Анализ стихотворения Есенина Хулиган



Стихотворение «Исповедь хулигана» было написано Есениным в 1920 году, во время увлечения поэта имажинизмом. Влияние этого литературного течения явно ощущается в произведении: метафоры, бьющие на необычность, смелые образы, сочетание литературных и простонародных слов, рваный размер в духе Маяковского. Но сквозь этот надуманный, искусственный слой прорывается сердечность и искренность, отличавшая творчество Есенина, и «Исповедь хулигана» воспринимается всё-таки как живой, правдивый монолог.

Вступление звучит раздумчиво, как разговор героя с самим собой, и сразу утверждает, что исповедь — слова человека непокорного, не раболепного, и слово «хулиган» в названии стоит не напрасно. Дальнейшее описание, резкое и дерзкое, рисует нам героя: нечёсаного, в которого летят «комья брани» и который свысока смотрит на остальных. Рубленый размер строк, аллитерация с буквой «р» усиливают впечатление резкой отповеди (а не исповеди) героя.

Но следующая строфа, с мягкой рифмой, написанная пятистопным ямбом, переворачивает впечатление читателя: «заросший пруд», «звон ольхи» — это уже Есенин, певец природы, он вспоминает своих отца и мать и необыкновенно трогательно говорит об их любви.

Загрузка...

Пятая строфа — прямое обращение к родителям, переходящее от душевности к хвастовству, и здесь вновь ощущается некая нотка неискренности: упоминание о цилиндре и лакированных башмаках кажется чужеродным, лишним…

Закономерно продолжая чередование частей с разным настроением, врезается шестая строфа: «задорный озорник» признаётся в неискоренимой любви к той самой грязноватой и слякотной деревне. Кланяется корове с вывески, вспоминает «запах навоза с родных полей», готов нести, словно шлейф, хвост извозчичьей лошади…

И начало следующей строфы — «Я люблю родину. Я очень люблю родину!» — не кажется после предыдущих признаний ни выспренним, ни излишне громогласным. Перечисление метафор, хоть и вполне в духе имажинисткой «образности»: «грусти ивовая ржавь», «хмарь и сырь апрельских вечеров», клён, «присевший перед костром зари», остаётся душевным и искренним. А дальше хлынул монолог героя, истосковавшегося по своей родине, по тому месту, где его знают и любят настоящим… Обращение к верному псу, описание дружбы с ним и прорвавшееся диалектное, родное словечко «погребав» сметают все образные построения, возведённые искусственно, и именно в этой части стихотворения перед читателем является настоящая исповедь.

Кульминацией её становится признание героя: «Я всё такой же. Сердцем я всё такой же». Настроение в этой строфе возвышенное, светлое, здесь поэт с добрым чувством говорит и о себе, и о людях — «мне хочется вам нежное сказать». (А ведь в начале стихотворения к этим же людям было обращено лишь пренебрежение!)

Но после пожелания «спокойной ночи», после прекрасной метафоры о косе зари, звеневшей по траве… настроение исповедующегося снова меняется. Он обрывает себя на полуслове, оставляя многоточие вместо заключительной рифмы, и со следующей строфы вновь надевает на себя маску.

Неприкрытая грубость, нелитературные слова («задница», «башка») отбрасывают читателя на первоначальную дистанцию, герой словно насмехается над своей недавней сентиментальностью и хочет заставить забыть о ней. Для чего вся исповедь? Чтобы признаться в том, что искреннее вдохновение («заезженный Пегас») не нужно поэту? Что он пришёл «воспеть крыс»? Эти прорвавшиеся неизвестно из каких глубин слова полностью меняют всё впечатление от «Исповеди», оставляя в большей степени недоумение. И заключительные строки, пожелание поэта стать «парусом в страну, куда мы плывём», просто не сливаются со всем стихотворением, как будто он отчеркнул их и вписал позже, успокоившись и не помня настроения, с которым лилась «Исповедь» вначале.

Именно эта противоречивость, неровность произведения заставляют перечитывать его ещё и ещё, отыскивая связующее все строфы звено. И оно находится: это натура поэта, такая же мятущаяся, проявила здесь себя во всех ипостасях. Прочитав и проникнувшись каждым словом стихотворения, можно многое понять о Есенине и о том, кем он ощущал себя в неспокойные годы сразу после революции, после опрокидывания привычного мира.

