Анализ стихотворения Гумилева Слово



Анализ стихотворений И. Бунина и Н. Гумилёва "Слово".

Картинка Анализ стихотворения Гумилева Слово № 1

Молчат гробницы, мумии и кости, –

Лишь слову жизнь дана:

Из древней тьмы, на мировом погосте,

Звучат лишь Письмена.

И нет у нас иного достоянья!

Умейте же беречь

Хоть в меру сил, в дни злобы и страданья,

Наш дар бессмертный – речь.

Обратите внимание на антитезы первой строфы. Противопоставлены мёртвое и живое, все материальные свидетельства истории – гробницы, мумии и кости, даже всё прошлое, названное мировым погостом, – слово, Письмена. Казалось бы, перед нами простое рассуждение. Но это художественный образ, обладающий особой глубиной. Вы видите здесь олицетворение: молчат гробницы, мумии и кости, их молчание свидетельствует о том, что в них скрыты тайны, и без слова открыть их невозможно. Поэт утверждает: слову жизнь дана, и это – олицетворение тоже очень значимо. Слова гробницы, мумии и кости – метонимия, называющая часть от целого – «все материальные памятники истории». Мировой погост – тоже слова в переносном значении, метонимический образ – кладбище всей мировой истории, человеческого прошлого. И слово – тоже метонимия, это всё, что выражено словами: и сам язык, речь.

Загрузка...

Но дело не только в том, что поэт использовал в стихотворении тропы, а в том, что каждое слово, в том числе и употреблённое в прямом значении, образно (вспомните три признака понятия «образ» и заметьте: здесь слова организованы творческой волей поэта, они сохраняют соё лексическое значение и приобретают в стихах новое, предельно ёмкое значение). Удивительно, как в одном четверостишии поэт необычайно лаконично высказал глубокую мысль о важнейшем достоянии человека – языке как концентрации человеческого опыта, о памяти, нашедшей воплощение в слове. Можно бесконечно размышлять об этом, находить новые аргументы – всё это доступно вдумчивому читателю.

Мысль поэта охватывает всю мировую историю, прошлое и настоящее, на всё это поэт смотрит с позиций вечности. Он говорит обо всём человечестве – здесь нет географических и этнических рамок. Он проникает в сущность каждого человека, выделяющую его из остального живого мира, – обладание речью.

Главную роль здесь играет стих – пятистопный ямб, размер, использовавшийся обычно в элегиях, стихах-размышлениях («Безумных лет угасшее веселье…», «Отговорила роща золотая…» и др.). А с какой изумительной точностью построен текст! Вначале – тезис, доказательства его содержатся в нём самом. Затем – восклицательное предложение – вывод: «И нет у нас иного достоянья!» Это у нас – и всё человечество, и русский народ, потому что мысль поэта обращается к родине (а это 1915 год, Первая мировая война, угроза уничтожения, стоящая перед народами многих стран и перед Россией). И дальше – призыв, подчёркивающий высказанную мысль: «Умейте же беречь…»

Вдумайтесь в ёмкий образ: «Наш дар бессмертный – речь». Здесь значимо каждое слово: речь – дар, речь бессмертна, в отличии от всего остального. А современность характеризуется так:дни злобы и страданья. Здесь поэт имеет в виду не только войну, но и внутренние конфликты в стране и в самом человеке.

Мы рассмотрели стихотворение И.А. Бунина, в котором он размышляет о вечных вопросах человеческого бытия. Сможет ли человек преодолеть кризис и обрести смысл жизни? Сохранится ли человечество или уничтожит само себя? В чём путь к спасению? Предельная лаконичность бунинских стихов вызывает ассоциации, требует усилий для освоения текста, но эти усилия читателя не тщетны – работа души принесёт свои плоды, и в этом может убедиться каждый.

Николай Гумилёв тоже задумывался над вопросами, так волновавшими Ивана Бунина. В его стихах тоже идёт речь о слове, но образ слова у этого поэта совсем иной. Прочитаем это стихотворение.

