Анализ стихотворения Есенина Голубая да веселая страна



Анализ цикла стихотворений Есенина «Персидские мотивы»

Анализ цикла стихотворений Есенина «Персидские мотивы»

Картинка Анализ стихотворения Есенина Голубая да веселая страна № 1

Поэзия Есенина в период с 1917 по 1923 годы была самой противоречивой за все время творчества поэта. Однако в ней особенно заметно ведущее направление, главная тенденция. Разочаровываясь и сомневаясь, Сергей Александрович Есенин пристально следит за действительностью послереволюционного периода и со временем, хотя это ему трудно дается, осознает необходимость ленинских реформ в стране. есенин персидские мотивы

В этом сознании далеко не последнюю роль сыграли заграничные впечатления, чувства и мысли, которые были отражены поэтом в очерке «Железный Миргород» и пьесе «Страна негодяев». Заграничные впечатления, полученные в Америке и Европе, осмысливались особенно остро в обстановке активных трудовых будней, в которой оказался Есенин после возвращения в Россию. Российская действительность, картины жизни страны противопоставлялись в творчестве увиденному за рубежом и отражали его анализ.

Загрузка...

«Персидские мотивы» (Есенин) относится к последнему периоду творчества поэта. В последние два года его преследовало желание быть достойным жителем своей страны, а также ориентация на художественное наследие А. С. Пушкина.

В каждом стихотворении слышны непрестанные поиски отточенной классической формы для отражения нового содержания. Есенин вновь и вновь возвращается к вечным темам дружбы, любви, мыслям о назначении искусства. По-другому в эти годы звучат и мотивы о быстротечности земной жизни. Наиболее ярко поздняя лирика Сергея Александровича выражена в цикле «Персидские мотивы». В нем отражена не только психологическая и идейная эволюция поэта, но и некоторые особенности поэтической эволюции.

Подобно другим творениям Есенина 1924-1925 годов, цикл стихов «Персидские мотивы» был неоднозначно оценен критикой того времени. В тот период не был сделан серьезный критический литературоведческий анализ. «Персидские мотивы» (Есенин) оценивались в основном по впечатлениям, произведенным беглым ознакомлением с текстом или же чтением его самим поэтом. Зачастую это были во многом субъективные расплывчатые высказывания и заметки. Их немало можно найти в воспоминаниях и статьях современников Есенина.

Однако они не дают исчерпывающего представления об истинном отношении к «Персидским стихам» литературных кругов нашей страны. Уже в то время возникали и другие, более негативные оценки. Так, В. Маяковский в своей статье «Рожденные столицы» противопоставил стихи этого цикла текущим задачам советской культуры. Однако явно ошибочное и предвзятое отношение этих двух поэтов к лирике друг друга объяснялось столкновением различных интересов и горячей литературной борьбой того времени. Есенин тоже негативно отзывался о произведениях Маяковского, а тот назвал «Персидские мотивы» всего лишь «восточными сладостями», экзотикой.

В современной критике и отечественном литературоведении последнего десятилетия персидский цикл получает высокую оценку. Ему были посвящены работы В. Перцова, К. Зелинского, А. Дымшица, Е. Наумова, И. Эвентова, А. Жаворонкова, А. Кулинича, С. Кошечкина, С. Гайсарьян, В. Белоусова и других. Однако специальных трудов, посвященных конкретно этим стихотворениям, все еще очень мало.

Замысел созревал у поэта постепенно. Сначала Есенин познакомился с лирикой различных восточных авторов в переводе, а также в разное время часто беседовал с хорошо знавшими Персию людьми. По свидетельствам современников, поэт всегда проявлял большой интерес к Востоку, привлекавшему его своей тайной, загадочностью, строем духовной жизни, красотой южной природы, которые были проникновенно и глубоко выражены в творчестве Хайяма, Фирдоуси, Саади. Матвей Ройзман, знакомый поэта, в воспоминаниях пишет, что Сергей Александрович увлекался восточной лирикой еще в 1920 году.

Интерес к Востоку был связан и с общением с Александром Ширяевцем, особенно после переезда его из Средней Азии в Москву, где он проживал до 1922 года. Чтобы ближе познакомиться с интересовавшей поэта восточной жизнью, он совершил поездки в Ташкент, Баку, Бухару в 1920-1921 годах. То есть не поездка на Кавказ пробудила в Сергее Александровиче интерес к восточной поэзии, а наоборот, знакомство с ней побудило его поехать туда.

В самой Персии, как уже было доказано, поэту побывать не довелось, хотя эту страну очень стремился посетить Есенин. «Персидские мотивы» написаны поэтом в период с октября 1924 по август 1925 года. Большинство из этих произведений было создано до мая 1925 года во время его пребывания на Кавказе.

Впечатления от чтения восточной поэзии, поездок в Среднюю Азию, быта и природы Кавказа, а также долгих бесед о Персии позволили Есенину уловить и передать в своем творчестве наиболее значимые краски восточной жизни. Сергей Есенин «Персидские мотивы» написал не просто подражая восточным поэтам. Он, ощутив внутреннюю красоту и глубокий лиризм персидских стихотворений, средствами русского языка передал ее незабываемую прелесть. В произведениях Сергея Александровича волнует в первую очередь мир лирических чувств, а также краски и тона, в которых они воплощаются.

К началу своей работы над стихотворениями поэт приобрел душевное равновесие, которое считал главной предпосылкой творческой деятельности. Это состояние выразил в самых первых строках Есенин («Персидские мотивы», сборник): «Улеглась моя былая рана — пьяный бред не гложет сердце мне». Уже в этом созданном в октябре 1924 года стихотворении, открывающем цикл, чувствуется колорит, окрашивающий его в целом. Сергей Александрович чувствует себя хорошо в обществе девушки, похожей «на зарю». За одно движение он готов подарить ей шаль и ковер. Из поэзии уходит свойственный более ранним стихам грубый натурализм в освещении любовной темы. Это чувство изображается теперь возвышенно, а в природе востока, житейской мудрости и обычаях его народа поэт находит романтику, которой пронизан весь цикл (Сергей Есенин «Персидские мотивы»). Стихи первоначально планировалось издать отдельной книгой, содержащей двадцать стихотворений. И хотя в полном объеме замысел осуществлен не был, книга была закончена. В ней видна эволюция новых настроений, которые испытывает Есенин. «Персидские мотивы», стихи живые и эмоциональные, отражают оптимизм, радость жизни, присущие в тот период Сергею Александровичу. Поэт опьянен другой, «отрезвляющей влагой». Вместо спирта он употребляет красный чай, а пьянеет от заключенных в нем благоухающих ароматов южной природы.

