Анализ стихотворения Есенина Видно так заведено навеки



Есенин. Видно, так заведено навеки…

Картинка Анализ стихотворения Есенина Видно так заведено навеки № 1

С. А. Есенин

Видно, так заведено навеки —
К тридцати годам перебесясь,
Все сильней, прожженные калеки,
С жизнью мы удерживаем связь.

Милая, мне скоро стукнет тридцать,
И земля милей мне с каждым днем.
Оттого и сердцу стало сниться,
Что горю я розовым огнем.

Коль гореть, так уж гореть сгорая,
И недаром в липовую цветь
Вынул я кольцо у попугая —
Знак того, что вместе нам сгореть.

То кольцо надела мне цыганка.
Сняв с руки, я дал его тебе,
И теперь, когда грустит шарманка,
Не могу не думать, не робеть.

В голове болотный бродит омут,
И на сердце изморозь и мгла:
Может быть, кому-нибудь другому
Ты его со смехом отдала?

Может быть, целуясь до рассвета,
Он тебя расспрашивает сам,
Как смешного глупого поэта
Привела ты к чувственным стихам.

Ну и что ж! Пройдет и эта рана.
Только горько видеть жизни край.
В первый раз такого хулигана
Обманул проклятый попугай.

Загрузка...

Есенин 1925

А. А. Есенина писала об этом стихотворении как относящемся «к событиям, связанным с его жизнью с С. А. Толстой»: «Кольцо, о котором говорится в этом стихотворении, действительно Сергею на счастье вынул попугай незадолго до его женитьбы на Софье Андреевне. Шутя, Сергей подарил это кольцо ей. Это было простое, медное кольцо очень большого размера».

Анализ стихотворения Есенина Видно так заведено навеки

Картинка Анализ стихотворения Есенина Видно так заведено навеки № 2

Еще одно стихотворение. Оно посвящено С.А. Толстой. Вы не находите в нем ничего странного?

Видно, так заведено навеки —
К тридцати годам перебесясь,
Все сильней, прожженные калеки,
С жизнью мы удерживаем связь.

Милая, мне скоро стукнет тридцать,
И земля милей мне с каждым днем.
Оттого и сердцу стало сниться,
Что горю я розовым огнем.

Коль гореть, так уж гореть сгорая,
И недаром в липовую цветь
Вынул я кольцо у попугая —
Знак того, что вместе нам сгореть.

То кольцо надела мне цыганка.
Сняв с руки, я дал его тебе,
И теперь, когда грустит шарманка,
Не могу не думать, не робеть.

В голове болотный бродит омут,
И на сердце изморозь и мгла:
Может быть, кому-нибудь другому
Ты его со смехом отдала?

Может быть, целуясь до рассвета,
Он тебя расспрашивает сам,
Как смешного глупого поэта
Привела ты к чувственным стихам.

Ну и что ж! Пройдет и эта рана.
Только горько видеть жизни край.
В первый раз такого хулигана
Обманул проклятый попугай.

Это стих-е написано было Есениным в Константиново, я тоже люблю этот стих.

Не знаю, что имеет в виду GAS, для меня странно в нем то, что Есенин пишет о Толстой как о нелюбимой и так открыто! И не просто как о нелюбимомй, а как о той, которая насмехается над поэтом. Как-то не доверяет своему чувству Есенин, а уж чувствам Толстой тем паче.

А вот это я пока точно объяснить себе не могу:

Оттого и сердцу стало сниться,
Что горю я розовым огнем.

Коль гореть, так уж гореть сгорая,
И недаром в липовую цветь
Вынул я кольцо у попугая —
Знак того, что вместе нам сгореть.

Кстати, посвящения Толстой нет ведь. это просто события описаны, как все было, как кольцо вынул и потом женился. Может это не совсем о Толстой.

Стихотворение описывает событие, которое произошло у Есенина с Толстой. Именно ей он в шутку дарил медное кольцо, которое вытаскивал ему попугай. Значит и все стихотворение об отношениях Есенина с Толстой.

Верно заметила, Данита. Меня крайне удивила датировка стихотворения. Утверждают, что на Толстой Есенин женился осенью, где-то месяца через два после этого весьма и весьма оригинального объяснения. Я бы совсем не удивился, если б за этим стихотворением последовал развод, а не свадьба. Но может ли стихотворение быть просто шуткой? Тогда должен существовать контекст, в котором последняя строфа станет шутливой. Потому что, если это не шутка, то выглядит она просто ужасно.

