Анализ стихотворения Фета У окна



Анализ стихотворений из цикла А.А. Фета «Снега»

Картинка Анализ стихотворения Фета У окна № 1

Особенностью творчества А.А. Фета служит то, что он описывает явления природы точно и чётко. В основном, А.А. Фет описывает в своих стихотворениях центральные области России.

Именно природе средней полосы посвящён цикл стихотворений «Снега». Данный цикл состоит из 15-ти стихотворений:

1. «Я русский, я люблю молчанье дали мразной…»

2. «Знаю я, что ты, малютка…»

3. «Вот утро севера - сонливое, скупое…»

4. «Ветер злой, ветр крутой в поле…»

5. «Печальная берёза…»

6. «Кот поёт, глаза прищуря…»

7. «Чудная картина…»

8. «Ночь светла, мороз сияет…»

9. «На двойном стекле узоры…»

10. «Скрип шагов вдоль улиц белых…»

11. «Ещё вчера на солнце млел…»

12. «Какая грусть! В конце аллеи…»

13. «На пажитях немых люблю в мороз трескучий…»

15. «Мама! глянь-ка из окошка…».

Сборник носит программный, почти демонстративный характер. Само название цикла - «Снега» - говорит о том, что в стихотворениях данного цикла будет представлен мир русской природы.

Загрузка...

Стихотворение «Кот поет, глаза прищуря…», занимающее в композиции цикла «Снега» срединное место (в плане 1892 г. сместившееся к началу цикла), объединяет две контрастные группы, «пучки» мотивов, сквозные для «Снегов»: с одной стороны, бурю, печаль, оцепенение и покой, гармонию, великолепие, красоту -- с другой. В открывающем «Снега» (начиная с издания 1856 г.) стихотворении «На пажитях немых люблю в мороз трескучий…» эпитеты немые («пажити немые») и нагие («Былинки сонные среди нагих полей») и сравнение снежного холма с неким мавзолеем рождают настроение грустное, ассоциируются со смертью. Однако эти ассоциаций преодолеваются мотивом великолепия, ярких красок и радостных звуков зимней природы: «При свете солнечном <…> снега блеск колючий», «речка звонкая под темно-синим льдом», «полыньи зеркальные». Фетовский пейзаж заставляет вспомнить о живительной красоте природы из пушкинского «Зимнего утра».

Открывает сборник стихотворение «Я русский, я люблю молчанье дали мразной…», в котором взору читателя представлено восприятие природы поэтом, которое заключается в том, что ощущение прекрасного неотделимо от его любви к родине:

Я русский, я люблю молчанье дали мразной,

Под пологом снегов как смерть однообразной,

Леса под шапками иль в инее седом,

Да речку звонкую под темно-синим льдом.

Как любят находить задумчивые взоры

Завеянные рвы, навеянные горы,

Былинки сонные - иль средь нагих полей,

Где холм причудливый, как некий мавзолей,

Изваян полночью, - круженье вихрей дальных

И блеск торжественный при звуках погребальных!

В данном стихотворении раскрывается особое эстетическое видение «сына севера», который всё-таки любит свою мрачную родину и то, что автор, хоть и предан родному краю, действительно является сыном своей земли.

Также стоит отметить и тот факт, что А.А. Фет в этом стихотворении создаёт дисгармоничный, и вместе с тем трагический образ природы севера. Через общий колорит природы выражается мертвенность, пустынность зимнего простора, а также одиночество затерянного в нём человека. Сугроб, возникший за ночь, уподобляется мавзолею, поля, занесенные снегом, своим однообразием навевают мысль о смерти, звуки метели кажутся заупокойным пением. Но несмотря на это, природа хоть грустная и скудная, всё-таки дорога поэту. Мотивы радости и печали, смерти и любви слиты в стихотворении. Лирический герой, а в конечном счете и сам поэт, любуется мрачным простором ледяной пустыни и находит в нем не только своеобразный идеал красоты, но нравственную опору. Он не брошен, не «заключен» в этот суровый мир, а порожден им и страстно к нему привязан.

В стихотворении цикла -- «Знаю я, что ты, малютка…» -- преобладают радостные чувства, питаемые и любовью лирического героя к героине, лунной ночью выходящей из дому, и ночной зимней природой с ее пышными украшениями («Бриллианты в свете лунном, / Бриллианты в небесах, / Бриллианты на деревьях, / Бриллианты на снегах»), Дневному, золотому блеску снега из первого текста цикла соответствует серебристое ночное свечение во втором стихотворении.