Несмотря на то что побывать в Персии поэту не удалось, нравы и обычаи данной страны хорошо знал Есенин. «Персидские мотивы» с первого стиха «Улеглась моя былая рана» до последнего «Голубая да веселая страна» отражают неповторимый восточный колорит. Поэт достигает его с помощью особого построения цикла, описания ситуаций и картин природы, а также использования слов и выражений, характерных для Востока. Экзотика представлена таинственными девушками, шепотом садов, шумом волн, цветом роз, пением соловьев и в целом романтическим настроением. Одухотворенностью пропитано буквально все: звуки флейты Гассана, песни Саади, тихий голос пери, взгляд девушки, сравнимый только с месяцем, ароматы олеандров, роз и левкоев. Повсюду спокойствие и тишина, нарушаемые лишь загадочным шорохом, шепотом и шелестом. Такое настроение создает в своих произведениях Есенин. «Персидские мотивы», стихи которых включают сказочные элементы, оттеняют таким образом экзотику востока.

«Золото холодное луны» начинается со вторжения в мир Шахразады. Обонятельные и визуальные ощущения здесь, как и в других произведениях цикла, сливаются. Мы чувствуем запахи разных цветов, видим золото луны. Стихотворение наполнено ощущением умиротворенности и спокойствия. Шираз на закате описан в стихе «Свет вечерний шафранного края», где освещенный луной кружит «мотыльковый рой» звезд. Спокойствие вызывает у Сергея Александровича чувство восхищения красотой, которое выражает во все новых оттенках Есенин. «Персидские мотивы» часто акцентируют внимание на любовной теме.

Любовь обрамлена нежнейшими оттенками. Автор создает гимн романтическому, чистому чувству. Для выражения его он подбирает самые нежные слова и образы. Например, поцелуй сравнивается с красными розами, а девушка, несущая радость и чистоту, ассоциируется с белоснежным лебедем («Руки милой — пара лебедей»). Девушки в цикле не только внешне красивы, но и полны обаяния, изящества, особой прелести, окружены ореолом загадочности. Физическому, чувственному в «Персидских мотивах» нет места. Прекрасное берет над ним верх. В этом отношении показателен стих «Ты сказала, что Саади… «. Даже розы, символ красоты и свежести, не могут сравниться с прекрасным обликом девушки. Центральный образ — образ Шаганэ. Ей посвящено произведение «Шаганэ ты моя, Шаганэ!» Поэт обращается к девушке как к верному другу, стремится рассказать ей много интересного о своей родной рязанской земле, ее огромных лугах, широких полях и раздолье. Во многих других стихах цикла встречается имя этой персиянки, иногда уменьшительное — Шага. Ее прообразом является учительница Шаганэ Тальян. Образ этой девушки привлекает душевной чистотой и обаянием. С ее именем у поэта связаны самые лучшие воспоминания.

Тему смерти раскрывает Есенин («Персидские мотивы») совсем с другой стороны, не так, как в более ранних произведениях. Если раньше она была чуть ли не единственной возможностью уйти от надоевшей жизни, то в «Персидских мотивах» в смерти видится мудрость природы. Так, в произведении «Золото холодное луны… » упоминается Багдад, в котором жила покойная ныне Шахразада. Смерть противопоставляется вечностью жизни. Могильные плиты окружает удивительно красивый и свежий пейзаж — воздух пропитан ароматом шафрана, повсюду цветут розы. Среди надгробий звучат оптимистичные слова: «Оглянись, как хорошо кругом».


Сочинения по темам:

  1. Анализ цикла стихотворений Некрасова «О погоде» В стихах Н. А. Некрасова главной темой является тема народных страданий. Писателю самому пришлось пережить много трудностей и невзгод, после.
  2. Анализ стихотворения Есенина «Я спросил сегодня у менялы» В 1924 году Сергей Есенин побывал в Азербайджане, в результате чего появился цикл лирических произведений под общим названием «Персидские мотивы».
  3. Анализ стихотворения Есенина «До свиданья, друг мой» Это стихотворение «До свидания, друг мой, до свидания», стало последним стихотворением этого замечательного и знаменитого поэта. Сергей Есенин его написал.
  4. Анализ стихотворения Есенина «Зима» «Зима» — стихотворение, точная дата написания которого неизвестна. Исследователи творчества Есенина называют период с 1911 по 1912 год. Скорей всего.
  5. Анализ стихотворения Есенина «Мне грустно на тебя смотреть» В конце лета 1923 года жена Мариенгофа познакомила Есенина с Августой Леонидовной Миклашевской, актрисой знаменитого Камерного театра Таирова. Сергей Александрович.
  6. Анализ стихотворения Есенина «Белая береза» Поэта Сергея Есенина не зря называют певцом России, так как в его творчестве образ родины является ключевым. Даже в тех.
  7. Анализ стихотворения Есенина «Чары» Для лирики Есенина характерно использование свойственных народному творчеству образов труда, животных, природы. Подтверждение тому можно найти в большом количестве стихотворений.

Вы сейчас читаете сочинение Анализ цикла стихотворений Есенина «Персидские мотивы»

Лингвистический анализ произведения

Картинка Анализ стихотворения Есенина Голубая да веселая страна № 2

не мучь меня заветом,

У меня заветов нет

Благоуханный - распространяющий аромат. (9, с.56).

Пью я сухими устами…

В данном случае первая часть благо- определяет принадлежность данной лексемы к высокой лексике.

Рок - (высок.) несчастливая судьба (9, с.682).

Даже все некрасивое в роке

Осеняет своя благодать…

Это говорит, что лексический состав цикла многообразен: автор употребляет экспрессивные заимствования из персидского, арабского языков наряду с исконно русскими словами, а книжную, высокую лексику с разговорной, просторечной, делая тем самым художественный текст понятным и легко воспринимаемым для реципиента.

До сих пор мы рассматривали особо отмеченные лексические единицы цикла. Однако слова в языке существуют не изолировано, а вступают в различного рода связи и отношения. Так явления синонимии, антонимии, омонимии представляют собой объединения слов в систему по отношению сходства или различия.

Синонимы – слова, объединенные в группы, но имеющие различия в семантической и стилистической окраске. Это предоставляет автору возможность использовать синонимы эффектно и с помощью различных способов. Синонимы имеют свою внутреннюю дифференциацию: семантические, стилистические и контекстуальные.

