Анализ стихотворения Фета Кот поет глаза прищуря



Анализ стихотворения Фета «Кот поет глаза прищуря»

Анализ стихотворения Фета «Кот поет глаза прищуря»

Стихотворение «Кот поет, глаза прищуря» тоже целиком построено на контрастах. Причем антитеза содержится в каждой строфе, как и в рассмотренном выше произведении. Первое четверостишие открывается бытовой картиной, от которой веет домашним уютом и спокойствием: «Кот поет, глаза прищуря, мальчик дремлет на ковре».

Кот — животное, тонко чувствующее обстановку в доме. Издревле кота пускали в дом для того, чтобы определить, где ставить детскую кроватку: где кот ляжет, там самое спокойное место в доме. Значит, если кот «поет, глаза прищуря», значит в доме очень все спокойно и благополучно. Но в это время «На дворе играет буря, ветер свищет на дворе».

Такой контраст спокойствия в доме и бури в природе говорит о смуте в душе лирического героя, о беспокойстве.

Второе четверостишие — описание бытовой сцены, когда заботливый родитель отправляет ребенка спать: Полно тут тебе валяться, Спрячь игрушки да вставай! Подойди ко мне прощаться, Да и спать себе ступай

Кажется, нет ничего особенного в этих словах. Строчка «подойди ко мне прощаться» может быть воспринята двояко, рождая ощущение зыбкости и неопределенности. Оно усиливается словом «прощаться», которое употребляют при расставании, когда заведомо знают, что больше не увидятся.

Загрузка...

Последнее четверостишие поддерживает общее настроение всего стихотворения. Первые две строки: «Мальчик встал», «А кот глазами проводил и все поет» продолжают общую бытовую тему умиротворения в доме. Все спокойно, кот песни поет. Но в душе у лирического героя смута, которая выявлена при помощи состояния природы за окном: «В окна снег валит клоками, буря свищет у ворот».

Поводил и всё поет;

В окна снег валит клоками,

Буря свищет у ворот.

Композиция стихотворения

Стихотворение «Кот поет, глаза прищуря…» состоит из трех частей, соответствующих элементам строфической структуры – трем строфам – четверостишиям с перекрестной рифмовкой АБАБ: прищуря (А) – ковре (Б) – буря (А) – дворе (Б); в нечетных строках – женская рифма (ударение приходится на предпоследний от конца стиха слог: прищу ря – бу ря), в четных – мужская (ударение падает на последний от конца слог: ковре – дворе ).

Первая строфа стихотворения – сценка, картинка в комнате дома, очевидно, в детской и описание мира вне дома, природы. Предметы поэтического изображения — отличительные для Фета. Как замечал В.П. Боткин в статье «Стихотворения А.А. Фета» (1857), «большая часть поэтов любит воспроизводить только сильные эффектные явления природы; у г. Фета, напротив, находят себе отзыв самые обыденные, которые пролетают мимо нас, не оставляя в душе нашей никакого следа <…>. Такую наивную внимательность чувства и глаза найдешь разве только у первобытных поэтов» (Библиотека русской критики / Критика 50-х годов XIX века. М. 2003. С. 316).

Первая строфа построена по принципу строгой симметрии. Первые два стиха посвящены дому, комнате:

Кот поет, глаза прищуря,

Мальчик дремлет на ковре.

Это двустишие разделяется на две части: на первую строку, говорящую о коте, и на вторую строку, упоминающую о мальчике. Обе строки – предложения с похожей основой синтаксической структуры: подлежащее (выраженное именем существительным муж. рода в имен. падеже) + сказуемое (выраженное глаголом в форме наст. времени единств. числа третьего лица).

Третья и четвертая строки – описание бури за пределами дома:

На дворе играет буря,

Ветер свищет на дворе.

Однако этот фрагмент стихотворения уже не разделяется надвое так, как первая и вторая строки: если в первой и второй строках сказано о двух разных существах изображаемого поэтом мира (о коте и о мальчике), то в третьей и четвертой строках говорится об одном и том же явлении – о буре; только в третьем стихе она обозначена именно словом «буря», а в четвертом – словом «ветер». Таким образом, третья и четвертая строки содержат смысловой повтор. Цель этого повтора – выразительная: усилить представление о разгулявшейся стихии.

Синтаксически третья и четвертая строки похожи, но их похожесть – «обратная». Третья открывается обстоятельством места (выраженным существительным муж. рода единств. числа в предложном падеже) «на дворе», за которым следуют сказуемое (выраженное глаголом в форме наст. времени единств. числа третьего лица) «играет» и подлежащее (выраженное существительным женского рода в именит. падеже). Четвертая же строка, наоборот, открывается подлежащим (выраженным существительным мужск. рода в именит. падеже) «ветер», за которым стоит сказуемое (выраженное глаголом в форме наст. времени единств. числа третьего лица) «свищет», а закрывает строку тот же оборот «на дворе», которым начинался предыдущий стих. Посредством такого «обратного» построения двух соседних стихов, своеобразного их «завихрения», вероятно, передается кружение ветра-метели. Но одновременно зеркальная синтаксическая симметрия этих строк, может быть, ассоциируется с замкнутым пространством комнаты, границы которой не может нарушить разыгравшийся ветер.

Дом в стихотворении – это, почти несомненно, помещичья усадьба с окружающим ее двором; менее вероятно, что это городская усадьба, окруженная забором с воротами. (Такая деталь, как ковер, исключает возможность понимания дома как крестьянской избы, - в крестьянских домах ковров не было.)