Более новые статьи:

Анализ стихотворения Сергея Есенина "Исповедь хулигана".

Картинка Анализ стихотворения Есенина Хулиган № 1

Анализ стихотворения С. Есенина «исповедь хулигана» Подготовил обучающийся 11 класса МБОУ Барабанщиковской СШ № 4 Парфенов Кирилл. Щеглов 2015

Не каждый умеет петь, Не каждому дано яблоком Падать к чужим ногам. Сие есть самая великая исповедь, Которой исповедуется хулиган. Я нарочно иду нечесаным, С головой, как керосиновая лампа, на плечах. Ваших душ безлиственную осень Мне нравится в потемках освещать. Мне нравится, когда каменья брани Летят в меня, как град рыгающей грозы, Я только крепче жму тогда руками Моих волос качнувшийся пузырь. Так хорошо тогда мне вспоминать Заросший пруд и хриплый звон ольхи, Что где-то у меня живут отец и мать, Которым наплевать на все мои стихи, Которым дорог я, как поле и как плоть, Как дождик, что весной взрыхляет зеленя. Они бы вилами пришли вас заколоть За каждый крик ваш, брошенный в меня.

Бедные, бедные крестьяне! Вы, наверно, стали некрасивыми, Так же боитесь бога и болотных недр. О, если б вы понимали, Что сын ваш в России Самый лучший поэт! Вы ль за жизнь его сердцем не индевели, Когда босые ноги он в лужах осенних макал? А теперь он ходит в цилиндре И лакированных башмаках. Но живет в нем задор прежней вправки Деревенского озорника. Каждой корове с вывески мясной лавки Он кланяется издалека. И, встречаясь с извозчиками на площади, Вспоминая запах навоза с родных полей, Он готов нести хвост каждой лошади, Как венчального платья шлейф. Я люблю родину. Я очень люблю родину! Хоть есть в ней грусти ивовая ржавь. Приятны мне свиней испачканные морды И в тишине ночной звенящий голос жаб. Я нежно болен вспоминаньем детства, Апрельских вечеров мне снится хмарь и сырь. Как будто бы на корточки погреться Присел наш клен перед костром зари. О, сколько я на нем яиц из гнезд вороньих, Карабкаясь по сучьям, воровал! Все тот же ль он теперь, с верхушкою зеленой? По-прежнему ль крепка его кора? А ты, любимый, Верный пегий пес. От старости ты стал визглив и слеп И бродишь по двору, влача обвисший хвост, Забыв чутьем, где двери и где хлев. О, как мне дороги все те проказы, Когда, у матери стянув краюху хлеба, Кусали мы с тобой ее по разу, Ни капельки друг другом не погребав.

Я все такой же. Сердцем я все такой же. Как васильки во ржи, цветут в лице глаза. Стеля стихов злаченые рогожи, Мне хочется вам нежное сказать. Спокойной ночи! Всем вам спокойной ночи! Отзвенела по траве сумерек зари коса. Мне сегодня хочется очень Из окошка луну. Синий свет, свет такой синий! В эту синь даже умереть не жаль. Ну так что ж, что кажусь я циником, Прицепившим к заднице фонарь! Старый, добрый, заезженный Пегас, Мне ль нужна твоя мягкая рысь? Я пришел, как суровый мастер, Воспеть и прославить крыс. Башка моя, словно август, Льется бурливых волос вином. Я хочу быть желтым парусом В ту страну, куда мы плывем.

Стихотворение «Исповедь хулигана» было написано Есениным в 1920 году, во время увлечения поэта имажинизмом. Влияние этого литературного течения явно ощущается в произведении: метафоры, бьющие на необычность, смелые образы, сочетание литературных и простонародных слов, рваный размер в духе Маяковского. Но сквозь этот надуманный, искусственный слой прорывается сердечность и искренность, отличавшая творчество Есенина, и «Исповедь хулигана» воспринимается всё-таки как живой, правдивый монолог.

Тема стихотворения Интимная. сюжет Нет сюжета. Имеются образы переживаний и воспоминаний. размер Нет. рифма Смешанная.