В стихотворении « Я спросил сегодня у менялы…» слова нежное и ласковое являются семантическими синонимами, они дополняют друг друга, конкретизируют отношение лирического героя к героине:

…Как сказать мне для прекрасной Лалы

По - персидски нежное «люблю» и

…Как назвать мне для прекрасной Лалы

Слово ласковое « поцелуй»

Определения известный и признанный в поэтическом тексте «Никогда я не был на Босфоре…» выступают в качестве языковых синонимов, являясь синонимами вне зависимости своего положения в конкретном контексте:

…Что в далеком имени – Россия -

Я известный, признанный поэт

Что же касается словоупотребления таких лексических единиц как не вздыхал, не думал, не скучал, то их синонимичность проявляется лишь в контексте лирического произведения:

…Заглуши в душе тоску тальянки,

Напои дыханьем свежих чар,

Чтобы я о дальней северянке

Не вздыхал, не думал, не скучал…

Здесь герой произведения выражает свое ‘ желание забыть, не думать о предмете своей любви’, таким образом, он нанизывает свои чувства друг на друга, создавая, с лингвистической точки зрения, синонимический ряд.

В цикле наблюдаются и случаи употребления стилистических синонимов:

Мне не нравится, что персияне

Держат женщин и дев под чадрой

Являясь синонимами, данные субстантивы отличаются стилистически. Существительное дева, как и женщина, обозначает ‘лицо женского пола’, но в отличие от последнего, которое является стилистически нейтральным, оно экспрессивно окрашено. Окраска приобретается за счет отнесенности данного слова к пласту устаревшей лексики.

Легкость воздуха в стихотворении «Воздух прозрачный и синий…» подчеркивается контекстуальными синонимами прозрачный и синий. Легко претворить такие синонимы в языковые, пытаясь объяснить символику синего цвета. Он символизирует как раз ту самую легкость, прозрачность, о которой говорит поэт, здесь автор не изобретает ничего нового, а лишь следует традициям цветовой символики.

Мы встречаем эпитеты голубой и ласковый, которые, несомненно, являются теми же контекстуальными синонимами. Есенин лишь утверждает нас в своей приверженности к голубому цвету, поэтому нет ничего удивительного, эпитет голубой он ставит с ласковым, веселым:

Хорошо бродить среди покоя

Голубой и ласковой страны. и

Голубая да веселая страна.

Честь моя за песню продана

Ветер в тексте « Голубая да веселая страна. » наделяется действием, лексически выраженном в глаголах дуть и веять, которые являются семантическими синонимами, здесь автор прибегает убывающей способности признака. Семантика слова веять несколько ослаблена в отличие от мощного ветрового потока, создаваемого словом дуть. Вероятно, такой порядок слов предсказывается предыдущим тише, в котором заложена семантика ‘ослабления признака’.

Синонимами контекстуального типа являются в стихотворении « Воздух прозрачный и синий…» пары слов: нежность и прелесть, тревоги и потери. Хотя семантика этих абстракций прозрачна, в «Словаре синонимов русского языка» они не объединены в пары [11]. Автор объединяет их в контексте одного стихотворения, считая каждую пару проявлением одного и того же признака.

Таким образом, в цикле « Персидские мотивы » представлен широкий ряд синонимов.

Антонимия в произведениях этого цикла также широко представлена. Антонимы здесь имеют экспрессивную окраску. Здесь, конечно же, имеются чисто языковые антонимы, как – то: радость – беда, некрасивое – прекрасное, близкое – дальнее, смех – плач, радость – неудача [11]. Но особого интереса для нас не представляют, так как являются набором традиционных противопоставлений. Но Есенин, как истинный мастер слова, приводит в стихотворении «Быть поэтом – это значит тоже…» контекстуальные антонимы:

Соловей поет - ему не больно,

У него одна и та же песня.

Канарейка с голоса чужого –

Жалкая, смешная побрякушка…

В данных номинациях нам представлены два вида птиц: канарейка и соловей, – которые не являются антонимами в современном русском языке. Чтобы доказать такое проявление в контексте произведения, необходимо обратиться к мифопоэтическому толкованию этих слов. Соловей – ‘ птица, символизирующая поэта, мастера владения поэтическим словом’, а канарейка – ‘ птица, обозначающая безликого подражателя великому поэту’. Таким образом, их можно поставить в один антонимический ряд с понятиями дар и бездарность. Вероятно, тем самым автор показывает великую силу поэтического слога и избранность в обладании даром поэтического слога: только истинный творец слога может наполнить формы выразительным содержанием.

Образ соловья появляется и в «Голубой да веселой стране…» в сочетании с исконно русским словом кличет:

Ветер с моря тише дуй и вей –

Слышишь, розу кличет соловей.

Здесь данный глагол вносит в картину оттенок далеко не восточный. Это подмечено С. Соложенкиной: «Словно парень на посиделках есенинский соловей запросто кличет свою подружку-розу и, более того, обнимает ее «в тени ветвей». Образ, немыслимый по своей дерзости на Востоке » [12, с. 225].

Антонимия лежит в основе такого приема как оксюморон – это сжатая и поэтому звучащая антитеза, сочетание противоположных по смыслу понятий. [3, с. 66] Так оксюмороном является сочетание красивое страданье в контексте:

До свиданья, пери, до свиданья,

Пусть не смог я двери отпереть,

Ты дала красивое страданье,

Про тебя на родине мне петь.

До свиданья, пери, до свиданья…

Красивое страданье в есенинской интерпретации предстает как ‘ односторонняя любовь, имеющая в своей основе эстетическую направленность, носящая воспитательную функцию’. Неудача не обескураживает лирического героя, его раздумье приобретает явно восточный характер. «Красивое страданье…» Это уже близко к ощущению восточного поэта Хафиза:

Подобно нищему, Хафиз к порогу твоему припал,

Прах у твоих дверей к глазам прижму – о, сладость![13, c.209]

Таким образом, использование антонимов и как их разновидностей оксюморона приобретает характер выражения мысли о взаимосвязи противоположностей в единство.

Ведущая роль среди языковых средств выражения образности принадлежит метафоре. В поэтическом тексте метафора оригинальна, неповторима и глубоко мотивирована. Метафоры являются универсалиями сознания, метафорическое видение мира современные психологи склонны связывать с генезисом человека и, соответственно, человеческой культуры. Метафора – универсальное явление и в языке. Ее универсальность проявляется в пространстве и времени, структуре языка и его функционировании. При всем разнообразии понимании метафор почти все они восходят к аристотелевскому определению: «Метафора есть перенесение необычного имени или с рода на вид, или с вида на род, или с вида на вид, или по аналогии» [1, c. 69].

Рождение метафоры связано с концептуальной системой носителей языка, с их стандартными представлениями о мире, с системой оценок, которые существуют в мире сами по себе и лишь вербализуются в языке. Отсюда вывод: метафора – модель выводного знания, модель выдвижения гипотез.

