Анализ стихотворения Есенина Иорданская голубица



Анализ стихотворения Есенина «Иорданская голубица»

Анализ стихотворения Есенина «Иорданская голубица»

Картинка Анализ стихотворения Есенина Иорданская голубица № 1

Первые отклики на «Иорданскую голубицу» появились вскоре после ее обнародования в «Известиях ВЦИК». Н. Юрский отозвался о содержании и композиции поэмы следующим образом: «Прочтете вы это произведение, разделенное на VI частей, и не поймете — что, собственно, хотел сказать автор.

Прочтете второй раз и заглавие, и содержание — и… опять ничего не поймете.

Автор назвал свое произведение «Иорданскою голубицею» неведомо почему: содержание произведения не проливает на этот вопрос никакого ответа. Может, автор иносказательно старался пояснить, что для прочтения его произведения надо запастись голубиной кротостью,- все возможно.

В этом произведении имеется все: и гуси, и лебедь, впереди их летящий и имеющий «в глазах, как роща (!!) грусть», и «месяц — язык» (черным по белому значится!), и «нивы», и «апостол Андрей», и «Мати Пречистая Дева, стегающая розгой осла», и много кой-чего другого, всего и не перечислишь.

Загрузка...

И вот эту массу предметов и образов предстояло связать в нечто целое. Сергей Есенин попытался это сделать, и в результате — «в огороде бузина, а в Киеве дядька»».

П. И. Лебедев-Полянский писал: «Есенин уходит прямо в лагерь реакции. Он без всяких оговорок, вместе с церковным клиром, на радость всей черной и белой братии, уверяет, что на том свете куда лучше, чем здесь на земле.

Вы, читатель, не верите? Хорошо,- так прочтите, но, пожалуйста, спокойно, вот эти строчки <первые две строфы четвертой главки поэмы>.

— Но это же недопустимо!

Мы вполне согласны с вами, читатель, но будем сохранять спокойствие»

Другой пролеткультовец (П. К. Бессалько) высказался в том же духе: «Неприятно поражает стихотворение Есенина «Иорданская голубица», где поэт, называя себя большевиком, говорит нам о борцах, убитых на своем посту <приведена вторая строфа четвертой главки произведения>.

Черт возьми, да ведь такое стихотворение понижает нашу волю к победе! Зачем нам бороться за социализм, когда там на небе лучше, чем на земле у нас?».

Предметом подавляющего большинства последующих прижизненных критических оценок, разнообразных по содержанию и тону, стала начальная строфа второй главки. Так, С. В. Евгенов иронизировал: «»Отрок с полей коловратых» Есенин громко «возопил»: «Мать моя родина, я — большевик» — и перепорхнул в литературное приложение «Известий ЦИКа», а оттуда и в пролетарские издания» Напротив, П. В. Пятницкий, процитировав указанную строфу, писал: «Из этого можно заключить, что поэт считает себя певцом революционной современности», а П. С. Когану она же дала повод для обобщений: «Революция для крестьянства скорее возврат к естественным формам жизни, чем потрясение основ.

Революция близка Есенину по необъятности трудовых задач, поставленных ею, потому что ей не войти теперь в берега, пока она не довершит до конца начатого и не перестроит весь мир, ибо на меньшем она не помирится. И сочувствие Есенина прежде всего к беспредельности ее цели. Здесь жертва — не отречение, не аскетизм, а радостное чувство, естественная игра сил»

В нескольких более поздних отзывах декларация поэта была поставлена под сомнение. Г. Ф. Устинов писал: «У Есенина большевизм ненастоящий. «Мать моя родина, я — большевик» — это звучит для подлинного большевика фальшиво, а в устах Есенина как извинение,- извинение все перед той же дедовской Россией».

Откликом чисто филологического характера на «Иорданскую голубицу» (вкупе с некоторыми другими произведениями) явилось наблюдение В. Л. Львова-Рогачевского о роли синего (голубого) цвета в творчестве Есенина — оно предвосхитило идеи исследований, предпринятых в 60-е — 80-е годы: «Весенний Есенин всюду видит синий свет. Когда младенец Иисус уронил золотой колоб, который спекла ему «Мать Пречистая», и колоб покатился месяцем по синему небу, «замутили слезы душу голубую Божью»… У Есенина тоже голубая душа, да и сам он весь голубой, пришедший приголубить все живое, он в колокол синий месяцем бьет и славит голубую звездами вбитую высь»

Иорданская голубица.- Один из источников этого образа — в Новом Завете: когда Иисус был крещен Иоанном в реке Иордан и вышел из воды, то «увидел Иоанн Духа Божия, Который сходил, как голубь, и испускался на Него». Ср. также определенную параллель первой строфы третьей главки поэмы со строчками «Снова голубь Иорданский Над землею воспарил» из «Поддонного псалма» Н. А. Клюева — сочинения, к которому не раз обращался Есенин на рубеже 1917-1918 годов. Впрочем, употребленное здесь Есениным слово «голубица» несет дополнительную смысловую нагрузку — ведь в одном из народных поверий «называют голубицею» человеческую душу.

