Анализ стихотворения Гумилева Капитаны



Анализ стихотворения Гумилева «Капитаны», краткое содержание

Картинка Анализ стихотворения Гумилева Капитаны № 1

December 26, 2015

В статье представлен анализ стихотворения Гумилева "Капитаны". Вы узнаете содержание каждой из четырех его частей, а также то, какие образы, идеи, художественные особенности свойственны каждой из них.

Прежде чем начать анализ стихотворения Гумилева "Капитаны", отметим, что это одно из наиболее значительных творений Николая Степановича. В нем в полной мере отражена натура поэта. Николай Гумилев был тонким романтиком, который грезил о путешествиях. Неизведанные просторы и связанные с ними тайны всегда манили Н. С. Гумилева. Анализ стихотворения "Капитаны" логично было бы начать с истории создания этого цикла.

История создания цикла

Мечту о дальних странах автору удалось воплотить в жизнь уже после появления на свет этого произведения. Николай Степанович (портрет его представлен выше) совершил исследовательское путешествие. Однако при создании цикла, в 1909 году, он все еще был исполнен мечтаний. Следует полагать, что еще одним фактором, натолкнувшим Николая Гумилева на создание «Капитанов», является то, что он в это время находился в Коктебеле, приморском городе, расположенном на побережье Крыма. В этом городе жил еще один русский поэт, Максимилиан Волошин, в гости к которому и отправился Гумилев.

Загрузка...

Существует версия, согласно которой произведение было создано совместно с целой группой поэтов, обсуждавших каждую строчку. Тем не менее, согласно воспоминаниям, оставленным Алексеем Толстым, Николай Гумилев запирался в комнате несколько дней подряд, работая над «Капитанами», а уже затем представил на суд друзей свои стихи. По всей видимости, романтическое настроение, морской воздух, давние мечты – все это вдохновило Гумилева на создание интересующего нас цикла.

Композиция

В цикл включил 4 произведения Гумилев Н. Анализ стихотворения "Капитаны" позволяет заметить, что они связаны общей темой и идеей свободы. Произведения объединяются образами и романтическим пафосом. Как показывает анализ стихотворения Гумилева "Капитаны", каждое из них является определенной частью целого, посвященной отдельной теме. Последовательно охарактеризуем каждое из них.

Первое стихотворение цикла

В цикле первое стихотворение включает всего 4 строфы. Автор достигает четкого ритма при помощи перекрестной рифмы, неполной (трости/мостик) и полной (жемчужных/южных). Размер этого стихотворения – анапест. Общая идея доносится до читателя с помощью последовательной композиции. А состоит она в том, что отважным капитанам не страшны невзгоды, ведь их жизнь посвящена морским приключениям. Автор создает с помощью характерной лексики и эпитетов собирательный образ этих капитанов.

Собирательный образ покорителей моря

Первое произведение интересующего нас цикла стало визитной карточкой такого автора, как Н. С. Гумилев. Стихотворение "Капитаны" интересно тем, что воображение Николая Степановича создало романтический образ покорителей морских просторов. Это живописная, яркая проекция авторских представлений об идеале человека, его современника. Николая Степановича влечет далекая звезда, ее призывное мерцание. Его манит линия отступающего горизонта. Лирический герой стремится сбежать от будней цивилизации и домашнего уюта. Свежий, первозданный мир обещает радость открытий, приключения и хмельной вкус победы.

Анализ стихотворения Гумилева "Капитаны" (первой части) позволяет выявить следующее: лирический герой произведения пришел в мир не для того, чтобы быть мечтательным созерцателем. Он жаждет быть волевым участником жизни, которая творится на его глазах. Действительность для него состоит из моментов преодоления, борьбы, преследования, сменяющих друг друга.

Фон первого стихотворения

Гумилев захвачен поэтизацией этого волевого импульса. Он даже не замечает, как множественное число в пределах сложного предложения («ведут капитаны») меняется на единственное («кто… вспоминает… или… рвет»). Можно заметить, что у этого стихотворения общий «морской» фон. Автор создает его условно-романтическими размашистыми контрастами («мальстремы – мель», «базальтовые – жемчужные», «полярные – южные»). «Изысканные» предметные подробности подаются крупным планом. Это, например, «клочья пены» с ботфорт или «золото» с манжет.