Если же стихотворение не шутка и с датировкой ничего не напутано, как в этом случае, мне очень интересно знать, развивались отношения Есенина с Толстой и зачем он на ней все-таки женился? Загадка для меня, будь здоров.

А розовый огонь уж больно напрашивается на сравнение с розовыми очками. Тем более, что упоминается липовая цветь. А уж липа у Есенина, я обратил внимание, связана с самыми лучшими душевными порывами и воспоминаниями в отношениях с женщинами.

Интересно, а это единственное стихотворение связанное с Толстой? Может кто в курсе?

GAS писал(а): Утверждают, что на Толстой Есенин женился осенью, где-то месяца через два после этого весьма и весьма оригинального объяснения. Если же стихотворение не шутка и с датировкой ничего не напутано, как в этом случае, мне очень интересно знать, развивались отношения Есенина с Толстой и зачем он на ней все-таки женился? Загадка для меня, будь здоров.

До Есенина у Толстой был роман с Пильняком. может об этом пишет Есенин. Ведь получается (судя по сохранившимся письмам Толстой ксвоей подруги) было некое метание Сони от одного к другому.

А почему Есенин женился на ней? Дома хотел, семейного тепла. Но все это оказалось опять не то, не с той женщиной, видимо.

GAS писал(а): Интересно, а это единственное стихотворение связанное с Толстой? Может кто в курсе?

На сколько мне известно - конкретных посвящений не было. Но вот был цикл стихов "Стихи о которой" - возможно они о Толстой.

На днях пришлю тебе лирику «Стихи о которой». — По словам адресата, 23 дек. перед отъездом в Ленинград, Есенин говорил ему: «Вот Катька не принесла тебе письма, я там послал семь новых стихотворений: „Стихи о которой“. Не поздно их будет в первый том, в самый конец?» (Восп.-95, с. 476). Евдокимов пояснил далее: «„Стихи о которой“ переданы не были, почему и не вошли в первый том „Собрания“, как того хотел поэт» (там же). Впрочем, после смерти Есенина в печати появилось не семь, а лишь четыре стихотворения, содержание которых отвечало есенинскому заглавию цикла («Какая ночь! Я не могу. », «Не гляди на меня с упреком. », «Ты меня не любишь, не жалеешь. » и «Может, поздно, может, слишком рано. »). По мнению С. А. Толстой-Есениной, кроме указанных текстов, в цикл «Стихи о которой» предполагалось включить стихотворение «Кто я? Что я? Только лишь мечтатель. » и еще два, которые «Есенин читал <. > вслух, продолжал работать над ними и увез их в Ленинград» (наст. изд. т. 4, с. 444; см. там же и другие подробности об этом незавершенном цикле). Увезенные Есениным в Ленинград стихи, упомянутые здесь, так и остались неизвестными.


Двух стихотворений из этого цила не могут найти. Но по содержанию, обсуждаемое стихотворение вполне могло бы подойти, как одно из них. Данита, что думаешь по этому поводу?

Я намеренно выложила практически полностью отрывок из воспоминаний Евдокимова, на который ссылается Козловский.
Видите, Есенин говорит: "7 новых стихотворений. в клинике написал".
А "Видно так заведено навеки. " написано летом в Константиново и опубликовано в Бакинском рабочем. Т.е. явно к циклу "Стихи о которой" отношения не имеет.

Слово изначально было тем ковшом, которым из ничего черпают живую воду. С.Есенин

Я намеренно выложила практически полностью отрывок из воспоминаний Евдокимова, на который ссылается Козловский.
Видите, Есенин говорит: "7 новых стихотворений. в клинике написал".
А "Видно так заведено навеки. " написано летом в Константиново и опубликовано в Бакинском рабочем. Т.е. явно к циклу "Стихи о которой" отношения не имеет.

Старуш, а по-твоему какие стихи ( 5 штук) входят в этот цикл.

Старуш-ка, спасбо за ссылку. Посмотрел. Но как-товы очень мало пообсуждали эту тему. По поводу письма. Вот в каком виде оно на сайте в ЭМИ в разделе писем.