В свете этого заглавие «Иорданская голубица» вполне соответствует содержанию произведения: в целом оно безусловно навеяно мифопоэтическими представлениями о посмертной судьбе тех человеческих душ, которые переселяются в рай или, говоря словами поэмы, в «благие селенья»

Сочинения по темам:

  1. Анализ стихотворения Есенина «Сорокоуст» Поэма «Сорокоуст», по утверждению некоторых мемуаристов и по дошедшему письму Есенина к Е. И. Лившиц от 11 августа 1920 г.
  2. Анализ стихотворения Есенина «Пушкину» Знаком особого внимания Есенина к пушкинской традиции является стихотворение «Пушкину». которое поэт написал 26 мая 1924 года к 125-летию со.
  3. Анализ стихотворения Есенина «Клен ты мой опавший, клен заледенелый» Пейзажная лирика Сергея Есенина помимо удивительной образности и метафоричности обладает одной уникальной особенностью – практически все произведения поэта являются автобиографичными.
  4. Анализ стихотворения Есенина «Чары» Для лирики Есенина характерно использование свойственных народному творчеству образов труда, животных, природы. Подтверждение тому можно найти в большом количестве стихотворений.
  5. Анализ стихотворения Есенина «Край любимый! Сердцу снятся» Принято считать, что началом литературной деятельности Сергея Есенина является 1914 год, когда в журнале «Мирок» были напечатаны его первые стихи.
  6. Анализ стихотворения С.Есенина «Черный человек» С.Есенин часто думал о смерти, что в полной мере отобразилось в его творчестве. Конечно, он не описывал трагичный уход, но.
  7. Анализ стихотворения Есенина «Белая береза» Поэта Сергея Есенина не зря называют певцом России, так как в его творчестве образ родины является ключевым. Даже в тех.

Вы сейчас читаете сочинение Анализ стихотворения Есенина «Иорданская голубица»

Земля моя, златая!
Осенний светлый храм!
Гусей крикливых стая
Несется к облакам.

То душ преображенных
Несчислимая рать,
С озер поднявшись сонных,
Летит в небесный сад.

А впереди их лебедь.
В глазах, как роща, грусть.
Не ты ль так плачешь в небе,
Отчалившая Русь?

Лети, лети, не бейся,
Всему есть час и брег.
Ветра стекают в песню,
А песня канет в век.

Небо — как колокол,
Месяц — язык,
Мать моя родина,
Я — большевик.

Ради вселенского
Братства людей
Радуюсь песней я
Смерти твоей.

Крепкий и сильный,
На гибель твою,
В колокол синий
Я месяцем бью.

Братья-миряне,
Вам моя песнь.
Слышу в тумане я
Светлую весть.

Вот она, вот голубица,
Севшая ветру на длань,
Снова зарею клубится
Мой луговой Иордань.

Славлю тебя, голубая,
Звездами вбитая высь.
Снова до отчего рая
Руки мои поднялись.

Вижу вас, злачные нивы,
С стадом буланых коней.
С дудкой пастушеской в ивах
Бродит апостол Андрей.

И, полная боли и гнева,
Там, на окрайне села,
Мати Пречистая Дева
Розгой стегает осла.

Братья мои, люди, люди!
Все мы, все когда-нибудь
В тех благих селеньях будем,
Где протоптан Млечный Путь.

Не жалейте же ушедших,
Уходящих каждый час,—
Там на ландышах расцветших
Лучше, чем в полях у нас.

Страж любви — судьба-мздоимец
Счастье пестует не век.
Кто сегодня был любимец —
Завтра нищий человек.

О новый, новый, новый,
Прорезавший тучи день!
Отроком солнцеголовым
Сядь ты ко мне под плетень.

Дай мне твои волосья
Гребнем луны расчесать.
Этим обычаем — гостя
Мы научились встречать.

Древняя тень Маврикии
Родственна нашим холмам,
Дождиком в нивы златые
Нас посетил Авраам.

Сядь ты ко мне на крылечко,
Тихо склонись ко плечу.
Синюю звездочку свечкой
Я пред тобой засвечу.

Буду тебе я молиться,
Славить твою Иордань.
Вот она, вот голубица,
Севшая ветру на длань.

20—23 июня 1918
Константиново

Добавить комментарий

Комментарии проходят предварительную модерацию и появляются на сайте не моментально, а некоторое время спустя. Поэтому не отправляйте, пожалуйста, комментарии несколько раз подряд.
Комментарии, не имеющие прямого отношения к теме статьи, содержащие оскорбительные слова, ненормативную лексику или малейший намек на разжигание социальной, религиозной или национальной розни, а также просто бессмысленные, ПУБЛИКОВАТЬСЯ НЕ БУДУТ.

Новые материалы

Есенин большевик или антибольшевик?