тропы Эпитеты: каждый, каждому, чужим, самая, великая, нечесаным, керосиновая, безлиственную, рыгающей, качнувшейся, заросший, хриплый… Метафоры: «Моих волос качнувшийся пузырь.»; «За каждый крик ваш, брошенный в меня.»… Олицетворения: «Отзвенела по траве сумерек зари коса. »

Стилистические фигуры Умолчание. Восклицательные предложения. Многосоюзие Крестьянская поэзия Литературное направление

Исповедь «хулигана» С. Есенина

Картинка Анализ стихотворения Есенина Хулиган № 2

Коллекция сочинений: Исповедь "хулигана» С. Есенина

Чего же хорошего?

Как Есенин в участке.

В свое время у каждого художника — и у худож­ника слова — была своя репутация. Пушкин — по­веса, Эдгар По — пьяница, Бродский — тунеядец. Не избежал подобной участи и Есенин. Слава "хули­гана и скандалиста» прочно закрепилась за ним — причем закрепилась в письменной форме: тому сви­детельством и приведенные выше строчки, и стихи самого Есенина. А, как известно, что написано пе­ром. Так и остался жить в литературе этот образ. И для многих Есенин поэтом "Москвы кабацкой», "московским озорным гулякой» был и будет всегда. Попытаемся же проанализировать этот образ, про­следить истоки его зарождения, его развитие, его ко­нец.

В русском литературоведении существует давняя традиция личные трагедии героев и их авторов считать отражением более широких социальных конфликтов: Онегин застрелил своего друга, потому что был "лиш­ним» человеком в своем обществе, а Джек Лондон по­кончил жизнь самоубийством, сломленный враждебной художнику капиталистической действительностью. Та­кой подход в целом не плох и продуктивен, и при раскрытии причин есенинского ухода в "хулиганы» пред­ставляется вполне логичным.

Первое "хулиганское» стихотворение поэта, кото­рое, кстати, так и называется — "Хулиган», — отно­сится к послереволюционному периоду и датируется 1919 годом. До этого были восторженные, полные ожи­дания "чудесной гостьи» — революции — стихи. В них поэт воспевал грядущие перемены в жизни страны и райский край Инонию, в котором все по-иному, луч­ше, чище, добрее. Край этот удивительным образом похож на родную деревню автора, преображенную и идеализированную. Но мечтам поэта не суждено бы­ло сбыться.

Грянула война, а за ней — индустриализация всей страны, и от "мужицкого рая» пришлось отказаться. У Есенина не остается "любви ни к городу, ни к дерев­не». А отсюда недалеко и до кабака:

Оттого-то вросла ту жиль

В переборы тальянки звонкой.

И соломой пропахший мужик

Захлебнулся лихой самогонкой.

Отныне герой поэзии Есенина — "московский озорной гуляка». Он нарочно идет нечесаный, вы­зывая брань и осуждение со стороны прохожих, но­чами читает стихи проституткам и пьет спирт, по­хабничает и скандалит. Его судьба — "умереть в ка­бацкой пьяной драке» на изогнутых московских улицах. В есенинских стихах мы видим Москву "ка­бацкую», разгульную, пьяную. Этот город его захва­тил, одурманил. С болью думает герой о своей преж­ней жизни:

Вспомнил я деревенское детство,

Вспомнил я деревенскую синь.

И всего трепетней и пронзительней его воспомина­ния именно тогда, когда вслед ему доносится чужая брань — оттого, быть может, он и любит свою скан­дальную славу. Ведь в глубине души он все такой же деревенский парень с васильковыми глазами и рани­мым сердцем. Его душа в крови от ударов ближних, как когда-то в детстве было в крови лицо. Он "нежно болен вспоминаньем детства» и сожалением о былой свежести и "половодье чувств». Эта память о прежней жизни в родном краю проявляется в характере образов его поэтических размышлений. Герой — такой же ху­лиган, как и дождь, как ветер; разгульная тоска точит его глаза, словно синие листья червь. Деревня стано­вится для него олицетворением прошлой, лучшей жиз­ни и прибежищем, которым поэт не спешит воспользо­ваться, потому что

Я люблю этот город вязевый,

Пусть обрюзг он и пусть одрях.