В третьем стихотворении -- «Вот утро севера -- сонливое, скупое…» мотив зимней тоски, скуки, неказистая, неяркая цветовая гамма зимнего утра сплетены с мотивом любви к быстрой езде по зимней дороге «кибитки удалой», с отрадным звуком колокольчика, трепещущим в тишине. Снег в стихотворении интерпретируется как «хлопья белые».

В четвертом тексте «Снегов» -- «Ветер злой, ветр крутой в поле…» вой зимнего ветра зловещ, хотя и «про живых ветер весть пронес / С позвоночками». Звон колокольчика, донесенный ветром,-- весть о не замерзших путниках, добирающихся к теплому приюту, но этот же ветер «под дубовым крестом, свистит, / Раздувается», словно предвещая чью-то смерть. Зима -- царство смерти, в котором «не пугается» лишь «серый заяц степной».

В следующем стихотворении -- «Печальная береза…» -- мотивы зимней красоты и смерти контрастно объединены, но не примирены. Зимняя береза печальная, и ее снежный наряд -- траурный, но сравниваются безжизненные ветви с полными искрометной жизни гроздьями винограда, а птицы, ассоциирующиеся с движением, с весной,-- создания, способные разрушить красу ветвей, запорошенных снегом.

В стихотворении «Печальная берёза…» первым словом сразу создается печальное настроение. А во второй строфе оно усиливается словом траурный. В этом стихотворении больше рассказывается о чувствах автора, а не о березе. Для Фета характерна тесная связь изображаемых картин природы и вызванных ими чувств, переживаний. Автор стихотворения использует возвышенную, поэтическую лексику, прилагательные передают настроение. Глаголы называют в основном действия автора, которые являются чувствами. Поэт в данном стихотворении использует следующие средства образной выразительности: эпитеты - печальная, траурный белая, пушистые, снежная, сонная, золотой, новый; сравнение - «как гроздья винограда…», «точно серебром, снежною каймой, белой бахромой; олицетворение - «прихотью мороза разубрана», «береза принакрылась…», «сонная тишина», «заря лениво обходит…»; инверсия - «прихотью мороза разубрана она», «ветвей концы висят», «люблю игру денницы я замечать…».

Эти тексты предшествуют в цикле стихотворению «Кот поет, глаза прищуря…». Следует за ним стихотворение «Чудная картина…», в котором подхвачен мотив бега кибитки удалой, но скучное однообразие зимнего пейзажа сменяет красота зимнего простора, красота уже не великолепная, не броская; игра, переливы ярких красок сменила ровная безграничная белизна, вместо искрящегося на солнце снега -- ровное, смиренное сияние лунной равнины. Относящееся к пейзажной лирике стихотворение описывает близкую поэту зимнюю ночь. Фет искренне любит зиму, его влекут «блестящий снег» и «белая равнина». Кажущаяся простота незатейливого зимнего пейзажа несет в себе чистую, как белоснежные поля, красоту.

В произведении ярко прослеживаются основные мотивы - очарованность героя ночным пейзажем, мотив пути, возникающий в конце стихотворения, мотив человеческого одиночества, подчеркнутый холодной красотой заснеженной природы. Одинокая луна над белой равниной символизирует это состояние человеческой души. Природа и человек слиты в стихотворении воедино.

Основным изобразительным средством стихотворения выступают эпитеты: «чудная картина», «блестящий снег», «одинокий бег», «небес высоких», «полная луна». Оценочный эпитет «чудная» выражает состояние умиротворенного восхищения лирического героя. В пейзажной зарисовке присутствует олицетворение («и саней далеких одинокий бег») и инверсия («небес высоких», «саней далеких»), выполняющая двойную роль. Она позволяет организовать падение логических ударений в стихотворении на прилагательные, а также вводит в стихотворение мотив пути. В первой строфе Фет прибегает к аллитерации звука «р», а во второй использует аллитерацию звука «с», позволяющую передать ощущение света.