Картинка Анализ стихотворения Есенина Иорданская голубица № 2

Есенина одинаково любят, как коммунисты, так и антикоммунисты. Творчество Есенина не однородно: есть у него произведения, как за советскую власть, так и против нее.
С Есениным не все однозначно…
В самом деле, с одной стороны поэт некогда писал заявление с просьбой принять его в партию большевиков, а с другой, как вспоминает В.Ф. Ходасевич, «Пьяный Есенин. кричал на весь ресторан. «Бей коммунистов, спасай Россию». Так крыть большевиков, как это публично делал Есенин, не могло и в голову прийти никому в советской России».
Я не стану приводить воспоминания, я даже постараюсь как можно меньше рассуждать, я просто приведу отрывки из произведений поэта. Пусть читатель сам решит, кем был Есенин – большевиком или антибольшевиком.

Сойди, явись нам, красный конь!
Впрягись в земли оглобли.
Нам горьким стало молоко
Под этой ветхой кровлей.

Пролей, пролей нам над водой
Твое глухое ржанье
И колокольчиком-звездой
Холодное сиянье.

Мы радугу тебе – дугой,
Полярный круг – на сбрую.
О, вывези наш шар земной
На колею иную.
(“Пантократор”, 1919).

Листьями звезды льются
В реки на наших полях.
Да здравствует революция
На земле и на небесах! («Небесный барабанщик», 1918-19).

Небо - как колокол,
Месяц - язык,
Мать моя - родина,
Я - большевик. (“Иорданская голубица», 1918)


2. «Песнь о великом походе», 1924

Вот как пишет Есенин о белых:

Если крепче жмут,
То сильней орешь.
Мужику одно:
Не топтали б рожь.
А как пошла по ней
Тут рать Деникина -
В сотни верст легла
Прямо в никь она.
Над такой бедой
В стане белых ржут.
Валят сельский скот
И под водку жрут.
Мнут крестьянских жен,
Девок лапают.
«Так и надо вам,
Сиволапые!
Ты, мужик, прохвост!
Сволочь, бестия!
Отплати-кось нам
За поместия.»

Теперь – о красных:

Но сильней всего
Те встревожены,
Что ночьми не спят
В куртках кожаных,
Кто за бедный люд
Жить и сгибнуть рад,
Кто не хочет сдать
Вольный Питер-град.

Строки из стихотворения «Письмо к женщине» (1924):

Теперь года прошли.
Я в возрасте ином.
И чувствую и мыслю по-иному.
И говорю за праздничным вином:
Хвала и слава рулевому!

Строки из стихотворения «Стансы» (1924):

Я вижу все.
И ясно понимаю,
Что эра новая —
Не фунт изюму нам,
Что имя Ленина
Шумит, как ветр по краю,
Давая мыслям ход,
Как мельничным крылам.

Строки из «Баллады о двадцати шести» (1924):

Коммунизм -
Знамя всех свобод.
Ураганом вскипел
Народ.
На империю встали
В ряд
И крестьянин
И пролетариат.
Там, в России,
Дворянский бич
Был наш строгий отец
Ильич.

Строки из поэмы «Гуляй-поле»:

Монархия! Зловещий смрад!
Веками шли пиры за пиром,
И продал власть аристократ
Промышленникам и банкирам.
Народ стонал, и в эту жуть
Страна ждала кого-нибудь.
И он пришел.
Он мощным словом
Повел нас всех к истокам новым.
Он нам сказал: «Чтоб кончить муки,
Берите все в рабочьи руки.
Для вас спасенья больше нет -
Как ваша власть и ваш Совет».
И мы пошли под визг метели,
Куда глаза его глядели:
Пошли туда, где видел он
Освобожденье всех племен.
И вот он умер.
Плач досаден.
Не славят музы голос бед.
Из меднолающих громадин
Салют последний даден, даден.
ТОГО, КТО СПАС НАС, больше нет.

Строки из стихотворения «Ответ» (1924):

Но эта пакость -
Хладная планета!
Ее и Солнцем-Лениным
Пока не растопить!

Из данных отрывков видно, что Есенин явно симпатизирует Ленину.

Большевистская власть требовала от людей, живших в революционное время, чтобы они подчинялись законам этого времени. Такое мировоззрение четко определил поэт Э. Багрицкий. Говоря о революционном веке, в котором ему и Есенину довелось жить, он писал:

Но если он [век] скажет:
«Солги» - солги,
Но если он скажет:
«Убей» - убей.

Сергей Есенин с детства был воспитан на христианских, православных ценностях, поэтому проповедовал иное. В одном из юношеских писем своему другу Г. Панфилову Есенин говорил: «Да, Гриша, люби и жалей людей – и преступников, и подлецов, и лжецов, и страдальцев, и праведников: ты мог и можешь быть любым из них. Люби и угнетателей и не клейми позором, а обнаруживай лаской жизненные болезни людей».

