Анализ стихотворения Фета Я долго стоял неподвижно



Литературная и личная судьба А. Фета сложилась непросто и даже трагически. История его рождения обросла многочисленными легендами и домыслами. Всю жизнь Фета мучила «тайна» своего происхождения. Почти сорок лет он не только носил фамилию Фет (изначально она звучала как Фёт, но еще в молодые годы поэт заменил «ё» на «е»), но и считал себя сыном немецкого чиновника И. Фёта. В настоящее время окончательно доказано, что поэт был сыном орловского дворянина Афанасия Шеншина (см. Шеншина В. А.А. Фет – Шеншин. М. 1998, с. 20). Но в историю русской поэзии он все же вошел как Фет, а не Шеншин. Считаясь сыном немецкого чиновника, Фет, по существу, имел статус иностранца, утратил потомственное дворянство. Это был человек с жестоко раненным с детских лет самолюбием. Его первые шаги по жизни сопровождались унижением, потому что среди дворян он был безродным разночинцем, безнаследным, незаконнорожденным сыном. Эта раздвоенность отразилась на характере поэта, но тайные мучения он поверял лишь бумаге. Большую часть жизни Фет потратил на то, чтобы вернуть себе потомственное дворянство. Совершилось это только в 1873 году.

Загрузка...

Первый стихотворный сборник Фета вышел в 1840 г. Его настоящие поэтические шедевры («На заре ты ее не буди» , «Здравствуй! тысячу раз мой привет тебе, ночь!» , «Я долго стоял неподвижно» , «Я пришел к тебе с приветом» , «Чудная картина» ) появились уже в 1840-е гг. Становление поэта происходило очень быстро, однако широкой известности он не мог получить, так как это было время, когда поэзия уступила место художественной прозе (по словам Н. Некрасова, читатель 40-х годов «давно уж и глядеть не хочет на стихи и отзывается о них не иначе, как с глубоким презрением»). Поэтому стихотворения Фета появились почти что в поэтической «пустоте». Но и в последующие годы круг почитателей фетовской лирики не расширился (хотя среди ценителей его поэзии были Л. Толстой, И. Тургенев, В. Боткин, А. Григорьев, Я. Полонский, А. Герцен, Ф. Глинка, Н. Страхов, П. Чайковский, В. Соловьев и др.). В 1850 – 60-е гг. творчество Фета подвергалось нападкам сторонников гражданской поэзии. Так, критик Н. Добролюбов осуждал поэтов «чистого искусства» за ограниченность их поэтической сферы, узость содержания их стихов. Вышедшие в 1880-е гг. выпуски поэтических книг под названием«Вечерние огни» оставались нераспроданными вплоть до начала 20 в. хотя в них были опубликованы его главные шедевры. Причинами этому были и общая неуместность «чистой» поэзии в эпоху поэзии гражданской (тогда были популярны Некрасов и Надсон), и реакционная позиция Фета-публициста, и новизна, непривычность фетовской лирики, ее отличие от лирики предшественников.

Особое место в поэтическом творчестве Фета занимает мелодическая организация стиха, его благозвучие, что обусловило использование ассонансов, аллитераций, разнообразных ритмических ходов, выразительность строфической организации и т.д. Поэзия Фета – это прежде всего суггестивная (лат. suggestio– внушение, намек) поэзия. Поэт не стремился убедить читателя, не стремился он и нечто изобразить, его задачей было внушить, навеять читателю определенное настроение. Подобное новаторство в лирике было оценено по достоинству только в эпоху Серебряного века поколением «новых» поэтов. К. Бальмонт в статье «Сквозь строй» включил Фета в число семи великих русских поэтов 19 века (наряду с Пушкиным, Лермонтовым, Тютчевым, Кольцовым, Баратынским, Некрасовым).

Поэзия Фета – это «пробный камень» для понимания поэзии вообще. Ведь перед нами, по выражению В. Кожинова, «лирика в ее наиболее чистой, «предельной» форме», в его лирике воплощены, в сущности, «толькосостоянияи движения человеческого духа». Потому понять ценность фетовской лирики непросто.

Несмотря на трагические события жизни поэта, в его лирике преобладают мажорные настроения. Эмоциональная доминанта его стихотворений – состояние душевного подъема, светлое, жизнерадостное чувство. Так, стихотворение «Я пришел к тебе с приветом…» может служить эпиграфом ко всей поэзии Фета. Его стихи передают восторг человека, только еще приобщающегося к живому миру природы.

Фет перевел главную книгу «философа вселенского пессимизма» А. Шопенгауэра «Мир как воля и представление», но и до знакомства с Шопенгауэром, и позже, опираясь на его учение, он не уставал повторять, что основное содержание жизни – страдание, но в этом мире скорби и скуки есть одна сфера настоящей и чистой радости – сфера красоты, особый мир.