В оный день, когда над миром новым

Бог склонил лицо своё, тогда

Солнце останавливали словом,

Словом разрушали города.

И орёл не взмахивал крылами,

Звёзды жались в ужасе к луне,

Если, точно розовое пламя,

Слово проплывало в вышине.

А для низкой жизни были числа,

Как домашний подъяремный скот,

Потому что все оттенки смысла

Умное число передаёт.

Патриарх седой, себе под руку

Покоривший и добро и зло,

Не решаясь обратиться к звуку,

Тростью на песке чертил число.

Но забыли мы, что осиянно

Только слово средь земных тревог,

И в Евангелии от Иоанна

Сказано, что Слово – это Бог.

Мы ему поставили пределом

Скудные пределы естества,

И, как пчёлы в улье опустелом,

Дурно пахнут мёртвые слова.

Чтобы понять это стихотворение, надо обратиться к Библии. Евангелие от Иоанна начинается так: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог» (Ин. 1:1). Здесь Слово имеет особое значение, которое принято в богословской литературе. В христианской культуре Слово божественно. Это не только речь, дарованная Богом человеку, но и сам Бог, Сын Божий, а также истина, премудрость, благодать.

А Четвёртая книга Моисея в Библии называется «Числа». В ней повествуется о сорокалетнем странствовании народа по пустыне и приводятся законы, которые Бог заповедал Моисею, ведущему свой народ в страну обетованную. По этим законам должна строиться повседневная жизнь людей. Здесь говорится о том, как следует исполнять обязанности по отношению к Богу и людям, каким должно быть общественное устройство, даны нравственные правила.

Фраза «Солнце останавливали словом» напоминает об эпизоде из книги Иисуса Навина, где повествуется о том, как Иисус Навин, преемник Моисея, завоёвывая обетованную землю, молитвенным словом остановил Солнце, чтобы победить врагов. Он сказал: «…стой, солнце, над Гаваоном, и луна, над долиною Аиалонскою! И остановилось солнце, и луна стояла, доколе народ мстил врагам своим…И не было такого дня ни прежде, ни после того, в который Господь так слушал бы гласа человеческого» (Ис. Нав. 10:12 – 14).

К Библии обращает нас и строка: «Словом разрушали города». Из той же книги Иисуса Навина мы узнаем, как разрушены были неприступные стены Иерихона: «Как скоро услышал народ голос трубы, воскликнул народ громким голосом; и обрушилась стена города до основания. » (Ис. Нав. 6:19).

Отсылки к библейским текстам помогут вам понять тот смысл, который поэт вкладывает в образ слова. Но это еще далеко не весь смысл. Подумайте: почему поэт противопоставляет Слово и Числа? Слова эти употреблены в переносном значении. Что такое Числа? Это те практические правила, которые нужны для низкой жизни. Это слова-слуги, они необходимы в жизни так же, как домашний подъяремный скот. То, что мы теперь назвали бы высказываниями, которые служат передаче информации, формулированию законов и правил быта, а также побуждают людей к каким-либо действиям, – и есть те функции, которые исполняет язык в практической жизни. При этом умное число вмещает все оттенки смысла, которые нужны для повседневного быта. И вот перед нами картина: «Патриарх седой. Не решаясь обратиться к звуку, / Тростью на песке чертил число».

Все это, конечно, не следует понимать буквально, смысл сказанного таков: в повседневной жизни древние люди руководствовались простыми житейскими правилами и умели ценить слово — символ высокого, божественного (не решаясь обратиться к звуку. ). Не только люди с трепетом и благоговением берегли слово, не употребляя его всуе, но и то, что в природе считается могучим и высоким, трепещет перед ним: «И орел не взмахивал крылами, / Звезды жались в ужасе к луне, / Если, точно розовое пламя, / Слово проплывало в вышине». Все эти картины и сравнения показывают совершенно исключительное место Слова.