1. Есенин против бесчеловечности

Не злодей я и не грабил лесом,
Не расстреливал несчастных по темницам,
Я всего лишь уличный повеса,
Улыбающийся встречным лицам, («Я обманывать себя не стану», 1922)

В 1919 г. в маленькой поэме «Кобыльи корабли» поэт, обращаясь к зверям, которые, по его мнению, стали лучше людей, говорит:

Никуда не пойду с людьми,
Лучше вместе издохнуть с вами,
Чем с любимой поднять земли
В сумасшедшего ближнего камень.

В этой же поэме есть и такие строки, говорящие об его отношении к революционерам:

Вёслами отрубленных рук
Вы гребётесь в страну грядущего.

В «Письме к женщине»(1924) поэт писал:

Не знали вы,
Что я в сплошном дыму,
В развороченном бурей быте
С того и мучаюсь, что не пойму -
Куда несет нас рок событий.


Так и не сумев разобраться в событиях, поэт сам отстранил себя от них. Из того же «Письма»:

И я склонился над стаканом,
Чтоб, не страдая ни о ком,
Себя сгубить
В угаре пьяном.

Нравится ли Есенину то, что происходит? Скорее всего, нет:

Друзья! Друзья!
Какой раскол в стране,
Какая грусть в кипении веселом!
Знать, оттого так хочется и мне,
Задрав штаны,
Бежать за комсомолом. («Русь уходящая», 1924).

Есенин (впервые после своего зарубежного путешествия) провел несколько дней в родном селе.
Встреча поэта с деревней описана в его стихотворении «Возвращение на родину» (1924). Вот отрывок из этого произведения:


"Добро, мой внук,
Добро, что не узнал ты деда. "
"Ах, дедушка, ужели это ты?"
И полилась печальная беседа
Слезами теплыми на пыльные цветы.
.
"Тебе, пожалуй, скоро будет тридцать.
А мне уж девяносто.
Скоро в гроб.
Давно пора бы было воротиться".
Он говорит, а сам все морщит лоб.
"Да. Время.
Ты не коммунист?"
"Нет. "
"А сестры стали комсомолки.
Такая гадость! Просто удавись!
Вчера иконы выбросили с полки,
На церкви комиссар снял крест.
Теперь и богу негде помолиться.
Уж я хожу украдкой нынче в лес,
Молюсь осинам.
Может, пригодится.

Пойдем домой –
Ты все увидишь сам".
И мы идем, топча межой кукольни.
Я улыбаюсь пашням и лесам,
А дед с тоской глядит на колокольню.

Есенин раскаивается в своих былых революционных настроениях, о чем пишет в стихотворении «Метель» (1924):

И первого
Меня повесить нужно,
Скрестив мне руки за спиной:
За то, что песней
Хриплой и недужной
Мешал я спать
Стране родной.

О «Капитале», чтимой большевиками книге, Есенин писал неоднократно, причем без особого уважения.

И вот сестра разводит,
Раскрыв, как Библию, пузатый «Капитал»,
О Марксе,
Энгельсе.
Ни при какой погоде
Я этих книг, конечно, не читал. («Возвращение на родину» 1924)

Вертитесь, милые!
Для вас обещан прок.
Я вам племянник,
Вы же мне все дяди.
Давай, Сергей,
За Маркса тихо сядем,
Понюхаем премудрость
Скучных строк. («Стансы», 1924).

И, самого себя
По шее гладя,
Я говорю:
«Настал наш срок,
Давай, Сергей,
За Маркса тихо сядем,
Чтоб разгадать
Премудрость скучных строк». («Стансы», 1924).

И скажет громко:
«Вот чудак!
Он в жизни
Буйствовал немало…
Но одолеть не мог никак
Пяти страниц
Из «Капитала». («Метель», 1924).


Земля, земля!
Ты не металл, –
Металл ведь
Не пускает почку.
Достаточно попасть
На строчку,
И вдруг –
Понятен «Капитал». («Весна», 1924).


3. «Страна негодяев».

В 1923 г. в письме А. Кусикову Сергей Александрович написал: «Перестаю понимать, к какой революции я принадлежал. Вижу только одно, что ни к февральской, ни к октябрьской. »
Отчего так – он объяснил в поэме «Страна негодяев»:

Банды! Банды!
По всей стране.
Куда не вглядись, куда не пойди ты —
Видишь, как в пространстве,
На конях
И без коней,
Скачут и идут закостенелые бандиты.
Это все такие же
Разуверившиеся, как я.


А когда-то, когда-то.
Веселым парнем,
До костей весь пропахший
Степной травой,
Я пришел в этот город с пустыми руками,
Но зато с полным сердцем
И не пустой головой.
Я верил. я горел.
Я шел с революцией,
Я думал, что братство не мечта и не сон,
Что все во единое море сольются —
Все сонмы народов,
И рас, и племен.

Пустая забава.
Одни разговоры!
Ну что же?
Ну что же мы взяли взамен?

Пришли те же жулики, те же воры
И вместе с революцией
Всех взяли в плен.

