Анализ стихотворения Фета В душе измученной годами



Афанасий Фет — В душе, измученной годами

Картинка Анализ стихотворения Фета В душе измученной годами № 1

V dushe, izmuchennoy godami,
Yest nepristupny chisty khram,
Gde vse netlenno, chto sudbami
V otradu posylalos nam.

Dlya mira put k nemu zaglokhnet;
No v etot devstvenny taynik,
Khotya b i mog, skorey issokhnet,
Chem put ukazhet moy yazyk.

Skazhi zhe! kak, pri pervoy vstreche,
Uspokoitelno svetla,
Vchera, o, kak ono daleche!
Zhivaya ty v nego voshla?

I vot otnyne ponevole
V blazhennoy pamyati moyey
Odnoy ulybkoy nezhnoy bole,
Odnoy zvezdoy lyubvi svetley.

D leit, bpvextyyjq ujlfvb,
Tcnm ytghbcnegysq xbcnsq [hfv,
Ult dct ytnktyyj, xnj celm,fvb
D jnhfle gjcskfkjcm yfv/

Lkz vbhf genm r ytve pfukj[ytn;
Yj d njn ltdcndtyysq nfqybr,
[jnz. b vju, crjhtq bccj[ytn,
Xtv genm erf;tn vjq zpsr/

Crf;b ;t! rfr, ghb gthdjq dcnhtxt,
Ecgjrjbntkmyj cdtnkf,
Dxthf, j, rfr jyj lfktxt!
;bdfz ns d ytuj djikf?

B djn jnysyt gjytdjkt
D ,kf;tyyjq gfvznb vjtq
Jlyjq eks,rjq yt;yjq ,jkt,
Jlyjq pdtpljq k/,db cdtnktq/

В душе измученной годами

Картинка Анализ стихотворения Фета В душе измученной годами № 2

В душе измученной годами,
Есть неприступный чистый храм,
Где всё нетленно, что судьбами
В отраду посылалось нам.

Для мира путь к нему заглохнет,-
Но в этот девственный тайник,
Хотя б и мог, скорей иссохнет,
Чем путь укажет, мой язык.

Загрузка...

Скажи же - как, при первой встрече,
Успокоительно свела,
Вчера - о, как оно далече!-
Живая ты в него вошла?

И вот отныне поневоле
В блаженной памяти моей
Одной улыбки нежной боле,
Одной звездой любви светлей.

При использовании материалов сайта, не забудьте поставить ссылкуФламингуру для детей и родителей

Лекция: Отношение к природе Фета и Тютчева.

Картинка Анализ стихотворения Фета В душе измученной годами № 3

Природа для Тютчева – всё, идеал. Человек – часть природы. Сила природы велика.

Природа становится у Фета средством выражения лирического чувства восторга, наслаждения, радости: «любо мне», «рад я». Эту любовь вызывает не экзотическая природа, а обычная, пихая: «зари осенней след», «густая крапива шумит под окном»

83. Анализ стихотворения Фета…

Как лилея глядится в нагорный ручей,

Ты стояла над первою песней моей,

И была ли при этом победа, и чья,

У ручья ль от цветка, у цветка ль от ручья?

Ты душою младенческой всё поняла,

Что́ мне высказать тайная сила дала,

И хоть жизнь без тебя суждено мне влачить,

Но мы вместе с тобой, нас нельзя разлучить.

Та трава, что вдали на могиле твоей,

Здесь на сердце, чем старе оно, тем свежей,

И я знаю, взглянувши на звёзды порой,

Что взирали на них мы как боги с тобой.

У любви есть слова, те слова не умрут.

Нас с тобой ожидает особенный суд;

Он сумеет нас сразу в толпе различить,

И мы вместе придём, нас нельзя разлучить!

Пусть мчитесь вы, как я, покорны мигу,

Рабы, как я, мне прирожденных числ,

Но лишь взгляну на огненную книгу,

Не численный я в ней читаю смысл.

В венцах, лучах, алмазах, как калифы,

Излишние средь жалких нужд земных,

Незыблемой мечты иероглифы,

Вы говорите: «Вечность — мы, ты — миг.

Нам нет числа. Напрасно мыслью жадной

Ты думы вечной догоняешь тень;

Мы здесь горим, чтоб в сумрак непроглядный

К тебе просился беззакатный день.

Вот почему, когда дышать так трудно,

Тебе отрадно так поднять чело

С лица земли, где все темно и скудно,

К нам, в нашу глубь, где пышно и светло».

Равномерность течения времени во всех

головах доказывает более, чем что-либо

другое, что мы все погружены в один и

тот же сон; более того, что все видящие

этот сон являются единым существом.

