Анализ стихотворения Фета Еще люблю еще томлюсь



Анализ стихотворения Фета Ещ люблю ещ томлюсь в

"Полуночные образы" в лирике А.А. Фета (Анализ стихотворения "На кресле отвалялась, гляжу на потолок")

Перед вами картина Клода Моне "Кувшинки". Художник творил в стиле импрессионизма. Термин происходит от фр. impression - впечатление. Импрессионизм зародился в последней трети 19 в. - начале 20 в. Представители этого направления стремились естественно и непредвзято запечатлеть мир в его подвижности и изменчивости, передать свои мимолетные впечатления. На картинах часто видны мазки от красок. Создается впечатление, что полотна импрессионистов являются частью чего-то целого.

А кто из поэтов 19 века стремился передать сиюминутное настроение, запечатлеть мгновение? (Фет). Действительно, одна из черт творчества Фета - импрессионизм. Поэту важно представить предмет в данную минуту. Как и картины импрессионистов, произведения Фета отличаются бессюжетностью. В сущности, Фет для своего века явился новатором, его творения часто были не поняты современниками, являлись объектом для пародий. Фет и сам понимал, что он поэт будущего поколения.

Загрузка...

Но прежде чем мы перейдем к анализу стихотворения давайте поиграем в ассоциации. (Учитель задает слово тень, ученики записывают в тетрадь свои ассоциации. Некоторые из них прочитываются на уроке).

Ассоциативность - также одни из главных черт лирики Фета. Перед вами его стихотворение "На кресле отвалялась, гляжу на потолок". Это своеобразный ассоциативный ряд поэта об увиденных тенях на потолке. В стихотворении пропущены отдельные слова, вставьте их.

На кресле отвалясь, гляжу на потолок,

Где на задор воображенью,

Над лампой тихою подвешенный кружок

Вертится (какой?) тенью.

Зари осенней след в мерцанье этом есть:

Над кровлей, кажется, и садом,

Не в силах улететь и не решаясь сесть,

Грачи кружатся темным стадом…

Нет, то не крыльев шум, то кони у крыльца!

Я слышу (какие?) руки…

Как бледность холодна (какого?) лица!

Как шепот горестен разлуки.

Молчу, потерянный, на (какой?) путь глядя?

Из-за (какого?) сада, -

И кружится еще, приюта не найдя,

Грачей (какое?) стадо.

(Дети сравнивают свои варианты с первоисточником. Учитель выразительно читает все стихотворение).

Все ли понятно в стихотворении? Какая строфа кажется самой неясной? Какие чувства у вас вызвало стихотворение?

Стихотворение написано 15 декабря 1890 года, за два года до смерти поэта. В произведении очень ярко проявились такие главные черты лирики, как ассоциативность и импрессионизм. Оно созвучно тому направлению в искусстве, которое развивалось в последней трети 19 века: импрессионизму.

В начале урока мы сказали о том, что для импрессионизма характерны фрагментарность, проявление мазков на картине. Можно ли в данном произведении выделить разные картины, сменяющие одну другую? Давайте еще раз медленно прочитаем стихотворение и по ходу чтения попробуем найти эти картины.

Можно выделить такие картины: I строфа - лирический герой видит тень, отбрасываемой лампой на потолок; II строфа - тени напоминают герою об осеннем саде, в котором "кружатся темным стадом грачи"; III строфа - наполнена множеством сменяющихся картинок: перед читателем проходят и образы коней, и "трепетные руки", здесь же звучит намек на женское лицо, и горечь разлуки; IV строфа - это возвращение к осеннему саду, в котором продолжают кружить грачи.

Ребята, попытайтесь выделить в стихотворении ключевые образы (осенняя пора, сад, грачи, образ девушки, разлука). Какими словами в произведении создаются эти образы? ("Осенний след зари", "темное стадо грачей", "трепетные руки", "бледность прекрасного лица", "шепот разлуки", "темнеющий сад", "встревоженное стадо").

