Анализ стихотворения Есенина Метель



Прядите, дни, свою былую пряжу,
Живой души не перестроить ввек.
Нет!
Никогда с собой я не полажу,
Себе, любимому,
Чужой я человек.

Хочу читать, а книга выпадает,
Долит зевота,
Так и клонит в сон…
А за окном
Протяжный ветр рыдает,
Как будто чуя
Близость похорон.

Облезлый клён
Своей верхушкой черной
Гнусавит хрипло
В небо о былом.
Какой он клён?
Он просто столб позорный —
На нём бы вешать
Иль отдать на слом.

И первого
Меня повесить нужно,
Скрестив мне руки за спиной:
За то, что песней
Хриплой и недужной
Мешал я спать
Стране родной.

Я не люблю
Распевы петуха
И говорю,
Что если был бы в силе,
То всем бы петухам
Я выдрал потроха,
Чтобы они
Ночьми не голосили.

Но я забыл,
Что сам я петухом
Орал вовсю
Перед рассветом края,
Отцовские заветы попирая,
Волнуясь сердцем
И стихом.

Визжит метель,
Как будто бы кабан,
Которого зарезать собрались.
Холодный,
Ледяной туман,
Не разберешь,
Где даль,
Где близь…

Луну, наверное,
Собаки съели —
Ее давно
На небе не видать.
Выдергивая нитку из кудели,
С веретеном
Ведет беседу мать.

Загрузка...

Оглохший кот
Внимает той беседе,
С лежанки свесив
Важную главу.
Недаром говорят
Пугливые соседи,
Что он похож
На черную сову.

Глаза смежаются.
И как я их прищурю,
То вижу въявь
Из сказочной поры:
Кот лапой мне
Показывает дулю,
А мать — как ведьма
С киевской горы.

Не знаю, болен я
Или не болен,
Но только мысли
Бродят невпопад.
В ушах могильный
Стук лопат
С рыданьем дальних
Колоколен.

Себя усопшего
В гробу я вижу
Под аллилуйные
Стенания дьячка.
Я веки мертвому себе
Спускаю ниже,
Кладя на них
Два медных пятачка.

На эти деньги,
С мертвых глаз,
Могильщику теплее станет, —
Меня зарыв,
Он тот же час
Себя сивухой остаканит.

И скажет громко:
«Вот чудак!
Он в жизни
Буйствовал немало…
Но одолеть не мог никак
Пяти страниц
Из «Капитала».

«Голубая кофта. Синие глаза…» С.Есенин

Картинка Анализ стихотворения Есенина Метель № 1

Милая спросила: «Крутит ли метель?
Затопить бы печку, постелить постель».

Я ответил милой: «Нынче с высоты

Кто-то осыпает белые цветы.

Затопи ты печку, постели постель,
У меня на сердце без тебя метель».

Анализ стихотворения Есенина «Голубая кофта. Синие глаза…»

Согласно свидетельству Софьи Андреевны Толстой, третьей и последней супруги Есенина, в октябре 1925 года он увлекся созданием небольших стихотворений. В итоге на свет появились около десятка коротких произведений, состоящих из шести или восьми строк. Среди них – «Голубая кофта. Синие глаза…». Скорей всего, текст связан с отношениями Сергея Александровича с новой женой, официально брак с которой был заключен в сентябре 1925 года. Главное доказательство в пользу этой версии – лирический герой называет женщину, находящуюся рядом с ним, «милой». В эпитете чувствуется нежность, но в нем сложно отыскать любовь или страсть. Согласно свидетельствам современников, романтических чувств Есенин к Толстой не испытывал, причем холодность свою скрыть особо не пытался. Многие друзья и знакомые не могли понять, зачем он вообще в третий раз женился. При этом Софья Андреевна его любила очень сильно. По словам ее матери, «большей преданности нельзя найти». После смерти Есенина Толстая проделала невероятную работу по сохранению, упорядочиванию и популяризации наследия поэта.