Это монолог Номаха. Номах – бандит. Совсем нетрудно догадаться, что под именем Номаха скрывается Нестор Махно.

Вот что Номах говорит о большевиках:

Все вы носите овечьи шкуры,
И мясник пасет для вас ножи.
Все вы стадо!
Стадо! Стадо!
Неужели ты не видишь? Не поймешь,
Что такого равенства не надо?
Ваше равенство – обман и ложь.
Старая гнусавая шарманка
Этот мир идейных дел и слов.
Для глупцов – хорошая приманка,
Подлецам – порядочный улов.

Вот другой отрывок:

У меня созревает мысль
О российском перевороте,
Лишь бы только мы крепко сошлись,
Как до этого в нашей работе.
Я не целюсь играть короля
И в правители тоже не лезу,
Но мне хочется погулять
И под порохом, и под железом.
Мне хочется вызвать тех,
Что на Марксе жиреют, как янки.
Мы посмотрим их храбрость и смех,
Когда двинутся наши танки.


Складывается впечатление, что Есенин на стороне Номаха и вкладывает в уста бандита свои собственные сокровенные мысли…

Совсем другим показан еврей-коммунист с говорящей фамилией Чекистов.

Вот что говорит Чекистов о русском народе:

Мать твою в эт-твою!
Ветер, как сумасшедший мельник,
Крутит жерновами облаков
День и ночь.
День и ночь.

А народ ваш сидит, бездельник,
И не хочет себе ж помочь.
Нет бездарней и лицемерней,
Чем ваш русский равнинный мужик!
Коль живет он в Рязанской губернии,
Так о Тульской не хочет тужить.
То ли дело Европа?
Там тебе не вот эти хаты,
Которым, как глупым курам,
Головы нужно давно под топор.

Я гражданин из Веймара
И приехал сюда не как еврей,
А как обладающий даром
Укрощать дураков и зверей.

Я ругаюсь и буду упорно
Проклинать вас хоть тысячи лет,
Потому что.
Потому что хочу в уборную,
А уборных в России нет.
Странный и смешной вы народ!
Жили весь век свой нищими
И строили храмы Божие.
Да я б их давным-давно
Перестроил в места отхожие.
Ха-ха!
Что скажешь, Замарашкин?
Ну?
Или тебе обидно,
Что ругают твою страну?
Бедный! Бедный Замарашкин.


4. «Послание «евангелисту» Демьяну».

В апреле-мае 1925 г. когда в целых десяти номерах газеты «Правда» напечатали один из самых антихристианских опусов Демьяна Бедного – поэму «Новый завет без изъяна Евангелиста Демьяна», Есенин был единственным в то время поэтом, который открыто встал на защиту Христа, написав поэтическое «Послание «евангелисту» Демьяну».

Это произведение хочется привести целиком:

Я часто размышлял, за что его казнили,
За что Он жертвовал своею головой?
За то ль, что, враг суббот,
Он против всякой гнили
Отважно поднял голос свой?
За то ли, что в стране проконсула Пилата,
Где культом Кесаря полны и свет, и тень,
Он с кучкой рыбаков из местных деревень
За Кесарем признал лишь силу злата?
За то ль, что, разорвав на части лишь себя,
Он к горю каждого был милосерд и чуток
И всех благословлял, мучительно любя
И маленьких детей, и грязных проституток?
Не знаю я, Демьян, в "Евангелье" твоём
Я не нашёл правдивого ответа.
В нём много бойких слов,
Ох, как их много в нём,
Но слова нет, достойного поэта.
Я не из тех, кто признаёт попов,
Кто безотчётно верит в Бога,
Кто лоб свой расшибить готов,
Молясь у каждого церковного порога.
Я не люблю религию раба,
Покорного от века и до века,
И вера у меня в чудесное слаба —
Я верю в знание и силу человека.
Я знаю, что, стремясь по чудному пути,
Здесь, на земле, не расставаясь с телом,
Не мы, так кто-нибудь ведь должен же дойти
Воистину к божественным пределам.
И всё-таки, когда я в "Правде" прочитал
Неправду о Христе блудливого Демьяна,
Мне стыдно стало так, как будто я попал
В блевотину, изверженную спьяна.
Пусть Будда, Моисей, Конфуций и Христос —
Далёкий миф, мы это понимаем,
Но всё-таки нельзя, как годовалый пёс,
На всё и вся захлёбываться лаем.
Христос — сын плотника — когда-то был казнён,
(Пусть это миф), но всё ж, когда прохожий
Спросил его: "Кто ты?" — Ему ответил Он
"Сын человеческий", а не сказал: "Сын Божий".
Пусть миф Христос, пусть мифом был Сократ,
И не было Его в стране Пилата,
Так что ж, от этого и надобно подряд
Плевать на всё, что в человеке свято?
Ты испытал, Демьян, всего один арест,
И ты скулишь: "Ох, крест мне выпал лютый"!
А что ж, когда б тебе голгофский дали б крест
Иль чашу с едкою цикутой?
Хватило б у тебя величья до конца
В последний раз, по их примеру тоже,
Благословлять весь мир под тернием венца
И о бессмертии учить на смертном ложе?
Нет, ты, Демьян, Христа не оскорбил,
Ты не задел его своим пером нимало.
Разбойник был, Иуда был,
Тебя лишь только не хватало.
Ты сгустки крови у креста
Копнул ноздрёй, как толстый боров.
Ты только хрюкнул на Христа,
Ефим Лакеевич Придворов.
Но ты свершил двойной и тяжкий грех
Своим дешёвым балаганным вздором:
Ты оскорбил поэтов вольный цех
И малый свой талант покрыл большим позором.
Ведь там, за рубежом, прочтя твои "стихи",
Небось злорадствуют российские кликуши:
"Ещё тарелочку Демьяновой ухи,
Соседушка, мой свет, пожалуйста, откушай!"
А русский мужичок, читая "Бедноту",
Где образцовый блуд печатался дуплетом,
Ещё отчаянней потянется к Христу
И коммунистам мат пошлет при этом.

