Анализ стихотворения Есенина Кантата



"КАНТАТА"

7 ноября 1918 года. "К 11 часам Красная площадь запружена народом.

Раздаются звуки "Интернационала", и стройными рядами начинают прибывать

войска. С Театральной площади направляется колонна Всероссийского ЦИК.

Колонна подходит к башне, где мемориальная доска. Сюда же подходит и

устраивается колоссальный хор и оркестр "Пролеткульта". По площади

движется большая колонна членов VI съезда Советов. Торжество

начинается. В. И. Ленин, поднятый на руки окружающими, срезал ножницами

печать на задрапированной доске, и покров падает к ногам. Глазам

присутствующих представляется белокрылая фигура с веткой мира в руке и

надписью: "Павшим в борьбе за мир и братство народов". Площадь оглашается

скорбными звуками. склоняются знамена. Вся площадь, вся толпа, как один

человек, обнажает головы". Скупые строки газетной заметки из "Вечерних

известий Московского Совета рабочих и крестьянских депутатов" за 8 ноября

1918 года воскрешают знаменательное событие первых лет Октября, с которым

непосредственно связана история одного стихотворения Есенина. К

Загрузка...

торжественному открытию кремлевской мемориальной доски вместе с поэтами М.

Герасимовым и С. Клычковым он написал "Кантату", посвященную памяти

погибших борцов революции:

Спите, любимые братья.

Снова родная земля

Движет под стены Кремля.

Долгое время оставалось неизвестным, как была написана "Кантата",

почему авторами ее стали эти три поэта. Я заинтересовался этим впервые в

1957 году и вот при каких обстоятельствах. В одном из архивов я обнаружил

тогда автограф неизвестного киносценария "Зовущие Зори", авторами которого

оказались все те же три поэта и поэтесса Надежда Павлович. Как мне удалось

установить, написан сценарий был в том же 1918 году. Я несколько раз

встречался с Надеждой Александровной Павлович, а затем тогда же, в 1957

году, побывал в мастерской у Сергея Тимофеевича Коненкова. Он рассказал

мне много интересного о "Кантате" и своих встречах с Есениным.

- Привел его ко мне в мастерскую впервые поэт Сергей Клычков. Случилось

это незадолго до революции. Позднее, после семнадцатого года, Есенин стал

бывать у меня в мастерской довольно часто. Много раз он приезжал ко мне

вместе с Айседорой Дункан, иногда вместе с Клычковым и другими поэтами.

Разговор перешел к истории создания мемориальной доски для Кремлевской

- К первой годовщине Октябрьской революции было решено установить

обелиск на Кремлевской стене в память о героях революции, павших в боях за

свободу. Московский Совет объявил конкурс. По конкурсу прошел мой проект,

и мне было поручено сделать мемориальную доску-надгробие. Я приступил к

работе. Времени было мало. В мастерской в те годы у меня бывали Клычков и

Есенин. Как-то в разговоре с ними я сказал, что хорошо бы написать стихи

для торжественного открытия мемориальной доски. Они живо и охотно

откликнулись на мое предложение. К ним подключился и поэт Михаил

Герасимов, с которым в то время Есенин был близок. Композитор Иван

Николаевич Шведов написал на стихи Есенина, Клычкова и Герасимова музыку.

Так появилась "Кантата". На торжественном митинге, посвященном открытию

мемориальной доски, который состоялся в первую годовщину Октября, оркестр

и хор исполнили "Кантату". На митинге выступал Владимир Ильич Ленин. У

меня сохранилась фотография, на которой запечатлен момент выступления

Ленина. Среди слушающих речь Ленина можно разглядеть и меня.

Я интересуюсь, были ли на митинге Есенин, Клычков и Герасимов.

Воскрешая в памяти события тех незабываемых дней, Сергей Тимофеевич

- Скорее всего, были. Я помню, что домой с митинга мы шли все вместе.

Были с нами и Клычков и Есенин.

- Какова же дальнейшая судьба автора музыки, сохранились ли ноты

- Иван Николаевич Шведов умер. А ноты, - замечает Сергей Тимофеевич, -

кажется, потом передали в Большой театр.

Заходит разговор о поэзии Есенина.

- Есенин - большой поэт, глубоко народный. Он хорошо знал жизнь России.

Корнями своими его поэзия уходит в глубины народного творчества. В этом он

схож с Кольцовым. Хотя, несомненно, он крупнее и шире последнего. Беда

Есенина, да и не одного его, в том, что не было у него, Кольцова и других

поэтов, вышедших из крестьян, той культуры, которая была у Пушкина,

Тургенева, Толстого, Блока. Культуры им не хватало, и это не их вина, а

вина эпохи. Все это, конечно, сказалось и на поэзии Есенина.