Почти все они построены на сопоставлении явлений, имеющих какое-то сходство. Сходство может быть очевидным или скрытым. Приемы сопоставления также бывают различны, в зависимости от чего все тропы можно разделить на две группы « если субъект и объект сопоставления названы в тексте, говорится о сравнении, если же вместо субъекта называется объект, имеется дело с различными видами тропов, которые определяются в зависимости от отношений между субъектом и объектом» [14, с. 32].

Образная метафора, которая называется также поэтической, функционирует в художественном тексте, где реализует свои креативно-образные потенции. Есенину в цикле присуща метафора, связанная с выражением интимных чувств:

О любви вздыхают лишь украдкой,

Да глаза, как яхонты, горят.

Красной розой поцелуи веют,

Лепестками тая на губах.

«Ты – моя» сказать лишь могут руки,

Что срывали черную чадру…

Потому и дышит глубоко

Нежностью пропитанное слово…

Метафора в данных примерах не художественное украшение, а органическое выражение способа мышления и познания. Метафоризация чувств здесь глубоко опоэтизирована, складывается авторская концепция видения любви, которая вербализируется в данных сочетаниях.

Метафора может накладываться на тропы других видов, осложняя и усиливая эффект, ими производимый. Чаще других она накладывается на сравнение. Оно может быть развернутым и неразвернутым. Выражается с помощью союзов как, словно, будто, точно, в таком случае говорят о сравнительном обороте:

Мы в России девушек весенних

На цепи не держим, как собак.

Ну, а этой за движенья стана,

Что лицом похожа на зарю…

О любви вздыхают лишь украдкой,

Да глаза, как яхонты, горят…

Там на севере девушка тоже,

На тебя она страшно похожа…

Коль родился я поэтом,

То целуюсь, как поэт…

И меня твои лебяжьи руки

Обвивали, словно два крыла…

Все равно глаза твои, как море,

Голубым колышутся огнем…

Шепот ли, шорох иль шелест-

Нежность, как песни Саади…

Миру нужно песенное слово

Петь по-свойски, как лягушка…

Мы видим большое количество сравнений, которые несут огромную лексическую нагрузку. Так, например, сравнительный оборот петь по-свойски, как лягушка несет в себе следующую мифологему: Бог, увидевший, как хвастается Давид перед людьми тем, что его песни больше всех нравятся Богу, сказал: «Ишь ты, расхвастался.… Каждая лягушка в болоте поет не хуже тебя! Посмотри, как она старается, хочет мне угодить! ». И царю Давиду стало стыдно [7, c. 225].

Ассоциации, возникающие при восприятии данных метафор многочисленны, разнообразны, расплывчаты. За семантикой слов, которые создают метафорический смысл в сознании читателя, возникают и чисто субъективные, добавочные ассоциации, связанные со спецификой воспринимающей личности, с ее психическим складом, с характером интеллектуальной жизни.

Поэтическая метафора не нуждается в интерпретации, а сделать ее можно лишь уничтожив поэзию; механизмы ее универсальны, а потому она понятна культурно-национальной личности. Но каждая такая метафора – поэтическое открытие, в котором мир предстает с неожиданной стороны, с эстетических позиций.

Огромное место в циклезанимает группа лексики, обозначающая цвета. Цветовая символика (красный чай, красная роза, черная чадра, синие цветы Тегерана, голубая страна, сиреневые ночи). Цвета чисты и локальны, в них нет полутонов и оттенков, ведущие – голубой и синий. Это соответствует традициям восточных декоративных росписей. Палитра есенинской Руси богата, в ней множество оттенков и полутонов красного (розовый, алый, красный, багряный, рдяный, малиновый и т.д.). «В чужой стране Востока глаз выхватывает самое яркое, непривычное, насыщенное, чтобы запомнить и не растерять впечатления. Однако есть и в палитре Персии, и в палитре Руси сближающие цвета – синий и голубой. Цвета близкие к небу, мечте, сказке, символ духовности и чистоты»[15, c. 25]

Выделение тематических групп на этом не заканчивается, здесь можно проводить внутритематическую дифференциацию, которая поможет рассмотреть в цветовой символике выражение чувств лирического героя к любимой, в растительном мире – живые образы, в названиях одежды - национальную ментальность.

Лексический уровень данного цикла весьма разнообразен, автор использует в своих стихотворениях различные пласты лексики, предоставляя тем самым читателю широкую панораму «Восточных мотивов». Есенин использует многие номинации в таком сочетании, которые не являются традиционными для лексики русского языка, тем самым, расширяя границы своих лексем.

Таким образом, рассмотренный нами уровень позволяет показать важную роль лексических элементов как опор, способных прояснить структуру текста, то есть пронаблюдать за степенью распространенности лексических единиц, их локализацией, установить зависимость между отдельной семантической единицей и смысловой целостностью всего текста и, в конечном счете, прийти к более точному формулированию темы и ремы.

Есенин использовал в своем цикле разнообразную лексику. Мы выделили разнообразные тематические группы слов: названия одежды, понятия, обозначающие явления природы, имена собственные, лексика называющая растительный и животный мир – все это свидетельствует о многообразии тематики и широком охвате всех пластов лексики.

Этот уровень представлен также многими видами синонимов и антонимом, являющимися в большинстве своем контекстуальными.

3. Морфологический уровень

Морфологический уровень языка предоставляет авторам меньше возможностей для создания экспрессивности, чем лексический, что связано с небольшим разнообразием морфологических способов выражения содержания. Тем не менее, этот уровень также интересен при комплексном лингвистическом анализе.

На данном уровне мы рассмотрим экспрессивные и стилистические возможности отдельных частей речи и форм слов в цикле С. А. Есенина «Персидские мотивы». Так как мы не выделяем словообразовательный уровень отдельно, то здесь же остановимся на приемах, связанных с морфемной структурой слова.

Богатая и гибкая система способов русского словообразования позволяет автору данного цикла по существующим в языке моделям создавать новые слова, вполне понятные, несмотря на их однократное употребление в тексте. Такие слова называются авторскими неологизмами или окказионализмами. Обычно неологизмы появляются в поэтическом тексте Есенина там, где не раскрывается ни их значение, ни причины, побудившие автора к созданию данных словоформ.