Мне кажется, комментировать это произведение не нужно: позиция Есенина ясна и без комментариев.

5. Пастушонок Петя

Есенин, несмотря на всю свою серьезность, имел неплохое чувство юмора. Подтверждением тому является такое произведение поэта как «СКАЗКА О ПАСТУШОНКЕ ПЕТЕ, ЕГО КОМИССАРСТВЕ И КОРОВЬЕМ ЦАРСТВЕ». В ней рассказывается о том, как пастушонок Петя становится комиссаром, однако, не справляется со своими обязанностями и снова идет работать пастухом. Сказка Есенина заканчивается следующими меткими строками:

Тяжело на свете
Быть для всех примером.
Будь ты лучше, Петя,
Раньше пионером.

Малышам в острастку,
В мокрый день осенний,
Написал ту сказку
Я — Сергей Есенин.

Написана сказка за два с половиной месяца до гибели поэта.

6. Противоречивость Есенина

Есенин искренне пытался разобраться в том, что происходит в стране:

Издатель славный! В этой книге
Я новым чувствам предаюсь,
Учусь постигнуть в каждом миге
Коммуной вздыбленную Русь. («Издатель славный! В этой книге…», 1924).

Есенин не желал быть изгоем в советском государстве:

Хочу я быть певцом
И гражданином,
Чтоб каждому,
Как гордость и пример,
Был настоящим,
А не сводным сыном
В великих штатах СССР. («Стансы», 1924).

И в то же время Есенин был недоволен большевиками.

Хотел поэт или нет, но нотки недовольства проникли и в его творчество:

Так грустно на земле,
Как будто бы в квартире,
В которой год не мыли, не мели.
Какую-то хреновину в сем мире
Большевики нарочно завели.
(«ЗАРЯ ВОСТОКА», 1924).

И хотя в этом произведении речь идет просто о советской редакции, чувствуется, что критика направлена также и на саму советскую власть.
Следует заметить, что Есенин не боялся открыто высказывать свое негативное мнение о политической литературе. Так на заседании пролетарских писателей в 1921 г. в Народном Комиссариате Просвещения поэт сказал: «Здесь говорили о литературе с марксистским подходом. Никакой другой литературы не допускается. Это уже три года! Три года вы пишете вашу марксистскую ерунду! Три года мы молчали! Сколько же еще вы будете затыкать нам глотку? И. кому нужен ваш марксистский подход? Может быть, завтра же ваш Маркс сдохнет. ».

Недаром Г. Иванов называл поэзию Есенина «противоядием против безбожия». Именно религиозность помогла Есенину сохранить человеческое лицо, не дала духовно деградировать….

Был ли Есенин большевиком или нет? Скорее нет.

Но в любом случае Есенин был патриотом своей родины, что подтверждают его замечательные строки:

Но и тогда,
Когда во всей планете
Пройдет вражда племен,
Исчезнет ложь и грусть, –
Я буду воспевать
Всем существом в поэте
Шестую часть земли
С названьем кратким "Русь".