И от прежней жизни у него осталась одна ра­дость — дружба с "братьями нашими меньшими». "Средь людей я дружбы не имею», — говорит о себе герой. Люди не способны ответить на его чувство, это чужой и хохочущий сброд, не понимающий души по­эта, а потому всячески ему за это мстящий. Другое де­ло — звери: "Для зверей приятель я хороший». Герой кланяется каждой корове с вывески, ему жаль бездом­ных собак — ведь для него "братья — были и сест­ры — суки». Его знаменитый цилиндр — не для того, чтобы производить впечатление на женщин: подобные желания кажутся ему просто глупыми. В цилиндре "удобней» давать овес кобыле — чтобы уменьшить грусть, таящуюся в сердце. Отчего же грустно поэту? Возможно, потому, что он одинок. Когда-то Блок писал о таком одиночестве:

Храню я к людям на безлюдье

А Маяковский, не увидев вокруг себя людей, рвется целовать "умную морду трамвая». Одинокий герой Есенина же "пришел целовать коров». Он никогда не скажет про людей — "озверевшие», потому что это бу­дет оскорблением для животных.

Резкое осуждение за свой цинизм и грубость обычно вызывают два стихотворения "Сыпь, тальян­ка. » и "Пой же, пой, на проклятой гитаре. » Позднее сам автор говорил, что не может от них отказаться, так как внутренне пережил все описанное в них. "Горькая отрава» стала частью жизни героя. В кабаке за рюмкой водки он цинично рассуждает о жизни, о России, о женщинах. Высокое чувство любви для него не существует, есть только горькая "правда земли», основной человеческий инстинкт. Само су­ществование человека на этой земле — неудачи, спирт и сифилис:

И я сам, опустясь головою,

Заливаю глаза вином,

Чтоб не видеть в лицо роковое,

Чтоб подумать на миг об ином.

Поэт с болью осознает глубину своего падения. Чувство отвращения вызывает у него "пропащая гуль­ба». За подчеркнутой грубостью и цинизмом скрывает­ся (а ее нужно скрывать, ибо нет ничего больнее, чем когда в душу — грязными руками) сердце, открытое для любви и добра. Так когда-то писал о себе Маяков­ский: "Я люблю смотреть, как умирают дети», пряча свое "сплошное сердце», что стучит повсеместно. Герой Есенина чувствует

Что-то всеми навек утрачено.

Май мой синий! Июнь голубой!

Жизнь кажется ему загубленной. Он ощущает свою небывалую усталость и вновь возвращается мыслями к отчему дому, его благотворному свету. Но поэт понимает, что ему нет возврата в прошлое, что угасла "та нежная дрема». Герой, однако, чувст­вует, как оставляет его желание мучить себя. Он ни о чем не жалеет:

Пусть не сладились, пусть не сбылись

Эти помыслы розовых дней.

Если черти в душе гнездились —

Значит, ангелы жили в ней.

Последний цикл "хулиганских» стихов — "Любовь хулигана». В прошлом разгульная жизнь — любовь явилась как спасение. Ради любимой герой готов бро­сить омут кабаков. Он поет ей об уходящем хулиганст­ве. Пусть им досталась только осенняя усталость чувств, не стоит жалеть о том, что

Так мало пройдено дорог,

Так много сделано ошибок.

Герой воскрес для жизни, он верит в то, что он еще будет слушать песни дождей и черемух — "чем здоро­вый живет человек».

Так находит свой конец образ хулигана в творче­стве Есенина. С радостью поэт отрекается "сканда­лить», с радостью ищет и обретает новые темы для своих стихов. Тому свидетельство — красота его "Персидских мотивов». Этот сборник так и начинает­ся — с признания поэта о том, что его душу больше не гложет "пьяный бред». В "Письме к женщине» сам автор так представляет свое падение в омут разгула: в развороченном быте ему не удалось определиться в своем назначении, и он предпочел "сгореть в угаре пьяном». Теперь же все не так. Он стал не тем, чем некогда был. И это — последнее слово в есенинской исповеди "хулигана».

Исповедь хулигана. О Сергее Есенине

Картинка Анализ стихотворения Есенина Хулиган № 3

Таинственные картины польского сюрриалиста Томаша Алена Копера (Tomasz Alen Kopera).

- стих Сергея Есенина " Исповедь хулигана"
- собрание информации о творчестве поэта, изложенное в виде сочинения
- примечание автора сочинения


СЕРГЕЙ ЕСЕНИН. ИСПОВЕДЬ ХУЛИГАНА.