Какие детали использует Фет для создания образа любимой? Каким образом могут быть связаны в третьей строфе "кони у крыльца" и созданный образ любимой? Можно ли сказать, что поэт специально не разворачивает такое изображение образов, стремясь вовлечь читателя в сотворчество, в область домысливания? Попытайтесь объяснить, почему Фет сближает эти два образа, вынесенные в рифму (кони у крыльца - прекрасного лица). А может быть эти образы случайны и упоминаются от только что возникшего чувства?

Можно ли сказать, что "встревоженное стадо грачей" символизирует настроение, переживание лирического героя, если исходить из того, что природа у Фета антропоморфна? Какую смысловую нагрузку несет созданный образ грачей?

Какова тема стихотворения? (Воспоминание о разлуке с любимой девушкой).

Какова особенность композиции стихотворения? (Композиция кольцевая). Какую тональность она задает всему стихотворению? Какие тропы преобладают в произведении? (Эпитеты "тихая лампа", "осенний след", "призрачная тень", "темное стадо", "трепетные руки", "прекрасное лицо", "дальний путь", "встревоженное стадо"; сравнение "вертится тенью", "кружатся стадом").

Есть ли среди эпитетов те, которые несут цветовую нагрузку? ("Темное стадо", "темнеющий сад"). Какие другие слова передают цвет? (Заря - красный, розовый; бледность лица - белый). Как вы думаете, почему в стихотворении так бедна палитра цвета? (Возможно, обусловлено темой стихотворения. Воспоминания могут быть представлены в черно-белых тонах).

Во второй строфе находим ассонанс на звук [э]: осенний, след, мерцанье, этом, есть. Помогает ли он в создании образа осени? Какую роль играет осень во взаимоотношениях двух? (Герои расстаются).

Как раскрытию темы способствует размер стихотворения? (Стихотворение написано ямбом, в который "вплетается" пиррихий. Он и создает картины длинных воспоминаний).

В каком времени употреблены глаголы? (В настоящем времени: "гляжу", "вертится", "кружатся", "слышу"). Форма настоящего времени потреблена в картинах воспоминаниях. Лирический герой будто заставляет оживить воспоминание, представить его в данное мгновение. Меняется ли время в описаниях картин II и IV строф? (Обратить внимание следует на слово заря, которое несет цветовую нагрузку в стихотворении, и эпитет "темнеющий сад"). Что во фрагментах этих картин остается неизменным? (Бесприютное "встревоженное стадо"). Какие чувства вызывает эта статичность?

Какая строфа отличается экспрессией? Чем она создается? (Синтаксическим параллелизмом восклицательных предложений: "Как бледность хороша прекрасного лица!" / Как шепот горестен разлуки. " и анафорой).

Какие знаки, символы художественного мира Фета вы встретили в стихотворении? (Шепот, заря). Какое стихотворение эти неизменные символы вам напоминают? ("Шепот, робкое дыханье"). Различаются ли по тональности эти два стихотворения? Какие поэтические символы здесь противопоставляются? (Весна-лето противопоставлены осени, встреча - разлуке, соловьи - грачам).

Попробуйте уловить душевное состояние лирического героя.

Возможно ли говорить об идеи стихотворения? Может быть она "растворилась" в настроении лирического героя, в его душевном состоянии, которое почти неуловимо?

Что нового вы открыли в стихотворении после его глубокого анализа?

Заканчиваем урок чтением стихотворения по ролям, используя принцип многоголосья.

1 голос. На кресле отвалясь, гляжу на потолок,

Где на задор воображенью,

Над лампой тихою подвешенный кружок

Вертится призрачною тенью.

2 голос. Зари осенней след в мерцанье этом есть:

3 голос. Над кровлей, кажется, и садом,

4 голос. Не в силах улететь и не решаясь сесть,

5 голос. Грачи кружатся темным стадом…

6 голос. Нет, то не крыльев шум, то кони у крыльца!

7 голос. Я слышу трепетные руки…

8 голос. Как бледность холодна прекрасного лица!

9 голос. Как шепот горестен разлуки.

1 голос. Молчу, потерянный, на дальний путь глядя?

