Анализ стихотворения Есенина Капитан земли



Еще никто
Не управлял планетой,
И никому
Не пелась песнь моя.
Лишь только он,
С рукой своей воздетой,
Сказал, что мир —
Единая семья.

Не обольщен я
Гимнами герою,
Не трепещу
Кровопроводом жил.
Я счастлив тем,
Что сумрачной порою
Одними чувствами
Я с ним дышал
И жил.

Не то что мы,
Которым все так
Близко,—
Впадают в диво
И слоны.
Как скромный мальчик
Из Симбирска
Стал рулевым
Своей страны.

Средь рева волн
В своей расчистке,
Слегка суров
И нежно мил,
Он много мыслил
По-марксистски,
Совсем по-ленински
Творил.

Нет!
Это не разгулье Стеньки!
Не пугачевский
Бунт и трон!
Он никого не ставил
К стенке.
Все делал
Лишь людской закон.

Он в разуме,
Отваги полный,
Лишь только прилегал
К рулю,
Чтобы об мыс
Дробились волны,
Простор давая
Кораблю.

Он — рулевой
И капитан,
Страшны ль с ним
Шквальные откосы?
Ведь, собранная
С разных стран,
Вся партия его —
Матросы.

Не трусь,
Кто к морю не привык:
Они за лучшие
Обеты
Зажгут,
Сойдя на материк,
Путеводительные светы.

Загрузка...

Тогда поэт
Другой судьбы,
И уж не я,
А он меж вами
Споет вам песню
В честь борьбы
Другими,
Новыми словами.

Он скажет:
«Только тот пловец,
Кто, закалив
В бореньях душу,
Открыл для мира наконец
Никем не виданную
Сушу».

Еще никто
Не управлял планетой,
И никому
Не пелась песнь моя.
Лишь только он,
С рукой своей воздетой,
Сказал, что мир —
Единая семья.

Не обольщен я
Гимнами герою,
Не трепещу
Кровопроводом жил.
Я счастлив тем,
Что сумрачной порою
Одними чувствами
Я с ним дышал
И жил.

Не то что мы,
Которым все так
Близко,—
Впадают в диво
И слоны.
Как скромный мальчик
Из Симбирска
Стал рулевым
Своей страны.

Средь рева волн
В своей расчистке,
Слегка суров
И нежно мил,
Он много мыслил
По-марксистски,
Совсем по-ленински
Творил.

Нет!
Это не разгулье Стеньки!
Не пугачевский
Бунт и трон!
Он никого не ставил
К стенке.
Все делал
Лишь людской закон.

Он в разуме,
Отваги полный,
Лишь только прилегал
К рулю,
Чтобы об мыс
Дробились волны,
Простор давая
Кораблю.

Он — рулевой
И капитан,
Страшны ль с ним
Шквальные откосы?
Ведь, собранная
С разных стран,
Вся партия его —
Матросы.

Не трусь,
Кто к морю не привык:
Они за лучшие
Обеты
Зажгут,
Сойдя на материк,
Путеводительные светы.

Тогда поэт
Другой судьбы,
И уж не я,
А он меж вами
Споет вам песню
В честь борьбы
Другими,
Новыми словами.

Он скажет:
«Только тот пловец,
Кто, закалив
В бореньях душу,
Открыл для мира наконец
Никем не виданную
Сушу».

Сергей Есенин: капитан земли.
"" &

Капитан земли

Картинка Анализ стихотворения Есенина Капитан земли № 1

Еще никто Не управлял планетой, И никому Не пелась песнь моя. Лишь только он, С рукой своей воздетой, Сказал, что мир — Единая семья. Не обольщен я Гимнами герою, Не трепещу Кровопроводом жил. Я счастлив тем, Что сумрачной порою Одними чувствами Я с ним дышал И жил. Не то что мы, Которым все так Близко,— Впадают в диво И слоны. Как скромный мальчик Из Симбирска Стал рулевым Своей страны. Средь рева волн В своей расчистке, Слегка суров И нежно мил, Он много мыслил По-марксистски, Совсем по-ленински Творил. Нет! Это не разгулье Стеньки! Не пугачевский Бунт и трон! Он никого не ставил К стенке. Все делал Лишь людской закон. Он в разуме, Отваги полный, Лишь только прилегал К рулю, Чтобы об мыс Дробились волны, Простор давая Кораблю. Он — рулевой И капитан, Страшны ль с ним Шквальные откосы? Ведь, собранная С разных стран, Вся партия его — Матросы. Не трусь, Кто к морю не привык: Они за лучшие Обеты Зажгут, Сойдя на материк, Путеводительные светы. Тогда поэт Другой судьбы, И уж не я, А он меж вами Споет вам песню В честь борьбы Другими, Новыми словами. Он скажет: «Только тот пловец, Кто, закалив В бореньях душу, Открыл для мира наконец Никем не виданную Сушу».