В стихотворении «Голубая кофта. Синие глаза…» состояние лирического героя передано через упоминание природного явления. Центральным образом произведения становится метель. Женщина в тексте – заботливая, внимательная, участливая, понимающая. Во второй строчке она спрашивает мужчину: «Крутит ли метель?». Здесь есть не только желание поинтересоваться погодными условиями, но и справиться о душевном состоянии возлюбленного. Героиня для обеспечения его комфорта, для создания уюта в доме готова затопить печку, застелить постель. Описанная в стихотворении женщина относится к тому типу представительниц прекрасного пола, с которыми мужчине всегда хорошо и спокойно, которые способны сделать жизнь хоть чуточку, но лучше. Можно предположить, что именно такой была и Софья Андреевна. Есенин, женившись на ней, вероятно, пытался найти тихую гавань, обрести настоящую семью, остепениться. К сожалению, не получилось. В стихотворении «Голубая кофта. Синие глаза…» лирическому герою психологически тяжело. Тем не менее, находящаяся рядом женщина явно облегчает его страдания. Недаром в последней строке он признается: «…У меня на сердце без тебя метель». Толстая для Есенина спасением не стала. 28 декабря 1925 года поэт покончил с собой, находясь в номере петербургской гостиницы «Англетер».

Сергей Есенин — Прядите, дни, свою былую пряжу ( Метель )

Картинка Анализ стихотворения Есенина Метель № 2

Прядите, дни, свою былую пряжу,
Живой души не перестроить ввек.
Нет!
№ 4 Никогда с собой я не полажу,
Себе, любимому,
Чужой я человек.

Хочу читать, а книга выпадает,
№ 8 Долит зевота,
Так и клонит в сон.
А за окном
Протяжный ветр рыдает,
№ 12 Как будто чуя
Близость похорон.

Облезлый клен
Своей верхушкой черной
№ 16 Гнусавит хрипло
В небо о былом.
Какой он клен?
Он просто столб позорный —
№ 20 На нем бы вешать
Иль отдать на слом.

И первого
Меня повесить нужно,
№ 24 Скрестив мне руки за спиной:
За то, что песней
Хриплой и недужной
Мешал я спать
№ 28 Стране родной.

Я не люблю
Распевы петуха
И говорю,
№ 32 Что если был бы в силе,
То всем бы петухам
Я выдрал потроха,
Чтобы они
№ 36 Ночьми не голосили.

Но я забыл,
Что сам я петухом
Орал вовсю
№ 40 Перед рассветом края,
Отцовские заветы попирая,
Волнуясь сердцем
И стихом.

№ 44 Визжит метель,
Как будто бы кабан,
Которого зарезать собрались.
Холодный,
№ 48 Ледяной туман,
Не разберешь,
Где даль,
Где близь.

№ 52 Луну, наверное,
Собаки съели —
Ее давно
На небе не видать.
№ 56 Выдергивая нитку из кудели,
С веретеном
Ведет беседу мать.

Оглохший кот
№ 60 Внимает той беседе,
С лежанки свесив
Важную главу.
Недаром говорят
№ 64 Пугливые соседи,
Что он похож
На черную сову.

Глаза смежаются.
№ 68 И как я их прищурю,
То вижу въявь
Из сказочной поры:
Кот лапой мне
№ 72 Показывает дулю,
А мать — как ведьма
С киевской горы.

Не знаю, болен я
№ 76 Или не болен,
Но только мысли
Бродят невпопад.
В ушах могильный
№ 80 Стук лопат
С рыданьем дальних
Колоколен.

Себя усопшего
№ 84 В гробу я вижу
Под аллилуйные
Стенания дьячка.
Я веки мертвому себе
№ 88 Спускаю ниже,
Кладя на них
Два медных пятачка.

На эти деньги,
№ 92 С мертвых глаз,
Могильщику теплее станет, —
Меня зарыв,
Он тот же час
№ 96 Себя сивухой остаканит.

И скажет громко:
«Вот чудак!
Он в жизни
№ 100 Буйствовал немало.
Но одолеть не мог никак
Пяти страниц
Из «Капитала».