- Представление о Есенине как народном самородке, который был почти

необразован, в свете последних материалов о жизни поэта нуждается в

серьезных уточнениях, - замечаю я.

- Возможно, возможно, - произносит Сергей Тимофеевич и как-то незаметно

начинает размышлять вслух о днях нашей жизни, судьбах человечества,

будущем народов мира.

Прошу Сергея Тимофеевича рассказать, как он создавал скульптурный

- Толчок к этому дал Есенин. Несколько раз он просил меня вылепить его

портрет. Я сделал вначале наброски карандашом, когда он позировал. Эти

рисунки позднее я подарил Айседоре Дункан, у меня, к сожалению, сохранился

только один из них. После этого я приступил к работе над скульптурным

портретом Есенина. Мне хотелось запечатлеть поэта в тот момент, когда он

читает свои стихи. Во время чтения Есенин обычно, вскинув над головой

правую руку, как бы бросал ею в окружающих изумруды своих поэтических

образов. Именно таким я и попытался его запечатлеть в своем скульптурном

портрете. Примерно в то же время мной был сделан и скульптурный портрет

- Сергей Тимофеевич, вы не думаете вернуться к вашей работе над образом

Некоторое время скульптор молчит, потом рассказывает:

- Живя за границей, я однажды вылепил фигуру Есенина из гипса.

Фотографию этой фигуры я тогда послал в Москву. Через некоторое время мои

друзья написали мне, что фигура Есенина всем им очень понравилась. К

несчастью, во время моего переезда в Москву эта гипсовая фигура разбилась.

- Сохранилось ли у вас хотя бы ее фото?

- Оно было у моей сестры, - замечает жена скульптора Маргарита

Ивановна. Затем, обращаясь к Сергею Тимофеевичу, она убежденно говорит: -

Тебе обязательно надо вернуться к работе над скульптурным портретом

Идя к Сергею Тимофеевичу, я захватил с собой фотографии Есенина.

Скульптор с интересом рассматривает их и отбирает наиболее характерные.

Маргарита Ивановна вспоминает, как однажды Есенин, будучи у них в

гостях, в ответ на ее просьбу мгновенно произнес экспромт, посвященный

- Было это в 1918 году, - добавляет Сергей Тимофеевич.

Заговорили об имажинистах.

- Сбивали они Есенина с толку, и роман Мариенгофа "Без вранья" -

сплошное вранье. Вспоминаю суд над имажинистами. Я был судебным

заседателем, - говорит Сергей Тимофеевич, - а Брюсов выступал главным

обвинителем. Имажинистов он критиковал довольно резко, показав всю их

художественную беспомощность и пустоту. Из всех них он решительно выделял

Есенина. О нем Брюсов говорил как о настоящем большом поэте.

Во время разговора Сергей Тимофеевич неоднократно возвращался к стихам

Есенина, вспоминая и цитируя их по памяти.

- Умел Есенин сказать образно и выразительно, как бы взять за душу.

Помните, как он о деде своем писал:

Образ у него всегда не надуманный, а реальный. Он и о себе очень

искренне и верно говорил во многих стихах. Есенин, как я уже говорил,

часто бывал у меня в мастерской вместе с Айседорой Дункан. Бывал и я в

особняке Дункан на Пречистенском бульваре. Дункан любила Есенина, правда,

много было противоречивого и сложного в их отношениях. Помню, однажды,

когда я был у Дункан, она с волнением заговорила о Есенине, о том, что

временами ей бывает трудно, что ее терпению пришел конец, что она больше

не любит Есенина и не хочет его видеть. И вдруг в это время кто-то из

домашних говорит Дункан, что по улице мимо ее дома идет Есенин. Она

мгновенно преобразилась, от ее гневных мыслей не осталось и следа. "Зовите

его сюда, скажите, что я не сержусь на него, что я люблю его по-прежнему",

- с волнением говорила она. Дункан была яркая, необычная фигура. Она много

дала Есенину, но еще больше забрала у него нравственных и душевных сил.

Встречался я с Есениным и после его возвращения из Европы. Осенью 1923

года, в первые дни после приезда из-за границы, он пришел ко мне в

мастерскую на Красной Пресне. У нас в доме был дворник дядя Гриша. Есенин

и спрашивает дядю Гришу, как он находит его, Есенина, после заграничной

поездки. На вопрос этот старик мудро заметил: "Побурел. "

Наша беседа длилась более двух часов. Время приближалось к десяти часам

вечера, Сергей Тимофеевич сказал:

- Прошу меня извинить. Я должен еще потрудиться.

Тепло попрощавшись, он направился в мастерскую.

вся

КАНТАТА - стихотворение Есенин С. А.