Можно сказать, что «Капитаны» построены как описание в стихах живописного полотна. Сильный человек, вознесенный над толпой статистов и стихией, находится в центре композиции. Морской фон создан автором с использованием стандартных приемов маринистики («гребни волн», «клочья пены», «ураганы», «скалы»).

Внешний облик капитана

Во внешнем облике самого капитана, однако, больше нарочитого дендизма, аксессуаров театральности, чем непосредственных примет этой рискованной профессии. Например, в нем нельзя найти малейшего намека на тяготы быта, столь актуальные на корабле. Как живописное украшение нами воспринимается даже метонимия Гумилева «соль моря», которая находится в одном ряду с «высокими ботфортами», модной «тростью» и декоративными «кружевами».

Вторая часть цикла

Следующая, вторая часть цикла, состоит также из 4-х строф, которые объединены одной идеей. Гумилев в этой части произведения знакомит нас с конкретными личностями. Он представляет читателям известных капитанов: пиратов, путешественников, первооткрывателей. Это люди, которые не представляют своей жизни без корабля и моря. Николай Степанович приводит также имена конкретных исторических личностей.

Что касается стихотворного размера, то это также анапест. Имеется полная перекрестная рифма, а также последовательная композиция. Лирический герой произведения сравнивает себя с великими капитанами. Он представляет, что чувствовали эти люди, и надеется, что однажды у него тоже будет возможность пережить нечто подобное.

Третье стихотворение из цикла "Капитаны"

Переходим к описанию третьей части цикла, который создал Гумилев ("Капитаны"). Анализ стихотворения показывает, что оно также состоит из 4-х строф, объединенных автором в последовательную композицию. Гумилев в этой части говорит о капитанах не просто как о морских странниках. Несмотря на то что они преданы морю всей душой, их порой тянет на сушу, домой.

Третье стихотворение посвящено встрече с родиной. Суша дарит морякам то, чего они были лишены во время странствий. Это игра в кости и карты, пивные, женщины, попытки узнать судьбу у гадалки… Однако «зов дурмана» через некоторое время смолкает. Каждый моряк вновь вспоминает о своем настоящем предназначении. И вновь для него важнее всего становится «рупор капитана», зовущий к отплытию. Таким образом, в третьем стихотворении суша сравнивается автором с морем. И на ней можно найти множество развлечений, однако душа капитана все-таки неизменно просится в море.

Заключительная часть

В последней, четвертой части, рассказывает о легендах, бытующих среди моряков, Гумилев ("Капитаны"). Анализ стихотворения завершает общий разбор цикла, представленный в статье. Автор рассказывает о том, как легенды и истории привлекают моряков и вдохновляют на подвиги. Как и предыдущие, заключительная часть состоит из 4-х строф. Они связаны между собой по смыслу и объединены полной перекрестной рифмой.

Летучий Голландец

Финальное стихотворение интересующего нас цикла посвящено морским загадкам и легендам. Одной из них является история об известном корабле-призраке Летучем Голландце. Это символ смерти. Он предвещает кончину каждому, кто увидит в море этого призрака. Автор не дает ответ на вопрос о том, откуда появился этот корабль. Он не поясняет и то, какие цели преследует Летучий Голландец. Очевидно лишь одно – легенда об этом корабле является, пожалуй, самой жуткой для каждого моряка. Однако это делает ее еще более привлекательной. Николай Степанович, однако, все-таки дает собственную трактовку этому мифу. Он отмечает, что Летучий Голландец указывает людям путь к краю мира. Он ведет туда, где «легла ужасная дорога» «капитана с ликом Каина». Это путь лишь в одну сторону. Однако тот, кто рискнет до конца пойти по нему, узнает тайны мироздания. Цена за это тайное знание – жизнь, как считает Николай Гумилев ("Капитаны"). Анализ стихотворения выявляет убеждение автора в том, что в жизни каждого из этих отважных героев когда-то наступает момент, когда ему хочется встретить Летучего Голландца на бескрайних морских просторах. Очень эффектный финал.

Не зря школьникам задают проводить анализ стихотворения "Капитаны" Гумилева по плану. Это произведение очень важно для понимания особенностей творчества поэта. Кроме того, оно само по себе весьма интересно, особенно юным читателям, многих из которых, так же, как и автора, привлекают далекие страны и отважные герои.