А затем следуют пятая и шестая строфы, где речь идет о современной поэту действительности. Они начинаются с многозначительного союза «но». Эта антитеза — раньше люди понимали высокое значение Слова, а теперь забыли — использована для того, чтобы подчеркнуть мысль: рушится нечто чрезвычайно важное. Обратите внимание на слово осиянно — это устаревшее высокое слово означает: пронизанное светом, озаренное. При этом свет — не земной, а идущий свыше, как свет Вифлеемской звезды, как тот свет, который осиял пастухов, когда они узнали о рождении Христа.

А что такое скудные пределы естества? Слово пределы — в прямом значении — границы, скудный — недостаточный, ограниченный, убогий, естество (книжное слово) — природные свойства, природа. Это выражение означает, что мы стали употреблять высокое, осиянное неземным светом Слово для обозначения обыкновенных явлений. А за этим встает более общий смысл: утратили благоговение перед божественным, высоким, неземным, пытаясь материалистически объяснить явления духовные. И еще: утратили веру, заменив ее рассудочными суждениями, суетливыми попытками устройства земной жизни без Бога.

И здесь выступает еще одно значение слова: поэзия, искусство слова. Приведем слова Гумилева из статьи, написанной в то же время, когда и стихотворение (начало 1921 года). Они прямо перекликаются: «Поэзия и религия — две стороны одной и той же монеты. Но и та, и другая требуют от человека духовной работы. Не во имя практической цели, как этика и эстетика, а во имя высшей, неизвестной им самим. Этика приспособляет человека к жизни в обществе, эстетика стремится увеличить его способность наслаждаться. Руководство же в перерождении человека в высший тип принадлежит религии и поэзии». Поэт, создавая произведения, испытывает трепет и чувство победности оттого, что творит «совершенные сочетания слов, подобные тем, что некогда воскрешали мертвых, разрушали стены». А забвение высокого предназначения поэзии делает слова мертвыми.

Таким образом, стихотворение, охватывая разные эпохи жизни человечества, громадное пространство земли и неба, позволяет взглянуть на сегодняшние проблемы с позиций вечности. Поэт говорит о значении для человека высокого духовного начала, которое открывают ему религия и поэзия, о катастрофическом забвении духа в его время, о роли поэзии, способной вернуть человеку высокое призвание его. Об этом преображении человека, о возникновении у него шестого чувства — духовности — под воздействием искусства и говорит Гумилев как в стихотворении «Слово», так и в строфе из стихотворения «Шестое чувство», которая приведена в качестве эпиграфа. О том, что эти мысли у поэта не случайны, что его убеждения — результат глубоких размышлений, свидетельствует и стихотворение, написанное после путешествия в Италию и называющееся «Фра Беато Анджелико». Приведем отрывок из него, он очень выразительный:

Есть Бог, есть мир, они живут вовек,

А жизнь людей — мгновенна и убога.

Но все в себе вмещает человек,

Который любит мир и верит в Бога

Поэзия Гумилева более зрительная, чем слуховая, ей не свойственна, скажем, есенинская напевность, ей свойственны необычайная яркость, многоцветие, сила лирического напора.
Мне хотелось бы подробнее остановиться на стихотворении Гумилева “Слово” из сборника “Огненный столп”.


В оный день, когда над миром новым
Бог склонял лицо свое, тогда
Солнце останавливали словом,
Словом разрушали города.
И орел не взмахивал крылами,
Звезды жались в ужасе к луне,
Если, точно розовое пламя.
Слово проплывало в вышине.
А для низкой жизни были числа,
Как домашний, подъяремный скот,
Потому что все оттенки смысла
Умное число передомашний, подъяремный скот,
Потому что все оттенки смысла
Умное число передает.
Патриарх седой, себе под руку
Покоривший и добро и зло,
Не решаясь обратиться к звуку,
Тростью на песке чертил число.
Но забыли мы, что осиянно
Только слово средь земных тревог,
И в Евангелии от Иоанна
Сказано, что слово это — Бог.
Мы ему поставили пределом
Скудные пределы естества,
И, как пчелы в улье опустелом,
Дурно пахнут мертвые слова.