Центральная часть стихотворения – приказание, обращенное к мальчику и, по-видимому, принадлежащее его матери или, скорее, - если принять во внимание строгость и повелительность тона, - отцу. Б.Я. Бухштаб приписывает это обращение матери или няне мальчика (Бухштаб Б.Я. А.А. Фет // Фет А.А. Полное собрание стихотворений / Вступ. ст. подг. текста и примеч. Б.Я. Бухштаба. Л. 1959 («Библиотека поэта. Большая серия. Второе издание»). С. 35). Едва ли эти слова принадлежат няне: и повелевающая интонация, и приказание прийти попрощаться перед сном этому противоречат. Категорично-жесткая интонация также вряд ли может ассоциироваться с речью матери.

Кто произносит эти слова, неизвестно: читатель слышит их, но «не видит» говорящего. Такой прием «умолчания», может быть, мотивирован дремотным восприятием мальчика и/или кота (ведь дальше говорится о его взгляде: «А кот глазами / Поводил»). Строфа состоит из четырех обращений-приказаний, три из которых выражены глаголами в повелительном наклонении. Эти категоричные обращения нарушает мирную дремоту в комнате.

Третья, последняя строфа соотнесена с первой по принципу неполной зеркальной симметрии: в первой строке говорится о вставшем мальчике и назван кот, но о его продолжающемся пении упоминается только в следующем стихе: вторжение повелительного голоса нарушило сонный покой в детской:

Мальчик встал. А кот глазами

Поводил и всё поет…

Нарушение блаженного покоя передается стихотворным переносом: «А кот глазами / Поводил и все поет». Границы синтаксической основы предложения (подлежащее. + сказ. кот поет) не совпадают с межстиховой паузой.

Но вскоре прежнее состояние дремоты восстанавливается: по-прежнему «кот <…> поет», как и в первой строке произведения.

В третьей и четвертой строках описывается, как и в третьем и четвертом стихах первой главы, буря:

В окна снег валит клоками,

Буря свищет у ворот.

Однако и здесь нет тождества с описанием бури в первой строфе. С одной стороны, стихия, кажется, разыгралась еще сильнее: она уже пытается проникнуть внутрь дома, «атакует» его границу – окно: «В окна снег валит клоками». Только из этой, предпоследней, строки становится ясно, что непогода – зимняя. С другой стороны, теперь сказано, что «буря свищет» уже не «на дворе», а «у ворот», то есть дальше от дома, за пределами двора. Уюту и покою дома ничто не угрожает. При этом синтаксис последних двух строк текста почти тождествен с синтаксисом последних строк первой строфы: обстоятельство места + подлежащее + сказуемое + обстоятельство образа действия (клоками – этого элемента в первой строфе не было) + подлежащее + сказуемое + обстоятельство места.

У Фета «часты повторы целых стихов – обычно в конце строф, без изменений (как в стихотворении “Мы встретились вновь после долгой разлуки…”) или с вариациями (как в стихотворении “Фантазия”, где последняя строфа повторяет первую, или как в стихотворениях “Я тебе ничего не скажу…”, “Месяц зеркальный плывет по лазурной пустыне…”), где два начальных стиха в обратном порядке повторяются в двух конечных стихах. Нередки и более сложные повторы, как в стихотворении “Певице”, где последняя строфа объединяет (с вариациями) первые два стиха первой строфы с двумя последними стихами второй строфы» (Бухштаб Б.Я. А.А. Фет. С. с. 49-50). В стихотворении «Кот поет, глаза прищуря…» поэт тонко играет на повторах и на их неполном сходстве повторяющихся слов, выражений, строк.

В стихотворении дается изображение простой сценки, облеченное в форму фрагмента: сценка-миниатюра словно вырвана из повседневности, неизвестно ничего ни о времени, ни о месте этого эпизода, ни о мальчике, ни о взрослом.

Мир, воссозданный в стихотворении, - обыденный. Фет неоднократно настойчиво утверждал, что источником поэтического произведения могут быть самые обыкновенные случайно увиденные вещи и явления: «К чему искать сюжеты для стихов, сюжеты эти на каждом шагу – брось на стул женское платье или погляди на двух ворон, которые уселись на заборе, вот тебе и сюжеты», - объяснял он еще в юности другу поэту Я.П. Полонскому (Я.П. Полонский, «Мои студенческие воспоминания» // Полонский Я.П. Сочинения: В 2 т. / Сост. вступ. ст. коммент. И.Б. Мушиной. М.,1986. Т. 2. С. 444).

А в статье «О стихотворениях Ф. Тютчева» (1859) он замечал в таком же роде: «…Самая высокая мысль о человеке, душе или природе, предлагаемая поэту как величайшая находка, может возбудить в нем только смех, тогда как подравшиеся воробьи могут внушить ему мастерское произведение» (Фет А. Стихотворения. Проза. Письма / Вступ. ст. А.Е. Тархова; Сост. и примеч. Г.Д. Аслановой, Н.Г. Охотина и А.Е. Тархова. М. 1988. С. 284).

Обыденность изображенной в стихотворении ситуации была истолкована пародистом Д.Д. Минаевым как «ничтожность» содержания; в его пародии (1863) обыкновенность заменена грубой натуралистичностью, мальчик – нерадивым слугою-подростком (казачком):

На дворе мычит корова,

Ждет на крыше кошку кот.

Небо темно и сурово,

Буря плачет и ревет.

«Что валяешься в прихожей!

Самовар нести пора…

Наказанье с этой рожей:

Дрыхнет с самого утра».

