи проникают внутрь их пустых помещений сквозь многоцветные стекла витражей, подземелья со склепами, где царствует смерть и безмолвие — Э. По, М. Шелли, А. Бирс, Лавкрафт, Э. Гофман, Г. Майринк, А. К. Толстой, А. С Пушкин, М. Ю. Лермонтов, Н. В. Гоголь…

Во-во, согласен с предыдущим автором, готичненькая такая новелла: -)
В стихах. Но есть же и куча более-менее современных.
Например, чудесный Асприн - "Принеси мне, голову прекрасного принца":-)
Только там, без дворянского фанатизма, присущего Михаилу Юрьевичу.
И без стихов. И без участия в реальных боевых действиях. И вообще - без реалий.
Сплошной прогон разума, по кочкам литературной истории; -)
А Лермонтов, он всё же - другой.
Он мыслями, конечно - романтик. А вот жизнью - чистейший человек, сделавший себя сам.
Его демонизм и готика, скорее внутренняя потребность, чем внешний атрибут.
Он не бежит за модой, он её формирует. И собственно говоря, умирает
вследствии своих увлечений. "тёмной стороной Силы":-).
Кстати, в противовес "Кладбищу" есть и светлая сторона, типа молитвы Богородице.

Я, матерь божия, ныне с молитвою
Пред твоим образом, ярким сиянием,
Не о спасении, не перед битвою,
Не с благодарностью иль покаянием,

Не за свою молю душу пустынную,
За душу странника в мире безродного;
Но я вручить хочу деву невинную
Теплой заступнице мира холодного.

Окружи счастием душу достойную;
Дай ей сопутников, полных внимания,
Молодость светлую, старость покойную,
Сердцу незлобному мир упования.

Срок ли приблизится часу прощальному
В утро ли шумное, в ночь ли безгласную —
Ты восприять пошли к ложу печальному
Лучшего ангела душу прекрасную.

А вообще-то, авторов надо читать, а не полагаться на чужие суждения об их творчестве.

Стихотворение Лермонтова М.Ю.
«Кладбище»

"Кладбище"

Вчера до самой ночи просидел
Я на кладбище, все смотрел, смотрел
Вокруг себя; полстертые слова
Я разбирал. Невольно голова
Наполнилась мечтами; вновь очей
Я не был в силах оторвать с камней.

Один ушел уж в землю, и на нем
Все стерлося. Там крест к кресту челом
Нагнулся, будто любит, будто сон
Земных страстей узнал в сем месте он.
Вкруг тихо, сладко все, как мысль о ней;
Краснеючи, волнуется пырей
На солнце вечера. Над головой

Жужжа, со днем прощаются игрой
Толпящиеся мошки, как народ
Существ с душой, уставших от работ.
Стократ велик, кто создал мир! велик.
Сих мелких тварей надмогильный крик
Творца не Оольше ль славит иногда,
Чем в пепел обращенные стада?
Чем человек, сей царь над общим злом,
С коварным сердцем, с ложным языком?.

Стихотворение Лермонтова М.Ю. - Кладбище

См. также Михаил Лермонтов - стихи (Лермонтов М. Ю.) :

К М. И. Цейдлеру
Русский немец белокурый Едет в дальную страну, Где косматые гяуры Вно.

К *** (Мой друг, напрасное старанье. )
Мой друг, напрасное старанье! Скрывал ли я свои мечты? Обыкновенный з.

Слушать стихотворение Лермонтова Кладбище

Темы соседних сочинений

Картинка к сочинению анализ стихотворения Кладбище

Анализ стихотворения Лермонтова Кладбище