Анализ стихотворения Есенина Гори звезда моя



Анализ стихотворения «Гори, звезда моя, не падай…» Есенина С.А.

Картинка Анализ стихотворения Есенина Гори звезда моя № 1

«Гори, звезда моя, не падай…» — образец поздней философской лирики Есенина. Это — раздумья поэта о жизни и смерти, о месте человека в мире, о бренности и ценности человеческой жизни.

В мае 1924 года, потеряв своего близкого друга поэта Александра Ширяевца (1887—1924), Есенин пишет стихотворение, в котором предчувствует и свою близкую гибель:

Мы теперь уходим понемногу
В ту страну, где тишь и благодать,
Может быть, и скоро мне в дорогу

Бренные пожитки собирать.

Этими образами-предчувствиями смерти насыщена лирика поэта последних лет: «Полюбил я носить в легком теле // Тихий свет и покой мертвеца…» («Я усталым таким еще не был…»); «Может, завтра больничная койка // Успокоит меня навсегда» («Вечер черные брови насупил…»); «Есть одна хорошая песня у соловушки — // Песня панихидная по моей головушке…» («Песня») и т. д. Исповедуя в последние годы христиански смиренное приятие смерти — «Чтоб за все за грехи мои тяжкие, // За неверие в благодать // Положили меня в русской рубашке // Под иконами умирать» («Мне осталась одна забава…»), — Есенин земную жизнь во всех ее проявлениях неизменно ставит выше небесного рая. В этом смысле он не изменил своему раннему (1914): «Если крикнет рать святая: // «Кинь ты Русь, живи в раю!», // Я скажу: «He надо рая, // Дайте родину мою» («Гой ты, Русь, моя родная…»).

Загрузка...

Нельзя не заметить родственной близости трех есенинских стихотворений, написанных почти одновременно в 1925 году: «Листья падают, листья падают…», «Гори, звезда моя, не падай…» и «Жизнь — обман с чарующей тоскою…». Эти три произведения объединяет настроение лирического героя: пронзительная тоска по утраченной молодости, подведение жизненных итогов, щемящие душу предчувствия близкой смерти — и общая «звездная» образная система: образы звезды («Гори, звезда моя, не падай…»), звездопада («Листья падают, листья падают…»), «звездного огня» («Жизнь — обман с чарующей тоскою…»).

По народным поверьям с рождением человека на небе загорается звезда, сопровождающая его всю жизнь, и когда она падает, человек умирает. В черновых набросках Есенина к стихотворению «Синий день. День такой синий…» читаем: «Ta звезда, что дал мне рок, // Пропадет со мною ».

В стихотворении «Гори, звезда моя, не падай…» — характерный предосенний среднерусский пейзаж: первые приметы «золотеющей осени», курлыканье готовых к отлету журавлей, задающее «рыдалистый» тон всему произведению.

И земная жизнь, и вечность, и русская душа с ее пронзительной нежностью, беспредельной широтой, размахом, щедростью, предрасположенностью к грусти и тоске («Ho, наверно, навеки имею // Нежность грустную русской души») ассоциируются в сознании лирического героя (образ, почти тождественный в лирике Есенина самому поэту) с природой:

И золотеющая осень,
В березах убавляя сок,
За всех, кого любил и бросил,
Листвою плачет на песок.

В стихотворении — предчувствие совсем близкой смерти, усиливающееся дважды повторенным «знаю» и «скоро»:

Я знаю, знаю. Скоро, скоро

Ни по моей, ни чьей вине

Под низким траурным забором

Лежать придется так же мне.

В оппозиции «живое—мертвое» приметы теплого живого мира — песня «про отчий край и отчий дом», «ласковое пламя» жизни, «живое сердце», курлыканье журавлей, природа — контрастируют с образами смерти («погребальная грусть», «кладбищенская ограда», серый могильный камень, «низкий траурный забор», «прах») и заглушают, подавляют их: трагическое противоречие жизни и смерти разрешается в «веселой надписи в стихах». «Эпитафия самому себе» — традиция скорее западноевропейской, чем русской литературы (см. например, «Реквием» Р. Л. Стивенсона), но у поэта и здесь чисто русский, «есенинский» прием — неожиданное на первый взгляд, но очень точное, а главное — до конца откровенное («Я сердцем никогда не лгу») сравнение, прорыв в непостижимую тайну стихии русской души:

Я для себя сложил бы так:
Любил он родину и землю,
Как любит пьяница кабак.