Измучен жизнью, коварством надежды,

Когда им в битве душой уступаю,

И днем и ночью смежаю я вежды

И как-то странно порой прозреваю.

Еще темнее мрак жизни вседневной,

Как после яркой осенней зарницы,

И только в небе, как зов задушевный,

Сверкают звезд золотые ресницы.

И так прозрачна огней бесконечность,

И так доступна вся бездна эфира,

Что прямо смотрю я из времени в вечность

И пламя твое узнаю, солнце мира.

И неподвижно на огненных розах

Живой алтарь мирозданья курится,

В его дыму, как в творческих грезах,

Вся сила дрожит и вся вечность снится.

И всё, что мчится по безднам эфира,

И каждый луч, плотской и бесплотный,-

Твой только отблеск, о солнце мира,

И только сон, только сон мимолетный.

И этих грез в мировом дуновеньи

Как дым несусь я и таю невольно,

И в этом прозреньи, и в этом забвеньи

Легко мне жить и дышать мне не больно.

В тиши и мраке таинственной ночи

Я вижу блеск приветный и милый,

И в звездном хоре знакомые очи

Горят в степи над забытой могилой.

Трава поблекла, пустыня угрюма,

И сон сиротлив одинокой гробницы,

И только в небе, как вечная дума,

Сверкают звезд золотые ресницы.

И снится мне, что ты встала из гроба,

Такой же, какой ты с земли отлетела,

И снится, снится: мы молоды оба,

И ты взглянула, как прежде глядела.

Когда Божественный бежал людских речей… (1874)

Когда Божественный бежал людских речей

И празднословной их гордыни,

И голод забывал и жажду многих дней,

Внимая голосу пустыни,

Его, взалкавшего, на темя серых скал

Князь мира вынес величавый.

«Вот здесь, у ног твоих, все царства, — он сказал, -

С их обаянием и славой.

Признай лишь явное, пади к моим ногам,

Сдержи на миг порыв духовный -

И эту всю красу, всю власть тебе отдам

И покорюсь в борьбе неровной».

Но Он ответствовал: «Писанию внемли:

Пред богом господом лишь преклоняй колени!»

И сатана исчез — и ангелы пришли

В пустыне ждать его велений.

Когда, измучен жаждой счастья

И громом бедствий оглушен,

Со взором, полным сладострастья,

В тебе последнего участья

Искать страдалец обречен, -

Не верь, суровый ангел бога,

Тушить свой факел погоди.

О, как в страданьи веры много!

Постой! безумная тревога

Уснет в измученной груди.

Придет пора — пора иная:

Повеет жизни благодать,

И будет тот, кто, изнывая,

В тебе встречал предтечу рая,

Перед тобою трепетать.

Но кто не молит и не просит,

Кому страданье не дано,

Кто жизни злобно не поносит,

А молча, сознавая, носит

Твое могучее зерно,

Кто дышит с равным напряженьем, -

Того, безмолвна, посети,

Повея полным примиреньем,

Ему предстань за сновиденьем

И тихо вежды опусти.

Не тем, Господь, могуч, непостижим

Ты пред моим мятущимся сознаньем,

Что в звездный день твой светлый серафим

Громадный шар зажег над мирозданьем

И мертвецу с пылающим лицом

Он повелел блюсти твои законы,

Всё пробуждать живительным лучом,

Храня свой пыл столетий миллионы.

Нет, ты могуч и мне непостижим

Тем, что я сам, бессильный и мгновенный,

Ношу в груди, как оный серафим,

Огонь сильней и ярче всей вселенной.

Меж тем как я — добыча суеты,

Игралище ее непостоянства,-

Во мне он вечен, вездесущ, как ты,

Ни времени не знает, ни пространства.

Одним толчком согнать ладью живую

С наглаженных отливами песков,

Одной волной подняться в жизнь иную,

Учуять ветр с цветущих берегов,

Тоскливый сон прервать единым звуком,

Упиться вдруг неведомым, родным,

Дать жизни вздох, дать сладость тайным мукам,

Чужое вмиг почувствовать своим,

Шепнуть о том, пред чем язык немеет,

Усилить бой бестрепетных сердец —

Вот чем певец лишь избранный владеет,

Вот в чём его и признак и венец

28 октября 1887

Сердце трепещет отрадно и больно,

Подняты очи, и руки воздеты.

Здесь на коленях я снова невольно,

Как и бывало, пред вами, поэты.

В ваших чертогах мой дух окрылился,

Правду провидит он с высей творенья;

Этот листок, что иссох и свалился,

Золотом вечным горит в песнопеньи.

Только у вас мимолетные грезы

Старыми в душу глядятся друзьями,

Только у вас благовонные розы

Вечно восторга блистают слезами.