17 января 1925, Батум

Добавить в избранное

Оцените, пожалуйста, это стихотворение.
Помогите другим читателям найти лучшие произведения.

Капитан земли
Стихотворение Сергея Есенина

Картинка Анализ стихотворения Есенина Капитан земли № 2

Еще никто Не управлял планетой, И никому Не пелась песнь моя. Лишь только он, С рукой своей воздетой, Сказал, что мир — Единая семья. Не обольщен я Гимнами герою, Не трепещу Кровопроводом жил. Я счастлив тем, Что сумрачной порою Одними чувствами Я с ним дышал И жил. Не то что мы,

Которым все так Близко,— Впадают в диво И слоны. Как скромный мальчик Из Симбирска Стал рулевым Своей страны. Средь рева волн В своей расчистке, Слегка суров И нежно мил, Он много мыслил По-марксистски, Совсем по-ленински Творил. Нет! Это не разгулье Стеньки! Не пугачевский Бунт и трон! Он никого не ставил К стенке. Все делал Лишь людской закон. Он в разуме, Отваги полный, Лишь только прилегал К рулю, Чтобы об мыс Дробились волны, Простор давая Кораблю. Он — рулевой И капитан, Страшны ль с ним Шквальные откосы? Ведь, собранная С разных стран, Вся партия его — Матросы. Не трусь, Кто к морю не привык: Они за лучшие Обеты Зажгут, Сойдя на материк, Путеводительные светы. Тогда поэт Другой судьбы, И уж не я, А он меж вами Споет вам песню В честь борьбы Другими, Новыми словами. Он скажет: «Только тот пловец, Кто, закалив В бореньях душу, Открыл для мира наконец Никем не виданную Сушу».

Сергей Есенин. Стихотворения и поэмы.
Москва, "Детская литература", 1969.

Другие стихи Сергея Есенина

Сергей Есенин — Еще никто ( Капитан земли )

Еще никто
Не управлял планетой,
И никому
№ 4 Не пелась песнь моя.
Лишь только он,
С рукой своей воздетой,
Сказал, что мир —
№ 8 Единая семья.

Не обольщен я
Гимнами герою,
Не трепещу
№ 12 Кровопроводом жил.
Я счастлив тем,
Что сумрачной порою
Одними чувствами
№ 16 Я с ним дышал
И жил.

Не то что мы,
Которым все так
№ 20 Близко, —
Впадают в диво
И слоны.
Как скромный мальчик
№ 24 Из Симбирска
Стал рулевым
Своей страны.

Средь рева волн
№ 28 В своей расчистке,
Слегка суров
И нежно мил,
Он много мыслил
№ 32 По-марксистски,
Совсем по-ленински
Творил.

Нет!
№ 36 Это не разгулье Стеньки!
Не Пугачевский
Бунт и трон!
Он никого не ставил
№ 40 К стенке.
Все делал
Лишь людской закон.

Он в разуме,
№ 44 Отваги полный,
Лишь только прилегал
К рулю,
Чтобы об мыс
№ 48 Дробились волны,
Простор давая
Кораблю.

Он — рулевой
№ 52 И капитан,
Страшны ль с ним
Шквальные откосы?
Ведь, собранная
№ 56 С разных стран,
Вся партия — его
Матросы.

Не трусь,
№ 60 Кто к морю не привык:
Они за лучшие
Обеты
Зажгут,
№ 64 Сойдя на материк,
Путеводительные светы.

Тогда поэт
Другой судьбы,
№ 68 И уж не я,
А он меж вами
Споет вам песню
В честь борьбы
№ 72 Другими,
Новыми словами.

Он скажет:
«Только тот пловец,
№ 76 Кто, закалив
В бореньях душу,
Открыл для мира наконец
Никем не виданную
№ 80 Сушу».

Kapitan zemli

Yeshche nikto
Ne upravlyal planetoy,
I nikomu
Ne pelas pesn moya.
Lish tolko on,
S rukoy svoyey vozdetoy,
Skazal, chto mir —
Yedinaya semya.