И другие стихи Есенина, написанные в последние месяцы жизни, кроме темы смерти, содержат надежду, возможность продолжения жизни, а также нового художественного взлета поэта: «Поддержись, моя жизнь удалая, // Я еще не навек постарел» («Эх вы, сани! А кони, кони…»). «Снова я ожил и снова надеюсь // Так же, как в детстве, на лучший удел» («Снежная замять дробится и колется…»).

Такова одна из особенностей есенинской поэзии — ди

  • Анализ стихотворения Н.М. Рубцова «Звезда полей»

Стихотворение «Звезда полей» создается в поздний период творчества.

  • Анализ стихотворения «Звезда полей» Рубцова Н.М,

    «Звезда полей»Стихотворение «Звезда полей» — одно из самых известных.

  • Анализ стихотворения «Береза» Есенина С.А,

    «Береза»Стихотворение «Береза» относится к ранней лирике С.Л. Есенина.

    5. Какое настроение оставляет у вас это стихотворение?


    «Гори, звезда моя, не падай. » — образец поздней философской лирики Есенина. Это — раздумья поэта о жизни и смерти, о месте человека в мире, о бренности и ценности человеческой жизни.
    В мае 1924 года, потеряв своего близкого друга поэта Александра Ширяевца (1887 — 1924), Есенин пишет стихотворение, в котором предчувствует и свою близкую гибель:

    Мы теперь уходим понемногу
    В ту страну, где тишь и благодать,
    Может быть, и скоро мне в дорогу
    Бренные пожитки собирать.

    Этими образами-предчувствиями смерти насыщена лирика поэта последних лет: «Полюбил я носить в легком теле // Тихий свет и покой мертвеца. » («Я усталым таким еще не бил. »); «Может, завтра больничная койка // Успокоит меня навсегда» («Вечер черные брови насупил. »); «Есть одна хорошая песня у соловушки — // Песня панихидная по моей головушке. » («Песня») и т. д. Исповедуя в последние годы христиански смиренное приятие смерти — «Чтоб за все за грехи мои тяжкие, // За неверие в благодать // Положили меня в русской рубашке // Под иконами умирать» («Мне осталась одна забава. »), — Есенин земную жизнь во всех ее проявлениях неизменно ставит выше небесного рая. В этом смысле он не изменил своему раннему (1914): «Если крикнет рать святая: // «Кинь ты Русь, живи в раю!», // Я скажу: «Не надо рая, // Дайте родину мою» («Гой ты, Русь, моя родная. »).
    Нельзя не заметить родственной близости трех есенинских стихотворении, написанных почти одновременно в 1925 году: «Листья падают, листья падают. », «Гори, звезда моя, не падай. » и «Жизнь — обман с чарующей тоскою. ». Эти три произведения объединяет настроение лирического героя: пронзительная тоска по утраченной молодости, подведение жизненных итогов, щемящие душу предчувствия близкой смерти — и общая «звездная» образная система: образы звезды («Гори, звезда моя, не падай. »), звездопада («Листья падают, листья падают. »), «звездного огня» («Жизнь — обман с чарующей тоскою. »).
    По народным поверьям с рождением человека на небе загорается звезда, сопровождающая его всю жизнь, и когда она падает, человек умирает. В черновых набросках Есенина к стихотворению «Синий день. День такой синий. » читаем: «Та звезда, что дал мне рок, // Пропадет со мною».
    В стихотворении «Гори, звезда моя, не падай. » — характерный предосенний среднерусский пейзаж: первые примети «золотеющей осени», курлыканье готовых к отлету журавлей, задающее «рыдалистый» тон всему произведению.
    И земная жизнь, и вечность, и русская душа с ее пронзительной нежностью, беспредельной широтой, размахом, щедростью, предрасположенностью к грусти и тоске («Но, наверно, навеки имею // Нежность грустную русской души») ассоциируются в сознании лирического героя (образ, почти тождественный в лирике Есенина самому поэту) с природой:

    И золотеющая осень,
    В березах убавляя сок,
    За всех, кого любил и бросил,
    Листвою плачет на песок.

