Анализ стихотворения Фета На корабле



Анализ стихотворения А.Фета «На корабле»

Стоя на корабле, ты чувствуешь крылья за спиной, ощущаешь лёгкость и невесомость полёта. Нет человека, который не испытывал бы чувства восторга при мысли о полёте. Заворожено мы наблюдаем за птицами. Каждого в детстве посещали мечты о полёте.

«Летим!»- этим восторженным восклицанием начинается стихотворение «На корабле». Глагольная форма и восклицательная интонация экспрессивно дают динамический импульс стихотворению. Отметим, что слово употреблено во множественном числе. Человек и корабль – единое целое. Они в плену стихии.

Как далеко земля от летящей птицы, так далеко земля от человека, плывущего на корабле. Земля,- устойчивый пространственный ориентир,- стремительно отдаляется. Фет это подчёркивает эпитетом и олицетворением: «Туманною чертою/ Земля от глаз моих бежит». Пространственные ориентиры размываются, лирический герой мчится навстречу неизведанному миру, «чуждой стихии». Повтор слова «земля» во второй и последней строках придаёт цельность стихотворению. Прощание с родным берегом («Земля от глаз моих бежит. ») и последний взгляд на неё («. будет исчезать в тумане/ За мной родимая земля».). Море «вскипает», вспенивается. На звуковом уровне это подчёркнуто аллитерацией [вс] и [ст]. Фет восхищается новым чувством, о чём говорит эпитет «Под непривычною стопою/ Вскипая белою грядою,/ Стихия чуждая дрожит».

Загрузка...

Второе пятистишие – это стихия чувств. «Дрожит и сердце, грудь заныла». Глаголы передают состояние лирического героя – упоение стихией и страх перед ней. Автор подводит нас к философскому размышлению. Полёт – это не только радостная, неизвестная часть жизни, но и полёт души после неё. Лирический герой на корабле, но душой он в полёте, «куда невидимая сила/ Её неволей унесла». Душа объята тревогой, она во власти стихии – неведомой силы, неподвластной воле человека. Это ощущение усилено сочетанием звуков [гр] и [др].

Лирическому герою «чудится заране/ Тот день. ». Он предчувствует неизбежный конец, так как ничто не вечно. Душа в свободном полёте, «без корабля», помчится над морем в «воздушном океане», и точно так же, как и сейчас, «будет исчезать в тумане/ За мной родимая земля». Слова «душа» и «воздушный» во втором и третьем пятистишиях, являются их смысловыми доминантами. Душа сливается с воздушным океаном. Имеющие общие истоки (от корня «дух»), они придают стихотворению композиционную и смысловую цельность.

Пейзаж, представший перед взглядом лирического героя, невольно привёл его к думам о жизни и смерти. Воздушный океан – символ вечности, в которую уходит человек, покидая «родимую землю».

Чувством полёта пронизано всё стихотворение. Оно сопровождает нас всю жизнь. Мы растём с ним, взрослеем. Оно нас вдохновляет, ведёт по жизни, и душа наша «мчится в воздушном океане» даже после неё. Конечна жизнь человека, но движение вечно.

Афанасий Фет — Летим! Туманною чертою ( На корабле )

Картинка Анализ стихотворения Фета На корабле № 1

Na korable

Letim! Tumannoyu chertoyu
Zemlya ot glaz moikh bezhit.
Pod neprivychnoyu stopoyu
Vskipaya beloyu gryadoyu,
Stikhia chuzhdaya drozhit.

Drozhit i serdtse, grud zanyla;
Naprasno morya dal svetla,
Dusha v tot krug uzhe vstupila,
Kogda nevidimaya sila
Yee nevoley unesla.

Yey budto chuditsya zarane
Tot den, kogda bez korablya
Pomchus v vozdushnom okeane
I budet ischezat v tumane
Za mnoy rodimaya zemlya.