Образная структура

Стихотворение построено на антитезе «внешний мир – дом». Холоду и свисту противопоставлено мерное, ровное мурлыканье («пение») кота, дисгармоничному движению – покой дремоты и сна. Кот как образ, воплощающий уют и покой, встречается также в стихотворении Фета «Не ворчи, мой кот-мурлыка…», написанном почти в одно время (1843 г.) с «Кот поет, глаза прищуря…»:

Не ворчи, мой кот-мурлыка,

В неподвижном полусне:

Без тебя темно и дико

В нашей стороне;

Без тебя всё та же печка,

Те же окна, как вчера,

Те же двери, та же свечка,

Дом в поэзии Фета «окружает личность <…> он является у Фета средоточием пейзажа, центром того пространства, которое сродни лирическому субъекту» (Лотман Л.М. А Фет. «Не спрашивай, над чем задумываюсь я…» // Поэтический строй русской лирики. Л. 1973. С. 193).

Оттенки значения ‘тепло, уют’ присущи слову «ковер». В стихотворении сосуществуют большой и неспокойный мир природы (или всего, что не есть дом) и теплый, родной для мальчика и кота мир детской. Но эти два мира не только противопоставлены. Для описания мира разгулявшейся стихии использован глагол «играет», но с помощью родственного ему однокоренного слова «игрушки» характеризуется мир мальчика. Мир этот отнюдь не столь безмятежен, как может показаться на первый взгляд. «Как и в жизни маленького героя, в природе идет “игра” (“Спрячь игрушки” – “играет буря”, “кот поет”, “ветер свищет”) <…> В отличие от человека, кот, буря не могут “спрятать игрушки”, отдохнуть от своего предназначения» (Буслакова Т.П. Русская литература XIX века: Учебный минимум для абитуриентов. М. 2005. С. 238).

По свидетельству Фета, А.А. Григорьев, восхищавшийся этим стихотворением, восклицал: «Боже мой, какой счастливец этот кот и какой несчастный мальчик!» (Фет А. Ранние годы моей жизни. М. 1893. С. 152-153). Как понять это замечание проницательного литературного критика и внимательного читателя? Почему мальчик несчастлив? Очевидно, потому, что он несвободен в отличие от играющей стихии, которой никто не вправе приказать спрятать игрушки и, встав с ковра, идти в спальню. Несвободен он и в отличие от безмятежно и самозабвенно поющего кота. Игра стихии и пение кота свободны, игры и поступки мальчика подчинены воле взрослых.

Повторяющийся, устойчивый образ фетовской лирики – окно. «…Уютный мир дома, комнаты обычно соотносится с миром в окне.

Окно – живая, символическая граница комнаты и мироздания, неизменно напоминающего о себе то лунным лучом, идущим из бесконечности, то далеким, расплывающимся в ночи звуком. Это не всегда открыто выраженное присутствие <…>, в дальнейшем, особенно в его поздних философских элегиях, получит структурообразующее значение. Окно как деталь, соединяющая камерный мир комнаты и мир Вселенной, проходит через все творчество Фета» (Сухова Н.П. Лирика Афанасия Фета. М. 2000. С. 53).

Н.П. Сухова, замечая, что в произведениях Фета «поэт стоит перед окном в Мир. который чаще всего дает о себе знать беспокойными, тревожными сигналами», приводит цитату из «Кот поет, глаза прищуря…» и еще ряд примеров: «И крупный дождь в стекло моих окон / Стучится глухо» («Хандра», 1840), «Вот утро севера – сонливое, скупое – Лениво смотрится в окно волоковое (узкое, щелевидное окно крестьянского дома. – А. Р. )» («Вот утро севера – сонливое, скупое…», 1841), «Люблю я немятого луга / К окну подползающий пар» («Деревня», 1842), «Печальная береза / У моего окна» («Печальная береза…», 1841), «Те же окна, как вчера, / Те же двери, та же свечка, / И опять хандра…» («Не ворчи, мой кот-мурлыка…», 1843). По мнению исследовательницы, «окно, распахнутое в мир, отсекает своей четырехугольной рамкой часть бесконечности и таким образом делает ее конечной, подразумевая в то же время продолжение “конечного” за пределами своей рамки. То есть “окно в мир” – это прекрасный пример стыка. борения конечного с бесконечным» (Сухова Н.П. Лирика Афанасия Фета.С. 67-68).

Образ окна встречается и в других лирических произведениях Фета. Например, в стихотворении «Безмолвные поля оделись темнотою…» (1842) распахнутое окно символизирует открытость «я» миру природы, их отрадное слияние: «И снова тихо всё. Уж комары устали / Жужжа влетать ко мне в открытое окно: / Всё сном упоено…». А в стихотворении «Ласточки пропали…» (1854), как и в «Кот поет, глаза прищуря…», природа за окном – стихия хаоса, враждебная человеку:

С вечера всё спится,

Лист сухой валится,

Ночью ветер злится

Да стучит в окно.

Иная, гармоническая природа, но также стремящаяся проникнуть через окно в мир дома, представлена в стихотворении «Знакомке с юга» (1854):

И грезит пруд, и дремлет тополь сонный

И грудь дрожит от страсти неминучей,

И веткою всё просится пахучей

Акация в раскрытое окно!

Особенное значение образ окна приобретает в стихотворении «Не спрашивай, над чем задумываюсь я…» (1854), где в окно бьется не стихия, а живое существо - голубь, символизирующий мир и покой, но попавший в губительную бурю: «Так голубь, бурею застигнутый, в стекло, / Как очарованный, крылом лазурным бьется».