    В стихотворении — предчувствие совсем близкой смерти, усиливающееся дважды повторенным «знаю» и «скоро»:
    Я знаю, знаю. Скоро, скоро
    Ни по моей, ни чьей вине
    Под низким траурным забором
    Лежать придется так же мне.

    В оппозиции «живое—мертвое» примети теплого живого мира — песня «про отчий край и отчий дом», «ласковое пламя» жизни, «живое сердце», курлыканье журавлей, природа — контрастируют с образами смерти («погребальная грусть», «кладбищенская ограда», серый могильный камень, «низкий траурным забор», «прах») и заглушают, подавляют их: трагическое противоречие жизни и смерти разрешается в «веселой надписи в стихах». «Эпитафия самому себе» — традиция скорее западноевропейской, чем русской литературы (см. например, «Реквием» Р. Л. Стивенсона), но у поэта и здесь чисто русский, «есенинский» прием — неожиданное на первый взгляд, но очень точное, а главное—до конца откровенное («Я сердцем никогда не лгу») сравнение, прорыв в непостижимую тайну стихии русской души:

    Я для себя сложил бы так:
    Любил он родину и землю,
    Как любит пьяница кабак.
    И другие стихи Есенина, написанные в последние месяцы жизни, кроме темы смерти, содержат надежду, возможность продолжения жизни, а также нового художественного взлета поэта: «Поддержись, моя жизнь удалая, // Я еще не навек постарел» («Эх вы, сани! А кони, кони. »). «Снова я ожил и снова надеюсь // Так же, как в детство, на лучший удел» («Снежная замять дробится и колется. »).
    Такова одна из особенностей есенинской поэзии — диалектическое разрешение трагических противоречий жизни: «Но коль черти в душе гнездились, // Значит, ангелы жили в ней» («Мне осталась одна забава. »); «Если б не било ада и рая, их бы выдумал сам человек» («Не гляди на меня с упреком. »). Эти произведения не носят трагического характера, потому что образу смерти поэт придает элегический характер — как естественному завершению земного цикла человеческой жизни:

    Я, смотря с улыбкой на зарю,
    На земле, мне близкой и любимой,
    Эту жизнь за все благодарю.
    («Жизнь — обман с чарующей тоскою. »)
    Заря — начало нового дня, и строки о неотвратимо приближающемся смертном часе не вызывают мучительного, безысходного настроения: «принимаю», «приемлю», «счастлив тем, что я дышал и жил»,— Рассыпано по страницам последних есенинских произведений.
    Отдав определенную дань бунту и богоборческим мотивам в раннем творчество, Есенин в конце жизни приходит к христианским добродетелям — смирению, терпению и всепрощению:
    Жить нужно легче, жить нужно проще,
    Все принимая, что есть на свете.
    («Свищет ветер, серебряный ветер. »)

    И простим, где нас горько обидели
    По чужой и по нашей вине.
    («Несказанное, синее, нежное. »)

    Помирись лишь в сердце со врагом —
    И тебя блаженством ошафранит.
    («Золото холодное луны. »)

    «Гори, звезда моя, не падай…» С.Есенин

    Картинка Анализ стихотворения Есенина Гори звезда моя № 2

    «Гори, звезда моя, не падай…» Сергей Есенин

    Гори, звезда моя, не падай.
    Роняй холодные лучи.
    Ведь за кладбищенской оградой
    Живое сердце не стучит.

    Ты светишь августом и рожью
    И наполняешь тишь полей
    Такой рыдалистою дрожью
    Неотлетевших журавлей.

    И, голову вздымая выше,
    Не то за рощей — за холмом
    Я снова чью-то песню слышу
    Про отчий край и отчий дом.

    И золотеющая осень,
    В березах убавляя сок,
    За всех, кого любил и бросил,
    Листвою плачет на песок.

    Я знаю, знаю. Скоро, скоро
    Ни по моей, ни чьей вине
    Под низким траурным забором
    Лежать придется так же мне.