В этом стихотворении автор размышляет о природе слова. Он противопоставляет два пути познания мира: логический, необходимый для повседневной жизни, для практических целей, — выражением его является “умное число”, и высший, Божественный путь, воплощенный в слове.
Данное произведение Гумилева продолжает традицию, восходящую к поэзии Пушкина и Лермонтова. Гумилев говорит, что именно поэт в современном мире, в котором люди забыли Божественную суть слова, напоминает о ней людям. Утверждая свою мысль, автор обращается к самому важному авторитету для человека христианской культуры — к Евангелию. Стихотворение отличает высокий стиль. Поэт использует здесь архаизмы (“оный день”, “осиянно”), что соответствует традициям русской поэзии. По самой своей интонации произведение звучит, как торжественное заклинание.
Гумилев стал одним из символов культуры “серебряного века”. И в его гибели есть не только трагическая, но и символическая сущность: культурный ренессанс в России был уничтожен, как был убит и его поэт.

Более новые статьи:

Главное меню

Сочинения по русскому языку и литературе 2,3,4,5,6,7,8,9,10,11 класс

Анализ стихотворения Николая Гумилева «Слово»

Картинка Анализ стихотворения Гумилева Слово № 2

11 декабря 2015

Вообще «акме» считается высокий уровень чего-либо. И в 1912 году появился такой вариант «акмеизма» у Гумилева, он выпускает целый сборник под названием «Чужое небо», а уже в более позднем возрасте «Огненный столп».

В последнем собрании все произведения были проникнуты больше философией, а также разными идеями различных религий. И стихотворение «Слово» также входило в этот сборник. Оно по стилю больше подходит к символизму, а вот по тому, как складываются строчки, он больше поход на акмеистические традиции.

В данном произведении воспевает слово, которое необходимо для выражения мыслей человека. Сам поэт неплохо знаком с различными восточными философскими системами. Известный слог «аум» был им постигнут в совершенстве, поэтому открыты многие тайны мироздания. Так как этим словом был создан мир, также им обозначали сущность Бога. И в таком произведении поэт как раз и противопоставил 2 варианта знакомства с миром: логический, который нужен для жизни повседневной, для каких-либо действенных дел.

Выражается оно в числах или кодах. А также еще и божественное познание, которое находит выражение в слове. Гумилев работает по тем же традициям, как у Пушкина и Лермонтова. Он уверен, что только поэт сможет напомнить людям о божественной силе слова. В стихотворении Гумилев обращается к Евангелию, который является для христианина самой важной книгой.

Само произведение выдержано в высоком стиле. В нем много архаизмов (“оный день”, “осиянно”), а это подходит для русской поэзии. И если вчитаться в строки этого произведения, то по интонации можно понять, что вы читаете заклинание.

Также в стихотворении Гумилев пытается найти баланс отношений между этими двумя мирами. В произведении много метаморфических характеристик, играющих чисто символьную роль: «Солнце останавливали словом», «слово проплывало в вышине» и ряд других.

Сам поэт говорил о том, что без символов не появилось бы и акмеистическое движение. Все это происходило потому что, поэт был символом «серебряного века». И его гибель тоже как символ того, что в России произошло уничтожение ренессанса культурного. Точно также, как убили поэта.

Литературный анализ стихотворения «Слово» Гумилева Николая

Картинка Анализ стихотворения Гумилева Слово № 3

January 26, 2016

Тема этой статьи – анализ стихотворения «Слово». Гумилев – яркая фигура в русской литературе, без которой невозможно представить поэзию Серебряного века. Его произведения отличаются необычайной яркостью и силой лирического напора. Стихотворение, которому посвящена эта статья, – это размышления о природе слова и о его влиянии на судьбу человека.