Обратимся непосредственно к авторскому тексту. Так в словообразовательном словаре отсутствует словоформа незадаром, которая образуется префиксальным способом, при помощи отрицательной приставки не. Производящим словом является форма задаром [16, с. 98]. Таким образом, изобразим структуру данного процесса:

даром→ задаром → незадаром

Незадаром мне мигнули очи,

Приоткинув черную чадру…

Употребительной является форма мы кратких причастий от слов, не способных к данному образованию – осиянен:

Лунным светом Шираз осиянен,

Кружит звезд мотыльковый рой,

Мне не нравится, что персияне

Держат женщин и дев под чадрой…

Такая форма слова приобретает экспрессивную окраску, автору не подходит форма освещен. Такой выбор может быть обусловлен с позиций культуры речи, автор избегает тавтологии, потому что в таком случае получилось бы следующее изображение лунного света: «Лунный светом Шираз освещен…». Поэт намеренно избегает таких ошибок, которые связаны с построением данной фразы.

Авторским является образование формы глагола в будущем времени, которая имеет значение однократности действия – ошафранит в значении ‘наполнит воздух ароматом шафрана’. Данная словообразовательная модель имеет место в современном русском языке, ее можно представить следующим образом: исходное слово шафран → шафранить→ ошафранить. Способ образования словоформы – приставочно-суффиксальный.

Помирись лишь в сердце со своим врагом -

И тебя блаженством ошафранит…

Вылюбить душу до дна – так характеризует свое чувство к лирической героине поэтический субъект. Образование такой формы также не вызывает затруднения: префиксальный способ словообразования при помощи приставки вы-, мотивирующее слово любить. На данной модели в русском языке основаны следующие лексемы: пить – выпить, лить – вылить, чистить – вычистить, мыть – вымыть и так далее. Префикс вы- несет в себе семантику ‘законченности действия, его исчерпанности’.

Если душу вылюбить до дна,

Сердце станет глыбой золотою…

Причиной появления таких слов можно считать не столько обозначение каких-то предметов, явлений мира, сколько необходимость дать им эмоциональную характеристику, оценку, коннотацию, выразить авторское отношение к обозначаемому объекту.

Соотношение частей речи в тексте определяется многими факторами. Оно зависит от его принадлежности к одному из типов речи - повествование, описание, рассуждение, от общей стилистической ориентации произведения на разговорную или книжную речь. Но в то же время автор может использовать в качестве особого средства выразительности широкое употребление в художественном произведении какой-то одной части речи. В зависимости от того, какую часть речи автор избирает, текст приобретает определенную экспрессивную и смысловую окрашенность.

Самой нейтральной в стилистическом отношении является часть речи имя существительное, которое служит для построения текста, обычно составляет около 40% всех знаменательных частей речи.

Прилагательное и глагол сосредотачивают внимание читателя на признаке предмета и его действиях.

Рассмотрим стихотворения цикла, представляющие наибольший интерес в этом плане. В тексте «Ты сказала, что Саади…» 22% всего текста составляют глаголы, что характеризует стихотворение как динамичный и экспрессивный. Интонация характеризуется напряженностью, большей четкостью, особым ритмическим рисунком:

Ты сказала, что Саади

Целовал лишь только в грудь.

Погоди ты, бога ради,

Ты пропела: « За Евфратом

Розы лучше смертных дев».

Если был бы я богатым,

То другой сложил напев.

Я б порезал розы эти,

Ведь одна отрада мне –

Чтобы не было на свете

Лучше милой Шаганэ.

И не мучь меня заветом,

У меня заветов нет.

Коль родился я поэтом,

То целуюсь, как поэт…

Лирическое произведение из цикла под названием «Воздух прозрачный и синий…» изобилует прилагательными, которые в большинстве своем являются эпитетами и создают особый образ и интонационный рисунок стихотворения отличается легкостью, плавностью, спокойным течением событий, элегическим настроем:

Вот он удел желанный

Всех, кто в пути устали.

Пью я сухими устами,

Интересны на данном уровне употребления отдельных форм слова. Особенно большие возможности для взаимозамены форм имеют парадигмы глаголов – это формы времени и наклонения.

У Есенина основными формами глагола являются формы изъявительного наклонения, настоящего времени: гложет, лечу, угощает, слышишь, светит и т. д. Такое употребление свидетельствует о пространстве художественного текста, которое является объективно существующим, реальным. С их помощью создается статическая картина мира и покоя.

В стихотворении « Никогда я не был на Босфоре…» параллельно употребляются глаголы прошедшего времени изъявительного наклонения и повелительного:

Не ходил в Багдад я с караваном,

Не возил я шелк туда и хну.

Наклонись своим красивым станом,

На коленях дай мне отдохнуть…

Такое употребление форм глагола создает атмосферу существования двух миров: мира вечного движения и мира покоя и благополучия.

Местоименные формы занимают особое место в системе частей речи. Это связано с особенностями их семантики: они не называют предмет и признак, а только указывают на них.

В цикле они также имеют некоторую экспрессивную окрашенность:

«Ты – моя» сказать лишь могут руки,

Что срывали черную чадру…

Местоимение ты в данном контексте имеет несколько обобщающий смысл, за ним скрывается не неопределенное лицо, личность, обладающая типичными качествами. Здесь имеется в виду конкретная женщина, которой посвящены данные строки – это возлюбленная лирического героя Лала. Так создается символический образ, обладающий большой силой воздействия.

В тексте отмечено наличие местоимений, которые употребляются не столько для указания на тот или иной предмет, а носящие скорее эмоциональную окраску:

Хороша ты, Персия, я знаю,

Розы, как светильники, горят…

Здесь при уже названом нам имени собственном существует местоимение ты, которое не несет никакой смысловой нагрузки, а имеет лишь экспрессивный оттенок.

Мы выделили на этом уровне основные морфологические особенности цикла «Персидские мотивы», уделив отдельное внимание словообразовательной структуре некоторых стихотворений. Этот уровень не предполагает собой детальное рассмотрение всех словоформ, включенных в состав текста, а лишь тех, которые носят коннотативный оттенок.

Конечно, рассмотрение данного уровня не ограничено названными словоформами, это лишь наиболее яркие из них.

Таким образом, рассмотренные нами новообразования являются явно авторскими, хотя и построены по словообразовательным моделям, существующим в русском языке.

4. Синтаксический уровень

Этот уровень представляет очень большие возможности для исследования. Синтаксис текста не определяется непосредственно содержанием, потому может служить прекрасным средством для передачи дополнительной информации: и смысловой, и – в особенности – эмоциональной. Богатые возможности для создания экспрессии дает интонация. Всегда выразительны интонационно разнообразные предложения.

Интонационное разнообразие в есенинском цикле представлено вопросительными и восклицательными предложениями:

Шагане ты моя, Шагане! …

Подожди ты бога ради,

Глупое сердце, не бейся! …

Мне пора обратно ехать в Русь.

Персия! Тебя ли покидаю?…

Такие предложения выражают общее эмоциональное состояние лирического героя, его чувственность, взволнованность и переживание.