Но в отличие от остальных примеров в стихотворении «Кот поет, глаза прищуря…» мир за окном не увиден взором наблюдателя, бесспорно находящегося в доме. Мирная картина с поющим котом и дремлющим мальчиком может открываться как условному наблюдателю, находящемуся в комнате, так и взгляду, проникающему в комнату извне, через окно. (Мнение, что в стихотворении мир показан в восприятии мальчика (Буслакова Т.П. Русская литература XIX века. С. 238), излишне категорично.)

Точное указание «буря свищет у ворот» и умолчание о том, кто именно произносит повеление мальчику, позволяет предположить, что пространственная точка зрения скорее находится вне уютного дома, - условный наблюдатель слышит голос, но не может увидеть взрослого, прерывающего своим приказанием сладкую дремоту ребенка.

Метр и ритм

Стихотворение написано четырехстопным хореем с чередующимися женскими и мужскими окончаниями стихов – размером семантически нейтральным, за которым в русской литературе не были закреплены какие-то определенные темы и смыслы. Метрическая схема четырехстопного хорея: 10/10/10/10 (в четных строках стихотворения Фета последняя, четвертая, стопа усечена и имеет вид: /1). Цифрой «1» обозначены позиции (слоги) в стихе, на которые согласно метрической схеме должно падать ударение, а цифрой «0» – позиции, которые должны быть безударными (в реальности в поэтических текстах обычны отступления от метрической схемы, обычно – пропуски ударений). Знак «/» отмечает границу между стопами.

В русской литературе XVIII в. четырехстопным хореем писались иногда так называемые духовные оды (подражания библейской поэзии – псалмам, поэтические философские размышления), четырехстопный хорей преимущественно употреблялся в так называемой легкой поэзии (прежде всего в любовной лирике, создаваемой в подражание древнегреческому стихотворцу Анакреону, или Анакреонту), в песнях и романсах, связь этого размера с анакреонтическими мотивами веселья, упоения жизнью и любовью и с народной песней сохраняется и в первые три десятилетия XIX столетия, когда этот размер также используют в своих стихотворных сказках В.А. Жуковский, А.С. Пушкин и автор «Конька-горбунка» П.П. Ершов. Также этот размер был характерен для некоторых баллад (см. подробнее: Гаспаров М.Л. Очерк истории русского стиха: Метрика. Ритмика. Рифма. Строфика. М. 1984. С. 54-55, 63-65, 113-115).

Нейтральность размера, как и строгость композиционной структуры, призвана создать ощущение уравновешенности. Упорядоченная поэтическая форма словно противостоит одной из тем стихотворения - дисгармонии, разгулу стихии.

Вместе с тем для Фета, очевидно, была значима связь этого размера с некоторыми темами и жанрами. «Кот поет, глаза прищуря…» – своеобразная сценка с пунктирно намеченным сюжетом, а образ домовитого кота характерен для народной поэзии. Поэтому автор стихотворения мог учитывать соотнесенность четырехстопного хорея с литературными стихотворными сказками и с литературными песнями – подражаниями народной поэзии. Но несомненна сохраненная в фетовском произведении память о «Зимнем вечере» А.С. Пушкина, также написанном четырехстопным хореем с рифмовкой АБАБ и с таким же чередованием женских и мужских рифм: «Буря мглою небо кроет, / Вихри снежные крутя, / То, как зверь, она завоет, / То заплачет, как дитя». Однако явное тематическое сходство двух текстов (зимняя буря, вой или свист ветра) сочетается с разительным отличием: Фет заменяет печальный тон пушкинского стихотворения («горькая подруга бедной юности моей», «выпьем с горя»), в котором нет антитезы «вьюга на дворе – уют дома», настроением, исполненным покоя и отрешенности, на первый взгляд почти безмятежной.

В ритмическом отношении стихотворении Фета традиционно для образцов четырехстопного хорея: «II стопа чаще несет ударения, чем I-я, а I-я – чаще, чем III-я» (Гаспаров М.Л. Очерк истории русского стиха: Метрика. Ритмика. Рифма. Строфика. М. 1984. С. 76, подробнее об этой тенденции см. Там же. С. 77, 134). Так и в стихотворении «Кот поет, глаза прищуря…» ударение на первой стопе пропущено в третьей, седьмой, восьмой строках, в то время как на второй стопе ударение сохранено во всех строках, а на третьей стопе оно пропущено во второй, четвертой, шестой и двенадцатой строках.

В стихотворении используется повтор согласных звуков (аллитерация) в изобразительной функции:

«Кот поет, глаза прищуря…» А.Фет

Кот поет, глаза прищуря,
Мальчик дремлет на ковре,
На дворе играет буря,
Ветер свищет на дворе.

«Полно тут тебе валяться,
Спрячь игрушки да вставай!
Подойди ко мне прощаться,

Да и спать себе ступай».

Мальчик встал. А кот глазами
Поводил и все поет;
В окна снег валит клоками,
Буря свищет у ворот.

Анализ стихотворения Фета «Кот поет, глаза прищуря…»

Произведение 1842 г. включенное в цикл «Снега», предваряют стихотворения, изображающие мертвенную красоту зимней природы. Зловещий степной ветер, играющий снегом, или печальное великолепие березы, убранной по «прихоти» мороза, — пейзажные образы сложны, исполнены противоречий.