    Погаснет ласковое пламя,
    И сердце превратится в прах.
    Друзья поставят серый камень
    С веселой надписью в стихах.

    Но, погребальной грусти внемля,
    Я для себя сложил бы так:
    Любил он родину и землю,
    Как любит пьяница кабак.

    Анализ стихотворения Есенина «Гори, звезда моя, не падай…»

    Стихотворение «Гори, звезда моя, не падай…» относится к поздней лирике Есенина, для которой характерны пессимистические настроения и предчувствие близкой смерти. В рассматриваемом тексте герой тоскует по ушедшей молодости, предсказывает собственную скорую гибель, подводит итоги оставшихся позади лет. Начинается произведение с обращения к звезде. Оно тесно связано с народными поверьями, бытовавшими на Руси. Согласно им, когда человек рождается, загорается звезда. Небесное светило сопровождает его на протяжении всей жизни. Гаснет звезда – уходит в мир иной человек. Философские размышления в стихотворении соединяются с описанием элементов типичного среднерусского пейзажа. На дворе стоит август, в воздухе уже чувствуется приближение осени, тишина, царящая в полях, наполняется «рыдалистою дрожью» пока не улетевших на юг журавлей.

    Важнейшая тема произведения «Гори, звезда моя, не падай…» — тема смерти. Она появляется уже в первой строфе вместе с упоминанием кладбищенской ограды, за которой «живое сердце не стучит». В пятой строфе лирический герой утверждает, что вскоре предстоит ему лежать «под низким траурным забором». По его словам, в том нет ничьей вины. В предпоследнем четверостишии говорится о могиле, на которой будет стоять «серый камень с веселой надписью в стихах», поставленный друзьями. В финальной строфе герой сам пишет себе эпитафию, звучащую следующим образом:
    …Любил он родину и землю,
    Как любит пьяница кабак.
    В этих строках переплетаются два значительных для поэзии Есенина мотива – родной земли и кабака. На протяжении всего творческого пути Сергей Александрович не переставал воспевать Россию. Широко известно его высказывание: «Чувство Родины – основное в моем творчестве». В поздней лирике Есенина большую роль играет тема кабака. Герой стихотворений, ей посвященных, — «московский озорной гуляка», любитель выпивки, скандалист, человек не совсем уж плохой, но без пяти минут окончательно пропащий. При этом хаос, царящий в питейных заведениях, Сергеем Александровичем воспринимался как хаос, присущий и стране в целом.

    Характер позднего творчества Есенина напрямую связан с его психическим состоянием. К тридцатилетнему рубежу поэт подошел, будучи в депрессии, запутавшись в отношении к миру и окружающим людям. Надежды на спасение были связаны с женитьбой на Софье Андреевне Толстой, но они не оправдались. В итоге 28 декабря 1925 года Сергей Александрович покончил с собой в номере петербургской гостиницы «Англетер».

    Сергей Есенин - Гори, звезда моя, не падай…

    Картинка Анализ стихотворения Есенина Гори звезда моя № 3

    Гори, звезда моя, не падай.
    Роняй холодные лучи.
    Ведь за кладбищенской оградой
    Живое сердце не стучит.

    Ты светишь августом и рожью
    И наполняешь тишь полей
    Такой рыдалистою дрожью
    Неотлетевших журавлей.

    И, голову вздымая выше,
    Не то за рощей — за холмом
    Я снова чью-то песню слышу
    Про отчий край и отчий дом.

    И золотеющая осень,
    В березах убавляя сок,
    За всех, кого любил и бросил,
    Листвою плачет на песок.

    Я знаю, знаю. Скоро, скоро
    Ни по моей, ни чьей вине
    Под низким траурным забором
    Лежать придется так же мне.

    Погаснет ласковое пламя,
    И сердце превратится в прах.
    Друзья поставят серый камень
    С веселой надписью в стихах.

    Но, погребальной грусти внемля,
    Я для себя сложил бы так:
    Любил он родину и землю,
    Как любит пьяница кабак.