© Афанасий Ботяновский. 2014
214080601896

Иорданская голубица

Картинка Анализ стихотворения Есенина Иорданская голубица № 3

Поэзии Есенина присуща специфическая религиозность. Христианское начало в народном духе отождествляется у него с "крестьянским" (это, в сущности, родственные слова, "христианин" — самоназвание крестьянина, свидетельствующее о его мироощущении). За всем этим стоит поэтическая идеализация патриархальной "избяной" Руси, "крестьянского рая", которая выражена и в книге философско-символического характера "Ключи Марии", и в целом ряде стихотворений, в которых перемешаны мотивы библейские, евангельские, церковно-житийные, фольклорные, а также языческие (пантеистические). Следует учитывать и глубокое философско-символическое и сакрально-мифологическое значение предметно-бытовой сферы для поэта. Утварь, устройство избы, домашний скот — все это неотъемлемые атрибуты "крестьянского рая".
Россия для Есенина — прежде всего древняя патриархальная "Русь", своего рода застывшее время и пространство, в котором не предполагается никакое движение, а всякий прогресс губителен. Отсюда — антиурбанизм, отрицательное отношение к индустриальным символам (излюбленным для футуристов). В одном из стихотворений цикла "Сорокоуст" используется выразительная метафора, передающая драматическую коллизию города и деревни, как ее видел в то время поэт (эта метафора стала хрестоматийной: летящий по рельсам паровоз и не поспевающий за ним жеребенок: "Милый, милый, смешной дуралей, // Ну куда он, куда он гонится? // Неужель он не знает, что живых коней // Победила стальная конница?").
Первоначально Есенин принял Октябрьскую революцию, однако симпатия к ней у Есенина была не политическая, а, как и у Блока, отвлеченно-философская: это соответствовало его утопической мечте о построении "мужицкого рая". Но, так как революция большевиков была по преимуществу пролетарской и индустриальной и на деле имела мало общего с утопией "мужицкого рая", тоска по "Руси уходящей" со временем одержала верх в сознании Есенина над революционной утопией.

"Иорданская голубица" (20-23 июня 1918 г.) открывается всеохватным литургическим образом Есенина "Земля моя, златая, Осенний светлый храм!" и в нем "несется к облакам" "в небесный сад" стая гусей – "душ преображенных Неисчислимая рать". Так любили верить в народе, так кажется и его поэту. А летящий впереди их лебедь с грустными глазами представляется ему плачущей и "отчалившей Русью", Русью уходящей. Так и не удалось ей воплотить здесь на земле свои самые заветные чаяния.

Каждая из пяти главок поэмы вносит свою интонацию, свой голос в уже трагическую полифонию эпохи. Вот она, вера большевицкая:

Ради вселенского

Радуюсь песней я

Образ России как жертвы, закланной на гибель, возникал уже в "Сельском часослове", но радоваться ее кончине поэт мог, разве что войдя в роль и голос "большевика".

Но вскоре побеждает собственное ощущение родины в ее роковой час: вновь взметываются поэтической стаей и образы мессианские, крестильные в новую веру: Россия – "луговой Иордань", апостол Андрей вновь бродит по Руси "с дудкой пастушеской", а "Мати Пречистая Дева" на околице села "розгой стегает осла". Но врываются и ноты вечной "мудрой" элегии, пассивной веры:

Братья мои, люди, люди!

Все мы, все когда-нибудь

В тех благих селеньях будем,

Где протоптан Млечный Путь.

Не жалейте же ушедших,

Уходящих каждый час, –

Там на ландышах расцветших

Лучше, чем в полях у нас.

Здесь слом и грустно-расхожее "все там будем. там – лучше, все мы – игрушки судьбы": "Кто сегодня был любимец – Завтра нищий человек".

И завершается поэма просто славой новому дню, в котором идет космическое братание со стихиями, вещами, тварями мира – все священно в этом храме земли, крестьянского дела и быта, все пантеизировано, Бог растворен в природе, осеняя этот край своим всегдашним присутствием в самой ткани бытия.

Древняя тень Маврикии

Родственна нашим холмам,

Дождиком в нивы златые

Нас посетил Авраам.

Сядь ты ко мне на крылечко,

Тихо склонись к плечу.

Синюю звездочку свечкой

Я пред тобой засвечу.

Приглашение сесть и склониться к поэту обращено к новому дню. Так вновь возникает удивительная атмосфера интимного, домашнего касания природных явлений и космических существ: дня, света, солнца, звезд к самому поэту. Написанная в родном селе Константиново, "Иорданская голубица" вещь более всего умиротворенно-поэтическая, мистико-пантеистическая; сохраняя приметы мессианского времени, переживаемого страной, она впечатляюще передает все же другое: яркое переживание слитности поэта с природой, землей, небом, с "уходящими каждый час" людьми-братьями.

Образ революционной эпохи в произведениях С.А. Есенина

ХХ век для нашей страны был судьбоносным, полным потрясений, разочарований. Его начало опалено пожаром революций, изменивших ход всей мировой истории. Именно в ту эпоху довелось творить С. А. Есенину - неподражаемому певцу России, великому патриоту, который всем своим творчеством воспевал « Шестую часть земли // С названьем кратким Русь».

Октябрь 1917 года… Эти события не могли оставить поэта равнодушным. Они вызвали бурю эмоций, стали причиной глубоких переживаний и волнений, и, конечно же, вдохновили на создание произведений, в которых поэт осваивал новые темы, использовал новые жанры.

«В годы революции был всецело на стороне Октября, но принимал все по-своему, с крестьянским уклоном», - так пишет Есенин в автобиографии. Действительно, первый период революции, давший крестьянам землю, был принят поэтом благожелательно.