Сквозь туман кровавый смерти,
Чрез страданье и печаль
Мы провидим, — верьте, верьте —
Золотую высь и даль.

Всех, кто был вчера обижен,
Обойден лихой судьбой,
С дымных фабрик, черных хижин
Мы скликаем в светлый бой.

Пусть последней будет данью
Наша жизнь и тяжкий труд.
Верьте, верьте, там за гранью
Зори новые цветут.

Спите, любимые братья,
Снова родная земля
Неколебимые рати
Движет под стены Кремля.

Новые в мире зачатья,
Зарево красных зарниц.
Спите, любимые братья,
В свете нетленных гробниц.

Солнце златою печатью
Стражей стоит у ворот.
Спите, любимые братья,
Мимо вас движется ратью
К зорям вселенским народ.

Сойди с креста, народ распятый,
Преобразись, проклятый враг,
Тебе грозит судьба расплатой
За каждый твой неверный шаг.

В бою последнем нет пощады,
Но там, за гранями побед,
Мы вас принять в объятья рады,
Простив неволю долгих лет.

Реви, земля, последней бурей,
Сзывай на бой, скликай на пир.
Пусть светит новый день в лазури,
Преображая старый мир.

1 Первая часть написана М. Герасимовым, вторая — С. Есениным, третья — С. Клычковым.

слушать, скачать аудио стихотворение
КАНТАТА 1 Есенин С. А.
к общему сожалению, пока аудио нет

анализ, сочинение или реферат о стихотворении
КАНТАТА 1 :

помогите с литературой! Срочно!

Сергей Мельников Знаток (296), закрыт 6 лет назад

Мне нужен подробный анализ к стихотворению: КАНТАТА или Слушай, поганое сердце. Слушай, поганое сердце,
Сердце собачье мое.
Я на тебя, как на вора,
Спрятал в руках лезвие.

Рано ли, поздно всажу я
В ребра холодную сталь.
Нет, не могу я стремиться
В вечную сгнившую даль.

Пусть поглупее болтают,
Что их загрызла мета;
Если и есть что на свете -
Это одна пустота.

КАНТАТА Спите, любимые братья,
Снова родная земля
Неколебимые рати
Движет под стены Кремля.

Новые в мире зачатья,
Зарево красных зарниц.
Спите, любимые братья,
В свете нетленных гробниц.

Солнце златою печатью
Стражем стоит у ворот.
Спите, любимые братья,
Мимо вас движется ратью
К зорям вселенским народ.

Дополнен 6 лет назад

Белая береза
Под моим окном
Принакрылась снегом,
Точно серебром.

На пушистых ветках
Снежною каймой
Распустились кисти
Белой бахромой.

И стоит береза
В сонной тишине,
И горят снежинки
В золотом огне.

А заря, лениво
Обходя кругом,
обсыпает ветки
Новым серебром. можно и этот стих помогите плиз заранее спасибо!

Дополнен 6 лет назад

это стихи есенина!

КРИСТИНА. Высший разум (454119) 6 лет назад

первый твой стих не имеет автора-он (может ошибаюсь) чёрносотенский, второй-Есенина, и он такой простой, что анализ его может сделать и третьеклассник
Автор первого всё-таки кто?

Сергей Есенин - Кантата

Сквозь туман кровавый смерти,
Чрез страданье и печаль
Мы провидим, — верьте, верьте —
Золотую высь и даль.

Всех, кто был вчера обижен,
Обойден лихой судьбой,
С дымных фабрик, черных хижин
Мы скликаем в светлый бой.

Пусть последней будет данью
Наша жизнь и тяжкий труд.
Верьте, верьте, там за гранью
Зори новые цветут.

Спите, любимые братья,
Снова родная земля
Неколебимые рати
Движет под стены Кремля.

Новые в мире зачатья,
Зарево красных зарниц…
Спите, любимые братья,
В свете нетленных гробниц.

Солнце златою печатью
Стражей стоит у ворот…
Спите, любимые братья,
Мимо вас движется ратью
К зорям вселенским народ.

Сойди с креста, народ распятый,
Преобразись, проклятый враг,
Тебе грозит судьба расплатой
За каждый твой неверный шаг.

В бою последнем нет пощады,
Но там, за гранями побед,
Мы вас принять в объятья рады,
Простив неволю долгих лет.

Реви, земля, последней бурей,
Сзывай на бой, скликай на пир.
Пусть светит новый день в лазури,
Преображая старый мир.

Читать похожие стихи Сергея Есенина

Сергей Есенин — Сквозь туман кровавый смерти ( Кантата )

Сквозь туман кровавый смерти,
Чрез страданье и печаль
Мы провидим, — верьте, верьте —
№ 4 Золотую высь и даль.