Из-за темнеющего сада, -

И кружится еще, приюта не найдя,

Грачей встревоженное стадо.

Последнюю строку можно также прочитать на несколько голосов.

Фет А.А. Стихотворения, поэмы, переводы / Сост. вступ. ст. и коммент. А. Тархова. - М. Правда, 1985. - 560 с.

Кувшинки // Художественная галерея. - 2004. - № 1. - С.10-11.

Сомова, Л.А. Введение в методику преподавания литературы (коммуникативный аспект): учеб. пособие / Л.А. Сомова. - Тольятти: ТГУ, 2007. - 120 с.

Я студентка III курса факультета Филология и журналистика Тольяттинского государственного университета. Мои увлечения: театр, кино, вязание крючком. Пять лет занималась актерским мастерством по специальности драматическое искусство в театре "Калейдоскоп" во дворце Детского и юношеского творчества г. Тольятти. В настоящее время продолжаю заниматься актерским мастерством, постигая искусство Слова в народном литературном театре им.А.С. Пушкина (Дворец культуры и техники АВТОВАЗа).

Похожие курсовые работы

Основные темы и идеи лирики Афанасия Фета

В лице Афанасия Афанасьевича Фета изумительным образом столкнулись два совершенно неодинаковых человека: загрубелый, чрезвычайно видавший виды, опытный практик и вдохновенный, неутомимый, в буквальном смысле до последнего вздоха (а умер он в возрасте 72 лет) певец прекрасного и любви. Фет был сыном незначительного немецкого чиновника, а за небольшую взятку его записали сыном одного орловского помещика Шеншина, увезшего его мать от отца. Однако неправда обнаружилась, и поэт на протяжении многих лет ощущал на себе, что такое быть внебрачным ребенком. Первостепенное, что он потерял – это статус дворянского сына. Фет стремился "выслужить" дворянство, однако 13 лет войсковой и гвардейской лямки не дали положительного результата. И он решил жениться по расчету на старой и состоятельной женщине и сделался бессердечным и скупым сельским хозяином-эксплуататором. Революционерам, а также либералам, Фет никогда не сострадал и не сочувствовал и, чтобы добиться вожделенного дворянства, длительное время громогласно демонстрировал свои личные верноподданнические чувства. И лишь когда Фету исполнилось уже 53 года, Александр II наложил одобрительную резолюцию на прошение поэта. Доходило до комического: если тридцатилетний Пушкин находил оскорблением пожалование ему царем камер-юнкерского звания (это придворный чин, обыкновенно даваемый молодым людям до 20 лет), то данный русский лирик преднамеренно исхлопотал себе камер-юнкерство только в 70 лет.

И при этом Фет писал божественные стихи. Вот стихотворение 1888 года:

Полуразрушенный, полужилец могилы,

О таинствах любви зачем ты нам поешь?

Зачем, куда тебя домчать не могут силы,

Как дерзкий юноша, один ты нас зовешь?

Томлюся и пою. Ты слушаешь и млеешь;

В напевах старческих твой юный дух живет.

Цыганка старая одна еще поет.

То есть буквально два человека жили в одной оболочке. Но какая сила чувства, мощь поэзии, какое страстное, юношеское отношение к красоте, к любви!

Поэзия Фета недолго имела успех у современников в 40е годы, а в 70 — 80-х годах это был успех весьма камерный, отнюдь не массовый. Но массам Фет был знаком, хотя они не всегда знали, что популярные романсы, которые они распевают (в том числе и цыганские), — на слова Фета. "О, долго буду я в молчанье ночи тайной…", "Какое счастие! и ночь и мы одни…", "Сияла ночь. Луной был полон сад…", "Давно в любви отрады мало…", "В дымке-невидимке" и, конечно, "Я тебе ничего не скажу…" и "На заре ты ее не буди…" — вот лишь некоторые стихотворения Фета, положенные на музыку разными композиторами.

Лирика Фета тематически крайне бедная: красота природы и женская любовь — вот и вся тематика. Но какой огромной мощи достигает Фет в этих узких пределах. Вот стихотворение 1883 года:

Только в мире и есть, что тенистый

Дремлющих кленов шатер.