Ne obolshchen ya
Gimnami geroyu,
Ne trepeshchu
Krovoprovodom zhil.
Ya schastliv tem,
Chto sumrachnoy poroyu
Odnimi chuvstvami
Ya s nim dyshal
I zhil.

Ne to chto my,
Kotorym vse tak
Blizko, —
Vpadayut v divo
I slony.
Kak skromny malchik
Iz Simbirska
Stal rulevym
Svoyey strany.

Sred reva voln
V svoyey raschistke,
Slegka surov
I nezhno mil,
On mnogo myslil
Po-marksistski,
Sovsem po-leninski
Tvoril.

Net!
Eto ne razgulye Stenki!
Ne Pugachevsky
Bunt i tron!
On nikogo ne stavil
K stenke.
Vse delal
Lish lyudskoy zakon.

On v razume,
Otvagi polny,
Lish tolko prilegal
K rulyu,
Chtoby ob mys
Drobilis volny,
Prostor davaya
Korablyu.

On — rulevoy
I kapitan,
Strashny l s nim
Shkvalnye otkosy?
Ved, sobrannaya
S raznykh stran,
Vsya partia — yego
Matrosy.

Ne trus,
Kto k moryu ne privyk:
Oni za luchshiye
Obety
Zazhgut,
Soydya na materik,
Putevoditelnye svety.

Togda poet
Drugoy sudby,
I uzh ne ya,
A on mezh vami
Spoyet vam pesnyu
V chest borby
Drugimi,
Novymi slovami.

On skazhet:
«Tolko tot plovets,
Kto, zakaliv
V borenyakh dushu,
Otkryl dlya mira nakonets
Nikem ne vidannuyu
Sushu».

Rfgbnfy ptvkb

Tot ybrnj
Yt eghfdkzk gkfytnjq,
B ybrjve
Yt gtkfcm gtcym vjz/
Kbim njkmrj jy,
C herjq cdjtq djpltnjq,
Crfpfk, xnj vbh —
Tlbyfz ctvmz/

Yt j,jkmoty z
Ubvyfvb uthj/,
Yt nhtgtoe
Rhjdjghjdjljv ;bk/
Z cxfcnkbd ntv,
Xnj cevhfxyjq gjhj/
Jlybvb xedcndfvb
Z c ybv lsifk
B ;bk/

Yt nj xnj vs,
Rjnjhsv dct nfr
,kbprj, —
Dgflf/n d lbdj
B ckjys///
Rfr crhjvysq vfkmxbr
Bp Cbv,bhcrf
Cnfk hektdsv
Cdjtq cnhfys/

Chtlm htdf djky
D cdjtq hfcxbcnrt,
Ckturf cehjd
B yt;yj vbk,
Jy vyjuj vsckbk
Gj-vfhrcbcncrb,
Cjdctv gj-ktybycrb
Ndjhbk/

Ytn!
nj yt hfpuekmt Cntymrb!
Yt Geufxtdcrbq
,eyn b nhjy!
Jy ybrjuj yt cnfdbk
R cntyrt/
Dct ltkfk
Kbim k/lcrjq pfrjy/

Jy d hfpevt,
Jndfub gjkysq,
Kbim njkmrj ghbktufk
R hek/,
Xnj,s j, vsc
Lhj,bkbcm djkys,
Ghjcnjh lfdfz
Rjhf,k//

Jy — hektdjq
B rfgbnfy,
Cnhfiys km c ybv
Irdfkmyst jnrjcs?
Dtlm, cj,hfyyfz
C hfpys[ cnhfy,
Dcz gfhnbz — tuj
Vfnhjcs/

Yt nhecm,
Rnj r vjh/ yt ghbdsr:
Jyb pf kexibt
J,tns
Pf;uen,
Cjqlz yf vfnthbr,
Gentdjlbntkmyst cdtns/

Njulf gjn
Lheujq celm,s,
B e; yt z,
F jy vt; dfvb
Cgjtn dfv gtcy/
D xtcnm ,jhm,s
Lheubvb,
Yjdsvb ckjdfvb/

Jy crf;tn:
«Njkmrj njn gkjdtw,
Rnj, pfrfkbd
D ,jhtymz[ leie,
Jnrhsk lkz vbhf yfrjytw
Ybrtv yt dblfyye/
Ceie»/

Послушать стихотворение Есенина Капитан земли

Темы соседних сочинений

Картинка к сочинению анализ стихотворения Капитан земли

Анализ стихотворения Есенина Капитан земли