6 декабря 1925 г. Москва

Привет тебе и тысячу пожеланий за все твои благодеяния ко мне.

Дорогой мой! Так как жизнь моя немного перестроилась, то я прошу тебя, пожалуйста, больше никому денег моих не выдавать, ни Илье, ни Соне, кроме моей сестры Екатерины.

Было бы очень хорошо, если б ты устроил эту тысячу между 7—10 дек<абря>, как ты говорил.

Живу ничего. Лечусь вовсю. Скучно только дьявольски, но терплю, потому что чувствую, что лечиться надо. Иначе мне не спеть, как в твоем «Сиверко»: «Пил бы да ел бы, спал бы да гулял бы». На днях пришлю тебе лирику «Стихи о которой».

Если не лень, черкни пару слов с Екатериной. Я ведь теперь не знаю, чем пахнет жизнь.


Обратите внимание на "На днях пришлю тебе лирику «Стихи о которой». Здесь говорится о новом цилке, а не о новых стихотворениях. А в новый цикл Есенин мог вполне вставить и уже ранее написанные стихотворения. Так что противоречий я не вижу и обсуждаемое стихотворение вполне могло планироваться Есениным в цилк "Стихи о которой".

Обратите внимание на "На днях пришлю тебе лирику «Стихи о которой». Здесь говорится о новом цилке, а не о новых стихотворениях. А в новый цикл Есенин мог вполне вставить и уже ранее написанные стихотворения. Так что противоречий я не вижу


Да. в письме не говорится о новых стихотворениях.
Евдокимов свидетельствует, что Есенин сказал ему при личной встрече 23.12.1925: "Вот Катька не принесла тебе письма, я там послал семь новых стихотворений. «Стихи о которой». Я в клинике написал".

и обсуждаемое стихотворение вполне могло планироваться Есениным в цилк "Стихи о которой".


И не могло, и не планировалось!
Посмотрите внимательно - оно вошло в первый том Собрания сочинений, т.е. не познее октября 1925 (согласно договору) было представлено Есениным в Госиздат, и в конце ноября уже пошло в набор.

Слово изначально было тем ковшом, которым из ничего черпают живую воду. С.Есенин

Старуш, а по-твоему какие стихи ( 5 штук) входят в этот цикл.

Что занчит "по-твоему". Знаток из меня невеликий..))))))))))
Доверимся эрудиции и авторитету Козловского!

"В конце концов, стихи были опубликованы – но только 4(. ) стихотворения: «Какая ночь! Я не могу. », «Не гляди на меня с упреком. », «Ты меня не любишь, не жалеешь..», «Может, поздно, может слишком рано..»

С.Толстая утверждала, что в число 7 входит еще якобы «неотделанное» стихотворение «Кто я? Что я? Только лишь мечтатель. » и еще два других («Есенин читал их вслух, продолжал работать над ними и увез их в Ленинград»). Дальнейшая судьба этих двух стихотворений остается неизвестной.

Может пропавшие стихи были украдены при обыске в Англетере?

Старуш-ка писал(а): Да. в письме не говорится о новых стихотворениях.
Евдокимов свидетельствует, что Есенин сказал ему при личной встрече 23.12.1925: "Вот Катька не принесла тебе письма, я там послал семь новых стихотворений. «Стихи о которой». Я в клинике написал".


Не могли бы дать ссылку, откуда цитировали. Это просто разговор, письмо, воспоминания?

И не могло, и не планировалось!
Посмотрите внимательно - оно вошло в первый том Собрания сочинений, т.е. не познее октября 1925 (согласно договору) было представлено Есениным в Госиздат, и в конце ноября уже пошло в набор.


Да кто же его знает, как было на самом деле. На счет не могло, я пока не могу утверждать. В принципе, почему и нет? Он мог написать 5 новых стихотворения и добавить к циклу 2 старых, потому что они очень подходили по тематике. А Евдокимов мог что-то перепутать, недопонять и решить, что речь идет о 7 новых стихотворениях. Разве такое исключено? А то, что два из них уже попали в первый том, тоже ничего страшного. Есенин мог подразумевать, что их перенесут в конец тома и присоединят к новому циклу. Это не так уж трудно и не представляет больших проблем для издательства.