Pryadite, dni, svoyu byluyu pryazhu,
Zhivoy dushi ne perestroit vvek.
Net!
Nikogda s soboy ya ne polazhu,
Sebe, lyubimomu,
Chuzhoy ya chelovek.

Khochu chitat, a kniga vypadayet,
Dolit zevota,
Tak i klonit v son.
A za oknom
Protyazhny vetr rydayet,
Kak budto chuya
Blizost pokhoron.

Oblezly klen
Svoyey verkhushkoy chernoy
Gnusavit khriplo
V nebo o bylom.
Kakoy on klen?
On prosto stolb pozorny —
Na nem by veshat
Il otdat na slom.

I pervogo
Menya povesit nuzhno,
Skrestiv mne ruki za spinoy:
Za to, chto pesney
Khriploy i neduzhnoy
Meshal ya spat
Strane rodnoy.

Ya ne lyublyu
Raspevy petukha
I govoryu,
Chto yesli byl by v sile,
To vsem by petukham
Ya vydral potrokha,
Chtoby oni
Nochmi ne golosili.

No ya zabyl,
Chto sam ya petukhom
Oral vovsyu
Pered rassvetom kraya,
Ottsovskiye zavety popiraya,
Volnuyas serdtsem
I stikhom.

Vizzhit metel,
Kak budto by kaban,
Kotorogo zarezat sobralis.
Kholodny,
Ledyanoy tuman,
Ne razberesh,
Gde dal,
Gde bliz.

Lunu, navernoye,
Sobaki syeli —
Yee davno
Na nebe ne vidat.
Vydergivaya nitku iz kudeli,
S veretenom
Vedet besedu mat.

Oglokhshy kot
Vnimayet toy besede,
S lezhanki svesiv
Vazhnuyu glavu.
Nedarom govoryat
Puglivye sosedi,
Chto on pokhozh
Na chernuyu sovu.

Glaza smezhayutsya.
I kak ya ikh prishchuryu,
To vizhu vyav
Iz skazochnoy pory:
Kot lapoy mne
Pokazyvayet dulyu,
A mat — kak vedma
S kiyevskoy gory.

Ne znayu, bolen ya
Ili ne bolen,
No tolko mysli
Brodyat nevpopad.
V ushakh mogilny
Stuk lopat
S rydanyem dalnikh
Kolokolen.

Sebya usopshego
V grobu ya vizhu
Pod alliluynye
Stenania dyachka.
Ya veki mertvomu sebe
Spuskayu nizhe,
Kladya na nikh
Dva mednykh pyatachka.

Na eti dengi,
S mertvykh glaz,
Mogilshchiku tepleye stanet, —
Menya zaryv,
On tot zhe chas
Sebya sivukhoy ostakanit.

I skazhet gromko:
«Vot chudak!
On v zhizni
Buystvoval nemalo.
No odolet ne mog nikak
Pyati stranits
Iz «Kapitala».

Ghzlbnt, lyb, cdj/ ,ske/ ghz;e,
;bdjq leib yt gthtcnhjbnm ddtr/
Ytn!
Ybrjulf c cj,jq z yt gjkf;e,
Ct,t, k/,bvjve,
Xe;jq z xtkjdtr/

[jxe xbnfnm, f rybuf dsgflftn,
Ljkbn ptdjnf,
Nfr b rkjybn d cjy///
F pf jryjv
Ghjnz;ysq dtnh hslftn,
Rfr ,elnj xez
,kbpjcnm gj[jhjy/

J,ktpksq rkty
Cdjtq dth[eirjq xthyjq
Uyecfdbn [hbgkj
D yt,j j ,skjv/
Rfrjq jy rkty?
Jy ghjcnj cnjk, gjpjhysq —
Yf ytv ,s dtifnm
Bkm jnlfnm yf ckjv/

B gthdjuj
Vtyz gjdtcbnm ye;yj,
Crhtcnbd vyt herb pf cgbyjq:
Pf nj, xnj gtcytq
[hbgkjq b ytle;yjq
Vtifk z cgfnm
Cnhfyt hjlyjq/