Широко представлены вопросительные предложения, которые в большинстве своем имеют структуру риторического вопроса, не требующего ответа:

Иль они от тепла застыли,

Закрывая телесную медь?

Или, чтобы их больше любили,

Не желают лицом загореть,

Закрывая телесную медь?…

Мне пора обратно ехать в Русь.

Персия! Тебя ли покидаю?…

Не тебя я разве позабуду?

Ветер с моря дуй и вей –

Слышишь, розу кличет соловей?…

Разве ты не хочешь, персиянка,

Увидать далекий синий край?…

Встречаются и частновопросительные предложения, которые имеют вопросительные слова и требуют развернутого ответа:

Как сказать мне для прекрасной Лалы,

Как сказать ей, что она «моя»?

«Ты – моя» сказать лишь могут руки,

Что срывали черную чадру…

Встречаются бессоюзные предложения. Отсутствие союзов усиливает интонацию, оставляет простор для воображения читателя, который таким образом представляет возможность стать соавтором текста, позволяя оформить предложение, так каким оно могло бы быть:

Улеглась моя былая рана –

Пьяный бред не гложет сердце мне…

За себя я нынче отвечаю,

За тебя ответить не могу…

Но структура предложений не замыкается на употреблении лишь бессоюзных предложений, в цикле также есть и сложносочиненные предложения, которые тяготеют к разговорной речи:

И не мучь меня заветом,

У меня заветов нет…

Но теперь ей ничего не надо.

Отзвенел давно звеневший сад…

Но наибольшее количество составляют сложноподчиненные предложения, соединенные подчинительными союзами:

Коль родился я поэтом,

То целуюсь, как поэт…

Спой мне песню, моя дорогая,

Ту, которую пел Хаям…

Вот он, удел желанный

Тех, кто в пути устали. …

Если ж хочешь мертвым поклоняться,

То живых тем сном не отравляй…

Такая структура предложений делает интонацию замедленной, спокойной и плавной, хотя и создает некоторое напряжение.

Основной упор при анализе синтаксического уровня делается на стилистические фигуры, которые называют «формой уклонения от обычного способа выражения» [14, c. 55] с целью создания экспрессивности. В их основе лежит то же осознанное нарушение идеальных синтаксических моделей. Они не придумываются автором каждый раз, а используются как готовые приемы.

Одной из наиболее употребительных является фигура инверсии: воздух прозрачный и синий, сгубила пара лебедей, девушки весенние, ковер ширазский, свет вечерний и т.д. Инверсия применяется для того, чтобы подчеркнуть особую значимость слова, а также в целях ритмико-мелодической организации художественной речи. Инверсия здесь служит для расстановки смысловых и эмоциональных акцентов.

В цикле встречается фигура синтаксического параллелизма:

…Как сказать мне для прекрасной Лалы

По - персидски нежное «люблю» и

…Как назвать мне для прекрасной Лалы

Слово ласковое « поцелуй»

Подлежащее выражено существительным в И.п. ед.ч. сказуемое – глаголом настоящего времени изъявительного наклонения.

Наряду с фигурой синтаксического параллелизма употребляется анафора:

Поцелуй названья не имеет,

Поцелуй не надпись на губах…

Шагане твоя с другим ласкалась,

Шагане другого целовала…

Оттого луна так светит тускло,

Оттого печально побледнела…

Анафора используется для выделения семантически важных лексем, несущих эмоциональную и смысловую нагрузку.

Употребляется полиптот, который является повторение разных форм одного и того же слова:

Далеко-далече там Багдад,

Где жила и пела Шахразада…

Данная фигура способствует созданию народного колорита на фоне восточного пространства.

Кроме того в тексте есть еще одна разновидность повтора – диафора, которая предполагает употребление одного и того слова в разных значениях:

Жить – так жить, любить – так уж влюбляться.

Среди повторов служебных слов следует выделить полисиндетон:

Нет ни тревог, ни потери,

Только лишь флейта Гассана.

Здесь повтор союза ни имеет отрицательное значение.

Пропуск элементов высказывания в предложении в связи с конкретной речевой ситуацией называется эллипсисом:

«Ты – моя» сказать лишь могут руки…

Руки милой – пара лебедей……

Сердцу – песнь, а песне – жизнь и тело…

Ты – ребенок, в этом спора нет…

Наряду с такими синтагматическими фигурами встречаются и структурно-графические выделения, так одним из них является парцелляция, которая предполагает вынесение важного слова в тексте как отдельное предложение:

Персия! Тебя ли покидаю! …[2, c. 188].

Таким образом, исследование цикла на данном уровне показывает, что автор легко владел всевозможными риторическими знаниями и легко применял разнообразные стилистические фигур на практике.

Набор экспрессивных синтаксических конструкций на сегодняшний день не установлен окончательно, ибо в конкретном художественном тексте носителем экспрессивной идеи может стать любая морфологическая категория, любые особенности синтаксического строения фразы, все зависит от темы текста, индивидуальной манеры автора, его намерений, ситуации.

Таким образом, синтаксис цикла «Персидские мотивы» разнообразен. В нем имеют место предложения, различные по цели высказывания, по структуре и интонации.

Также автор использовал многообразные риторические фигуры, которые придают тексту воздействующую силу: при помощи синтаксического параллелизма автор обращает внимание читателя на нужное обытие, эллипсис дает размах мысли читателю, полет фантазии.

В ходе проделанной работы был исследован лингвистический аспект цикла стихотворений С.А.Есенина «Персидские мотивы» на всех языковых уровнях: фонетическом, лексическом, морфологическом и синтаксическом − для дальнейшего раскрытия его идейного и эмоционального содержания.

В исследовательской работе мною были решены следующие задачи и достигнуты результаты:

1) рассмотрен фонетический уровень названного цикла: ритмическая организация и собственно фонетические средства создания экспрессивности текста;

2) исследован лексический уровень цикла «Персидские мотивы» С.А.Есенина: устаревшие слов и обороты, т.е. лексические и фразеологические архаизмы и историзмы, непонятные факты поэтической символики, неизвестные современному носителю русского литературного языка диалектизмы, просторечная лексика индивидуально-авторские новообразования в сфере семантики и словообразования;

3) установлены модели словообразования некоторых авторских словоформ, исследовано количество словоупотреблений и слов в тексте;

4) описан синтаксический уровень стихотворного цикла, ряд фигур и синтаксических конструкций;

При исследовании данных единиц я опиралась на следующие источники: «Словарь русского языка» Ожегова, «Новейший словарь иностранных слов и выражений», «Словарь иностранных слов», «Большой синонимический словарь русского языка », «Словарь символов», «Толково-словообразовательный словарь» и другие источники.