Анализируемый поэтический текст отличается от своих «предшественников» принципиально иной позицией лирического субъекта. Последний наблюдает за непогодой из теплой комнаты. Читатель чувствует неопределенность ситуации: по всей вероятности, сюжет разворачивается в помещичьем доме деревенской усадьбы. Непонятно, кто выступает в роли взрослого, отправляющего ребенка спать. Судя по безапелляционности тона, это не няня или гувернантка, а кто-то из родителей.

Противопоставление домашнего уюта и покоя разгулу зимней бури — основная антитеза, которая организует композицию текста. Первую часть стилистической фигуры символизирует «песня» мирно дремлющего кота, вторую — свист ветра, буря и снег за окном. Чтобы представить картину законченной и объемной, поэт задействует аллитерацию с опорой на согласные «р» и «с». Тот же эффект поддерживают повторы семантически близких фраз, касающихся описания ненастья.

Рефрен, который еще раз акцентирует основные компоненты антитезы, расставляет четкие границы художественного пространства: в комнатах господствуют порядок и уют, за пределами дома — хаотическая вакханалия стихии. Показательно соотношение лексем «играет» — «игрушки», которые относятся к противопоставленным сегментам художественного мира. Первая из них характеризует пугающую мощь непогоды, а вторая обладает исключительно мирными коннотациями.

Категоричность приказа взрослого, прямая речь которого звучит в центральном четверостишии, зависит от интонации конкретного чтеца. Можно вложить в текст ласковые увещевательные или твердые повелительные нотки. Легкое или более выраженное раздражение вызвано тревожным ожиданием окончания бури. Ребенок не разделяет чувств родителя: он убаюкан мерным мурлыканьем и не сомневается в надежности дома-крепости.

Нервное состояние персонажа-взрослого близко лирическому герою. В финальном катрене точкой «атаки» зимней стихии становится окно — прозрачная, хрупкая и уязвимая граница семейной гармонии. Оба взрослых встревожены: они следят за звучанием второй акустической доминанты, символизирующей враждебные и разрушительные внешние силы.

Литературное чтение.Тема: «А.А. Фет «Мама! Глянь-ка из окошка. », «Кот поёт, глаза прищуря». 3 класс

Выполнила: Лысенко В.О.

Тема урока. «А.А. Фет "Мама! Глянь-ка из окошка. ", "Кот поёт, глаза прищуря» (слайд-1)

Цель: знакомство и анализ стихотворений А.А. Фета «Мама! Глянь-ка из окошка», «Кот поёт глаза прищуря».

познакомить с творчеством А. Фета;

создать условия для выразительного чтения детьми лирического стихотворения;

познакомить с особенностями чтения стихотворения – просьбы;

добиваться искреннего, заинтересованного отношения к изучаемому тексту;

способствовать расширению и обогащению словарного запаса детей;

способствовать развитию эмоций и чувства детей.

Оборудование: презентация к уроку; аудиозаписи; компьютер и проектор.

1. Организационный момент.

2. Проверка домашнего задания.

– Мы познакомились с произведениями русских поэтов о временах года. На сегодняшний урок вы приготовили выразительное чтение стихотворения об осени. Какое стихотворение было у нас в учебнике? (А Майков «Осень». )

3. Сообщение темы и цели урока.

Сегодня нас ждёт встреча с замечательным русским поэтом, которому были открыты все тайны природы, о котором другой замечательный поэт А.К.Толстой сказал, что он не имеет равного себе ни в одной литературе. Его поистине волшебные стихи проникнуты любовью к Родине, к ее народу, к русской природе.

Имя этого поэта Афанасий Афанасьевич Фет, которому 5 декабря исполнилось бы 191 год со дня рождения.

4. Знакомство с биографией и творчеством поэта (слайд 3)

Афанасий Афанасьевич Фет родился в 1820 году в селе Новосёлки Орловской губернии в семье помещика Афанасия Неофитовича Шеншина. Фамилия матери, немки Каролины Фёт, стала его литературным именем.

Рассказывая о своем детстве, Фет вспоминал, как летом с деревенскими ребятами ходил в лес, ловил чижей, лазил по деревьям, ездил верхом. С детства будущий поэт полюбил стихи, переписывал их в тетрадь, особенно его привлекали стихи Пушкина.

Фет учился в частном немецком пансионе и уже тогда начал писать стихи. Он окончил философский факультет Московского университета. Первый сборник своих стихотворений выпустил, когда ещё был студентом. Именно в это время из-за ошибки наборщика фамилия Фёт заменена на Фет.

Долгое время Фет находился на военной службе, затем вышел в отставку, переехал в Орловскую губернию и начал заниматься хозяйством в своём имении, но до конца жизни писал стихи.

Фет писал о самом простом: о картинах природы, о дожде, о снеге, о море, о лесе, о звёздах, о самых простых движениях души, даже о минутных впечатлениях.

Его поэзия радостна и светла, ей присуще чувство света и покоя. До конца жизни Фету не изменила радость, которой проникнуты почти все его стихи.

Специально для детей Фет не писал, но создаваемые картины и образы природы понятны юным читателям.

5. Подготовка к восприятию текста.

– Мы с вами уже говорили об осени, когда дуют “буйные ветры”, срывающие последние листочки с деревьев. А что происходит в природе потом? Нарисуйте словесную картину. (Ответы детей)

Если дети затрудняются, можно помочь вопросами: Что происходит с землей? Домами? Деревьями? Что можно сказать о природе в это время года?

– Вспомните свои ощущения, когда вы видели первый снег после мокрой, грязной осени.