GAS, а не могли бы Вы написать ТО, с чего началась тема? Я имею в виду, что Вам показалось странным в этом стихе.

Не могли бы дать ссылку, откуда цитировали. Это просто разговор, письмо, воспоминания?

И.Евдокимов. Сергей Александрович Есенин (в сборнике "С. А. Есенин в воспоминаниях современников", в 2-х т. / Вступ. ст. сост. и коммент А. Козловского. — М. Худож. лит. 1986)
Именно этот фрагмент полностью перепечатан мною в теме "Женщины Есенина" (на которую я давеча давала ссылку)

Слово изначально было тем ковшом, которым из ничего черпают живую воду. С.Есенин

Спасибо, Старуш-ка! Попробую найти и прочитать.

Данита! Я уже писал о том, что мне показалось странным в этом стихотворении в третьем посте. Могу повториться.

Странным мне показалось содержание стихотворения, которое сильно по моим понятиям, противоречит известным фактам: стихотворение датированы июлем 25 года, описывает реальный случай из жизни Есенина и Толстой, в стихотворении говорится, что с этой женщиной у Сргея счастью не получится, а через два месяца он на ней женится.
Вот это все вместе мне и показалось странным. И я жочу понять в чем тут дело. Я хочу понять почему Сергей женился на Толстой, или, быть может, тут просто путаница какая возникла с датировкой, или, наконец, речь в нем вообще идет не о Толстой.

Образ любимой женщины в творчестве Есенина

Картинка Анализ стихотворения Есенина Видно так заведено навеки № 3

23 декабря 2009

Лирика Есенина неразрывно связана с темой любви, она словно не существует без этого высокого чувства, обращенного ко всему мирозданию. Поэтическая душа не могла не пылать страстью, не восхищаться, не любить.

Первый поэтический опыт Есенина связан с фольклорными мотивами; именно в стране «березового ситца» рождается первая любовь поэта. Стихотворения, относящиеся к началу десятых годов, сходны по общему настроению с народными песнями, стилизованы под них, полны деревенской мелодичности и напевности («Подражанье песне», 1910 г.).

Да и позднее, уже в 1916–1919 годах поэзия любви сливается воедино с поэзией природы, черпая из нее целомудренность весеннего цветения, чувственность летнего зноя.

Возлюбленная лирического героя – воплощение красоты окружающего мира, красоты деревенского милого пейзажа. «Со снопом волос… овсяных», «с алым соком ягоды на коже» – ее «гибкий стан и плечи» выдумала сама природа («Не бродить, не мять в кустах багряных…», 1916 г.).

В стихотворении «Зеленая прячется…» (1918 г.) девушка предстает уже в образе тонкой березки, что «загляделась в пруд». Она рассказывает, как «ночью звездной» «за голые колени… обнимал» ее пастух и «слезы лил», прощаясь «до новых журавлей».

Описание любовного свидания исполнено целомудрия и той нежности, какую таит в себе чистая красота природы.

Но уже в самом начале двадцатых годов в цикле «Москва кабацкая» происходит резкая смена настроений и интонаций. Деревенский песенный лиризм сменяется отчетливым, резким, дергающим ритмом. Поэт «без возврата» покидает «родные поля» («Да! Теперь решено. Без возврата…», 1922). «Когда… светит месяц…черт знает как», он идет «переулком в знакомый кабак». Здесь нет возвышенной любви, нет красоты розового заката – лишь «шум и гам в этом логове жутком».

Чувства попраны, осталось лишь плотское влечение. И отношение к женщине меняется: она не стройная девушка-березка, а «паршивая» проститутка («Сыпь, гармоника. Скука… Скука…», 1923 г.), которую «излюбили», «гумызгали». Она грязна, глупа и вызывает не любовь, а ненависть.

Однако подобные образы есть нарочитое, демонстративное выражение состояния внутреннего мира поэта. Порочная «кабацкая» любовь – поэтический крик о мерзости и губительности затягивающего его омута кабаков. И вместе с тем Есенин не отрекается от природной, присущей ему задушевности и лиризма, которые подчеркивают трагичность состояния души поэта:

Дорогая, я плачу,

В 1923 году поэт возвращается из заграничного путешествия. Он разочаровывается в буржуазно-демократических началах западного мира, разочаровался и в прошлых идеалах. В его лирике возникает мотив сожаления о прожитых впустую годах, растраченных в кабаках среди бродяг и проституток.