Практическое применение материала исследования по данной теме базируется на сравнительном, историческом и лингвистическом подходах.

Список использованных источников

1 Маслова, В. А. Филологический анализ поэтического текста / В. А. Маслова. – Мн. Вышэйшая школа, 1997. – 220 с.

2 Маслова, В. А. Лингвистический анализ экспрессивности художественного текста / В. А. Маслова. – Мн. Вышэйшая школа, 1997.- 180 с.

3 Суслова, Н. В. Новый литературоведческий словарь-справочник / Н. В. Суслова, Т. Н. Усольцева. – Мозырь: Белый ветер, 2003. – 152 с.

4 Попов, В. Н. Звукозапись в поэзии С. Есенина // Русская речь. – 1989. – №4. – С .142-144.

5 Журавлев, А. П. Фонетическое значение / А. П. Журавлев. – Лн. ЛГУ, 1993. – 160 с.

6 Есенин, С. А. Собрание сочинений: в 2 т. Т.1. Стихотворения, поэмы / С. А. Есенин. – Мн. Мастацкая литаратура, 1992. – 477 с.

7 Есенин, С. А. Полное собрание сочинений: в 7 т. Т.1. Стихотворения, поэмы / С. А. Есенин. – Мн. Мастацкая литаратура, 1992. –292 с.

8 Новейший словарь иностранных слов и выражений. – Мн. Харвест, 2001. – 976 с.

9 Ожегов, С. И. Словарь русского языка / С. И. Ожегов, Шведова

10 Большой синонимический словарь русского языка: в 2 т. – СПб. Нева, 2003.

11 Львов, М.Р. Школьный словарь антонимов русского языка / М. Р. Львов. – М. 1980. – 357 с.

12 Кошечкин, С. П. Есенин и его поэзия / С. П. Кошечкин. – Баку: Язычы, 1980. – 353 с.

13 Марченко, А. М. Поэтический мир Есенина / А. М. Марченко. – М. Советский писатель, 1989. – 303 с.

14 Мазилова А. Ю. Лингвистический анализ художественного текста / А. Ю. Мазилова. – Ярославль: 1988. – 84 с.

15 Трессидер Джек Словарь символов / Джек Трессидер. – М. Фаир-пресс, 1999. – 448 с.

16 Толково-словобразовательный словарь: 2-е изд. – М. Русский язык, 2001. – 445 с.

Проблема правильности речи в переходные эпохи. Нормативная и ненормативная формы общенародного языка. Основные признаки и варианты литературного языка. Понятие и типы норм. Орфоэпические правила и стили произношения. Примеры акцентологических вариантов.

Изобразительно-выразительные средства русского языка. Метафора как средство словесной образности, характеристика ее типов: индивидуально-авторская, антропоморфная, генитивная, синестезия. Анализ использования различных видов метафоры в лирике С. Есенина.

Образность как компонент коннотации. Функции эмоционально-оценочной лексики в художественном тексте. Источники порождения эмотивности текста. Частные текстовые функции эмотивной лексики.

Good Neighbors The neighborhood ‘Watch’ scheme all started a few years ago in the quiet village of Mollington after a number of burglaries in the village and the surrounding area. The residents of the village camp up with the idea that they themselves could keep an eye on their neighbors.

Контрольное задание №1. Грамматическая функция окончания – 1. The Prime Minister heads the Government of Great Britain. Премьер-министр возглавляет правительство Великобритании.

Политическая структура Украины.

Основные проблемы художественного перевода. Критерии адекватности поэтического перевода. Особенности и достижения поэзии Роберта Фроста. Трудности перевода стихотворений Фроста. Сопоставительный анализ переводов стихотворения Роберта Фроста "Come in".

Сущность, виды и классификация переводов по разным параметрам. Основная специфика художественного перевода. Статические особенности художественной стилистики. Проведение поуровневого сравнительного анализа оригинала и перевода песни "I Will Survive".

Начертательное письмо как письмо, связанное с использованием графических знаков (рисунок, знак, буква), история развития данного типа искусства и его современные достижения. Понятие и средства графики. Особенности и основные принципы русской графики.

Основная функция языка– быть средством общения людей. Посредством языка люди обеспечивают взаимопонимание в процессе труда и быта, выражают и делают доступными для других свои мысли, чувства, настроения и желания.

Специфика и виды речевой деятельности, основные механизмы речи. Влияние языка и его особенностей на личность говорящего. Речь как способ реализации функций языка. Язык – система знаков. Основной функцией языка является общение и познание действительности.

Основные признаки афоризма. Афоризм как языковой знак. Содержательная сторона афоризма, его семиотический статус – статус символа. Афоризм как отдельное законченное речевое произведение, имеющее собственные формальные и содержательные характеристики.

Политичиская система Британии.

Изучение фразеологии – материала, наиболее ментально содержательного с точки зрения воспроизведения языковой картины, и который ярко отражает национальную культуру народа. Влияние на фразеосемантическое поле психического, физического состояния человека.

British Parliament Great Britain is a constitutional monarchy. This means that it has a monarch as its Head of the State. The monarch reigns with the support of Parliament. The powers of the monarch are not defined precisely. Everything today is done in the Queen’s name. It is her government.

Для переводчика идеал - слияние с автором. Определение адекватности и общие требования к художественному переводу. Особенности перевода художественного текста. Средства оформления информации в художественном тексте. Проблемы при переводе поэзии.

Понятие грамматической категории в английском языке. Грамматическая категория – одно из основных понятий любого, в том числе и английского, языка. Грамматическая категория — объединение двух или более грамматических форм, противопоставленных или соотне­сенных по грамматическому значению. Данно.

Сергей Есенин, Персидские мотивы. анализ стихотворений!

Картинка Анализ стихотворения Есенина Голубая да веселая страна № 3

Астхик Ширинян Профи (609), на голосовании 5 лет назад

«Быть поэтом — это значит то же. »
«В Хороссане есть такие двери. »
«Воздух прозрачный и синий. »
«Глупое сердце, не бейся. »
«Голубая да веселая страна. »
«Голубая родина Фирдуси. »
«Золото холодное луны. »
«Никогда я не был на Босфоре. »
«Отчего луна так светит тускло. »
«Руки милой — пара лебедей. »
«Свет вечерний шафранного края. »
«Ты сказала, что Саади. »
«Улеглась моя былая рана. »
«Шаганэ ты моя, Шаганэ. »
«Я спросил сегодня у менялы. »

это список стихотворений Есенина из Персидских мотивов..может есть у кого какие анализы? ( отдельно к каждому надо)

Юлия Филина Мастер (1061) 5 лет назад

Есенинский цикл «Персидские мотивы». куда входят такие произведения, как «Шаганэ ты моя, Шаганэ». «Руки милой – пара лебедей» и другие, открывает нам чувство любви, вдохновенное и светлое, которое составляет в нём основной предмет изображения. Его героини прекрасны, как их удивительная родина Персия, страна грёз, страна – сказка, восточный шафрановый рай с опаловыми небесами. Есенина интересуют различные оттенки и варианты любовного чувства: ревность, грусть, любовное томление, измена, любовные ласки.