– Сегодня вы познакомитесь со стихотворением Афанасия Афанасьевича Фета “Мама! Глянь-ка из окошка” и узнаете, что он испытал, будучи мальчиком, когда увидел первый снег. < 9 декабря 1887 >

6. Первичное чтение произведения (слайд 4)

Чтение учителем стихотворения «Мама, глянь-ка из окошка…»

7. Проверка первичного восприятия, анализ стихотворения (слайд 6 – воспроизведение стихотворения «Мама, глянь-ка из окошка…» аудиозаписи по щелчку).

– Понравилось ли вам стихотворение?

– Какое чувство возникло у вас, когда вы его слушали?

– От чьего имени написано стихотворение? (Стихотворение написано от имени ребенка)

– Что он увидел из окошка? Что его удивило? (Ответы детей)

– Чему рад ребенок? Что его восхищает? (Ответы детей)

– Все ли слова вам понятны? (Непонятно слово ТОРОВАТЫЙ)

– Найдите значение этого слова. (ТОРОВАТЫЙ – щедрый, не скупой)

– Прочитайте восклицательные предложения. Какие чувства они помогают передать?

– Прочитайте вопросительное предложение. С какой интонацией его нужно читать и почему? (Читать с чувством неуверенности, с просьбой, надеясь на положительный ответ мамы)

– С какой интонацией говорит ребенок с мамой? Как будем читать это стихотворение? (С восторгом, быстро, потому что ребенок очень восхищен, торопится поделиться своими чувствами с мамой, говорит быстро)

8. Физкультминутка (слайд 6)

Вновь у нас физкультминутка

Вновь у нас физкультминутка,

Наклонились, ну-ка, ну-ка!

А теперь назад прогнулись. (Наклоны вперёд и назад.)

Разминаем руки, плечи,

Чтоб сидеть нам было легче,

Чтоб писать, читать, считать

И совсем не уставать. (Рывки руками перед грудью.)

Голова устала тоже.

Так давайте ей поможем!

Вправо-влево, раз и два.

Думай, думай, голова. (Вращение головой.)

Хоть зарядка коротка,

Отдохнули мы слегка. (Дети садятся за парты.)

9. Подготовка к выразительному чтению (слайд 7 – по щелчку)

Самостоятельное чтение стихотворения.

– Всегда ли паузы совпадают с концом строки? Найдите строки, в конце которых делать паузы мы не будем. (2, 7, 11, 14.)

– А где паузы нужно сделать в середине строки и почему? (В 1, 16 конец предложения, а в 4,5, 7, 11 короткие паузы при перечислении)

Обсуждение понятия РИФМА.

– Что такое РИФМА? (Созвучное окончание строк)

– Найдите рифму в стихотворении.

Выразительное чтение стихотворения.

– А теперь прочитайте стихотворение своему соседу по парте так, как будто это вы обращаетесь к своей маме. (Чтение стихотворения учащимися).

После чтения дети указывают, у кого получилось прочитать особенно хорошо. Эти 2–3 учащихся читают стихотворение вслух.

10. Работа над стихотворением «Кот поёт глаза прищуря…» (слайд 10 –воспроизведение аудиозаписи стихотворения «Кот поёт глаза прищуря…» по щелчку).

Кот поет, глаза прищуря,

Мальчик дремлет на ковре,

На дворе играет буря,

Ветер свищет на дворе.

"Полно тут тебе валяться,

Спрячь игрушки да вставай!

Подойди ко мне прощаться,

Да и спать себе ступай".

Мальчик встал. А кот глазами

Поводил и все поет;

В окна снег валит клоками,

Буря свищет у ворот.

– Фет писал стихи о природе. Ему удалось передать в них ощущения и настроения, чувства, которые наполняют душу восторгом.

– Прочитайте стихотворение «Кот поёт глаза прищуря…» самостоятельно. Чтение стихотворения хорошо читающим ребенком. – какую картину рисует поэт?

– Как помогают представить картину, изображенную поэтом, слова: прищуря, дремлет, валяться, клоками. (Ответы детей)

– Найдите значение слова прищуря.

– Прочитайте стихотворение выразительно. Какую интонацию вы выберете?

Выразительное чтение стихотворения детьми.

11. Итог урока. Рефлексия (слайд 11)

– С творчеством какого русского поэта мы познакомились сегодня? (А.А.Фет)

– И мы сегодня почувствовали, что стихи Фета вечны, как трели соловья, как «робкое дыханье» любви, как «говор звёзд на небесах», как …

– Сегодня работали хорошо……(оценивание работы на уроке). Я думаю, что такая работа поможет вам анализировать и другие стихотворения, правильно и выразительно читать стихотворения.

12. Домашнее задание.

Выучить понравившееся стихотворение наизусть на стр. 128 или 129.

Опубликовано 18.11.15 в 18:46

Поэтика контраста в поэзии А. Фета (на примере анализа стихотворений «Печальная береза» и «Кот поет, глаза прищуря»)

В статье выявляется мастерство А. Фета как художника-импрессиониста, сумевшего с помощью приема контраста отразить идеи Красоты и гармонии в мире.

Ключевые слова:поэтика, контраст, мотив, символ, метафора, оксюморон, лирический герой, Красота, гармония.

Summary. The article shows A. Fets skills as the artist impressionist who managed to reflect the ideas of Beauty and harmony in the world by means of the method of contrast.

Keywords: poetics, contrast, motive, symbol, metaphor, oxymoron, lyrical hero, Beauty, harmony.