Где бури пролетают мимо,

Где дума страстная чиста, –

И посвященным только зримо

Цветет весна и красота. («Какая грусть! Конец аллеи…» )

Фет не уставал постоянно напоминать, что именно воспроизведение мира как красоты является главной задачей поэта. «Без чувства красоты, – писал Фет, – жизнь сводится на кормление гончих в душной зловонной псарне». В статье «О стихотворениях Тютчева» он так утверждал свои поэтические принципы: «Художнику дорога только одна сторона предметов – их красота. Красота разлита по всему мирозданию и, как все дары природы, влияет даже на тех, кто, быть может, и не подозревает его существования». Красота в поэтическом мире Фета универсальна. Это идеальная сущность мира, и ее приметы он находит в природе, женском облике, образах детей, подростков. Упоение природой, любовью, искусством, человеческой красотой, воспоминаниями, мечтами – вот основное эмоциональное и тематическое содержание поэзии Фета. Это и есть основные мотивы его лирики. «Эти две темы: вечная красота природы и бесконечная сила любви – и составляют главное содержание чистой лирики», – писал философ, друг Фета В. Соловьев. Но в художественном решении этих «вечных» тем Фет совершенно оригинален, не похож не предшественников и современников (Пушкина, Лермонтова, Тютчева, Некрасова).

В ранних стихах Фета преобладает мотив наслаждения красотой, красоту же он видит в простых явлениях природы. Часто тема вводится прямым выражением наслаждения, признанием доставляемой радости: «я люблю», «любо мне», «рад я», «мне приятно» и т.д.

Здравствуй! тысячу раз мой привет тебе, ночь!

Опять и опять я люблю тебя,

Лирическое «я» в стихотворениях Фета, естественное в своих ощущениях и чувствах, чуждое вычурности, романтической аффектации, стремится не столько распознать, сколько прочувствовать скрытые связи личности с Космосом:

Я долго стоял неподвижно,

В далекие звезды вглядясь,

Меж теми звездами и мною

Какая-то связь родилась.

Я думал… не помню, что думал;

Я слушал таинственный хор,

И звезды тихонько дрожали,

И звезды люблю я с тех пор.

Фет – один из самых значительных пейзажных лириков. В его стихотворениях перед нами предстают и весна с пушистыми вербами и первым ландышем, просящим солнечных лучей, и лето с золотыми переливами зреющей ржи под ветром, и осень с пестрыми лесными косогорами, со стадами на вытоптанных жнивьях, и зима с узорами мороза на оконном стекле. Он передал национально русское своеобразие видения природы, ее ощущения. В ранних стихотворениях образы природы еще носят общий характер, как в известном стихотворении «Чудная картина…» :

Как ты мне родна:

Свет небес высоких

И блестящий снег,

И саней далеких

Фет вслед за Пушкиным воспел русскую зиму, раскрыл ее эстетический смысл. У Фета преобладает «сияющая» зима: блеск солнца, снежинок и снежных искр, хрусталь сосулек.

У Фета явления природы описываются детальнее, предстают более конкретными, чем у его предшественников. До Фета степень конкретности в описаниях природы была иной. Усиление детализации связано с развитием реализма в поэзии, когда в стихотворении стали воплощаться меткие и тонкие наблюдения над явлениями природы, фенологические приметы. Фет стремится к фиксации изменений в природе. У поэта даны не просто весенние, летние, осенние или зимние пейзажи, а более частные, более короткие и тем самым – более конкретные отрезки сезонов: поздней осени, конца зимы и т.д. Точность и четкость делают его пейзажи более локальными: как правило, это пейзажи центральной полосы России. Это мир, рассмотренный крупным планом, вблизи, в подробностях. Это мир, увиденный из усадьбы, предстающей центром мироздания. Пространственные приметы средней полосы России узнаваемы в стихотворении «Степь вечером» :

Клубятся тучи, млея в блеске алом,

Хотят в росе понежиться поля,

В последний раз, за третьим перевалом,

Пропал ямщик, звеня и не пыля.

Но и здесь в финале стихотворения пространственные образы степи расширяются до звезд, до пределов Млечного Пути:

Уж сумраком пытливый взор обманут,

Среди тепла прохладой стало дуть.

Луна чиста. Вон с неба звезды глянут,

И, как река, засветит Млечный путь.

Если у Некрасова природа тесно связана с человеческим трудом, с тем, что она дает человеку, то у Фета природа дана вне практической целесообразности, как предмет эстетического восторга.

В пейзажной лирике Фета сказались и импрессионистские тенденции (от франц. impression– впечатление, направление в искусстве, представители которого стремились передать свои мимолетные впечатления от постоянно меняющегося мира). Яркий образец пейзажной лирики Фета, пронизанной импрессионистскими чертами, – стихотворение«Ярким солнцем в лесу пламенеет костер…». Фет показывает окружающий мир таким, каким он предстал его восприятию, каким кажется в данный момент. Его интересует не столько предмет, сколько впечатление, вызванное предметом. Костер в лесу предстает таким, каким видится поэту. Конкретные наблюдения сочетаются со смелыми развернутыми сравнениями: Точно пьяных гигантов столпившийся хор,

Раскрасневшись, шатается ельник.