Стихотворение "КАПИТАНЫ" своего рода визитная карточка поэта. На первом плане в нем — созданный воображением поэта собирательный образ капитанов, соеденивших в себя романтику странствий. Их влечет линия отступающего горизонта и призывное мерцание далекой звезды — прочь от домашнего уюта и будней цивилизации. Мир открывается ему, будто первому человеку, первозданной свежестью, он обещает череду приключений, радость открытий и пьянящий вкус побед.

Герой Гумилева охвачен жаждой открытий, для него «как будто не все пересчитаны звезды». Он пришел в этот мир не мечтательным созерцателем, но волевым участником творящейся на его глазах жизни. Потому действительность состоит для него из сменяющих друг друга моментов преследования, борьбы, преодоления. Характерно, что в центральной четвертой и пятой строфах стихотворения образ «капитана» предстает в момент противоборства — сначала с разъяренной морской стихией («трепещущий мостик». «клочья пены»). а потом с матросской командой («бунт на борту»).

Автор так захвачен поэтизацией волевого импульса, что не замечает, как грамматическое множественное число («ведут капитаны» ) в пределах одного сложного предложения меняется на единственное число («кто. отмечает. вспоминает. или. рвет»). В этой синтаксической несогласованности проявляется присущее раннему Гумилеву колебание между «общим» и «крупным» планами изображения. С одной стороны, общий «морской» фон стихотворения создается размашистыми условно-романтическими контрастами («полярные — южные». «базальтовые — жемчужные». «мальстремы — мель»). С другой, — крупным планом подаются «изысканные» предметные подробности («клочья пены с высоких ботфорт». «золото. с розоватых брабантских манжет»).

«Капитаны» построены как поэтическое описание живописного полотна (какой вам представляется эта картина?). Морской фон прописан при помощи стандартных приемов художественной маринистики («скалы». «ураганы». «клочья пены». «гребни волн»). В центре живописной композиции — вознесенный над стихией и толпой статистов-матросов сильный человек, будто сошедший со страниц прозы Р. Киплинга (Гумилев увлекался творчеством этого английского писателя).
Однако во внешнем облике капитана больше аксессуаров театральности, нарочитого дендизма, чем конкретных примет рискованной профессии. В нем — никакого намека на тяготы корабельного быта, даже метонимия «соль моря». попадая в один ряд с модной «тростью». эффектными «высокими ботфортами» и декоративными «кружевами». воспринимается как живописное украшение. Декоративным целям служат в стихотворении и лексическая экзотика («мальстремы». «фелуки»). и акустические эффекты. В звуковом составе стиха ощутимы попеременно накатывающиеся волны аллитераций на «з» («изгибы зеленых зыбей»). «р» («на разорванной карте. дерзостный»). «б» («бунт на борту обнаружив»).
На фоне символистской образности ранние стихотворения Гумилева выглядят более конкретными и сочными. Они выстроены по законам риторической ясности и композиционного равновесия (ясность и равновесие — еще два важных стилевых принципа акмеизма).

Более новые статьи:

Главное меню

Сочинения по русскому языку и литературе 2,3,4,5,6,7,8,9,10,11 класс

Анализ стихотворения Николая Гумилева «Капитаны»

Картинка Анализ стихотворения Гумилева Капитаны № 2

Стихотворный цикл «Капитаны» — одно из самых значительных произведений Николая Гумилева. Оно ярко показывает натуру поэта. Он был тонким романтиком, мечтающим о путешествиях. Его манили неизведанные просторы.

После выхода этого стихотворного цикла, Гумилеву все же удалось исполнить мечту и отправиться в исследовательское путешествие. Но на период написания 1909 год, Гумилев был преисполнен мечтаний. Вероятно, еще одним фактором, который толкнул поэта на создание этого произведения, явилось его пребывание в приморском крымском городе Коктебеле. Морской воздух, романтическое настроение, давние мечты вдохновили поэта на создание цикла из четырех произведений.