Поэт обращается во второй строфе к повтору-перифразу («полная луна» - «свет небес», «белая равнина» - «блестящий снег»). Синтаксический параллелизм (чудная картина, белая равнина, полная луна) усиливает ощущение гармонии от восприятия окружающей картины. Контрастная цветовая гамма стихотворения - луна на фоне ночного неба, темнеющий силуэт саней на белом снегу - придает особую выразительность зимнему пейзажу.

Фет использует в «Чудной картине» прием безглагольности, передавая настоящее время с помощью назывных предложений и употребления личного местоимения «ты» и краткого прилагательного «родна» («как ты мне родна»). Все стихотворение представляет одно сложное предложение. Оно создает ощущение, что поэт переполнен чувствами и говорит на одном дыхании, а также передает ощущение целостного восприятия природы и единения с ней. Повествовательная интонация подчеркивает внутреннее спокойствие.

В стихотворении «Ночь светла, мороз сияет…» подхвачены мотивы света, блеска, езды в санях. Но теперь это не бег чужих саней, как в «Вот утро севера -- сонливое, скупое…» и в «Чудной картине…», а желанная прогулка лирического героя с возлюбленной -- вариация темы, открытой князем П.А.Вяземским в элегии «Первый снег» (из нее взят эпиграф к первой главе «Евгения Онегина» -- «И жить торопится, и чувствовать спешит») и продолженной А.С.Пушкиным в «Зимнем утре» и в «Осени»). Сне он называет в стихотворении ласково «снежок», что говорит о том, что Фету нравится зима и её пейзажи.

В стихотворении «На двойном стекле узоры…» контраст мрачной и печальной ночи и наступающего отрадного, преображающего дня из пушкинского «Зимнего утра» зеркально перевернут: суетливому дню противопоставлена тишина лунной ночи, спокойное уединение героя и героини в тепле дома. Образ теплого дома напоминает о домашнем уюте из стихотворения «Кот поет, глаза прищуря…»

В следующем тексте -- «Скрип шагов вдоль улиц белых…» -- представлено мертвенное оцепенение зимы, царство мороза, невыносимое даже для ветра, веяние которого ассоциируется не со стужей, а с движением жизни: «Ветер спит, и всё немеет, / Только бы уснуть; / Ясный воздух сам робеет / На мороз дохнуть». В противоположность стихотворению «Кот поет, глаза прищуря» художественный мир стихотворения -- это стылое безжизненное пространство за пределами стен дома («На стенах оледенелых / Блещут хрустали»), ледяная красота которого -- вне- и бесчеловечна.

стихотворении «Еще вчера, на солнце млея…» украшения, наряд зимней природы увидены как фальшивые, обманные и тусклые: «Земля и небо -- всё одето / Каким-то тусклым серебром».

Стихотворение состоит из трех строф. Размер - разностопный хорей. Рифмовка - перекрестная. Стопа - двухсложная с ударением на первом слоге. В этом стихотворении описана зимняя ночь. Время года - зима. Предметы, изображаемые автором о зимней ночи - улицы, огоньки, стены, хрустали, ресницы, пух, ночь.

Скрип шагов вдоль улиц белых,

На стенах оледенелых

От ресниц нависнул в очи

Тишина холодной ночи. Занимает дух.

Это стихотворение вызывает ощущение холода, тишины и неясной тревоги. Для создания этого ощущения поэт использует звуки (шипящие, звонкие согласные), усиливающие образ замерзшего, стеклянного города. Почти все слова короткие, как быстрые и четкие шаги ночного путника. Предложения различны по длине, и, может быть, именно эта особенность показывает, как прерывисто дыхание человека… Это стихотворение вызывает грустное настроение. Когда его читаешь, то представляешь себе морозную, сверкающую зимнюю ночь. Образ ночи автор создает с помощью слов (оледенелых, хрустали, блещут), звуков и ритма. Предложения построены так, что кажется, что автору так холодно, что он старается меньше говорить. Поэтому каждая вторая строка в предложении короче первой. Кажется, что все замерло и не дышит в морозном воздухе. Ветру и воздуху приписаны человеческие свойства (ветер спит, воздух робеет). Мороз такой сильный, что даже воздух его боится.