Костер же уподоблен солнцу. Первая строфа может даже дать ложное понимание, что ели качаются от ветра. Вторая строфа передает ощущение гармонии, которое дает человеку природа. Поэтому картина природы созвучна движению души. Что смущало, колеблясь, умчалося прочь,

Будто искра, в дыму улетело.

Третья и четвертая строфы представляют лесную картину в отражениях, отблесках. Фету близко все летучее, трепещущее, нежное. Пусть на зорьке, все ниже спускаясь, дымок

Над золою замрет сиротливо:

Долго-долго, до поздней поры огонек

Будет теплиться скупо, лениво.

Последняя строфа повторяет (с вариациями) первую. Таким образом, ельник кажется шатающимся в отблесках костра. Фет находит особые условия света и отражения, в которых картина предстает необычной. Это и роднит Фета-поэта с художниками-импрессионистами. Кольцевая композиция, основанная на повторе целых стихов, играет большую роль в создании мелодии у Фета. Необычно и то, что стихотворение состоит из длинных строк: чередуются строки различной длины, что придает стихотворению особый ритмический эффект.

В основе стихотворения – два главных символа: костер и ночь. В мировосприятии Фета ночь не является синонимом «смерти», поэт пытается перед лицом ночи постичь ценность, единственность жизни. Поэтому в стихотворении значимы такие параллели: лениво мерцает день – скупо теплится на поляне огонек, а пришла ночь – разгорается ей навстречу, пламенеет костер.

В пейзажной лирике Фета очень часто встречается мотив «отражения в воде». Очевидно, зыбкое отражение представляло больше свободы фантазии поэта, чем сам отражаемый предмет:

В этом зеркале под ивой

Уловил мой глаз ревнивый

Сердцу милые черты…

Мягче взор твой горделивый…

Я дрожу, глядя, счастливый,

Как в воде дрожишь и ты. («Ива» )

Как и романтики, Фет осваивал и «ночную» поэзию. У него сложилось особая, философия ночи. Ночь у него прекрасна не менее дня, а быть может, еще прекраснее. Она светла, она сияет: Сияла ночь. Луной был полон сад…

У Тютчева ночь свертывает златотканый покров дня, а у Фета – развертывает этот блистательный покров, дарует человеку счастье. У Фета ночь и человек находятся в благодатном родстве (эпитет «благодатная» часто присутствует в его стихах): Ночь и я, мы оба дышим,

Цветом липы воздух пьян,

И, безмолвные, мы слышим,

Что, струей своей колышим,

Напевает нам фонтан.

В связи с «ночной» поэзией примечательна космическая тема у Фета. Его иногда называют основоположником космической темы в русской поэзии. «Звездным вестником» назвал поэта К. Бальмонт. Приметой космической темы становятся у него (особенно в поздней лирике) образы звезд. В гениальном стихотворении «На стоге сена ночью южной» передано ощущение человека, лежащего лицом к звездному небу, погружение души в мир звезд, Космос. Здесь стог сена и живая бездна Вселенной, человеческое «я» и сонмы звезд близки и соизмеримы. Есть здесь и другая мысль: природа бессознательна, а человек ничтожен перед ней. Он «тонет» в ее глубине:

И с замираньем и смятеньем

Я взором мерил глубину,

В которой с каждым я мгновеньем

Все невозвратнее тону.

Особое значение для Фета имела тема любви. В любовной лирике Фета нет индивидуальных образов женщин, как, например, у Тютчева и Некрасова, у которых героини наделены характерологической и социально-бытовой конкретностью. Но и мужское лирическое «я» предстает очень обобщенным, почти не имеющим индивидуальных признаков (на этом основании некоторые литературоведы отказывают стихотворениям Фета в наличии лирического героя: у него нет внешней, биографической, внутренней определенности, он не выступает как тема стихотворения).

Женщина в фетовском мире – это не субъект, а объект любви, некий бесплотный образ, скользящая прекрасная тень. Как в кино, взгляд поэта выхватывает отдельные детали и ситуации, заменяющие последовательное описание. Стихотворение «Только в мире и есть» построено на сплошной анафоре:

Только в мире и есть, что тенистый

Дремлющих кленов шатер.

Только в мире и есть, что лучистый

Детски задумчивый взор.

Только в мире и есть, что душистый

Милый головки убор.

Только в мире и есть этот чистый

Влево бегущий пробор.

В этом стихотворении особенно выразительно используется литота (нарочитое преуменьшение свойств, признаков, каких-либо предметов, явлений с целью усиления эмоционального воздействия). С помощью литоты поэт передает безраздельное упоение одним чувством.

В стихотворении «На заре ты ее не буди…» чувства не названы, но многие признаки подсказывают, что сон бежит от влюбленной девушки. Чувство неясно ей самой, но пейзажные параллели проявляют, как любовные переживания отдаются болью в сердце. Мотив несчастной безответной любви передан через противоположные характеристики как в природе, так и в образе героини («сладко спит» – «билось больней», «ярко пышет» – «бледнее становилась»). Эти признаки создают картину внутреннего смятения. Ключевые слова стихотворения – «заря», «горит», «сладкий» сон – выражают радостное ощущение жизненного начала. Мысль, повторяющая начало стихотворения, воспринимается по-новому:

Оттого-то на юной груди,

На ланитах так утро горит.