«Огненный столп»

Азартным путешественником и мечтательным романтиком был Николай Степанович Гумилев. Стихотворение «Слово» – одно из его поздних произведений. Оно было написано в год смерти поэта.

В молодости Гумилев посетил яркие южные страны. В его раннем творчестве преобладают красочные экзотические образы. Но был русский поэт не только мечтательным авантюристом, но еще и бесстрашным воином, и человеком чести. Он никогда бы не смог отречься от своих товарищей, а потому был расстрелян в 1921 году за обвинение в участии в антиправительственном заговоре.

В позднем творчестве экзотика и лирика уступили философской теме. Обнаружить это можно, проведя анализ стихотворения «Слово». Гумилев использовал в нем символы, но произведение все же выдержано в духе акмеизма. Стихотворение вошло в сборник «Огненный столп», который полностью пронизан философскими идеями. С трактовки темы бытия и символических образов следует начинать полный анализ стихотворения Н. Гумилева.

«Слово»

В первых трех строфах говорится о чем-то высоком и оторванном от земли. Далее изображена относительно земная обстановка. Являясь основоположником акмеизма, Гумилев придал своему произведению характерные черты этого направления: точность, ясность, отчетливость и определенность образов. Но стихотворение отличается от других в последнем сборнике присутствием символического равновесия между небесным и земным и философским изображением баланса быта и бытия. В нем присутствуют различные метафоры («Солнце останавливали словом…»).

Акмеисты не придавали столь большого значения образности. Для них важнее была красота отдельной метафоры. Признаки акмеистического произведения с некоторыми чертами символизма можно увидеть, сделав анализ стихотворения «Слово». Гумилев не случайно сочетал эти, казалось бы, разные поэтические традиции. Ведь благодаря школе символистов он стал одним из создателей нового течения в литературе.

«Словом разрушали города»

Николай Гумилев в юности мечтал во что бы то ни стало оказаться в дальних странах. Молодого поэта прельщали экзотика и опасность. Его отговаривали, считая подобные приключения рискованными для жизни. Но он отправился в путешествие, желая насладиться красотой африканского пейзажа. А затем создал ряд замечательных лирических произведений, наполненных далекими экзотическими образами.

В 1918-м в Европу ринулись русские эмигранты. На родине стало небезопасно. Но именно в это время поэт вернулся в Россию из Франции. Это было за три года до гибели. О мировоззрении поэта в последние годы жизни дает некоторое представление анализ стихотворения «Слово». Гумилев не в силах был снова покинуть Россию. Последний сборник стихов он мог создать лишь на родине. Слову он придавал огромное значение и в творчестве, и в жизни. В нем, по мнению поэта, заключалась божественная сила. Но оно, утверждал Гумилев, могло быть и страшным, и дурно пахнущим.

Слово – это Бог

Времена, как известно, не выбирают. Но в них живут и умирают. Поэт стремился познать эпоху, в которой ему выпало существовать. Сравнительный анализ стихотворения Гумилева «Ты говорил слова пустые…» и произведения, которому посвящена эта статья, открывает верность поэта теме о чести человека. Слово – не пустой звук. И тот, кто недооценивает его значение, способен породить множество горя и страданий. Однако в более позднем стихотворении просматриваются христианские мотивы, которые ранее в творчестве Гумилева отсутствовали. Быть может, в тяжелые для России времена единственным выходом для поэта стала вера?

Библейские мотивы

Слово в Евангелии и в Ветхом Завете имеет особое значение. В христианской культуре оно божественно. Слово – это истина, благодать, премудрость.

Когда автор говорит о том, что в былые времена Словом останавливали солнце, он тем самым ссылается на один из эпизодов в книге Иисуса Навина. Дабы победить врагов, преемник Моисея с помощью божественной силы смог сделать невозможное. Он остановил солнце.