Звуковая форма стихотворения помогает проникнуться тишиной и торжественностью. Каждая вторая строка стихотворения короче первой, что дает возможность более глубокого осмысления содержания, даже возможность представить себя в изображенной картине… Поэт восхищается природой, он сравнивает обыкновенный лед с хрусталем, он называет иней на ресницах серебристым пухом, который не просто мешает глазам смотреть, а «нависнул в очи». Многие слова употреблены в переносном значении: «ветер спит», «воздух робеет на мороз дохнуть». Но я понимаю, что это означает: нет ветра, воздух неподвижный…

Печаль и тоска -- чувства, рождаемые картинами зимы в стихотворении «Какая грусть! Конец аллеи…». Безотрадной унылой зиме противопоставлены метафорическое царство весны, край обновления души.

В последних двух стихотворениях цикла «Снега» (как он представлен в плане 1892 г.) вместо уныния и печали -- радость любовного свидания, знаком, вестником которого оказывается «на стекле узор стекала» («У окна»), и праздник детских зимних игр, долгожданное наступление зимы, которое предчувствовала кошка, олицетворяющая, как и поющий кот, домашний уют: «Знать, вчера недаром кошка / Умывала нос» («Мама! глянь-ка из окошка…»). Выход из дома в мир зимней природы в этом произведении представлен как освобождение и радость:

Уж теперь не будет спору:

За салазки, да и в гору

Правда, мама? Не откажешь,

А сама, наверно, скажешь:

«Ну, скорей гулять!»

Снег в данном стихотворении интерпретируется как «свежая, белая, пухлая вата» и имеет значение чего-то светлого: «…Посветлело, побелело, видно есть мороз…».

Таким образом, можно сделать вывод о том, что А.А.Фет любил зиму с её зимними пейзажами, несмотря на холод и мороз. Зимний цикл Фета много мотивен: он поёт и о печальной березе в зимнем одеянии, о том, как “ночь светла, мороз сияет, ”и “на двойном стекле узоры на чертил мороз”. Снег в стихотворениях данного цикла имеет разные интерпретации - это и «хлопья белые», и «снежок», и «свежая, белая, пухлая вата», и «снег валит клоками…», и «серебристый пух», и «белая бахрома», и «блестящий снег». Коннотации у слова «снег» как положительные, так и отрицательные. В одних стихотворениях снег - это выражение и ожидание чего-то светлого, радостного, а в других - это вестник смерти, чего-то холодного, чужого, тёмного. Цикл «Снега» Ф.Ф.Фета составлен по тематическому признаку: стихотворения, их образующие, приурочены соответственно к зиме и в них упоминается о снеге; либо же они посвящены вечернему и ночному времени.

Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter

Афанасий Фет — К окну приникнув головой ( У окна )

Картинка Анализ стихотворения Фета У окна № 2

K oknu priniknuv golovoy,
Ya podzhidal s toskoyu nezhnoy,
Chtob ty yavilas — i s toboy
Pomchatsya po ravnine snezhnoy.

No v blesk sokrylas ty lesov,
Pod listya yarkiye banana,
Za serebro pustynnykh mkhov
I pyl zhemchuzhnuyu fontana.

Ya videl gorny povorot,
Gde sneg stopoy tvoyey vstrevozhen,
I rassmotrel khrustalny grot,
Kuda mne dostup nevozmozhen.

Vdrug ty voshla, — ya vse uznal,
Smekh na ustakh, v glazakh ugroza.
O, kak vse verno podskazal
Mne na stekle uzor moroza.

R jrye ghbybryed ujkjdjq,
Z gjl;blfk c njcrj/ yt;yjq,
Xnj, ns zdbkfcm — b c nj,jq
Gjvxfnmcz gj hfdybyt cyt;yjq/

Yj d ,ktcr cjrhskfcm ns ktcjd,
Gjl kbcnmz zhrbt ,fyfyf,
Pf ctht,hj gecnsyys[ v[jd
B gskm ;tvxe;ye/ ajynfyf/

Z dbltk ujhysq gjdjhjn,
Ult cytu cnjgjq ndjtq dcnhtdj;ty,
B hfccvjnhtk [hecnfkmysq uhjn,
Relf vyt ljcneg ytdjpvj;ty/

Dlheu ns djikf, — z dct epyfk,
Cvt[ yf ecnf[, d ukfpf[ euhjpf/
J, rfr dct dthyj gjlcrfpfk
Vyt yf cntrkt epjh vjhjpf/

«Печальная береза…» А.Фет

Картинка Анализ стихотворения Фета У окна № 3

Люблю игру денницы

Я замечать на ней,
И жаль мне, если птицы
Стряхнут красу ветвей.