Не буди ж ты ее, не буди…

На заре она сладко так спит!

Музыкальная выразительность стихотворения проявляется через ассонансные стыки («ты ее», «на ямках», «подушка ее», «вчера у окна», «заре она»), через звуковые повторы с сонорными согласными, пронизывающими весь текст: И следила по тучам игру,

Что скользя затевала луна.

В этом стихотворении упоминаются луна и соловьи – постоянные образы любовной лирики. По подсчетам ученых, образ соловья встречается у Фета около 70 раз («Шепот, робкое дыханье» , «Еще майская ночь» , «Я жду» и др.). Образ соловья выступает средством раскрытия «невыразимого» как символ прекрасного, как способ эстетического переживания природы, как символ любви и неповторимый момент «цветения» жизни. В знаменитом стихотворении«Шепот, робкое дыханье» используется прием психологического параллелизма – соответствие природного и человеческого. Именно взаимопроникновение двух начал дает поэту возможность выразить настроения, чувства лирического героя через простое перечисление признаков. Ночной пейзаж приобретает психологический смысл. природные и человеческие характеристики «сливаются» («шепот», «трели соловья», «робкое дыханье»). Лирический сюжет стихотворения развивается по нарастающей. Как в природе совершается превращение ночи в новый день, так и в переживаниях человека заметно движение от «робкого дыханья» к «лобзаниям и слезам». Слезы в финале стихотворения ассоциируются с высшим проявлением счастья.

Любовь в стихах Фета нередко предстает в воспоминаниях. Тема любви сплетается с темой искусства, музыки. В стихотворении «Сияла ночь. Луной был полон сад…». навеянном впечатлением от пения Т.А. Кузминской, сестры С.А. Толстой, жены писателя, – две основные темы: любовь и музыка. Для Фета любовь и искусство представляют самое прекрасное в человеческой жизни. Фет создает образ певицы, беззаветно отдающейся музыке. Начало стихотворения представляет выразительную и зримую картину затемненной гостиной, сада за окнами, звуков музыки. Фет использует ритмические возможности шестистопного ямба для создания гибкого, свободного повествования. Паузы возникают не в одном постоянном месте, а в разных местах, как в живой эмоциональной речи. Очень важна звукопись этого стихотворения. Звуковые повторы усиливают воздействие фетовского образа. Так, нетрудно заметить, что стихотворение строится на повторении сонорных согласныхн ил. Они помогают создать звуковой образ, который, в свою очередь, подчеркивает образ живописный:

Сияла ночь. Луной был полон сад. Лежали

Лучи у наших ног в гостиной без огней…

Стихотворение можно сравнить с пушкинским «Я помню чудное мгновенье». Так же, как у Пушкина, в фетовском произведении две основные части: говорится о первой встрече с героиней, затем – о второй. Правда, у Фета вторая встреча могла и не быть реальной, а только сильным и живым воспоминанием. Годы, прошедшие после первой встречи, были исполнены одиночества и тоски:

И много лет прошло, томительных и скучных.

В глуши, во мраке заточенья

Тянулись тихо дни мои

Без божества, без вдохновенья,

Без слез, без жизни, без любви…

Последние четыре стиха – это смысловое, музыкальное завершение стихотворения. Как всегда, финал очень значим у Фета. Поэт находит вдохновенные слова для выражения силы истинной любви и истинного искусства, которые поднимают его над временем и смертью:

А жизни нет конца, и цели нет иной,

Как только веровать в рыдающие звуки,

Тебя любить, обнять и плакать над тобой!

Тесно связан с основными мотивами лирики Фета и мотив невыразимого. открытый элегическим стихотворением Жуковского «Невыразимое». Оно породило традицию в русской поэзии, вошло в стихотворения Лермонтова, Тютчева, Фета, символистов. Фет, как и Жуковский, размышляет об ограниченных возможностях слова, выражает жалобы на бедность слова для выражения чувства:

О, если б без слова

Сказаться душой было можно!

Но что горит в груди моей –

Тебе сказать я не умею.

Поэзия, по Фету, непреднамеренна и, как музыка, навевает настроение звуком:

Поделись живыми снами,

Говори душе моей,

Что не выскажешь словами, –

Звуком на душу навей.

В своей трактовке «невыразимого» Фет, в отличие от Тютчева («Мысль изреченная есть ложь»), заявляет не о внутренней изоляции человека («Лишь жить в себе самом умей»), а, напротив, о потребности глубинного общения, о стремлении породниться с душой другого человека. Поэзия, в представлении Фета, подобна буре, способной одним толчком унести в море ладью («Одним толчком согнать ладью живую…» ). Она обращена к душе человека, призвана дать «жизни вздох», даже переродить человека:

Шепнуть о том, пред чем язык немеет,

Усилить бой бестрепетных сердец –

Вот чем певец лишь избранный владеет,

Вот в чем его и признак, и венец.