В произведении присутствует антитеза. Анализ стихотворения Н. Гумилева «Слово» заставляет задуматься о том, почему главному образу автор противопоставляет числа. Их поэт использовал в качестве символов. Числа – это не что иное, как практические правила, которые люди применяют в низменной бездуховной жизни. В четвертой строфе, где идет речь о седом патриархе, поэт рассказывает о том, что в давние времена люди с большим трепетом относились к Слову. Они старались не употреблять его всуе. Ведь оно обладает великой могучей силой.

Слово средь земных тревог

В пятой и шестой строфах Гумилев изображает современную ему действительность. Многозначительный союз «но» повторяется неоднократно. С помощью него автор указывает на восприятие слова современными людьми и теми, кто жил в ветхозаветную эпоху. В древности люди ценили его высокое значение, но со временем позабыли об этом. Поэт чувствовал, что время, в котором он живет, знаменательно страшными событиями. Рушилось нечто важное. Эти ощущения перенес в свое произведение Николай Гумилев. Анализ стихотворения «Слово» позволяет понять основные философские идеи в зрелом творчестве поэта. Поэт полагал, что, забыв высокое значение Слова, люди утратили веру. Главные христианские добродетели были заменены бездуховными суждениями и попытками организовать земную жизнь без Бога.

Поэзия и религия

Теме, которая затронута в этом стихотворении, Николай Гумилев посвятил несколько статей. Они занимают не последнее место в его творчестве. Полагая, что поэзия и религия являются сторонами одной монеты, русский поэт говорил о необходимости духовной работы. Этот труд должен преследовать не эстетическую или этическую цель, а более высокую, неизвестную простому смертному. Благодаря этике человек адаптируется в обществе. Эстетика развивает его способность получать наслаждение. Религия и поэзия находятся выше этих категорий. Неспособность людей постигать высшее предназначение Слова, по мнению Гумилева, приводит к тому, что оно становится мертвым.

Стихотворение «Слово» охватывает разные эпохи в истории человечества. В этом произведении поэт говорит в первую очередь о высоком духовном начале человека, о забвении духа, которое было характерным для времени, в котором он жил. Спасти человечество может лишь религия и поэзия – сферы, которые находятся выше обычного разума. А основной их категорией является Слово.

О стихотворении Гумилева Слово

В оный день, когда над миром новым
Бог склонял лицо свое, тогда
Солнце останавливали словом,
Словом разрушали города.

И орел не взмахивал крылами,
Звезды жались в ужасе к луне,
Если, точно розовое пламя,
Слово проплывало в вышине.

А для низкой жизни были числа,
Как домашний, подъяремный скот,
Потому, что все оттенки смысла
Умное число передает.

Патриарх седой, себе под руку
Покоривший и добро и зло,
Не решаясь обратиться к звуку,
Тростью на песке чертил число.

Но забыли мы, что осиянно
Только слово средь земных тревог,
И в Евангелье от Иоанна
Сказано, что слово это Бог.

Мы ему поставили пределом
Скудные пределы естества,
И, как пчелы в улье опустелом,
Дурно пахнут мертвые слова.