<< Не каждый умеет петь,
Не каждому дано яблоком
Падать к чужим ногам.

Сие есть самая великая исповедь,
Которой исповедуется хулиган.

Я нарочно иду нечесаным,
С головой, как керосиновая лампа, на плечах.
Ваших душ безлиственную осень
Мне нравится в потемках освещать.
Мне нравится, когда каменья брани
Летят в меня, как град рыгающей грозы,
Я только крепче жму тогда руками
Моих волос качнувшийся пузырь.

Так хорошо тогда мне вспоминать
Заросший пруд и хриплый звон ольхи,
Что где-то у меня живут отец и мать,
Которым наплевать на все мои стихи,
Которым дорог я, как поле и как плоть,
Как дождик, что весной взрыхляет зеленя.
Они бы вилами пришли вас заколоть
За каждый крик ваш, брошенный в меня.

Бедные, бедные крестьяне!
Вы, наверно, стали некрасивыми,
Так же боитесь бога и болотных недр.
О, если б вы понимали,
Что сын ваш в России
Самый лучший поэт!
Вы ль за жизнь его сердцем не индевели,
Когда босые ноги он в лужах осенних макал?
А теперь он ходит в цилиндре
И лакированных башмаках.

Но живёт в нём задор прежней вправки
Деревенского озорника.
Каждой корове с вывески мясной лавки
Он кланяется издалека.
И, встречаясь с извозчиками на площади,
Вспоминая запах навоза с родных полей,
Он готов нести хвост каждой лошади,
Как венчального платья шлейф.

Я люблю родину.
Я очень люблю родину!
Хоть есть в ней грусти ивовая ржавь.
Приятны мне свиней испачканные морды
И в тишине ночной звенящий голос жаб.
Я нежно болен вспоминаньем детства,
Апрельских вечеров мне снится хмарь и сырь.
Как будто бы на корточки погреться
Присел наш клен перед костром зари.
О, сколько я на нем яиц из гнезд вороньих,
Карабкаясь по сучьям, воровал!
Все тот же ль он теперь, с верхушкою зеленой?
По-прежнему ль крепка его кора?

А ты, любимый,
Верный пегий пес?!
От старости ты стал визглив и слеп
И бродишь по двору, влача обвисший хвост,
Забыв чутьем, где двери и где хлев.
О, как мне дороги все те проказы,
Когда, у матери стянув краюху хлеба,
Кусали мы с тобой ее по разу,
Ни капельки друг другом не погребав.

Я все такой же.
Сердцем я все такой же.
Как васильки во ржи, цветут в лице глаза.
Стеля стихов злаченые рогожи,
Мне хочется вам нежное сказать.

Спокойной ночи!
Всем вам спокойной ночи!
Отзвенела по траве сумерек зари коса.
Мне сегодня хочется очень
Из окошка луну.

Синий свет, свет такой синий!
В эту синь даже умереть не жаль.
Ну так что ж, что кажусь я циником,
Прицепившим к заднице фонарь!
Старый, добрый, заезженный Пегас,
Мне ль нужна твоя мягкая рысь?
Я пришел, как суровый мастер,
Воспеть и прославить крыс.
Башка моя, словно август,
Льется бурливых волос вином.

Я хочу быть желтым парусом
В ту страну, куда мы плывём. >>


Не каждый умеет петь,
Не каждому дано яблоком
Падать к чужим ногам.
Сие есть самая великая исповедь,
Которой исповедуется хулиган.