А.А. Фет – известный поэт XIX века, сохранивший на протяжении всей своей жизни верность идеалу Красоты. Основные темы, которые он разрабатывал – это любовь, природа, творчество. Такое постоянство неоднозначно оценивалась критиками, как при жизни поэта, так и после его смерти. Одним из первых критиков, давших высокую оценку поэзии Фета, был В. Белинский, заметивший «…из живущих в Москве поэтов, всех даровитее г-н Фет» [2]. К сожалению, развернутой характеристики поэзии Фета, иллюстрирующей его талант, критик не успел сделать. В дальнейшем оценки творчества поэта становятся полярными. Так представители революционно-демократического направления (Н.Г. Чернышевский, Н.А. Добролюбов, Д.И. Писарев), признавая одаренность поэта, замечали, что его поэзия не будет иметь успеха и никогда не станет востребованной читателями. В основе негативных оценок, представленных революционными демократами, заложена убежденность в «крайней незначительности содержания» поэзии Фета, отсутствии в ней тенденциозности, отразившей социальные и общественные проблемы времени.

Сторонники теории «искусства для искусства» (А.Григорьев [5], А.Дружинин [6] и др.), напротив, находят в его произведениях глубокое содержание, достойное высокой оценки. Так, А. В. Дружинин считает, что содержание поэзии Фета составляет «. уменье ловить неуловимое, давать образ и название тому, что до него было не чем иным, как смутным, мимолетным ощущением души человеческой, ощущением без образа и названия» [6].

Это умение Фета в дальнейшем было высоко оценено поэтами XX века, в частности, А. Блоком, который называл Фета своим учителем, и критиками. Сошлемся на восторженный отзыв Ю.Айхенвальда, писавшего: «Вся мировая радость и сладость любви растворилась в утонченнейшую стихию и наполняет ароматными парами его страницы; вот почему от его стихотворений «замирает сердце», «кружится голова [1]. Д. Д. Благой [3], В. Я. Брюсов, Б. Я. Бухштаб, В. В. Кожинов [9], В. А. Кошелев, Н. Н. Скатов, B. C. Соловьев, А. Е. Тархов и др.- авторы, которые в своих исследованиях пытаются разгадать тайну магии фетовского стиха. Реферативный обзор критического наследия продемонстрировал неослабевающий интерес к личности и художественной практике Фета до настоящего времени. Сошлемся лишь на некоторые: Жердеева О.Н. [8] рассматривает образы немецкого мира в творчестве поэта, Фирсова Т. проводит исследование поэтической системы Фета в сопоставлении с русским фольклором [12].

Учитывая существующие на сегодняшний день точки зрения, нам показалось интересным прояснить, каким образом через апологетизацию идеи Красоты поэту удается связать два мира «реальный» и «идеальный»; выяснить, на основе каких образов и мотивов это происходит. Для анализа были выбраны стихотворения, относящиеся к раннему творчеству: «Печальная береза » и «Кот поет, глаза прищуря » (1842). Первое стихотворение – миниатюра о природе, в которой центральным становится образ березы. Согласно культурной традиции, береза - одно из священных, «чистых» деревьев, она пользуется любовью в русском фольклоре, особенно часто она упоминается в русских песнях как тонкая, высокая, белая, кудрявая, постепенно превратившись в русском национальном сознании в символ родины - России. В дальнейшем уже лирическая поэзия часто использовала березу как идеал женственности, хрупкости, беззащитности. В данном стихотворении лирический герой-созерцатель, через окно любующийся красотой дерева. Уже в первом четверостишии мы узнаем, что береза «прихотью мороза разубрана » [11, с.49]. В воображении предстает образ белоствольной красавицы, ветви которой покрыты инеем. Однако уже здесь начинают звучать ноты тоски, грусти, подчеркнутые метафорой «печальная береза ». Во втором четверостишии образ березы конкретизируется: иней на ее ветвях сравнивается с «гроздьями винограда», что метафорически настраивает читателя на теплое воспоминание о лете, когда жизнь кипит, в противовес зимнему сну. Семантически важными и кульминационными в создании образа белоствольной красавицы являются строки: «И радостен для взгляда весь траурный наряд » [3, с.49]. Введенный поэтом оксюморон «радостен траурный наряд », с одной стороны, подчеркивает, что автор любуется красотой дерева («радостен для взгляда»), однако, с другой стороны, акцентирует внимание на смерти («траурный наряд»). Видимо, траур навеян белым цветом ствола березы, а также усилен плотным слоем инея, который в славянской мифологии обозначал «скорбь, печаль». В белый цвет наряжают невесту, потому что она скорбит, прощаясь с отчим домом. Последнее четверостишие - итоговое, вновь дает читателю надежду на оптимистический исход:

Люблю игру денницы

Я замечать на ней [11, с.49]

Напомним, что денни́ца в славянской мифологии - богиня полудня, дочь или сестра солнца. Следовательно, наряд из траурного превращается в веселый, потому что переливается на солнце всеми цветами радуги, искрится. Днем все: и природа, и человек - в действии. Береза, покрытая инеем, горит на солнце, радуя лирического героя. Но вновь нотки грусти и сожаления появляются в стихотворении: «И жаль мне, если птицы стряхнут красу ветвей » [11, с.49]. Получается, что поэт, хотя и радуется, глядя на березу, убранную инеем, днем, но не все приметы дня ему милы. Так, не принимаются лирическим героем птицы, способные нарушить красоту, созданную самой природой. Отсюда рождается ощущение хрупкости Красоты и зыбкости счастья.