С торжищ житейских, бесцветных и душных,

Видеть так радостно тонкие краски,

В радугах ваших, прозрачно-воздушных,

Неба родного мне чудятся ласки.

Истрепалися сосен мохнатые ветви от бури,

Изрыдалась осенняя ночь ледяными слезами,

Ни огня на земле, ни звёзды в овдовевшей лазури,

Всё сорвать хочет ветер, всё смыть хочет ливень ручьями.

Никого! Ничего! Даже сна нет в постели холодной,

Только маятник грубо-насмешливо меряет время.

Оторвись же от тусклой свечи ты душою свободной!

Или тянет к земле роковое, тяжёлое бремя?

О, войди ж в этот мрак, улыбнись, благосклонная фея,

И всю жизнь в этот миг я солью, этим мигом измерю,

И, речей благовонных созвучием слух возлелея,

Не признаю часов и рыданьям ночным не поверю!

Богини девственной округлые черты,

Во всём величии блестящей наготы,

Я видел меж дерев над ясными водами.

С продолговатыми, бесцветными очами

Высоко поднялось открытое чело, —

Его недвижностью вниманье облегло,

И дев молению в тяжёлых муках чрева

Внимала чуткая и каменная дева.

Но ветер на заре между листов проник, —

Качнулся на воде богини ясный лик;

Я ждал, — она пойдёт с колчаном и стрелами,

Молочной белизной мелькая меж древами,

Взирать на сонный Рим, на вечный славы град,

На жёлтоводный Тибр, на группы колоннад,

На стогны длинные… Но мрамор недвижимый

Белел передо мной красой непостижимой.

Я пришел к тебе с приветом,

Рассказать, что солнце встало,

Что оно горячим светом

По листам затрепетало;

Рассказать, что лес проснулся,

Весь проснулся, веткой каждой,

Каждой птицей встрепенулся

И весенней полон жаждой;

Рассказать, что с той же страстью,

Как вчера, пришел я снова,

Что душа все так же счастью

И тебе служить готова;

Рассказать, что отовсюду

На меня весельем веет,

Что не знаю сам, что буду

Петь — но только песня зреет.

«В душе измученной годами. »

В душе измученной годами,

Есть неприступный чистый храм,

Где всё нетленно, что судьбами

В отраду посылалось нам.

Для мира путь к нему заглохнет,-

Но в этот девственный тайник,

Хотя б и мог, скорей иссохнет,

Чем путь укажет, мой язык.

Скажи же — как, при первой встрече,

Вчера — о, как оно далече!-

Живая ты в него вошла?

И вот отныне поневоле

В блаженной памяти моей

Одной улыбки нежной боле,

Одной звездой любви светлей.

«Отчего со всеми я любезна. »

Отчего со всеми я любезна,

Только с ним нас разделяет бездна?

Отчего с ним, хоть его бегу я,

Не встречаться всюду не могу я?

Отчего, когда его увижу,

Словно весь я свет возненавижу?

Отчего, как с ним должна остаться,

Так и рвусь над ним же издеваться?

Отчего — кто разрешит задачу?—

До зари потом всю ночь проплачу?

Как нежишь ты, серебряная ночь,

В душе расцвет немой и тайной силы!

О! окрыли и дай мне превозмочь

Весь этот тлен, бездушный и унылый.

Какая ночь! алмазная роса

Живым огнем с огнями неба в споре.

Как океан, разверзлись небеса,

И спит земля и теплится, как море.

Мой дух, о ночь! как падший серафим,

Признал родство с нетленной жизнью звездной,

И, окрылен дыханием твоим,

Готов лететь над этой тайной бездной.

Кому венец: богине ль красоты

Иль в зеркале её изображенью?

Поэт смущён, когда дивишься ты

Богатому его воображенью.

Не я, мой друг, а Божий мир богат,

В пылинке он лелеет жизнь и множит,

И что один твой выражает взгляд,

Того поэт пересказать не может.

У пурпурной колыбели

Трели мая прозвенели,

Что весна опять пришла.

Гнется в зелени береза,

И тебе, царица роза,

Брачный гимн поет пчела.

Вижу, вижу! счастья сила

Яркий свиток твой раскрыла

И увлажила росой.

Мир любви передо мной.

Если б движущий громами

Повелел между цветами

Цвесть нежнейшей из богинь,

Чтоб безмолвною красою

Звать к любви, — когда весною

Темен лес и воздух синь.

Ни Киприда и ни Геба,

Спрятав в сердце тайны неба

И с безмолвьем на челе,

В час блаженный расцветанья,

Больше страстного признанья

Не поведали б земле.