Анализ стихотворения Фета «Печальная береза…»

Береза — один из наиболее распространенных образов русской пейзажной лирики. Кроме того, она считается важнейшим символом нашей страны. Существует множество народных поверий, связанных с этим деревом, причем как положительных, так и негативных. Согласно одним традициям, береза могла выступать в роли защитницы от нечистой силы. По другим верованиям, в ее ветвях селились русалки и черти. В дохристианские времена символика, связанная с березой, встречалась не только у славян, но и у кельтов, скандинавов, финно-угорских народов. У них в большинстве случаев растение ассоциировалось с переходом от весны к лету. В более широком понимании оно становилось символом смерти и последующего воскрешения.

Стихотворение «Печальная береза» создано в 1842 году. Оно относится к раннему периоду творчества Фета. Произведение представляет собой небольшую пейзажную зарисовку, состоящую всего из трех четверостиший. Поэт изображает березу, которая растет под окном лирического героя, при этом наделяя ее эпитетом «печальная». Возможно, выбор прилагательного обусловлен тем, что дерево описывается в зимний период. Лишенное листьев или сережек оно словно умирает. При этом лирическому герою импонирует траурный наряд растения. Ему нравятся ветви, усыпанные снегом. Кажется, для него не радостен будет приход весны, когда дерево возродится и скинет белое платье. Скорей всего, лирическому герою близка именно печальная береза из-за собственного душевного состояния. Это придает миниатюре оттенок трагизма.

Произведение звучит торжественно, возвышенно, что достигается за счет точного подбора лексики. Фет использует устаревшее слово денница, обозначающее последнюю «утреннюю звезду», планету Венеру. Также в заключительной строфе употреблено существительное «краса» (в значении «красота»). В первом четверостишии встречается страдательное причастие «разубрана».

Стихотворение Фета часто сопоставляют с известным произведением Есенина «Береза». написанным в 1913 году. Оба поэта изображают зимнюю березу. Вот только у Сергея Александровича она предстает в образе невесты, а Афанасий Афанасьевич практически рядит ее в похоронный саван. Кроме того, в «Печальной березе» Фета ярче выражена позиция лирического героя. У Есенина он косвенно присутствует только в начале. Что же объединяет два произведения? В первую очередь — бесконечная любовь к родине, которую смогли передать поэты.

Срочно нужен анализ стихотворения Афанасия Фета "На заре ты ее не буди"

Картинка Анализ стихотворения Фета У окна № 4

Тона Лутков Ученик (91), закрыт 6 лет назад

На заре ты ее не буди,
На заре она сладко так спит;
Утро дышит у ней на груди,
Ярко пышет на ямках ланит.

И подушка ее горяча,
И горяч утомительный сон,
И, чернеясь, бегут на плеча
Косы лентой с обеих сторон.

А вчера у окна ввечеру
Долго-долго сидела она
И следила по тучам игру,
Что, скользя, затевала луна.

И чем ярче играла луна,
И чем громче свистал соловей,
Все бледней становилась она,
Сердце билось больней и больней.

Оттого-то на юной груди,
На ланитах так утро горит.
Не буди ж ты ее, не буди.
На заре она сладко так спит!

Alexey Khoroshev Высший разум (1438025) 6 лет назад

Именно о хрупкости, беззащитности красоты говорит один из шедевров раннего Фета — “На заре ты её не буди. ” (1842). Давайте попробуем прочитать стихотворение вместе, строфа за строфой.

На заре ты её не буди,
На заре она сладко так спит;
Утро дышит у ней на груди,
Ярко пышет на ямках ланит.

Начальное четверостишие создаёт образ сладостный, безмятежный. В первых двух строках повторяется зачин (такое единоначатие называют анафорой) — “На заре. на заре. ”. Во втором двустишии добавлена внутренняя рифма: “Утро дышит. Ярко пышет. ”. Возникает баюкающий, усыпляющий ритм, стихи раскачиваются подобно качелям. И не до конца понятно, кто же обращается к поэту (“На заре ты её не буди. ”). Или сам поэт к кому-то обращается? Размытость, расплывчатость очертаний этого незримого собеседника как нельзя лучше подходит к общему тону строфы, к образу красоты, пребывающей в покое.