Первым откликом на Октябрьскую революцию была поэма «Преображение», датированная ноябрем 1917 года. Революция представлена началом всего сущего на Земле, началом изобилия и великолепия: «зреет час преображения», поэт с нетерпением ожидает появления «светлого гостя». В поэме "Иорданская голубица", написанной в 1918 году, поэт признает свою принадлежность к революции: «Небо - как колокол, // Месяц - язык, // Мать моя - родина, // Я - большевик». Особенность этих поэм в том, что образ революции наполнен мифологическими чертами: библейская «голубица» несет радостную весть о преображении мира, «светлый гость» поведет народ к счастью. Приветствуя революционную новь, Есенин ожидал, что она принесет крестьянам зажиточность, счастье. Именно в этом он и видел смысл революции, её предназначение. Она должна была создать мир, где нет «податей за пашни», где отдыхают «блаженно», «мудро», «хороводно».

Стихотворение «Небесный барабанщик» (1919) совсем иное, оно близко к призывно-обличительной лирике пролетарских поэтов. Это - призыв к борцам революции сплотить ряды против врага - «белого стада горилл», угрожающего юной социалистической России: «Смыкайтесь же тесной стеною! // Кому ненавистен туман, // Тот солнце корявой рукою // Сорвет на златой барабан». Бунтарский дух, разухабистость и безоглядность сквозят в лихих воззваниях: «Разметем все тучи // Все дороги взмесим…». Символы революции «свобода и братство» появляются в стихотворении. Эти строки наполнены пафосом, неукротимым влечением к «новому берегу». Словно лозунг, звучит: «Да здравствует революция // На земле и на небесах!» И вновь мы видим, что поэт не уходит от истоков, церковные символы не раз появляются в произведении, облеченные в метафоры: «слюна иконная», «…свечка за обедней // Пасхе массы и коммун».

Однако в отношении революции в скором времени пришло разочарование. Есенин стал смотреть не в будущее, а в настоящее. Революция не оправдала чаяния поэта на недалекий "мужицкий рай", но в ней Есенин неожиданно разглядел иные стороны, которые не мог воспринимать положительно. «Идет совершенно не тот социализм, о котором я думал. Тесно в нем живому, тесно строящему мост в мир невидимый, … ибо рубят и взрывают эти мосты из-под ног грядущих поколений». Что это - предвидение? Не это ли увидели и поняли все спустя десятилетия? Действительно, «большое видится на расстоянье».

«Русь моя, кто ты?» - вопрошает поэт в начале 20-х годов, осознав, что революция принесла деревне не благодать, а разорение. Наступление города на деревню стало восприниматься как гибель всего настоящего, живого. Поэту казалось, что жизнь, при которой родные поля оглашаются механическим ревом «железного коня», противоречит законам природы, нарушают гармонию. Есенин пишет стихотворение "Сорокоуст". Рядом с движущимся по железной дороге вперед железным поездом изо всех сил скачет, стремясь не отстать, маленький смешной жеребенок, символизирующий деревенскую жизнь. Но он неумолимо теряет скорость: «Неужель он не знает, что живых коней // Победила стальная конница?»

Поездка за границу вновь заставила поэта переосмыслить постреволюционную действительность. «Теперь в Советской стороне // Я самый яростный попутчик» - пишет поэт. Однако, душевные терзания продолжаются. Противоречивость событий вызывает противоречивость чувств, в душе поэта - кровоточащая рана, он не в силах разобраться в своих чувствах и мыслях. В стихотворении «Письмо к женщине» Есенин сетует: «С того и мучаюсь, // Что не пойму - // Куда несет нас рок событий. »

В поэме «Русь уходящая» Есенин восклицает с болью: «Друзья! Друзья! Какой раскол в стране, //Какая грусть в кипении веселом. » Поэт не мог определиться между двумя враждующими станами, окончательно избрать чью-либо сторону. В этом скрывается драматизм его положения: «Какой скандал! Какой большой скандал! Я очутился в узком промежутке. » С одной стороны, он причисляет себе к «питомцам ленинской победы», а с другой заявляет, что готов «задрав штаны, // Бежать за комсомолом» с неприкрытой иронией. В поэме «Русь уходящая» с горечью признаёт Есенин свою ненужность новой России: «Моя поэзия здесь больше не нужна». Тем не менее, он не отрекается полностью от принадлежности к советской России: «Отдам всю душу октябрю и маю…», хотя и не признает себя певцом революции: «но только лиры милой не отдам».

Поэт так и не нашел душевного спокойствия, не смог до конца осмыслить социальные процессы, затронувшие Россию. Лишь одно чувство никогда не покидало его творчество - чувство искренней любви к Родине. Именно этому учит его поэзия. Как заклинание, как молитва звучит в наших сердцах есенинский призыв. «О Русь, взмахни крылами!»

0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

Слушать стихотворение Есенина Иорданская голубица

Темы соседних сочинений

Картинка к сочинению анализ стихотворения Иорданская голубица

Анализ стихотворения Есенина Иорданская голубица