Только встречу улыбку твою,

Или взгляд уловлю твой отрадной, —

Не тебе песнь любви я пою,

А твоей красоте ненаглядной.

Про певца по зарям говорят,

Будто розу влюблённою трелью

Восхвалять неумолчно он рад,

Над душистой её колыбелью.

Но безмолвствует, пышно чиста,

Молодая владычица сада:

Только песне нужна красота,

Красоте же и песен не надо.

Пришла и села. Счастлив и тревожен,

Ласкательный твой повторяю стих;

И если дар мой пред тобой ничтожен,

То ревностью не ниже я других.

Заботливо храня твою свободу,

Непосвященных я к тебе не звал,

И рабскому их буйству я в угоду

Твоих речей не осквернял.

Всё та же ты, заветная святыня,

На облаке, незримая земле,

В венце из звезд, нетленная богиня,

С задумчивой улыбкой на челе.

«Если радует утро тебя. »

Если радует утро тебя,

Если в пышную веришь примету,—

Хоть на время, на миг полюбя,

Подари эту розу поэту.

Хоть полюбишь кого, хоть снесешь

Не одну ты житейскую грозу,—

Но в стихе умиленном найдешь

Эту вечно душистую розу.

Хоть нельзя говорить, хоть и взор мой поник, -

У дыханья цветов есть понятный язык:

Если ночь унесла много грез, много слез,

Окружусь я тогда горькой сладостью роз.

Если тихо у нас и не веет грозой,

Я безмолвно о том намекну резедой;

Если нежно ко мне приласкалася мать,

Я с утра уже буду фиалкой дышать;

Если ж скажет отец: «Не грусти, — я готов», -

С благовоньем войду апельсинных цветов,

< 3 августа 1887 >

Целый мир от красоты,

От велика и до мала,

И напрасно ищешь ты

Отыскать ее начало.

Что такое день иль век

Перед тем, что бесконечно?

Хоть не вечен человек,

То, что вечно,— человечно.

Стихотворение Фета А.А.
«В душе, измученной годами»

Картинка Анализ стихотворения Фета В душе измученной годами № 4

"В душе, измученной годами"

В душе, измученной годами,
Есть неприступный чистый храм,
Где все нетленно, что судьбами
В отраду посылалось нам.

Для мира путь к нему заглохнет;
Но в этот девственный тайник,
Хотя б и мог, скорей иссохнет,
Чем путь укажет мой язык.

Скажи же! как, при первой встрече,
Успокоительно светла,
Вчера, о, как оно далече!
Живая ты в него вошла?

И вот отныне поневоле
В блаженной памяти моей
Одной улыбкой нежной боле,
Одной звездой любви светлей.

Стихотворение Фета А.А. - В душе, измученной годами

См. также Афанасий Фет - стихи (Фет А. А.) :

В дымке-невидимке.
В дымке-невидимке Выплыл месяц вешний, Цвет садовый дышит Яблонью, че.

Венера Милосская
И целомудренно и смело, До чресл сияя наготой, Цветет божественное те.

Я много лет тобой любуюсь

«В душе, измученной годами. »


В душе, измученной годами,
Есть неприступный чистый храм,
Где все нетленно, что судьбами
В отраду посылалось нам.

Для мира путь к нему заглохнет;
Но в этот девственный тайник,
Хотя б и мог, скорей иссохнет,
Чем путь укажет мой язык.

Скажи же! как, при первой встрече,
Успокоительно светла,
Вчера, о, как оно далече!
Живая ты в него вошла?

И вот отныне поневоле
В блаженной памяти моей
Одной улыбкой нежной боле,
Одной звездой любви светлей.

Фет Афанасий Афанасьевич

Пародия:
Я много лет тобой любуюсь.

В душе, измученной годами
Есть всё же светлый уголок,
Куда, что было между нами,
Я от людских глаз уволок.

Для мира путь к нему заказан;
И этот девственный тайник,
Хранить до смерти я обязан –
Мужик я, или не мужик.

С момента нашей первой встречи,
Ты поселилась там навек,
Там твои ноги, руки, плечи
И взгляд из-под прекрасных век.

Прости меня, как есть невежу,
Что я люблю тебя одну,
Скорей язык себе отрежу,
Чем я кому о том шепну.

Я много лет тобой любуюсь,
В блаженной памяти моей.
Усну, во сне с тобой целуюсь,
Женой не ставшею своей.

© Владимир Степанов 4. 2015
5062209219

Послушайте стихотворение Фета В душе измученной годами

Темы соседних сочинений

Картинка к сочинению анализ стихотворения В душе измученной годами

Анализ стихотворения Фета В душе измученной годами