Бухштаб Б.Я. А.А. Фет. Очерк жизни и творчества. Л. 1990.

Касаткина В.Н. Движение художественного мировидения А.А. Фета // Русская словесность. – 1996. – № 4. – с. 10-48.

А.А. Фет. Поэт и мыслитель. Сб. науч. тр. М. 1999.

У нас вы можете бесплатно скачать произведения по классической литературе в удобном файле-архиве, далее его можно распаковать и читать в любом текстовом редакторе, как на компьютере, так и на любом гаджете или "читалке".

Мы собрали лучших писателей русской классической литературы, таких как:

  • Александр Пушкин
  • Лев Толстой
  • Михаил Лермонтов
  • Сергей Есенин
  • Федор достоевский
  • Александр Островский

и многих других известнейших авторов написавших популярные произведения русской классической литературы.

Все материалы проверены антивирусной программой. Также мы будем пополнять нашу коллекцию по классической литературе новыми произведениями известных авторов, а возможно, и добавим новых авторов. Приятного прочтения!

Русский писатель (9 (21) августа 1871 — 12 сентября 1919)

Руусский поэт, драматург (20 августа (1 сентября) 1855 — 30 ноября (13 декабря) 1909)

Русский поэт (15 (27) ноября 1840 (1841?) — 17 (29) августа 1893)

Русский поэт, писатель (11 (23) июня 1889 — 5 марта 1966)

Поэт-символист (3 [15] июня 1867 — 23 декабря 1942)

Русский поэт (19 февраля [2 марта] 1800 — 29 июня [11 июля] 1844)

Русский поэт (18 (29) мая 1787 — 7 (19) июня 1855)

Русский писатель, поэт (14 (26) октября 1880 — 8 января 1934)

Русский поэт. (16 (28) ноября 1880 — 7 августа 1921)

Русский поэт, прозаик, драматург, переводчик, историк. (1 (13) декабря 1873 — 9 октября 1924)

Русский писатель, поэт (10 (22) октября 1870 — 8 ноября 1953)

Русский поэт, художник (16 [28] мая 1877 — 11 августа 1932)

Русская поэтесса, писательница (8 [20] ноября 1869 — 9 сентября 1945)

Русский прозаик, драматург, поэт, критик и публицист. (20 марта (1 апреля) 1809 — 21 февраля (4 марта) 1852)

Русский писатель, прозаик, драматург (16 (28) марта 1868 — 18 июня 1936)

Русский драматург, поэт, дипломат и композитор. (4 (15) января 1795 — 30 января (11 февраля) 1829)

Русский поэт (16 [28] июля 1822 — 25 сентября [7 октября] 1864)

Русский писатель-прозаик (11 августа [23 августа] 1880 — 8 июля 1932)

Русский поэт (3 (15) апреля 1886 — август 1921)

Генерал-лейтенант, участник Отечественной войны 1812 года, русский поэт (16 (27) июля 1784 — 22 апреля (4 мая) 1839)

Русский поэт (3 (14) июля 1743 — 8 (20) июля 1816)

Русский писатель, мыслитель. (30 октября (11 ноября) 1821 — 28 января (9 февраля) 1881)

Русский поэт. (21 сентября (3 октября) 1895 — 28 декабря 1925)

Русский поэт, критик, переводчик. (29 января (9 февраля) 1783 — 12 апреля (24 апреля) 1852)

Русский поэт, прозаик (29 октября (10 ноября) 1894 — 26 августа 1958)

Русский литератор (1 (12) декабря 1766 — 22 мая (3 июня) 1826)

Русский поэт (10 (22) октября 1884 — 23 и 25 октября 1937)

Русский поэт, баснописец (2 (13) февраля 1769 — 9 (21) ноября 1844)

Русский поэт (6 (18) октября 1872 — 1 марта 1936)

Русский писатель (26 августа (7 сентября) 1870 — 25 августа 1938)

Русский поэт, прозаик, драматург. (3 (15) октября 1814 — 15 (27) июля 1841)

Русский писатель (4 (16) февраля 1831 — 21 февраля (5 марта) 1895)

Русская поэтесса (19 ноября [1 декабря] 1869 — 27 августа [9 сентября] 1905)

Русский поэт (23 мая (4 июня) 1821 — 8 (20) марта 1897)

Русский поэт, прозаик (3 (15) января 1891 — 27 декабря 1938)

Русский советский поэт (7 [19] июля 1893 — 14 апреля 1930)

Русский поэт (26 декабря 1862 — 31 января 1887)

Русский поэт, писатель, публицист. (28 ноября (10 декабря) 1821 — 27 декабря 1877 (8 января 1878)

Русский драматург. (31 марта (12 апреля) 1823 — 2 (14) июня 1886)

Русский писатель, поэт (29 января [10 февраля] 1890 — 30 мая 1960)

Русский поэт, драматург и прозаик. (26 мая (6 июня) 1799 — 29 января (10 февраля) 1837)