Только в мире и есть, что лучистый

Детски задумчивый взор.

Только в мире и есть, что душистый

Милой головки убор.

Только в мире и есть этот чистый

Влево бегущий пробор.

Философской его лирику назвать трудно. Мир поэта очень узкий, но какой же он прекрасный, полный изящества. Грязь жизни, проза и зло жизни не проникали в его поэзию никогда. Прав ли он в этом? Видимо, да, если видеть в поэзии "чистое искусство". Красота и должна быть главным в ней.

Гениальна лирика природы Фета: "Я пришел к тебе с приветом…", "Шепот. Робкое дыханье…", "Какая грусть! Конец аллеи…", "Это утро, радость эта…", "Жду я, тревогой объят…" и множество других лирических миниатюр. Они разнообразны, непохожи, каждая являет собой неповторимый шедевр. Но есть общее: во всех них Фет утверждает единство, тождество жизни природы и жизни человеческой души. И поневоле задумываешься: где источник, откуда эта красота? Творение ли это Отца небесного? Или источник всего этого — сам поэт, его умение видеть, его светлая, открытая красоте душа, каждое мгновение готовая восславить окружающую красоту? В своей лирике природы Фет выступает как антинигилист: если для тургеневского Базарова "природа не храм, а мастерская, и человек в ней работник", то для Фета природа — единственно храм, храм, прежде всего любви, а во-вторых — храм для вдохновения, умиления и молитвы красоте.

Если для Пушкина любовь была проявлением высшей полноты жизни, то для Фета любовь есть единственное содержание человеческого бытия, единственная вера. У него и сама природа любит — не вместе с человеком, а вместо него ("В дымке-невидимке").

В то же время Фет считает человеческую душу частицей небесного огня, божьей искрой ("Не тем, Господь, могуч, непостижим…"), ниспосланной человеку для откровений, дерзаний, вдохновения ("Ласточки", "Учись у них — у дуба, у березы…").

Удивительны поздние стихи Фета, 80 — 90-х годов. Дряхлый старик в жизни, в поэзии он превращается в горячего юношу, все мысли которого об одном — о любви, о буйстве жизни, о трепете молодости ("Нет, я не изменил…", "Моего тот безумства желал…", "Люби меня! Как только твой покорный…", "Еще люблю, еще томлюсь…").

Если взять стихотворение "Я тебе ничего не скажу…", в котором излито размышление о невозможности передачи языком слов жизни души, изощренности чувства. Вследствие этого романтическое свидание, как будто неизменно, в мире пышной природы, раскрывается безмолвием: "Я тебе ничего не скажу…". Следующая строка как бы уточняет: "Я тебя не встревожу ничуть". Но, как подтверждают прочие стихи, любовь его, быть может, и лишит покоя, и приведет в смятение чистую душу избранницы своими "томленьями" и даже "содроганьями". Однако, есть и иное истолкование, оно в последней строке второй строфы: его "сердце цветет", аналогично ночным цветам, о которых говорится в самом начале строфы. "Я дрожу" — от ночной ли прохлады, от каких-либо духовных сердечных факторов. И оттого конец стихотворения зеркальным образом воспроизводит начало: "Я тебя не встревожу ничуть, я тебе ничего не скажу". Это стихотворение притягивает тонкостью и изяществом проявленных чувств и непринужденностью, неброской простотой словесного оборота.

Говорить о тематике Афанасия Афанасиевича Фета сравнительно легко, ведь круг ее легко очерчивается двумя темами – любовь и природа. Фет – поэт как бы вневременной, кажется, что бренная современность не касается его. В самом деле, в стихах Фета приметы времени отсутствуют вовсе или столь незначительны, мимолетны, что создается впечатление, что они попали в них случайно, "забежали на минутку." Листая томик его стихов можно подумать, что жизнь поэта была безоблачна и безмятежна, не отягощаема будничными, повседневными тяготами – однако впечатление это более чем обманчиво.