У каждого художника - своя репутация, и Есенин тому не исключение. Слава "хулигана и скандалиста" прочно закрепилась за ним - причем закрепилась в письменной форме: тому свидетельством стихи самого Сергея.
До 1919 года были восторженные, полные ожидания "чудесной гостьи" -революции - стихи. В них поэт воспевал грядущие перемены в жизни страны, преображенной и идеализированной. Но мечтам поэта не суждено было сбыться. Грянула война, а за ней - индустриализация всей страны.
Стихотворение "Исповедь хулигана" было написано в ноябре 1920 года. В нем Есенин повествует о любви к Родине, о вечной любви:
Я люблю Родину.
Я очень люблю Родину!
Хоть в ней есть грусти ивовая ржавь.
Отныне герой поэзии - "московский озорной гуляка". Он "нарочно иду несчастным, с головой, как керосиновая лампа, на плечах", вызывая брань и осуждение со стороны прохожих, ночами читает стихи проституткам, пьет спирт, похабничает и скандалит. В есенинских стихах изображается "кабацкая" Москва, разгульная, пьяная. Этот город захватывает, одурманивает. С болью думает герой о своей прежней жизни:
Я нежно болен воспоминаньем детства,
Апрельских вечеров мне снится хмарь и сырь.
Герой- такой же хулиган, как и в детстве: "но живет в нем задор прежней вправки деревенского озорника"; разгульная тоска точит его глаза, словно синий свет слепит. Деревня становится для него олицитворением прошлой лучшей жизни и прибежищем, которым поэт не спешит "воспользоваться", потому что "бедные, бедные крестьяне, вы, наверно, стали некрасивыми". И от прежней жизни у него осталась одна радость - дружба с "братьями нашими меньшими".
"Средь людей я дружбы не имею", - говорит о себе герой. Люди не способны ответить на его чувство, это чужой и хохочущий сброд, не понимающий души поэта, а потому и всячески ему за это мстящий: ". когда каменья брани летят в меня, как град рыгающей грозы". Другое дело - звери: "Для зверей приятель я хороший". Герою жаль бездомных собак, кланяется каждой мимо проходящей лошади - ведь "он готов хвост каждой лошади, как венчального платья шлейф, целовать".
"А вот теперь он ходит в цилиндре и лакированных башмачках" - его знаменитый цилиндр - не для того, чтобы производить впечатление на женщин: подобные желания кажутся ему просто глупыми. В цилиндре "удобней" давать овес кобыле - чтобы уменьшить грусть, таящуюся в сердце. Отчего же грустно поэту? Возможно, потому, что он одинок: " Что где-то у меня живут отец и мать, которым дорог я, как поле и как плоть. О, если б вы понимали, что сын ваш в России самый лучший поэт!"
Старый, добрый, заезженный Пегас,
Мне ль нужна твоя мягкая рысь?
Я пришел, как суровый мастер,
Воспеть и прославить крыс.
Жизнь кажется Есенину загубленной. Лирический герой ощущает свою небывалую усталость и вновь возвращается мыслями к отчему дому, его благотворному свету. Но он понимает, что ему нет возврата в прошлое, что угасла "та нежная дрема". Герой, однако, чувствует, как оставляет его желание мучить себя. Он ни о чем не жалеет:
Я все такой же.
Сердцем я все такой же!
Последний цикл "хулиганских" стихов - "Любовь хулигана". В прошлом разгульная жизнь - любовь явилась как спасение. Ради любимой герой готов бросить омут кабаков. Он поет ей об уходящем хулиганстве. Поэт воскрес для жизни, он верит в то, что он еще будет "слушать песни дождей и черемух". Так подходит свой конец образа хулигана в творчестве Есенина. Тот с радостью ищет и обретает новые темы для своих стихов. В "Письмо к женщине" сам автор так представляет свое падение в омут разгула: в развороченном быте ему не удалось определиться в своем назначении, и он предпочел "сгореть в угаре пьяном". Теперь же все не так. Он стал не тем, чем некогда был. И это - последнее слово в есенинской "исповеди хулигана".

Кловересса: << Стихи Сергея всегда отличались своими описаниями, сравнениями, метафорами, олицитворениями и многими другими средствами художественной выразительности. Его цикл "хулиган" отображает " кабачную и скандальную" жизнь поэта. Может, поэтому его стихотворение "Исповедь хулигана" меня так затронуло. В его исповеди переданы те чувства, которые не так просто выразить в письменном виде. И, может, именно поэтому я решилась анализировать именно это стихотворение, а не предложенные стихи в классе, из более позднего его творчества >>.

Я хочу быть желтым парусом
В ту страну, куда мы плывем.

© Кловересса. 2013
213052501045

«Исповедь хулигана», анализ стихотворения Есенина

Стихотворение «Исповедь хулигана» было написано Есениным в 1920 году, во время увлечения поэта имажинизмом. Влияние этого литературного течения явно ощущается в произведении: метафоры, бьющие на необычность, смелые образы, сочетание литературных и простонародных слов, рваный размер в духе Маяковского. Но сквозь этот надуманный, искусственный слой прорывается сердечность и искренность, отличавшая творчество Есенина, и «Исповедь хулигана» воспринимается всё-таки как живой, правдивый монолог.