Yf rjhf,kt

Ktnbv! Nevfyyj/ xthnj/
Ptvkz jn ukfp vjb[ ,t;bn/
Gjl ytghbdsxyj/ cnjgj/
Dcrbgfz ,tkj/ uhzlj/,
Cnb[bz xe;lfz lhj;bn/

Lhj;bn b cthlwt, uhelm pfyskf;
Yfghfcyj vjhz lfkm cdtnkf,
Leif d njn rheu e;t dcnegbkf,
Rjulf ytdblbvfz cbkf
Tt ytdjktq eytckf/

Tq ,elnj xelbncz pfhfyt
Njn ltym, rjulf ,tp rjhf,kz
Gjvxecm d djpleiyjv jrtfyt
B ,eltn bcxtpfnm d nevfyt
Pf vyjq hjlbvfz ptvkz/

Афанасий Фет. Тело и душа, небо и море

Картинка Анализ стихотворения Фета На корабле № 2

Чистил архивы и нашёл написанное аж в 2009 году, в самый разгар кризиса, я тогда лишился работы, настроение было тяжелое, а выбираюсь из такого я всегда через стихи. Вдруг кому-то тоже сейчас непросто, тогда извольте-с, прочтите, может, и поможет.

В стихотворении, как известно, очень важен образ. Рифма, ритм, «красивые» слова тоже, конечно, но если нет чёткого, грамотно выстроенного образа, стихотворение распадается, впечатление уходит. Гёте говорил, что поэзия это всегда синтез, анализ эффектнее выглядит в прозе.

Классическим образцом ловко скроенного синтеза может служить стихотворение Афанасия Фета «На корабле».

Три пятистишия создают полноценный, внятный образ стихии, влияющей на личность. Стихия, воздействуя на человека практически тактильно, «осязательно», выводит его на более высокий, небесный уровень, сама тоже превращаясь, подобно греческим богам. Это воздействие на человека преобразует и саму стихию, она делает качественный переход от морского – к воздушному, небесному.

Интересно, что вся образная система высказывания Фета двойная, парная. Человек здесь «тело и душа», а стихия – «море и небо».

Это не противопоставления, а скорее градации. И очень удачные, стройные, как у древнегреческих софистов, когда градационная лестница опускает тебя вниз по смыслам, и также легко поднимает наверх: что называется «с неба – на землю». В нашем случае: с моря – на небо, а из тела – в душу.

Физиология человеческого тела, переживающего стресс путешественника, становится ступенью к над-физиологичной оболочке, к душе. А море, соответственно, ступенью к небу. Этому «взлёту» способствует, а вернее, очевидно помогает обстановка неустойчивости палубы, зыбкости тумана.

По смыслу, а следовательно, и по факту, стихотворение грустное, но ощущения тоски и печали оно не приносит. Почему? Человек находится в белом тумане на стремительно отплывающем корабле. Привычная и родная земля исчезает, «от глаз моих бежит», а обстановка корабля доверия у героя не вызывает: «под непривычною стопою» «стихия чуждая дрожит».

В следующем стихе, уже более интимном, Фет погружает нас в физиологическое состояние. «Дрожит и сердце» – это уже совсем не метафора, потому как далее «грудь заныла».

И вот тут, вдруг, в самом центре (на самом пике) поэтическая мысль делает резкий поворот, вернее даже крутую ступень, раз уж разговор о градациях.

Тело вмиг забыто, оно было лишь ступенью для того, чтобы показать возникшие эмоции, раскрыть то, что происходит в душе. Теперь уже никакой «пены», никакого моря, никакого ненавистного корабля. Только воздушный океан, который уносит душу при помощи «невидимой силы». Так, если уж совсем принизить смыслы, то речь здесь о физиологической смерти. Но для Фета, христианина, смерть – всего лишь отделение бессмертной души от тела.

Психологически тоже всё четко выверено: явно не уютно (если не сказать большего) чувствующий себя на корабле человек невольно задумывается о смерти. Эти простые приёмы, ничего нового Фет не изобретает, создают удивительно цельный образ, полноценную картину мира. И «картинку» тоже. По цвету – стихотворение белое: «белою грядою», «даль светла», «воздушный океан» – все пространство как бы разлито в молоке.

А ещё оно очень личное, не каждый сможет, испугавшись стихии, рассказать о том, что творится на душе. И не просто рассказать, а со светлой, жизнеутверждающей тревогой. С таким чувством, как в детстве, когда и страшно и снова хочется испытать восторг от тревоги.

Эти сложнейшие психологические метаморфозы Фет передаёт простыми, ясными словами. Впечатление душевного тремора отлично сочетается с размером и ритмическим рисунком стиха.

Композиционно – тоже полная гармония, всё четко разделено на две равные части, первая – море и тело, вторая – небо и душа. Но главная особенность – по ступенькам «тело-душа-море-небо» мы можем легко не только подняться, но и спуститься.

Большинство поэтов делают «ударным», убойным в идейном и смысловом плане произведения последние стихи, фразы слова. У Фета же – смысл поэтического высказывания сконцентрирован и усилен восклицательным знаком в первом же слове стихотворения: «Летим!»