Русский поэт, общественный деятель, декабрист (18 сентября (29 сентября) 1795 — 13 (25) июля 1826)

Русский писатель. (15 (27) января 1826 — 28 апреля (10 мая) 1889)

Русский поэт (4 мая (16 мая н.ст.) 1887 — 20 декабря 1941)

Русский поэт и писатель (26 июля [7 августа] 1837 — 25 сентября [8 октября] 1904)

Русский поэт (16 [28] января 1853 — 31 июля [13 августа] 1900)

Русский поэт, писатель и драматург (17 февраля (1 марта) 1863, — 5 декабря 1927)

Русский писатель, поэт, драматург. (24 августа (5 сентября) 1817 — 28 сентября (10 октября) 1875 )

Русский писатель, мыслитель. (28 августа (9 сентября) 1828 — 7 (20) ноября 1910)

Русский писатель, поэт. (28 октября (9 ноября) 1818 — 22 августа (3 сентября) 1883)

Русский поэт, дипломат, публицист (23 ноября (5 декабря) 1803 — 15 (27) июля 1873)

Русский поэт, переводчик и мемуарист. (23 ноября (5 декабря) 1820 — 21 ноября (3 декабря) 1892, Москва)

Русский поэт (28 октября (9 ноября) 1885 — 28 июня 1922)

Русский поэт (16 (28) мая 1886 — 14 июня 1939)

Русский поэт, прозаик (26 сентября (8 октября) 1892 — 31 августа 1941)

Русский философ. (27 мая (7 июня) 1794 — 14 (26) апреля 1856)

Русский поэт, прозаик (1 (13) октября 1880 — 5 августа 1932)

Русский философ. (12 (24) июля 1828 — 17 (29) октября 1889)

Русский писатель, драматург. (29 января 1860 — 15 июля 1904)

Русский писатель, поэт (19 [31] марта 1882 — 28 октября 1969)

анализ стихотворения Фета

Картинка Анализ стихотворения Фета Я долго стоял неподвижно № 1

Daria Shapovalova Ученик (81), закрыт 6 лет назад

Я долго стоял неподвижно,
В далекие звезды вглядясь,-
Меж теми звездами и мною
Какая-то связь родилась.

Я думал. не помню, что думал;
Я слушал таинственный хор,
И звезды тихонько дрожали,
И звезды люблю я с тех пор.

REX CARACALLA Просветленный (39988) 6 лет назад

Стихотворение написано в 1843 году.
Особенно часто встречается у Фета ночной пейзаж, ибо именно ночью, когда успокаивается дневная суета, легче всего слиться в одно целое с природным миром, наслаждаясь его нерушимой, всеобъемлющей красотой. В ночи у Фета нет проблесков хаоса, которые пугали и завораживали Тютчева: напротив, в мире царит величественная гармония, скрытая днем. На первое место в образном ряду выходят не тьма и ветер, но луна и звезды. Звезды оказываются его немыми, таинственными собеседниками. Поэт ощущает их взгляд, и даже слышит, как они поют.
Трёхстопный амфибрахий.
Женские и мужские рифмы.
Перекрёстная рифмовка АбАб.
А вот пародия И. С. Тургенева на это стихотворение Фета:
Я долго стоял неподвижно
И странные строки читал,
И очень мне дики казались
Те строки, что Фет написал.
Читал. что читал, я не помню,
Какой-то таинственный вздор;
Из рук моих выпала книга,
Не трогал ее я с тех пор.
1863

«Основные мотивы лирики А. А. Фета »

Картинка Анализ стихотворения Фета Я долго стоял неподвижно № 2

Мои любимые поэты — Пушкин и Лермонтов. Ими я восхищаюсь, их стихи будят во мне стремление познать мир и себя, увидеть свет там, где тьма, разобраться, где ложь, а где правда.

Не такие чувства вызывает во мне поэзия Фета. Я никогда раньше не вдумывалась в смысл его стихов: я читала их и учила, закрывала книгу и забывала о ней. А на днях я взяла в руки сборник лирики Фета. Я открыла его и попала в мир, невиданный до сей поры: мир ощущений, осязаний, мимолетных чувств и волнений. Я читала и думала, воображала и представляла. Я любила звезды вместе с Фетом, рисовала вместе с ним весну, восхищалась красотой его возлюбленной, не боялась смерти, жизнь любя.

Афанасий Афанасиевич Фет не такой поэт, как все. Вместе с Тютчевым он стоит словно вдалеке от других поэтов. Почему? Лирика Фета особенная, она завораживает, притягивает, дарит покой и тепло, заставляет думать и стремиться к красоте. Ведь именно к красоте всегда стремился Фет. Он искал ее во всем: в искусстве, в слове, в музыке, в природе и любви.

Именно красота становится «главной героиней» его стихов. Незримо, но она присутствует в них:

Буду ждать успокоенья

(«На двойном стекле узоры»)

Только песне нужна красота,

Красоте же и песен не надо.

(«Только встречу улыбку твою…»)

Красота оживает на страницах фетовских стихов, как оживает природа и любовь, звезды и весна, ночь и заря.