По рождению будучи сыном мелкого немецкого чиновника, Фет был за взятку записан сыном орловского помещика Шеншина, который увез мать поэта от его отца. Но обман раскрылся, и Фет в течение многих лет испытывал на себе, что значит быть незаконнорожденным. Главное, что он лишился при этом статуса дворянского сына. Он пытался "выслужить" дворянство, но 13 лет армейской и гвардейской лямки ничего не дали. Тогда он женился по расчету на старой и богатой, стал жестоким и прижимистым сельским хозяином-эксплуататором. Революционерам и даже либералам Фет никогда не сочувствовал и, чтобы достичь желаемого дворянства, долго и громко демонстрировал свои верноподданнические чувства.

И только когда Фету было уже 53 года, Александр II наложил благоприятную резолюцию на его прошение. Доходило до смешного: если тридцатилетний Пушкин считал оскорбленнием пожалование ему царем камер-юнкерского звания (это придворный чин, обычно даваемый молодым людям до 20 лет), то этот русский лирик специально выхлопотал себе камер-юнкерство уже в 70 лет.

И при этом Фет писал божественные стихи. Вот стихотворение 1888 года:

"Полуразрушенный, полужилец могилы,

О таинствах любви зачем ты нам поешь?

Зачем, куда тебя домчать не могут силы,

Как дерзкий юноша, один ты нас зовешь? –

Томлюся и пою. Ты слушаешь и млеешь;

В напевах старческих твой юный дух живет.

Цыганка старая одна еще поет".

То есть буквально два человека жили в одной, кстати весьма неприятной на вид, оболочке. Но какая сила чувства, мощь поэзии, какое страстное, юношеское отношение к красоте, к любви!

Поэзия Фета недолго имела успех у современников в 40е годы, а в 70 80-х годах это был успех весьма камерный, отнюдь не массовый. Но массам Фет был знаком, хотя они не всегда знали, что популярные романсы, которые они распевают (в том числе и цыганские), – на слова Фета. "О, долго буду я в молчаньи ночи тайной", "Какое счастие! и ночь и мы одни", "Сияла ночь. Луной был полон сад", "Давно в любви отрады мало", "В дымке-невидимке" и, конечно, "Я тебе ничего не скажу" и "На заре ты ее не буди" – вот лишь немногие стихотворения Фета, положенные на музыку разными композиторами.

Лирика Фета тематически крайне бедна: красота природы и женская любовь – вот и вся тематика. Но какой огромной мощи достигает Фет в этих узких пределах. Вот стихотворение 1883 года:

Только в мире и есть, что тенистый

Дремлющих кленов шатер.

Только в мире и есть, что лучистый

Детски задумчивый взор.

Только в мире и есть, что душистый

Милой головки убор.

Только в мире и есть этот чистый

Влево бегущий пробор.

Это своеобразная онтология (философское учение о бытии) Фета, хотя философской его лирику назвать трудно. Мир поэта очень узкий, но какой же прекрасный, полный изящества. Грязь жизни, проза и зло жизни не проникали в его поэзию никогда. Прав ли он в этом?

Видимо, да, если видеть в поэзии искусство по преимуществу. Красота и должна быть главным в ней.

Гениальна лирика природы Фета: "Я пришел к тебе с приветом", "Шепот. Робкое дыханье", "Какая грусть! Конец аллеи", "Это утро, радость эта", "Жду я, тревогой объят" и множество других лирических миниатюр. Они разнообразны, непохожи, каждая являет собой неповторимый шедевр. Но есть и общее: во всех них Фет утверждает единство, тождество жизни природы и жизни человеческой души.

И поневоле задумываешься: где источник, откуда эта красота? Творение ли это Отца небесного? Или источник всего этого – сам поэт, его умение видеть, его светлая, открытая красоте душа, каждое мгновение готовая восславить окружающую красоту? В своей лирике природы Фет выступает как антинигилист: если для тургеневского Базарова "природа не храм, а мастерская, и человек в ней работник", то для Фета природа – единственно храм, храм и фон прежде всего любви, роскошная декорация для тончайших сюжетных изгибов любовного чувства, а во-вторых, храм для вдохновения, умиления и молитвы красоте.