Но уже следующая строфа вносит в эту гармонию тревожную ноту:

И подушка её горяча,
И горяч утомительный сон,
И, чернеясь, бегут на плеча
Косы лентой с обеих сторон.

Если читать стихи, обращая внимание только на слова, то лишь один эпитет — утомительный — противоречит общему смыслу сказанного в первом четверостишии. Сон красавицы, который со стороны кажется сладким (“На заре она сладко так спит”), для неё самой утомителен. Мы на секунду покидаем точку зрения поэта-собеседника и встаём на точку зрения героини. Но только на секунду; все остальные образы четверостишия описывают её извне, со стороны. И понять, почему же сладкий сон так утомителен, мы пока не можем.

Зато можем сделать то, что при чтении стихов делать обязательно, — обратим внимание не только на слова, но и на поэтический синтаксис, и на звукопись, и на ритмическое дыхание. И тогда обнаружится нечто весьма интересное. В первой строфе не было ни одного звука “ч”, а во второй этот звук взрывается четыре раза кряду, как тревожный раскат грома: “горяЧа. горяЧа. Чернеясь. плеЧа”. В первой строфе повторы создавали баюкающий настрой, во второй анафорический зачин (“И. И. И. ”) звучит взволнованно, нервно, почти грозно.

И вот мы переходим к третьей и четвёртой строфам:

А вчера у окна ввечеру
Долго-долго сидела она
И следила по тучам игру,
Что, скользя, затевала луна.

И чем ярче играла луна,
И чем громче свистал соловей,
Всё бледней становилась она,
Сердце билось больней и больней.

Драматическое звучание стихотворения резко усиливается. Тема страдания сначала теснит тему красоты, а затем увязывается с ней в неразрывный узел. Мы не знаем, от чего страдает красавица в той жизни, от которой её спасает сон. От неразделённой любви, от измены? Но это страдание безысходно и неизбежно. И чем горестнее бледность, которая покрывала её щёки, тем ярче румянец, который играет на её “ланитах” во сне. Да и он не всесилен: страдание проникает в сердцевину сна, делает его утомительным — а румянец лишь стороннему наблюдателю кажется нежным, на самом деле он горячечный, болезненный.

Звукопись, которая была намечена во второй строфе, в третьей и четвёртой лишь усиливается. Опять взрывные “ч” замыкаются по концам строки, как полюса в электрической цепи, и между ними искрит ощущение боли: “А ВЧера у окна ВВеЧеру”. И повторы вновь призваны умножить чувство драматической безысходности: “Долго-долго. И чем ярче. И чем громче. Всё бледней. больней и больней”.

И вот теперь нам предстоит ещё раз вернуться к темам, намеченным в первой “безмятежной” строфе. Фет сознательно использует кольцевую композицию, повторяя в финале образы, использованные в начале стихотворения:

Оттого-то на юной груди,
На ланитах так утро горит.
Не буди ж ты её, не буди.
На заре она сладко так спит!

Слова — почти все — те же, а вот смысл их полностью изменился! Почему не нужно будить красавицу? Вовсе не потому, что любоваться ею — радостно. А потому, что пробуждение сулит ей новое страдание, гораздо более сильное, чем то, которое проникло в её “утомительное” сновидение.

Фет А. А. - «У окна»

Стихотворение Афанасия Фета «У окна»

К окну приникнув головой,
Я поджидал с тоскою нежной,
Чтоб ты явилась - и с тобой
Помчаться по равнине снежной.

Но в блеск сокрылась ты лесов,
Под листья яркие банана,
За серебро пустынных мхов
И пыль жемчужную фонтана.

Я видел горный поворот,
Где снег стопой твоей встревожен,
Я рассмотрел хрустальный грот,
Куда мне доступ невозможен.

Вдруг ты вошла - я всё узнал -
Смех на устах, в глазах угроза.
О, как всё верно подсказал
Мне на стекле узор мороза!
Автор: Фет А. А. .

Раздел «У окна - Фет А. А. ». © 2007-2017, "VamPodarok.com".
Внимание! Авторские материалы. При копировании стихов и других материалов прямая ссылка на сайт VamPodarok.com обязательна.

Послушайте стихотворение Фета У окна

Темы соседних сочинений

Картинка к сочинению анализ стихотворения У окна

Анализ стихотворения Фета У окна