Теперь поэт «запел про любовь», отрекаясь «скандалить» («Заметался пожар голубой…», 1923 г.):

Разонравилось пить и плясать

И терять свою жизнь без оглядки.

«Поступь нежная, легкий стан» и волосы «цветом в осень» – возрождают в лирическом герое «пожар голубой». Любовь как спасительная сила приводит героя к возрождению:

Это золото осеннее,

Эта прядь волос белесых –

Все явилось, как спасенье

(«Дорогая, сядем рядом…», 1923)

В стихотворении «Сукин сын» 1924 года поэт вспоминает «девушку в белом», и его душа оживает:

Снова выплыла боль души.

С этой болью я будто моложе…

Это память о чистой, светлой деревенской юности. Но после лет кабацкого угрюмого разгула вернуть «песню былую» невозможно: «собака давно околела», но остался «молодой ее сын», и, храня в сердце память о том, как «страдал», поэт признает:

Да, мне нравилась девушка в белом,

Но теперь я люблю в голубом.

В этот же период поэт создает цикл стихотворений «Персидские мотивы» (1924–1925 гг.), наиболее известным из которых является «Шаганэ ты моя, Шаганэ!» (1924 г.). Как и весь цикл, оно проникнуто романтическим настроением и светлой грустью:

Там на севере, девушка тоже,

Может, думает обо мне…

Грусть несбывшихся надежд на счастье «к тридцати годам». («Видно, так заведено навеки…», 1925 г.). Герой был готов гореть «розовым огнем», «сгорая» «вместе» с любимой. И хотя она сердце «со смехом» другому отдала, тем не менее эта любовь, безответная и трагичная, «глупого поэта привела…к чувственным стихам».

Будучи отвергнутым, лирический герой остается верен прежнему чувству. Он находит снова верного посланника, как в стихотворении «Сукин сын»; это «милый Джим» («Собаке Качалова», 1925 г.):

Она придет, даю тебе поруку.

И без меня, в ее уставясь взгляд,

Ты за меня лизни ей нежно руку

За все, в чем был и не был виноват.

В этом истинно есенинский лиризм, трагичный и возвышенно-романтический, чувствительно-тонкий и вместе с тем обращенный к тем чувствам, что понятны и близки каждому, и потому стихотворения С. Есенина спустя более полувека продолжают волновать читателей драматизмом лирических переживаний.

Сергей Есенин — Видно, так заведено навеки

Картинка Анализ стихотворения Есенина Видно так заведено навеки № 4

Видно, так заведено навеки —
К тридцати годам перебесясь,
Все сильней, прожженные калеки,
№ 4 С жизнью мы удерживаем связь.

Милая, мне скоро стукнет тридцать,
И земля милей мне с каждым днем.
Оттого и сердцу стало сниться,
№ 8 Что горю я розовым огнем.

Коль гореть, так уж гореть сгорая,
И недаром в липовую цветь
Вынул я кольцо у попугая —
№ 12 Знак того, что вместе нам сгореть.

То кольцо надела мне цыганка.
Сняв с руки, я дал его тебе,
И теперь, когда грустит шарманка,
№ 16 Не могу не думать, не робеть.

В голове болотный бродит омут,
И на сердце изморозь и мгла:
Может быть, кому-нибудь другому
№ 20 Ты его со смехом отдала?

Может быть, целуясь до рассвета,
Он тебя расспрашивает сам,
Как смешного, глупого поэта
№ 24 Привела ты к чувственным стихам.

Ну, и что ж! Пройдет и эта рана.
Только горько видеть жизни край.
В первый раз такого хулигана
№ 28 Обманул проклятый попугай.

Vidno, tak zavedeno naveki —
K tridtsati godam perebesyas,
Vse silney, prozhzhennye kaleki,
S zhiznyu my uderzhivayem svyaz.

Milaya, mne skoro stuknet tridtsat,
I zemlya miley mne s kazhdym dnem.
Ottogo i serdtsu stalo snitsya,
Chto goryu ya rozovym ognem.

Kol goret, tak uzh goret sgoraya,
I nedarom v lipovuyu tsvet
Vynul ya koltso u popugaya —
Znak togo, chto vmeste nam sgoret.