Z yt k/,k/
Hfcgtds gtne[f
B ujdjh/,
Xnj tckb ,sk ,s d cbkt,
Nj dctv ,s gtne[fv
Z dslhfk gjnhj[f,
Xnj,s jyb
Yjxmvb yt ujkjcbkb/

Yj z pf,sk,
Xnj cfv z gtne[jv
Jhfk djdc/
Gthtl hfccdtnjv rhfz,
Jnwjdcrbt pfdtns gjgbhfz,
Djkyezcm cthlwtv
B cnb[jv/

Dbp;bn vtntkm,
Rfr ,elnj ,s rf,fy,
Rjnjhjuj pfhtpfnm cj,hfkbcm/
[jkjlysq,
Ktlzyjq nevfy,
Yt hfp,thtim,
Ult lfkm,
Ult ,kbpm///

Keye, yfdthyjt,
Cj,frb c]tkb —
Tt lfdyj
Yf yt,t yt dblfnm/
Dslthubdfz ybnre bp reltkb,
C dthtntyjv
Dtltn ,tctle vfnm/

Jukj[ibq rjn
Dybvftn njq ,tctlt,
C kt;fyrb cdtcbd
Df;ye/ ukfde/
Ytlfhjv ujdjhzn
Geukbdst cjctlb,
Xnj jy gj[j;
Yf xthye/ cjde/

Ukfpf cvt;f/ncz/
B rfr z b[ ghboeh/,
Nj db;e d]zdm
Bp crfpjxyjq gjhs:
Rjn kfgjq vyt
Gjrfpsdftn lek/,
F vfnm — rfr dtlmvf
C rbtdcrjq ujhs/

Yt pyf/. jkty z
Bkb yt ,jkty,
Yj njkmrj vsckb
,hjlzn ytdgjgfl/
D eif[ vjubkmysq
Cner kjgfn
C hslfymtv lfkmyb[
Rjkjrjkty/

Ct,z ecjgituj
D uhj,e z db;e
Gjl fkkbkeqyst
Cntyfybz lmzxrf/
Z dtrb vthndjve ct,t
Cgecrf/ yb;t,
Rkflz yf yb[
Ldf vtlys[ gznfxrf/

Yf nb ltymub,
C vthnds[ ukfp,
Vjubkmobre ntgktt cnfytn, —
Vtyz pfhsd,
Jy njn ;t xfc
Ct,z cbde[jq jcnfrfybn/

B crf;tn uhjvrj:
«Djn xelfr!
Jy d ;bpyb
,eqcndjdfk ytvfkj///
Yj jljktnm yt vju ybrfr
Gznb cnhfybw
Bp «Rfgbnfkf»/

Сергей Есенин - Метель

Картинка Анализ стихотворения Есенина Метель № 3

Прядите, дни, свою былую пряжу,
Живой души не перестроить ввек.
Нет!
Никогда с собой я не полажу,
Себе, любимому,
Чужой я человек.

Хочу читать, а книга выпадает,
Долит зевота,
Так и клонит в сон…
А за окном
Протяжный ветр рыдает,
Как будто чуя
Близость похорон.

Облезлый клен
Своей верхушкой черной
Гнусавит хрипло
В небо о былом.
Какой он клен?
Он просто столб позорный —
На нем бы вешать
Иль отдать на слом.

И первого
Меня повесить нужно,
Скрестив мне руки за спиной,
За то, что песней
Хриплой и недужной
Мешал я спать
Стране родной.

Я не люблю
Распевы петуха
И говорю,
Что если был бы в силе,
То всем бы петухам
Я выдрал потроха,
Чтобы они
Ночьми не голосили.

Но я забыл,
Что сам я петухом
Орал вовсю
Перед рассветом края,
Отцовские заветы попирая,
Волнуясь сердцем
И стихом.

Визжит метель,
Как будто бы кабан,
Которого зарезать собрались.
Холодный,
Ледяной туман,
Не разберешь,
Где даль,
Где близь…

Луну, наверное,
Собаки съели —
Ее давно
На небе не видать.
Выдергивая нитку из кудели,
С веретеном
Ведет беседу мать.