Если для Пушкина любовь была проявлением высшей полноты жизни, то для Фета любовь есть единственное содержание человеческого бытия, единственная вера. Эту мысль он утверждает в своих стихах с такой силой, что заставляет усомниться, не язычник ли он. У него и сама природа любит – не вместе, а вместо человека ("В дымке-невидимке").

В то же время вполне в христианском духе Фет считает человеческую душу частицей небесного огня, божьей искрой ("Не тем, господь, могуч, непостижим"), ниспосланной человеку для откровений, дерзаний, вдохновения ("Ласточки", "Учись у них – у дуба, у березы"). Удивительны поздние стихи Фета, 8090-х годов. Дряхлый старик в жизни, в поэзии он превращается в горячего юношу, все мысли которого об одном – о любви, о буйстве жизни, о трепете молодости ("Нет, я не изменил", "Моего тот безумства желал", "Люби меня! Как только твой покорный", "Еще люблю, еще томлюсь").

Разберем стихотворение "Я тебе ничего не скажу", датированное 2 сентября 1885 года. В нем выражена часто встречающаяся у романтиков мысль о том, что языком слов нельзя передать жизнь души, тонкости чувства. Например, стихотворение Фета "Как мошки зарею" (1844) кончается мечтой "О, если б без слова/ Сказать душой было можно!". Поэтому любовное свидание, как всегда, в окружении роскошной природы, (открывается молчанием: "Я тебе ничего не скажу…". Романтики не доверяли языку слов как средству выражения души человека, тем более поэта. Впрочем, назвать Фета романтиком затруднительно: очень уж он "земной". Тем не менее уделом героя стихотворения остается "молча твердить" слова любовного признания.

И этот оксюморон (сочетание контрастных по смыслу слов) становится главным словесно-художественным образом стихотворения. Но все-таки почему он молчит? Какая мотивировка дается этому? Вторая строка уточняет: "Я тебя не встревожу ничуть". Да, как свидетельствуют другие стихотворения, его любовь может и встревожить, взволновать девственную душу его избранницы своими "томленьями" и даже "содроганьями".

Есть и другое объяснение, оно в последней строке второй строфы: его "сердце цветет", подобно ночным цветам, о которых сообщается в начале строфы. Вот тождество человеческой души и природы, выраженное, как и во многих других произведениях Фета, с помощью особого художественного приема, называемого психологическим параллелизмом. К тому же грудь, т.е. вместилище эмоционально-духовного начала, героя "больная, усталая" (первая строка третьей, последней строфы). "Я дрожу" — от ночного ли холодка или от каких-то внутренних душевных причин. И поэтому конец стихотворения зеркально повторяет начало: "Я тебя не встревожу ничуть,/ Я тебе ничего не скажу".

Напевно звучит трехстопный анапест стихотворения: "Я тебе ничего не скажу", что неоднократно вдохновляло композиторов. Стихотворение привлекает тонкостью и изяществом выраженных в нем чувств и естественностью, негромкой простотой их словесного выражения.

Проникновенность, лиризм и глубина стихов Фета, лишенных примечательных черт современности и сейчас, спустя более полутора столетий, звучат свежо и волнуют воображение. Такое бесценное наследие оставил нам человек, в котором удивительным образом совмещались две решительно разных личности: загрубелый, потрёпанный жизнью практик и вдохновенный певец красоты и любви, до последнего вздоха (а умер он в возрасте 72 лет) творивший и ощущавший юность в душе.

Афанасий Фет — Ещё люблю, ещё томлюсь: Стих

Ещё люблю, ещё томлюсь
Перед всемирной красотою
И ни за что не отрекусь
От ласк, ниспосланных тобою.

Покуда на груди земной
Хотя с трудом дышать я буду,
Весь трепет жизни молодой
Мне будет внятен отовсюду.

Покорны солнечным лучам,
Там сходят корни в глубь могилы
И там у смерти ищут силы
Бежать навстречу вешним дням.