Фет почти не писал о предназначении поэта и поэзии, почти не писал о жизни и смерти и человеческом бытие. Он писал о любви и природе. Любовные мотивы и тема природы, ее восхваление и прославление становятся ведущими в лирике Фета:

Шепот, робкое дыханье

Серебро и колыханье

В дымных тучках пурпур розы,

И лобзания, и слезы,

Как просто и красиво пишет Фет о природе. Он не описывает ее, нет, он ее чувствует, ощущает. Поэт замечает ее мимолетные изменения, отдельные звуки и краски и пишет поэтическим словом, рисует кистью художника, играет мелодию музыканта:

Какая ночь! Как воздух чист,

Как серебристый дремлет лист…

Фет пишет обо всем: о ночи («Какая ночь…», «Майская ночь», «Тихая, звездная ночь…», «Теплым ветром потянуло…»), об осени («Осень», «Непогода-осень»), о весне («Весенние мысли», «Уж верба вся пушистая…», «Весна на дворе»), о звездах («Тихая, звездная ночь…», «Я долго стоял неподвижно…»).

Но, наверное, самый яркий и любимый образ, который он рисует, — это образ весны. Она гордо и смело проходит через многие стихи поэта. Именно ей, весне, посвящен Фетом цикл стихов «Весна». Как и для многих из нас, это время года для поэта — не просто время года, а начало всего, пробуждение природы, жизни.

С нетерпением ждет Фет прихода весны:

Я ждал — Невестою-царицей

Опять на землю ты сошла.

Когда читаешь стихи Фета о весне, невольно задаешься вопросом: как смог поэт открыть что-то новое в облике весны? В его творческих произведениях она живет, она дарит жизнь, манит, пленяет:

Это утро, радость эта,

Эта мощь и дня и света,

Этот синий свод,

Этот крик и вереницы,

Эти стаи, эти птицы,

Этот говор вод…

Это все — весна!

Разнообразная, многолика, музыкальна, необычна, изящна, прекрасна, воздушна, многоголоса, вечна. Такая весна у Фета:

Весна! Весна! О, как она крепит,

Как жизненной нас учит верить силе!

Сколько страстной убежденности звучит в этих строках. Ликованием, всепобеждающим светом, радостью наполнены стихи Фета о весне. А вот стихи о звездах, напротив, манят своей тишиной и покоем, умиротворенностью и грустью.

Здесь нет ярких описаний, превознесения и восхваления, необычных эпитетов, выразительных метафор, есть тихое восхищение и бесконечная любовь: «Друг мой, я звезды люблю…»

А стихотворение «Я долго стоял неподвижно…»:

Я долго стоял неподвижно,

В далекие звезды вглядясь, —

Меж теми звездами и мною

Какая-то связь родилась…

И звезды люблю я с тех пор.

Казалось бы, ничего особенного, но с какой теплотой и нежностью говорит Фет о звездах. В его стихах не просто любовь к природе. В его стихах любовь к красоте природы, ее вечности.

Неразрывно связаны у поэта любовь к природе и любовь к женщине. Пролистайте все сборники Фета, вы вряд ли найдет стихи, где была бы любовь, и не было бы природы, была бы природа, и не было бы любви:

Я пришел к тебе с приветом,

Рассказать, что солнце встало,

Что оно горячим светом

По листам затрепетало…

Сияла ночь. Луной был полно сад. Лежали

Лучи у наших ног в гостиной без огней.

Рояль был весь раскрыт, и струны в нем дрожали,

Как и сердца у нас за песнею твоей.

Вся любовь Фета к любимой женщине выражается образами природы. Любовь так же прекрасна, как и природа, в них обеих есть красота. Мне кажется, об этом хочет сказать автор.

Его любовная лирика передает те же мимолетные ощущения, что и стихи о природе. Только в ней ощущение страсти, красоты любви, ощущение ее мимолетности и, в то же время, — вечности.

Образ его возлюбленной так же прекрасен, как и весна. Лирический герой любит ее то страстно и с упоением, как это время года, то тихо и нежно, как звезды: «Что ты одна — вся жизнь, что ты одна — любовь». Или

Если ты любишь, как я, бесконечно,

Если живешь ты любовью и дышишь…

Чувства, ощущения — вот чем наполнены фетовские стихи о любви. Его возлюбленная милая и мягкая, невероятно притягательная, живая, естественная и обаятельная женщина. Фет не говорит о ее глазах, волосах, голосе, губах. Он описывает свои ощущения и свое видение возлюбленной-красавицы. И мы вместе с ним, его образами «рисуем» не конкретную женщину, а прекрасную незнакомку, которая каждому из нас явится в разном обличий.

Но нельзя думать, что лирика А. А. Фета замыкалась только любовными и природными мотивами. В его стихах звучат и античные мотивы («Диана», «Влажное ложе покинувши, Феб златокудрый направил…») и христианские мотивы («Мадонна», «Ave Maria»). Как и любой другой поэт, Фет пишет и о вечном - жизни и смерти:

Но пред моим судом, покуда сердце бьется,

Мы силы равные, и торжествую я.