«На корабле» – замечательная вещь, рассказать о личных страхах и тревогах и не загрузить читателя могут не многие лирики. Русский поэт Афанасий Фет несомненно смог.

Летим! Туманною чертою
Земля от глаз моих бежит.
Под непривычною стопою
Вскипая белою грядою,
Стихия чуждая дрожит.
Дрожит и сердце, грудь заныла;
Напрасно моря даль светла,
Душа в тот круг уже вступила,
Когда невидимая сила
Ее неволей унесла.
Ей будто чудится заране
Тот день, когда без корабля
Помчусь в воздушном океане
И будет исчезать в тумане
За мной родимая земля.

«На корабле» А.Фет

Картинка Анализ стихотворения Фета На корабле № 3

Летим! Туманною чертою
Земля от глаз моих бежит.
Под непривычною стопою
Вскипая белою грядою,
Стихия чуждая дрожит.

Дрожит и сердце, грудь заныла;
Напрасно моря даль светла,

Душа в тот круг уже вступила,
Куда невидимая сила
Ее неволей унесла.

Ей будто чудится заране
Тот день, когда без корабля
Помчусь в воздушном океане
И будет исчезать в тумане
За мной родимая земля.

Анализ стихотворения Фета «На корабле»

Большинство произведений из небольшого фетовского цикла на морскую тематику посвящено пейзажным зарисовкам, рождающим живописный, пластичный и многоликий образ вечной стихии. Идейное содержание стихотворного текста «На корабле», датированного 1856—1857 гг. выбивается из общего ряда. Здесь на переднем плане — переживания и философские заключения лирического героя, совершающего морское путешествие. Для их изображения поэт прибегает к популярному в эстетике романтизма образу корабля. Символика последнего противоречива и может служить атрибутом спасения или указанием на невозможность счастливого избавления от жизненных штормов.

Показательно восклицание, которым открывается стихотворение: вместо реалистичного «плывем» звучит романтическое «летим». Подобный выбор указывает на приоритет субъективной оценки лирического «я», который воспринимает плавный ход морского судна как полет, окрыляющий душу.

Визуальный образ отдаляющегося туманного берега дополняется осязательными впечатлениями, сопровождающими движение корабля. Комплекс индивидуальных ощущений получает характеристику «дрожь». Он возникает под влиянием новых обстоятельств, объединяя внутреннее состояние героя с волнением «стихии чуждой», которая, впрочем, на этот раз выглядит довольно дружелюбной — спокойной и светлой.

В центральном пятистишии усиливается мотив тревоги, трансформировавшийся из темы морской качки. Лирический субъект захвачен необычным состоянием: покинув привычную сушу, которая уменьшилась до размера неясной «черты», он ассоциирует перемены с переходом души из земной ипостаси в вечную. На основе этой взаимосвязи возникает новая тематика, выводящая на первый план философское осмысление метаморфозы.

Заключительный эпизод перемещает лирическое повествование в будущее. Его главным персонажем становится душа, освободившаяся от земного плена. Прогноз выглядит столь убедительным, что напоминает прозрение, пришедшее к чуткому герою-поэту. Он предчувствует, как душу уносит двойник реальной стихии — «воздушный океан». Стихотворение завершает образ исчезающей в тумане земли, заключающий композицию художественного текста в кольцо.

Мотив неизбежности конца, лидирующий в финале стихотворения, не приобретает трагического звучания. Показательно, что поэт избегает лексики с семантикой смерти, трактуя будущие события как переход в новое качество, слияние с всеобщим жизненным потоком.

На корабле
Стихотворение Афанасия Фета

Летим! Туманною чертою Земля от глаз моих бежит. Под непривычною стопою Вскипая белою грядою, Стихия чуждая дрожит. Дрожит и сердце, грудь заныла; Напрасно моря даль светла, Душа в тот круг уже вступила, Куда невидимая сила Ее неволей унесла. Ей будто чудится заране Тот день, когда без корабля Помчусь в воздушном океане И будет исчезать в тумане За мной родимая земля.

Афанасий Фет. Воздушный город.
Стихотворения 1840-1892 гг.
Из поэтического наследия.
Москва, "Центр-100", 1996.

Другие стихи Афанасия Фета

Послушайте стихотворение Фета На корабле

Темы соседних сочинений

Картинка к сочинению анализ стихотворения На корабле

Анализ стихотворения Фета На корабле