Они связаны одной общей идеей и темой свободы, объединены идейным романтическим пафосом и образами. Каждое стихотворение представляет собой определенную часть, в которой показана своя тема. Первое стихотворение состоит из четырех строф. Четкий ритм достигается при помощи перекрестной рифмы, полной (южных/жемчужных) и неполной (мостик/трости). Стихотворный размер анапест. Последовательная композиция стихотворения доносит до читателя общую идею существования отважных капитанов, которым не страшны невзгоды, которые живут морскими приключениями. При помощи эпитетов и характерной лексики автор создает собирательный образ капитанов.

Вторая часть цикла состоит из четырех строф, объединенных общей идеей. В этой части Гумилев знакомит читателя с конкретными личностями. Самыми известными капитанами: первооткрывателями, путешественниками, пиратами. Те, кто не представлял жизни без моря и корабля. Гумилев приводит конкретные имена исторических личностей. Стихотворный размер – анапест. Последовательная композиция с перекрестной полной рифмой. Лирический герой сравнивает себя со знаменитыми капитанами. Он понимает, что они чувствовали и надеется, что тоже, однажды, переживет что-то подобное.

Третья часть цикла состоит из четырех строф, которые объединены в последовательную композицию. В этой части Гумилев говорит о капитанах не только как о вечных морских странниках. Как бы они не были преданы морю, их время от времени тянет домой, на сушу. Суша сравнивается с морем. И хоть на ней есть свои развлечения, свободная душа капитана все же просится в море.

Заключительная часть повествует о легендах, которые бытуют среди моряков, привлекают их и толкают на подвиги. Эта часть, также как и предыдущие, состоит из четырех строф, связанных по смыслу, объединенных перекрестной полной рифмой.

«Капитаны» Н.Гумилев

«Капитаны» Николай Гумилев

На полярных морях и на южных,
По изгибам зеленых зыбей,
Меж базальтовых скал и жемчужных
Шелестят паруса кораблей.

Быстрокрылых ведут капитаны,
Открыватели новых земель,
Для кого не страшны ураганы,
Кто изведал мальстремы и мель,

Чья не пылью затерянных хартий, —
Солью моря пропитана грудь,
Кто иглой на разорванной карте
Отмечает свой дерзостный путь

И, взойдя на трепещущий мостик,
Вспоминает покинутый порт,
Отряхая ударами трости
Клочья пены с высоких ботфорт,

Или, бунт на борту обнаружив,
Из-за пояса рвет пистолет,
Так что сыпется золото с кружев,
С розоватых брабантских манжет.

Пусть безумствует море и хлещет,
Гребни волн поднялись в небеса,
Ни один пред грозой не трепещет,
Ни один не свернет паруса.

Разве трусам даны эти руки,
Этот острый, уверенный взгляд
Что умеет на вражьи фелуки
Неожиданно бросить фрегат,

Меткой пулей, острогой железной
Настигать исполинских китов
И приметить в ночи многозвездной
Охранительный свет маяков?

Вы все, паладины Зеленого Храма,
Над пасмурным морем следившие румб,
Гонзальво и Кук, Лаперуз и де-Гама,
Мечтатель и царь, генуэзец Колумб!

Ганнон Карфагенянин, князь Сенегамбий,
Синдбад-Мореход и могучий Улисс,
О ваших победах гремят в дифирамбе
Седые валы, набегая на мыс!

А вы, королевские псы, флибустьеры,
Хранившие золото в темном порту,
Скитальцы арабы, искатели веры
И первые люди на первом плоту!

И все, кто дерзает, кто хочет, кто ищет,
Кому опостылели страны отцов,
Кто дерзко хохочет, насмешливо свищет,
Внимая заветам седых мудрецов!

Как странно, как сладко входить в ваши грезы,
Заветные ваши шептать имена,
И вдруг догадаться, какие наркозы
Когда-то рождала для вас глубина!

И кажется — в мире, как прежде, есть страны,
Куда не ступала людская нога,
Где в солнечных рощах живут великаны
И светят в прозрачной воде жемчуга.

С деревьев стекают душистые смолы,
Узорные листья лепечут: «Скорей,
Здесь реют червонного золота пчелы,
Здесь розы краснее, чем пурпур царей!»

И карлики с птицами спорят за гнезда,
И нежен у девушек профиль лица…
Как будто не все пересчитаны звезды,
Как будто наш мир не открыт до конца!