Тема стихотворения, начинающегося со слов: «Руки милой – пара лебедей -..» - любовь, как и у остальных стихотворений из цикла «Персидские мотивы». но любовь эта – несчастная, и это подтверждается словами:
Он бы пел нежнее и чудесней,
Да сгубила пара лебедей.

Мне кажется, что идея этого стихотворения заключается в том, что если люди красиво «поют о любви». то это совсем не значит, что они знают о чём поют.
Все на этом свете из людей
Песнь любви поют и повторяют.

Если перс слагает плохо песнь,
Значит, он вовек не из Шираза.

Люди поют о любви, о счастье, ещё не зная, что и горе может случиться. Как мы знаем – 1925 год был последним в жизни Сергея Есенина, а так как в его стихотворениях много из автобиографии, то можно предположить, что он был несчастен из-за любви. Она его погубила.

Источник: «Руки милой — пара лебедей. »

Сергей Есенин — Голубая да веселая страна

Картинка Анализ стихотворения Есенина Голубая да веселая страна № 4

Голубая да веселая страна.
Честь моя за песню продана.
Ветер с моря, тише дуй и вей —
№ 4 Слышишь, розу кличет соловей?

Слышишь, роза клонится и гнется —
Эта песня в сердце отзовется.
Ветер с моря, тише дуй и вей —
№ 8 Слышишь, розу кличет соловей?

Ты — ребенок, в этом спора нет,
Да и я ведь разве не поэт?
Ветер с моря, тише дуй и вей —
№ 12 Слышишь, розу кличет соловей?

Дорогая Гелия, прости.
Много роз бывает на пути,
Много роз склоняется и гнется,
№ 16 Но одна лишь сердцем улыбнется.

Улыбнемся вместе — ты и я —
За такие милые края.
Ветер с моря, тише дуй и вей —
№ 20 Слышишь, розу кличет соловей?

Голубая да веселая страна.
Пусть вся жизнь моя за песню продана,
Но за Гелию в тенях ветвей
№ 24 Обнимает розу соловей.

Golubaya da veselaya strana.
Chest moya za pesnyu prodana.
Veter s morya, tishe duy i vey —
Slyshish, rozu klichet solovey?

Slyshish, roza klonitsya i gnetsya —
Eta pesnya v serdtse otzovetsya.
Veter s morya, tishe duy i vey —
Slyshish, rozu klichet solovey?

Ty — rebenok, v etom spora net,
Da i ya ved razve ne poet?
Veter s morya, tishe duy i vey —
Slyshish, rozu klichet solovey?

Dorogaya Gelia, prosti.
Mnogo roz byvayet na puti,
Mnogo roz sklonyayetsya i gnetsya,
No odna lish serdtsem ulybnetsya.

Ulybnemsya vmeste — ty i ya —
Za takiye milye kraya.
Veter s morya, tishe duy i vey —
Slyshish, rozu klichet solovey?

Golubaya da veselaya strana.
Pust vsya zhizn moya za pesnyu prodana,
No za Geliyu v tenyakh vetvey
Obnimayet rozu solovey.

Ujke,fz lf dtctkfz cnhfyf/
Xtcnm vjz pf gtcy/ ghjlfyf/
Dtnth c vjhz, nbit leq b dtq —
Cksibim, hjpe rkbxtn cjkjdtq?

Cksibim, hjpf rkjybncz b uytncz —
nf gtcyz d cthlwt jnpjdtncz/
Dtnth c vjhz, nbit leq b dtq —
Cksibim, hjpe rkbxtn cjkjdtq?

Ns — ht,tyjr, d njv cgjhf ytn,
Lf b z dtlm hfpdt yt gjn?
Dtnth c vjhz, nbit leq b dtq —
Cksibim, hjpe rkbxtn cjkjdtq?

Ljhjufz Utkbz, ghjcnb/
Vyjuj hjp ,sdftn yf genb,
Vyjuj hjp crkjyztncz b uytncz,
Yj jlyf kbim cthlwtv eks,ytncz/

Eks,ytvcz dvtcnt — ns b z —
Pf nfrbt vbkst rhfz/
Dtnth c vjhz, nbit leq b dtq —
Cksibim, hjpe rkbxtn cjkjdtq?

Ujke,fz lf dtctkfz cnhfyf/
Gecnm dcz ;bpym vjz pf gtcy/ ghjlfyf,
Yj pf Utkb/ d ntyz[ dtndtq
J,ybvftn hjpe cjkjdtq/

Стихотворение Есенина С.А.
«Голубая да веселая страна»

"Голубая да веселая страна"

Голубая да веселая страна.
Честь моя за песню продана.
Ветер с моря, тише дуй и вей -
Слышишь, розу кличет соловей?

Слышишь, роза клонится и гнется -
Эта песня в сердце отзовется.
Ветер с моря, тише дуй и вей -
Слышишь, розу кличет соловей?

Ты - ребенок, в этом спора нет,
Да и я ведь разве не поэт?
Ветер с моря, тише дуй и вей -
Слышишь, розу кличет соловей?

Дорогая Гелия, прости.
Много роз бывает на пути,
Много роз склоняется и гнется,
Но одна лишь сердцем улыбнется.

Улыбнемся вместе - ты и я -
За такие милые края.
Ветер с моря, тише дуй и вей -
Слышишь, розу кличет соловей?

Голубая да веселая страна.
Пусть вся жизнь моя за песню продана,
Но за Гелию в тенях ветвей
Обнимает розу соловей.

Стихотворение Есенина С.А. - Голубая да веселая страна

См. также Сергей Есенин - стихи (Есенин С. А.) :

Голубая кофта. Синие глаза.
Голубая кофта. Синие глаза. Никакой я правды милой не сказал. Милая с.

Голубая родина Фирдуси
Голубая родина Фирдуси, Ты не можешь, памятью простыв, Позабыть о лас.

Слушать стихотворение Есенина Голубая да веселая страна

Темы соседних сочинений

Картинка к сочинению анализ стихотворения Голубая да веселая страна

Анализ стихотворения Есенина Голубая да веселая страна