Второе стихотворение «Кот поет, глаза прищуря » тоже целиком построено на контрастах. Причем антитеза содержится в каждой строфе, как и в рассмотренном выше произведении. Первое четверостишие открывается бытовой картиной, от которой веет домашним уютом и спокойствием: «Кот поет, глаза прищуря, мальчик дремлет на ковре » [11, с.83]. Кот - животное, тонко чувствующее обстановку в доме. Издревле кота пускали в дом для того, чтобы определить, где ставить детскую кроватку: где кот ляжет, там самое спокойное место в доме. Значит, если кот «поет, глаза прищуря », значит в доме очень все спокойно и благополучно. Но в это время «На дворе играет буря, ветер свищет на дворе » [11, с.83]. Такой контраст спокойствия в доме и бури в природе говорит о смуте в душе лирического героя, о беспокойстве.

Второе четверостишие - описание бытовой сцены, когда заботливый родитель отправляет ребенка спать:

Полно тут тебе валяться,

Спрячь игрушки да вставай!

Подойди ко мне прощаться,

Да и спать себе ступай [11, с.83].

Кажется, нет ничего особенного в этих словах. Строчка «подойди ко мне прощаться » может быть воспринята двояко, рождая ощущение зыбкости и неопределенности. Оно усиливается словом «прощаться», которое употребляют при расставании, когда заведомо знают, что больше не увидятся.

Последнее четверостишие поддерживает общее настроение всего стихотворения. Первые две строки: «Мальчик встал », «А кот глазами проводил и все поет » [11,с.83] продолжают общую бытовую тему умиротворения в доме. Все спокойно, кот песни поет. Но в душе у лирического героя смута, которая выявлена при помощи состояния природы за окном: «В окна снег валит клоками, буря свищет у ворот »[11].

Таким образом, проведенный анализ двух стихотворений позволяет говорить о том, что поэзия Фета, действительно, лишена тенденциозности и социальной направленности. Фет предстает перед нами как певец Красоты и гармонии в мире. Апологетизируя идею Красоты зимнего пейзажа через поэтизацию образа березы в стихотворении «Печальная береза » художник подчеркивает, что Красота в мире хрупка, нужно уметь ловить момент, миг, чтобы увидеть, познать ее и насладиться ею; понять ощущение зыбкости в данном контексте помогают антиномичные мотивы радости и смерти. Во втором стихотворении «Кот поет, глаза прищуря » неприхотливая бытовая зарисовка передает не просто ощущение домашнего тепла, уюта, семейной гармонии, которая также хрупка, о чем свидетельствует резко контрастирующий зимний пейзаж за окном – снежная буря в природе. Понять душевное состояние героя нам помогают мотивы дома и бури, которые в данном контексте становятся антиномичными. А. Фет предстает как художник-импрессионист, запечатлевший два разных, по сути, мгновения, объединенных идеями Красоты и гармонии, а помог ему прием контраста, явившийся специфической приметой стиля художника.

1. Айхенвальд Ю. Фет. Силуэты русских писателей [Текст] / Ю. Айхенвальд. – М. 1994

2. Белинский В.Г. Полн. собр. соч. и писем в 13 тт. Т. VII. М. 1955. С. 307, 322.

3. Благой Д. Д. Мир как красота (О «Вечерних огнях» А. Фета) [Текст] / Д. Д. Благой // Фет А. А. Вечерние огни. — М. 1979. - С.495 – 635.

4. Боткин В.П. Стихотворения А.А. Фета… [Текст] / Боткин В.П. // Литературная критика, публицистика. Письма. – М. 1984.

5. Григорьев А. Литературная критика. [Текст] / А. Григорьев. - М. 1967. - С. 445.

6. Дружинин А.В. Стихотворения А.А. Фета // Дружинин А.В. Прекрасное и вечное. – М. Современник, 1998.

7. Достоевский Ф.М. Г-бов и вопрос об искусстве // Достоевский Ф.М. Полн. собр. соч. В 30 т. – Л. 1978. – Т. 18.

8. Жердеева О.Н. Образы немецкого мира в творчестве А.Фета: автореф.дис…канд.филол.наук. – Барнаул, 2004.

9. Кожинов В.В. Место творчества А. Фета в отечественной культуре // А. Фет. Поэт и мыслитель. Сб. научн. трудов. К 175-летию со дня рождения А.Фета. – М. 1999. – С. 8 – 15.

10. Цветков Ю.Л. Лирика А. Фета в контексте европейской импрессионистической поэзии // А. Фет. Поэт и мыслитель. Сб. научн. трудов. К 175-летию со дня рождения А.Фета. – М. 1999. – С.158 – 171.

11. Фет А.А. Собрание сочинений в 2 ТТ. Т. 1 – Стихотворения. Поэмы. Переводы. – М. Худ. лит. 1982.

12. Фирсова Т.Г. Творчество Фета и русский фольклор: автореф.дис…канд.филол.наук. – Астрахань, 2004.

Основные термины: глаза прищуря», поэзии Фета, «Печальная береза», Поэтика контраста, оценку поэзии Фета, характеристики поэзии Фета, лирического героя, содержание поэзии Фета, художественной практике Фета, поэтической системы Фета, стихотворений «Печальная береза», умение Фета, поэзия Фета, анализа стихотворений «Печальная, Творчество Фета, примере анализа стихотворений, идеи Красоты, дня рождения А.Фета, Последнее четверостишие, ощущение хрупкости Красоты

Похожие статьи

Слушать стихотворение Фета Кот поет глаза прищуря

Темы соседних сочинений