    Читать похожие стихи Сергея Есенина

    Сергей Есенин — Гори, звезда моя, не падай

    Гори, звезда моя, не падай.
    Роняй холодные лучи.
    Ведь за кладбищенской оградой
    № 4 Живое сердце не стучит.

    Ты светишь августом и рожью
    И наполняешь тишь полей
    Такой рыдалистою дрожью
    № 8 Неотлетевших журавлей.

    И, голову вздымая выше,
    Не то за рощей — за холмом
    Я снова чью-то песню слышу
    № 12 Про отчий край и отчий дом.

    И золотеющая осень,
    В березах убавляя сок,
    За всех, кого любил и бросил,
    № 16 Листвою плачет на песок.

    Я знаю, знаю. Скоро, скоро
    Ни по моей, ни чьей вине
    Под низким траурным забором
    № 20 Лежать придется так же мне.

    Погаснет ласковое пламя,
    И сердце превратится в прах.
    Друзья поставят серый камень
    № 24 С веселой надписью в стихах.

    Но, погребальной грусти внемля,
    Я для себя сложил бы так:
    Любил он родину и землю,
    № 28 Как любит пьяница кабак.

    Gori, zvezda moya, ne paday.
    Ronyay kholodnye luchi.
    Ved za kladbishchenskoy ogradoy
    Zhivoye serdtse ne stuchit.

    Ty svetish avgustom i rozhyu
    I napolnyayesh tish poley
    Takoy rydalistoyu drozhyu
    Neotletevshikh zhuravley.

    I, golovu vzdymaya vyshe,
    Ne to za roshchey — za kholmom
    Ya snova chyu-to pesnyu slyshu
    Pro otchy kray i otchy dom.

    I zoloteyushchaya osen,
    V berezakh ubavlyaya sok,
    Za vsekh, kogo lyubil i brosil,
    Listvoyu plachet na pesok.

    Ya znayu, znayu. Skoro, skoro
    Ni po moyey, ni chyey vine
    Pod nizkim traurnym zaborom
    Lezhat pridetsya tak zhe mne.

    Pogasnet laskovoye plamya,
    I serdtse prevratitsya v prakh.
    Druzya postavyat sery kamen
    S veseloy nadpisyu v stikhakh.

    No, pogrebalnoy grusti vnemlya,
    Ya dlya sebya slozhil by tak:
    Lyubil on rodinu i zemlyu,
    Kak lyubit pyanitsa kabak.

    Ujhb, pdtplf vjz, yt gflfq/
    Hjyzq [jkjlyst kexb/
    Dtlm pf rkfl,botycrjq juhfljq
    ;bdjt cthlwt yt cnexbn/

    Ns cdtnbim fduecnjv b hj;m/
    B yfgjkyztim nbim gjktq
    Nfrjq hslfkbcnj/ lhj;m/
    Ytjnktntdib[ ;ehfdktq/

    B, ujkjde dplsvfz dsit,
    Yt nj pf hjotq — pf [jkvjv
    Z cyjdf xm/-nj gtcy/ cksie
    Ghj jnxbq rhfq b jnxbq ljv/

    B pjkjnt/ofz jctym,
    D ,thtpf[ e,fdkzz cjr,
    Pf dct[, rjuj k/,bk b ,hjcbk,
    Kbcndj/ gkfxtn yf gtcjr/

    Z pyf/, pyf// Crjhj, crjhj
    Yb gj vjtq, yb xmtq dbyt
    Gjl ybprbv nhfehysv pf,jhjv
    Kt;fnm ghbltncz nfr ;t vyt/

    Gjufcytn kfcrjdjt gkfvz,
    B cthlwt ghtdhfnbncz d ghf[/
    Lhepmz gjcnfdzn cthsq rfvtym
    C dtctkjq yflgbcm/ d cnb[f[/

    Yj, gjuht,fkmyjq uhecnb dytvkz,
    Z lkz ct,z ckj;bk ,s nfr:
    K/,bk jy hjlbye b ptvk/,
    Rfr k/,bn gmzybwf rf,fr/

    Послушайте стихотворение Есенина Гори звезда моя

    Темы соседних сочинений

    Картинка к сочинению анализ стихотворения Гори звезда моя

    Анализ стихотворения Есенина Гори звезда моя