Вступление звучит раздумчиво, как разговор героя с самим собой, и сразу утверждает, что исповедь — слова человека непокорного, не раболепного, и слово «хулиган» в названии стоит не напрасно. Дальнейшее описание, резкое и дерзкое, рисует нам героя: нечёсаного, в которого летят «комья брани» и который свысока смотрит на остальных. Рубленый размер строк, аллитерация с буквой «р» усиливают впечатление резкой отповеди (а не исповеди) героя.

Но следующая строфа, с мягкой рифмой, написанная пятистопным ямбом. переворачивает впечатление читателя: «заросший пруд». «звон ольхи» — это уже Есенин, певец природы, он вспоминает своих отца и мать и необыкновенно трогательно говорит об их любви.

Пятая строфа — прямое обращение к родителям, переходящее от душевности к хвастовству, и здесь вновь ощущается некая нотка неискренности: упоминание о цилиндре и лакированных башмаках кажется чужеродным, лишним…

Закономерно продолжая чередование частей с разным настроением, врезается шестая строфа: «задорный озорник» признаётся в неискоренимой любви к той самой грязноватой и слякотной деревне. Кланяется корове с вывески, вспоминает «запах навоза с родных полей». готов нести, словно шлейф, хвост извозчичьей лошади…

И начало следующей строфы — «Я люблю родину. Я очень люблю родину!» — не кажется после предыдущих признаний ни выспренним, ни излишне громогласным. Перечисление метафор. хоть и вполне в духе имажинисткой «образности»: «грусти ивовая ржавь». «хмарь и сырь апрельских вечеров». клён, «присевший перед костром зари». остаётся душевным и искренним. А дальше хлынул монолог героя, истосковавшегося по своей родине, по тому месту, где его знают и любят настоящим… Обращение к верному псу, описание дружбы с ним и прорвавшееся диалектное, родное словечко «погребав» сметают все образные построения, возведённые искусственно, и именно в этой части стихотворения перед читателем является настоящая исповедь.

Кульминацией её становится признание героя: «Я всё такой же. Сердцем я всё такой же». Настроение в этой строфе возвышенное, светлое, здесь поэт с добрым чувством говорит и о себе, и о людях — «мне хочется вам нежное сказать». (А ведь в начале стихотворения к этим же людям было обращено лишь пренебрежение!)

Но после пожелания «спокойной ночи». после прекрасной метафоры о косе зари, звеневшей по траве… настроение исповедующегося снова меняется. Он обрывает себя на полуслове, оставляя многоточие вместо заключительной рифмы, и со следующей строфы вновь надевает на себя маску.

Неприкрытая грубость, нелитературные слова («задница». «башка» ) отбрасывают читателя на первоначальную дистанцию, герой словно насмехается над своей недавней сентиментальностью и хочет заставить забыть о ней. Для чего вся исповедь? Чтобы признаться в том, что искреннее вдохновение («заезженный Пегас» ) не нужно поэту? Что он пришёл «воспеть крыс». Эти прорвавшиеся неизвестно из каких глубин слова полностью меняют всё впечатление от «Исповеди», оставляя в большей степени недоумение. И заключительные строки, пожелание поэта стать «парусом в страну, куда мы плывём». просто не сливаются со всем стихотворением, как будто он отчеркнул их и вписал позже, успокоившись и не помня настроения, с которым лилась «Исповедь» вначале.

Именно эта противоречивость, неровность произведения заставляют перечитывать его ещё и ещё, отыскивая связующее все строфы звено. И оно находится: это натура поэта, такая же мятущаяся, проявила здесь себя во всех ипостасях. Прочитав и проникнувшись каждым словом стихотворения, можно многое понять о Есенине и о том, кем он ощущал себя в неспокойные годы сразу после революции, после опрокидывания привычного мира.

Послушайте стихотворение Есенина Хулиган

Темы соседних сочинений

Картинка к сочинению анализ стихотворения Хулиган

Анализ стихотворения Есенина Хулиган