Только глянет сквозь утесы
Королевский старый форт,
Как веселые матросы
Поспешат в знакомый порт.

Там, хватив в таверне сидру,
Речь ведет болтливый дед,
Что сразить морскую гидру
Может черный арбалет.

Темнокожие мулатки
И гадают, и поют,
И несется запах сладкий
От готовящихся блюд.

А в заплеванных тавернах
От заката до утра
Мечут ряд колод неверных
Завитые шулера.

Хорошо по докам порта
И слоняться, и лежать,
И с солдатами из форта
Ночью драки затевать.

Иль у знатных иностранок
Дерзко выклянчить два су,
Продавать им обезьянок
С медным обручем в носу.

А потом бледнеть от злости
Амулет зажать в полу,
Вы проигрывая в кости
На затоптанном полу.

Но смолкает зов дурмана,
Пьяных слов бессвязный лет,
Только рупор капитана
Их к отплытью призовет.

Но в мире есть иные области,
Луной мучительной томимы.
Для высшей силы, высшей доблести
Они навек недостижимы.

Там волны с блесками и всплесками
Непрекращаемого танца,
И там летит скачками резкими
Корабль Летучего Голландца.

Ни риф, ни мель ему не встретятся,
Но, знак печали и несчастий,
Огни святого Эльма светятся,
Усеяв борт его и снасти.

Сам капитан, скользя над бездною,
За шляпу держится рукою,
Окровавленной, но железною,
В штурвал вцепляется — другою.

Как смерть, бледны его товарищи,
У всех одна и та же дума.
Так смотрят трупы на пожарище,
Невыразимо и угрюмо.

И если в час прозрачный, утренний
Пловцы в морях его встречали,
Их вечно мучил голос внутренний
Слепым предвестием печали.

Ватаге буйной и воинственной
Так много сложено историй,
Но всех страшней и всех таинственней
Для смелых пенителей моря —

О том, что где-то есть окраина —
Туда, за тропик Козерога! —
Где капитана с ликом Каина
Легла ужасная дорога.

Анализ стихотворения Гумилева «Капитаны»

Николай Гумилев в душе был романтиком и мечтал о дальних странах. Ему удалось осуществить задуманное и побывать в нескольких научных экспедициях. Но за несколько лет до путешествий он создал небольшой цикл стихов под названием «Капитаны», в котором явно прослеживаются нотки ностальгии. Начитавшись книг о жизни моряков, молодой поэт готов был сбежать от серой реальности на край света ради того, чтобы только почувствовать на губах привкус соли и испытать ни с чем не сравнимое чувство свободы.

Цикл «Капитаны» был создан летом 1909 года, когда Николай Гумилев гостил в Коктебеле у Максимилиана Волошина. Существует версия, что он был написан совместно с группой поэтов, которые обсуждали каждую строчку. Однако, по воспоминаниям Алексея Толстого, поэт несколько дней подряд запирался в своей комнате, работая над «Капитанами», а уж после представил стихи на суд своих друзей.

Цикл состоит из четырех произведений, которые объединены общей идеей романтики и путешествий. В первом из стихотворений Гумилев восхищается тем, как «меж базальтовых скал и жемчужных шелестят паруса кораблей». Образ «открывателей новых земель» настолько мил поэту, что он мысленно путешествует с ними и в собственных фантазиях переживает все те испытания, которые проходят его герои. Прокладывание пути на карте, подавление корабельного бунта, встречи с пиратами и школа выживания во время шторма – все эти составляющие морской жизни вдохновляют автора и заставляют его мечтать о подвигах. Мужество людей, которые каждый день ведут борьбу с морской стихией, не может оставить Гумилева равнодушным. «Разве трусам даны эти руки, этот острый, уверенный взгляд?», — вопрошает поэт.

Второе стихотворение цикла – гимн первооткрывателям и пиратам, которые не представляют себе спокойную жизнь на суше. Их влечет опасность и необходимость постоянно рисковать ради достижения собственных целей. «Как странно, как сладко входить в ваши грёзы, заветные ваши шептать имена», — отмечает автор. Ему кажется, что «в мире, как прежде, есть страны, куда не ступала людская нога». И именно себя Гумилев видит в качестве того человека, который когда-нибудь совершит новое открытие и побывает там, где «розы краснее, чем пурпур царей».