Оглохший кот
Внимает той беседе,
С лежанки свесив
Важную главу.
Недаром говорят
Пугливые соседи,
Что он похож
На черную сову.

Глаза смежаются,
И как я их прищурю,
То вижу въявь
Из сказочной поры:
Кот лапой мне
Показывает дулю,
А мать — как ведьма
С киевской горы.

Не знаю, болен я
Или не болен,
Но только мысли
Бродят невпопад.
В ушах могильный
Стук лопат
С рыданьем дальних
Колоколен.

Себя усопшего
В гробу я вижу.
Под аллилуйные
Стенания дьячка
Я веки мертвому себе
Спускаю ниже,
Кладя на них
Два медных пятачка.

На эти деньги,
С мертвых глаз,
Могильщику теплее станет,—
Меня зарыв,
Он тот же час
Себя сивухой остаканит.

И скажет громко:
«Вот чудак!
Он в жизни
Буйствовал немало…
Но одолеть не мог никак
Пяти страниц
Из „Капитала“».

Читать похожие стихи Сергея Есенина

Стихотворение Есенина С.А.
«Метель»

Прядите, дни, свою былую пряжу,
Живой души не перестроить ввек.
Нет!
Никогда с собой я не полажу,
Себе, любимому,
Чужой я человек.

Хочу читать, а книга выпадает,
Долит зевота,
Так и клонит в сон.
А за окном
Протяжный ветр рыдает,
Как будто чуя
Близость похорон.

Облезлый клён
Своей верхушкой черной
Гнусавит хрипло
В небо о былом.
Какой он клён?
Он просто столб позорный -
На нём бы вешать
Иль отдать на слом.

И первого
Меня повесить нужно,
Скрестив мне руки за спиной:
За то, что песней
Хриплой и недужной
Мешал я спать
Стране родной.

Я не люблю
Распевы петуха
И говорю,
Что если был бы в силе,
То всем бы петухам
Я выдрал потроха,
Чтобы они
Ночьми не голосили.

Но я забыл,
Что сам я петухом
Орал вовсю
Перед рассветом края,
Отцовские заветы попирая,
Волнуясь сердцем
И стихом.

Визжит метель,
Как будто бы кабан,
Которого зарезать собрались.
Холодный,
Ледяной туман,
Не разберешь,
Где даль,
Где близь.

Луну, наверное,
Собаки съели -
Ее давно
На небе не видать.
Выдергивая нитку из кудели,
С веретеном
Ведет беседу мать.

Оглохший кот
Внимает той беседе,
С лежанки свесив
Важную главу.
Недаром говорят
Пугливые соседи,
Что он похож
На черную сову.

Глаза смежаются.
И как я их прищурю,
То вижу въявь
Из сказочной поры:
Кот лапой мне
Показывает дулю,
А мать - как ведьма
С киевской горы.

Не знаю, болен я
Или не болен,
Но только мысли
Бродят невпопад.
В ушах могильный
Стук лопат
С рыданьем дальних
Колоколен.

Себя усопшего
В гробу я вижу
Под аллилуйные
Стенания дьячка.
Я веки мертвому себе
Спускаю ниже,
Кладя на них
Два медных пятачка.

На эти деньги,
С мертвых глаз,
Могильщику теплее станет, -
Меня зарыв,
Он тот же час
Себя сивухой остаканит.

И скажет громко:
"Вот чудак!
Он в жизни
Буйствовал немало.
Но одолеть не мог никак
Пяти страниц
Из "Капитала".

Стихотворение Есенина С.А. - Метель

См. также Сергей Есенин - стихи (Есенин С. А.) :

Мечта
1 В тёмной роще на зелёных елях Золотятся листья вялых ив. Выхожу я н.

Микола
1 В шапке облачного скола, В лапоточках, словно тень, Ходит милостник.

Послушайте стихотворение Есенина Метель

Темы соседних сочинений

Картинка к сочинению анализ стихотворения Метель

Анализ стихотворения Есенина Метель