Всех, кто был вчера обижен,
Обойден лихой судьбой,
С дымных фабрик, черных хижин
№ 8 Мы скликаем в светлый бой.

Пусть последней будет данью
Наша жизнь и тяжкий труд.
Верьте, верьте, там за гранью
№ 12 Зори новые цветут.

Спите, любимые братья,
Снова родная земля
Неколебимые рати
№ 16 Движет под стены Кремля.

Новые в мире зачатья,
Зарево красных зарниц.
Спите, любимые братья,
№ 20 В свете нетленных гробниц.

Солнце златою печатью
Стражей стоит у ворот.
Спите, любимые братья,
№ 24 Мимо вас движется ратью
К зорям вселенским народ.

Сойди с креста, народ распятый,
Преобразись, проклятый враг,
№ 28 Тебе грозит судьба расплатой
За каждый твой неверный шаг.

В бою последнем нет пощады,
Но там, за гранями побед,
№ 32 Мы вас принять в объятья рады,
Простив неволю долгих лет.

Реви, земля, последней бурей,
Сзывай на бой, скликай на пир.
№ 36 Пусть светит новый день в лазури,
Преображая старый мир.

Skvoz tuman krovavy smerti,
Chrez stradanye i pechal
My providim, — verte, verte —
Zolotuyu vys i dal.

Vsekh, kto byl vchera obizhen,
Oboyden likhoy sudboy,
S dymnykh fabrik, chernykh khizhin
My sklikayem v svetly boy.

Pust posledney budet danyu
Nasha zhizn i tyazhky trud.
Verte, verte, tam za granyu
Zori novye tsvetut.

Spite, lyubimye bratya,
Snova rodnaya zemlya
Nekolebimye rati
Dvizhet pod steny Kremlya.

Novye v mire zachatya,
Zarevo krasnykh zarnits.
Spite, lyubimye bratya,
V svete netlennykh grobnits.

Solntse zlatoyu pechatyu
Strazhey stoit u vorot.
Spite, lyubimye bratya,
Mimo vas dvizhetsya ratyu
K zoryam vselenskim narod.

Soydi s kresta, narod raspyaty,
Preobrazis, proklyaty vrag,
Tebe grozit sudba rasplatoy
Za kazhdy tvoy neverny shag.

V boyu poslednem net poshchady,
No tam, za granyami pobed,
My vas prinyat v obyatya rady,
Prostiv nevolyu dolgikh let.

Revi, zemlya, posledney burey,
Szyvay na boy, sklikay na pir.
Pust svetit novy den v lazuri,
Preobrazhaya stary mir.

Crdjpm nevfy rhjdfdsq cvthnb,
Xhtp cnhflfymt b gtxfkm
Vs ghjdblbv, — dthmnt, dthmnt —
Pjkjne/ dscm b lfkm/

Dct[, rnj ,sk dxthf j,b;ty,
J,jqlty kb[jq celm,jq,
C lsvys[ af,hbr, xthys[ [b;by
Vs crkbrftv d cdtnksq ,jq/

Gecnm gjcktlytq ,eltn lfym/
Yfif ;bpym b nz;rbq nhel/
Dthmnt, dthmnt, nfv pf uhfym/
Pjhb yjdst wdtnen/

Cgbnt, k/,bvst ,hfnmz,
Cyjdf hjlyfz ptvkz
Ytrjkt,bvst hfnb
Ldb;tn gjl cntys Rhtvkz/

Yjdst d vbht pfxfnmz,
Pfhtdj rhfcys[ pfhybw///
Cgbnt, k/,bvst ,hfnmz,
D cdtnt ytnktyys[ uhj,ybw/

Cjkywt pkfnj/ gtxfnm/
Cnhf;tq cnjbn e djhjn///
Cgbnt, k/,bvst ,hfnmz,
Vbvj dfc ldb;tncz hfnm/
R pjhzv dctktycrbv yfhjl/

Cjqlb c rhtcnf, yfhjl hfcgznsq,
Ghtj,hfpbcm, ghjrkznsq dhfu,
Nt,t uhjpbn celm,f hfcgkfnjq
Pf rf;lsq ndjq ytdthysq ifu/

D ,j/ gjcktlytv ytn gjofls,
Yj nfv, pf uhfyzvb gj,tl,
Vs dfc ghbyznm d j,]znmz hfls,
Ghjcnbd ytdjk/ ljkub[ ktn/

Htdb, ptvkz, gjcktlytq ,ehtq,
Cpsdfq yf ,jq, crkbrfq yf gbh/
Gecnm cdtnbn yjdsq ltym d kfpehb,
Ghtj,hf;fz cnfhsq vbh/

Слушать стихотворение Есенина Кантата

Темы соседних сочинений