Однако как бы не манили моряков новые страны, они рано или поздно возвращаются в родной порт, переполненные новыми впечатлениями. И именно встрече с родиной посвящено третье стихотворение цикла «Капитаны». Суша дарит им то, чего они были лишены в своих странствиях. Женщины, пивные, игра в карты и кости, попытки узнать свою судьбу у гадалки… Но когда «смолкает зов дурмана», каждый моряк вспоминает о своем истинном предназначении. И тогда для него нет ничего важнее, чем «рупор капитана», который вновь зовет к отплытию.

Финальное стихотворение цикла посвящено морским легендам и загадкам, одной из которых является история о Летучем Голландце – корабле-призраке. Он является символом смерти и предвещает ее каждому, кто столкнется с этим призраком в море. У автора нет ответа на вопрос, откуда взялся этот корабль и какие цели он преследует. Но очевидно одно – легенда о Летучем Голландце является самой жуткой, и от этого еще более привлекательной в глазах каждого истинного моряка. Правда, Гумилев все же дает свою трактовку подобному мифу, отмечая, что корабль-призрак указывает каждому дорогу к краю мира. Туда, «где капитана с ликом Каина легла ужасная дорога». Она ведет лишь в одну сторону, но тот, кто рискнет пойти по ней до конца, сможет узнать тайны мироздания, хотя и заплатит за это собственной жизнью. И поэт убежден, что у каждого капитана в жизни наступает такой момент, когда он мечтает встретить на бескрайних просторах Летучего Голландца.

На поэтическом небосклоне серебряного века Николай Гумилев выделяется значительностью свершившейся в его лирике эволюции. Шаг за шагом лирика поэта последовательно углублялась, а рост формального мастерства был лишь внешним выражением внутреннего роста его лирического героя. Между стихотворениями первых трех сборников Гумилева и его последней поэтической книгой "Огненный столп" ощущается не только явная преемственность, но и серьезный контраст, который иногда интерпретируется как разрыв и даже как неожиданная метаморфоза.

Чтобы убедиться в этом, сопоставим первое стихотворение цикла "Капитаны" (опубликовано в 1909 году в журнале "Аполлон"), и "Канцону вторую", вошедшую в последний сборник Н. Гумилева "Огненный столп".

Первое стихотворение стало своеобразной визитной карточкой поэта.Воображение поэта создало в нем романтический образ капитанов, яркую живописную проекцию представлений об идеале современного человека. Его влечет линия отступающего горизонта и призывное мерцание далекой звезды. Он стремится бежать прочь от домашнего уюта и будней цивилизации. Первозданный, свежий мир обещает ему приключения, радость открытий и хмельной вкус победы.

Герой Гумилева пришел в этот мир не мечтательным созерцателем, но волевым участником творящейся на его глазах жизни. Потому действительность состоит для него из сменяющих друг друга моментов преследования, борьбы, преодоления.

Автор так захвачен поэтизацией волевого импульса, что не замечает, как грамматическое множественное число ("ведут капитаны") в пределах одного сложного предложения меняется на единственное число ("кто. отмечает. вспоминает. или. рвет"). Общий "морской" фон стихотворения создается размашистыми условно-романтическими контрастами ("полярные - южные", "базальтовые - жемчужные", "мальстремы - мель"). Крупным планом подаются "изысканные" предметные подробности ("клочья пены с высоких ботфорт", "золото. с розоватых брабантских манжет").

"Капитаны" построены как поэтическое описание живописного полотна. В центре живописной композиции -вознесенный над стихией и толпой статистов-матросов сильный человек. Морской фон прописан с помощью стандартных приемов художественной маринистики ("скалы", "ураганы", "клочья пены", "гребни волн").

Однако во внешнем облике капитана больше аксессуаров театральности, нарочитого дендизма, чем конкретных примет рискованной профессии. В нем - никакого намека на тяготы корабельного быта, даже метонимия "соль моря", попадая в один ряд с модной "тростью", эффектными "высокими ботфортами" и декоративными "кружевами", воспринимается как живописное украшение.