По признанию самого Гумилева, "акме" (греч.) - высшая степень чего-либо, цвет, цветущая пора, острие. Идея названия нового литературного течения - акмеизм - родилась у него за прочтением словаря иностранных слов. Одним из принципов данного литературноготечения было идти путем наибольшего сопротивления. М.Кузьмин называет акмеизм "кларизмом" (от латинского clarus - ясный). Акмеизм как стиль проявился у Гумилева в 1912 году с выходом сборника "Чужое небо". Однако, дальнейшие его стихотворения, опубликованные уже в зрелом возрасте в сборнике "Огненный столп" пронизаны насквозь идеями философии, различными идеями мировых религий. Этот сборник, в котором и содержится данное стихотворение, относится, скорее, по духу к символизму и космизму, но по стилю, по стихосложению и способу выражения мысли сборник принадлежит к акмеистической традиции.
Все стихотворение воспевает слово как таковое, как выражение высшей человеческой мысли, в то время как для низших мыслей существовали числа. Для Гумилева, очевидно, знакомого, со многими философскими системами Востока, был, скорее всего, известен священный слог "аум" ("ом"). Для того человека, который постиг смысл этого сакральнейшего слова, открываются многие тайны мироздания. Словом "аум", согласно тибетским источникам, был сотворен этот мир, оно же являлось обозначением Бога как сущности. Можно также предположить, что латинское "amen" и христианское "аминь" есть видоизмененное "аум". Известно, скорее всего, Гумилеву было и то, что числа, как и слова, характеризуют мир и человека как некий код, особая система символов, качественно-количественная характеристика мироздания. Однако числа не используются или редко используются при молитве,в литературных произведениях. Известно утверждение, что математика и искусство - несовместимые вещи; однако сущесвует и другое - "проверить алгеброй гармонию", что и проделал Пифагор над звуковым рядом. Сферы искусства - тесно связанные с числами - это архитектура и музыка, хотя и в других областях искусства заметно влияние чисел.
Очень гармоничен баланс в данном произведении как символизма, так и акмеизма. В трех строфах упоминается нечто высшее, оторванное от земли; в остальных - вполне земная обстановка. Призыв, тезис, основная идея акмеистов состояла в противовес символистам не созерцать смыслы Бытия, а точным и лаконичным языком писать про окружающий мир, про земную жизнь во всех ее проявлениях. Однако, другой программной установкой "Цеха поэтов" было равновесие. Равновесие между земным и небесным, между бытом и бытием. Символов и символических метафор в стихотворении предостаточно: "Солнце останавливали словом", "слово проплывало в вышине", "дурно пахнут мертвые слова" и другие. Если символисты ценили образность стиха, создаваемую комбинациями порой только подсознательно воспринимаемых слов, часто прибегали к звукописи как к средству выражения своей мысли, то акмеисты более всего ценили красоту отдельных слов и метафор. Отсюда интересное сравнение - "дурно пахнут мертвые слова". У акмеистов слово оживало, оно означало то, что должно было означать, а не прикрывалось маской символа.
Сам же Гумилев признавался в своих работах, что без отца-символизма не было бы и акмеизма. "Слава предков обязывает, а символизм был достойным отцом".

© Дмитрий Чернов 2. 2009
109032007424

много нового узнала я из вашего произведения.И даже не всё поняла.
У Вас несомненно интересный взгляд на жизнь.
И всё-таки,не кажется Вы слишком усложняте мысль поэта. По-моему он всего-лишь хотел нам сказать, что мы забыли о силе слова. Наверное, потому, что тратим много слов попусту. Оттого наше слово больше не останавливает солнце. Не зря же автор упомянул Евангелие. Как источник, могущий нам напомнить о главном.

Да, что правда то правда, на жизнь у меня взгляд не совсем стандартный) И, видимо, слишком сложно написал, что не все поняли, большое искусство - просто сказать о сложном, я им не владею пока, к сожалению) Усложняю? Ну, может быть, так оно и есть, но я стараюсь увидеть великое в малом)

Уважаемый Дмитрий.
В одном месте заметок явная путаница. Я очень рекомендую Вам проверить фразу "Можно также предположить, что латинское "amen" и христианское "аминь" есть видоизмененное "аум". Она содержит минимум две проблемы.
1. Ивритское слово אָמֵן (амэн) возникло задолго до христианства (в переводе на русский - "да будет так!").
И в христианство это слово вошло напрямую из иврита вместе с Ветхим заветом (как и "алилуйя", и множество других ритуальных слов и имен).
2. Кроме того, Вы противопоставили латинское "амен" и христианское "аминь" так, будто латинское, это не есть христианское. Возможно, Вы имели в виду пару "латинское-русское"? Или "католическое-православное"? Это было бы точнее.

Послушайте стихотворение Гумилева Слово

Темы соседних сочинений

Картинка к сочинению анализ стихотворения Слово

Анализ стихотворения Гумилева Слово