Но если жизнь — базар крикливый бога,

То только смерть — его бессмертный край.

Фета одинаково не пугают ни жизнь, ни смерть. К смерти он испытывает холодное безразличие, а жизнь оправдывается лишь творческим «огнем», соизмеримым с «целым мирозданием».

Согласимся ли мы с ним? Может быть. В какой-то мере. Но все-таки, думается, что жизнь свою ценить нам нужно более, как дар небес, ниспосланный для нас.

Как ценим мы свою жизнь, так Фет ценил свое творчество и красоту во всем. Вся его жизнь — поиск красоты в природе, любви, даже в смерти. Нашел ли он ее? На этот вопрос ответит лишь тот, кто действительно понял поэзию Фета: услышал музыку его стихов, увидел полотна пейзажа, прочувствовал красоту его поэтических строк и сам научился находить красоту в окружающем его мире.

Другие сочинения по этому произведению

Своеобразие пейзажной лирики Афанасия Фета

Фет — один из самых замечательных русских поэтов-пейзажистов. Ничто в мире природы не ускользнуло от его внимательного и любящего взора. В его сборниках мы найдем целые циклы стихотворений, посвященных всем временам года: «Весна», «Лето», «Осень», «Снега».

Явления природы описываются Фетом детально, предельно конкретизированно. Например, для русской поэзии свойственно обращаться к образам птиц. Но зачастую образы эти использовались поэтами как символические или аллегорические изображения определенных понятий и свойств: орел — смелость, мощь, свобода; соловей — любовь; лебедь — верность и красота и так далее.

Фет же, кроме привычных обозначений, наделяет птиц и вполне конкретными свойствами, которыми они обладают как представители живого мира природы. Кроме традиционных для литературы птиц мы встретим в его стихах и сыча, и луня, и чибиса, и черныша, и кулика, и стрижа, и многих других. По голосу поэт определяет не только какая это птица, но и где находится, и какова сила звука, который она издает, как это соотносится с общей картиной и общим настроением в природе и в душе человека:

За облаком до половины скрыта,

Луна светить еще и смеет днем.

Вот жук взлетел и прожужжал сердито,

Вот лунь проплыл, не шевеля крылом.

Даже цветы у Фета обладают своим особым характером, как в стихотворении «Георгины»:

Вчера — уж солнце рдело низко –

Средь георгин я шел твоих,

И как живая одалиска

Стояла каждая из них.

Как много пылких или томных,

С наклоном бархатных ресниц,

Веселых, грустных и нескромных

От всюду улыбалось лиц!

Такое точное воспроизведение возможно лишь в том случае, когда поэт способен к обостренному восприятию природы, если он чувствует непосредственную близость своей души к ее миру:

Я долго стоял неподвижно,

В далекие звезды вглядясь, —

Меж теми звездами и мною

Какая-то связь родилась…

Эта связь и есть определяющий фактор его взаимоотношений с миром природы.

Отношения Фета с природой — это полное растворение в ее мире, это состояние трепетного ожидания чуда:

Несется с блестящей реки,

Трава при луне в бриллиантах,

На тмине горят светляки.

Я жду… Темно-синее небо

И в мелких, и в крупных звездах,

Я слышу биение сердца

И трепет в руках и ногах.

Я жду… Вот повеяло с юга;

Тепло мне стоять и идти;

Звезда покатилась на запад…

Прости, золотая, прости!

Природа в лирике Фета живет своей разнообразной жизнью и показана не в каких-то статических, закрепленных во времени и пространстве состояниях, а в динамике, в движении, в переходах из одного состояния в другое:

Растут, растут причудливые тени,

В одну сливаясь тень…

Уж позлатил последние ступени

Что звало жить, что силы горячило —

Далеко за горой.

Как призрак дня, ты, бледное светило,

Восходишь над землей.

В строках фетовской лирики чудодейственно зримо рисуется пейзаж средней полосы России. И выполнения одной этой задачи было бы достаточно, чтобы имя Фета запечатлелось в истории нашей литературы. Но Фет ставил цель еще более грандиозную: за полем в прямом смысле слова читатель должен был увидеть поле души человеческой. Ради этого, как писал Л. Озеров, Фет и растирал краски на своей палитре, ради этого присматривался, и прислушивался, и приникал к деревьям и травам, озерам и рекам. Лирика Фета изображает природу и воспринимающего ее человека в гармоническом единстве, в совокупности неразделимых проявлений.

Прав был С. Маршак, восхищавшийся «свежестью», «непосредственностью и остротой фетовского восприятия природы», «проникновенными пейзажами», «чудесными строками о весеннем дожде, о полете бабочки», говоря, что «его стихи вошли в русскую поэзию, стали ее неотъемлемой частью ».

Послушать стихотворение Фета Я долго стоял неподвижно

Темы соседних сочинений

Картинка к сочинению анализ стихотворения Я долго стоял неподвижно

Анализ стихотворения Фета Я долго стоял неподвижно