«Еще люблю, еще томлюсь…» А.Фет

«Еще люблю, еще томлюсь…» Афанасий Фет

Еще люблю, еще томлюсь
Перед всемирной красотою
И ни за что не отрекусь
От ласк, ниспосланных тобою.

Покуда на груди земной
Хотя с трудом дышать я буду,
Весь трепет жизни молодой

Мне будет внятен отовсюду.

Покорны солнечным лучам,
Там сходят корни в глубь могилы
И там у смерти ищут силы
Бежать навстречу вешним дням.

Анализ стихотворения Фета «Еще люблю, еще томлюсь…»

Позднее творчество поэта расцвечено любовной тематикой, причины загадочного появления которой не раскрыты до сих пор. Часть стихотворений ретроспективна, и ее связывают с трагической гибелью Марии Лазич, мучительными воспоминаниями об утраченном счастье. Однако имеются и другие творения, изображающие свежие и яркие переживания. Критики и читатели с удивлением встречают в фетовских стихах, написанных за один-два года до кончины, пылающего страстью лирического героя. Он влюблен, живет предчувствием встречи с милой, увлечен прогулками при луне, когда ночная пора плачет «росою счастья».

Не во всех текстах любовного цикла господствуют восторженные интонации. Романтические ощущения омрачаются мотивами непостоянства и «злой старости». «Мед благовонный» прекрасного чувства, усладивший героя на закате жизни, трактуется как средство преодоления конечности земного бытия.

По эмоциональному настрою поэтический текст 1890 г. напоминает клятву верности. Кому присягает лирический субъект? Он служит отвлеченной категории «всемирной красоты», предвосхищающей блоковскую Вечную Женственность. Одновременно с этой декларацией звучит заявление о верности «ласкам» земной избранницы.

Двойственная трактовка любви в поэтике Фета исключает конфликт горнего и дольнего начал: оба плана сливаются в единое понятие поклонения прекрасному. В центральном катрене возникает ключевая формула «трепет жизни молодой», которая обозначает стремление уловить и насладиться гармонией мира. Здесь же возникает и условие выполнения обещания: герой исполняет высокую миссию, пока способен вести земное существование, метафорически уподобленное дыханию на поверхности «груди земной».

Сравнение, звучащее в концовке, поддерживает эмоциональное состояние зачина, в котором говорится о любви, окрашенной светлой печалью. Корни растений, появляющихся на могилах, черпают «у смерти» силы для роста. Образ корней построен по принципам олицетворения: им приписывается активное антропоморфное начало, которое подчеркивает контраст с неподвижностью могильной «глуби». Первоначальная ботаническая тематика художественного тропа переосмысливается в философском ключе. Авторский оксюморон, определяющий смерть как источник жизни, утверждает закономерность конечного существования и примиряет с неизбежностью трагического финала.

очень нужен подробный анализ стихотворения А.А. Фета Еще люблю,еще томлюсь.

Нарминка Касимова Ученик (114), закрыт 3 года назад

Еще люблю, еще томлюсь. »

Еще люблю, еще томлюсь
Перед всемирной красотою
И ни за что не отрекусь
От ласк, ниспосланных тобою.

Покуда на груди земной
Хотя с трудом дышать я буду,
Весь трепет жизни молодой
Мне будет внятен отовсюду.

Покорны солнечным лучам,
Там сходят корни в глубь могилы
И там у смерти ищут силы
Бежать навстречу вешним дням.

Владимир Шмелев. Просветленный (33981) 3 года назад

Анализ такой:
У Фета была любовь с погибшей от несчастного случая (загорелось платье и получила множество ожогов) Марией Лазич.
В стихотворении он пытается выразить свое отношение к смерти, любви, молодости и её ошибках, порой непоправимых.

Любовь Макарова Ученик (105) 3 года назад

Андрей, этот сайт создан, чтобы помогать друг другу (это я так. вдруг ты не в курсе)

КоРоЛь ШаМаНоВ Знаток (310) 3 недели назад

Слушать стихотворение Фета Еще люблю еще томлюсь

Темы соседних сочинений