На фоне символистской образности ранние стихотворения Гумилева выглядят более конкретными и сочными. Они выстроены по законам риторической ясности и композиционного равновесия (ясность и равновесие - еще два важных стилевых принципа акмеизма). Однако большая степень предметности, которая заметна в "Капитанах", сама по себе не гарантировала приближения поэта к социально-исторической реальности и тем более - содержательного углубления лирики.

Постепенно менялся тип лиризма. На смену интимно-исповедальной приходило опосредованное выражение, избегавшее открытой рефлексии, когда поэт "переводил" свое настроение на язык видимых, отчетливых, подчас отвлеченных, образов.

Ранний Гумилев отчетливо стремился к формальному совершенству стиха. Он чуждался трудноуловимого, летучего, передаваемого с большой натяжкой. Поначалу подобное самоограничение сыграло свою положительную роль. Гумилев сумел найти свою тему и постепенно выработать свой собственный стиль, что помогло ему миноватьучасти стихотворцев-эпигонов символизма.

Самое удивительное, что позднее его творчество обнаруживает "тайное родство" с наследием символистской эпохи.

"Канцона вторая" из сборника "Огненный столп" выдержана уже совсем в иной, более трагичной, тональности в отличие от романтики странствий и героических порывов "Капитанов". Если ранний Гумилев чуждался личностных признаний, то в сборнике "Огненный столп" именно жизнь души и тревоги сознания составляют содержательное ядро стихотворений.

Слово "канцона" (итал. - "песня") в заголовке использовано не в стиховедческом, а в самом общем значении - обозначено лирическое, исповедальное качество стихотворения.

Главный мотив "Канцоны" - ощущение двоемирия, интуиция о жизни иной, исполненной смысла и красоты, в отличие от "посюстороннего" мира - мира "гниющего водоема" и пыльных дорог. Организующее начало "здешнего" теневого мира -грубая власть времени. Разворачивая метафору "плена времени", поэт использует вереницу олицетворений. Так, лето механически листает "страницы дней", маятник оказывается палачом "заговорщиц-секунд", придорожные кусты одержимы жаждой смерти. На всем лежит печать повторяемости, безжизненности, томительной безысходности.

Самый экспрессивный образ "теневой" жизни создается неожиданной "материализацией" категории времени во второй строфе. В качестве составных частей единого образа использованы семантически и стилистически разнородные элементы: физиологически конкретные "головы" принадлежат абстрактным "секундам", движение маятника проливает кровь. Метафора будто стремится забыть о своей переносности и обрасти неметафорической плотью. Такие сочетания логически несочетаемых предметов и признаков - характерная черта сюрреалистического стиля. В реальном мире невозможно истинное чудо и настоящая, искренняя, неподдельная красота. Это сполна подтверждается в третьей строфе - "не приведет единорога // Под уздцы к нам белый серафим".

Прежнему стилю Н. Гумилева была свойственна крайне декоративная, высоко эстетичная предметность. В стихах же последнего сборника фигурирует материальность, а фактурность разнородных деталей служит совсем не орнаментальным целям. Земное существование утратило для лирического героя самоценность, а былая праздничностьявляет налицо ограниченность, скудность земной жизни.

Монолог лирического героя в "Канцоне" обращен к родственной ему душе. Именно интимная связь двух душ становится источником метафизической интуиции героя. Предметная конкретность в финале стихотворения уступает место "символистскому" способу выражения. Это образы-символы "огненного дурмана" и "ветра из далеких стран", лишенные "вещности" сочетания "все сверканье, все движенье", интонация недоговоренности.

В "Канцоне второй" образная живописность уступила место выразительным задачам. Стихотворение воспринимается как непосредственная лирическая исповедь поэта, обнаженный до максимума "пейзаж души" скорбящей, раненой. Поздний этап поэзии Гумилева подтвердил один из ключевых тезисов, высказанных им в статье "Читатель": "Поэзия и религия - две стороны одной и той же монеты. И та, и другая требуют от человека духовной работы. Но не во имя практической цели, как этика и эстетика, а во имя высшей, неизвестной им самим".

Другие новости по теме:

Слушать стихотворение Гумилева Капитаны

Темы соседних сочинений

Картинка к сочинению анализ стихотворения Капитаны

Анализ стихотворения Гумилева Капитаны