To koltso nadela mne tsyganka.
Snyav s ruki, ya dal yego tebe,
I teper, kogda grustit sharmanka,
Ne mogu ne dumat, ne robet.

V golove bolotny brodit omut,
I na serdtse izmoroz i mgla:
Mozhet byt, komu-nibud drugomu
Ty yego so smekhom otdala?

Mozhet byt, tseluyas do rassveta,
On tebya rassprashivayet sam,
Kak smeshnogo, glupogo poeta
Privela ty k chuvstvennym stikham.

Nu, i chto zh! Proydet i eta rana.
Tolko gorko videt zhizni kray.
V pervy raz takogo khuligana
Obmanul proklyaty popugay.

Dblyj, nfr pfdtltyj yfdtrb —
R nhblwfnb ujlfv gtht,tczcm,
Dct cbkmytq, ghj;;tyyst rfktrb,
C ;bpym/ vs elth;bdftv cdzpm/

Vbkfz, vyt crjhj cnerytn nhblwfnm,
B ptvkz vbktq vyt c rf;lsv lytv/
Jnnjuj b cthlwe cnfkj cybnmcz,
Xnj ujh/ z hjpjdsv juytv/

Rjkm ujhtnm, nfr e; ujhtnm cujhfz,
B ytlfhjv d kbgjde/ wdtnm
Dsyek z rjkmwj e gjgeufz —
Pyfr njuj, xnj dvtcnt yfv cujhtnm/

Nj rjkmwj yfltkf vyt wsufyrf/
Cyzd c herb, z lfk tuj nt,t,
B ntgthm, rjulf uhecnbn ifhvfyrf,
Yt vjue yt levfnm, yt hj,tnm/

D ujkjdt ,jkjnysq ,hjlbn jven,
B yf cthlwt bpvjhjpm b vukf:
Vj;tn ,snm, rjve-yb,elm lheujve
Ns tuj cj cvt[jv jnlfkf?

Vj;tn ,snm, wtkezcm lj hfccdtnf,
Jy nt,z hfccghfibdftn cfv,
Rfr cvtiyjuj, ukegjuj gjnf
Ghbdtkf ns r xedcndtyysv cnb[fv/

Ye, b xnj ;! Ghjqltn b nf hfyf/
Njkmrj ujhmrj dbltnm ;bpyb rhfq/
D gthdsq hfp nfrjuj [ekbufyf
J,vfyek ghjrkznsq gjgeufq/

Стихотворение Есенина С.А.
«Видно, так заведено навеки. »

"Видно, так заведено навеки. "

Видно, так заведено навеки -
К тридцати годам перебесясь,
Всё сильней, прожженные калеки,
С жизнью мы удерживаем связь.

Милая, мне скоро стукнет тридцать,
И земля милей мне с каждым днем.
Оттого и сердцу стало сниться,
Что горю я розовым огнем.

Коль гореть, так уж гореть сгорая,
И недаром в липовую цветь
Вынул я кольцо у попугая -
Знак того, что вместе нам сгореть.

То кольцо надела мне цыганка.
Сняв с руки, я дал его тебе,
И теперь, когда грустит шарманка,
Не могу не думать, не робеть.

В голове болотный бродит омут,
И на сердце изморозь и мгла:
Может быть, кому-нибудь другому
Ты его со смехом отдала?

Может быть, целуясь до рассвета,
Он тебя расспрашивает сам,
Как смешного, глупого поэта
Привела ты к чувственным стихам.

Ну, и что ж! Пройдет и эта рана.
Только горько видеть жизни край.
В первый раз такого хулигана
Обманул проклятый попугай.

Стихотворение Есенина С.А. - Видно, так заведено навеки.

См. также Сергей Есенин - стихи (Есенин С. А.) :

Вижу сон. Дорога чёрная.
Вижу сон. Дорога чёрная. Белый конь. Стопа упорная. И на этом на коне.

В лунном кружеве украдкой.
В лунном кружеве украдкой Ловит призраки долина. На божнице за лампад.

Послушать стихотворение Есенина Видно так заведено навеки

Темы соседних сочинений

Картинка к сочинению анализ стихотворения Видно так заведено навеки

Анализ стихотворения Есенина Видно так заведено навеки