Анализ стихотворения Есенина Дед



Есенин. Письмо деду — поэма (Покинул я родимое жилище…)

Картинка Анализ стихотворения Есенина Дед № 1

С. А. Есенин. Письмо деду

Покинул я
Родимое жилище.
Голубчик! Дедушка!
Я вновь к тебе пишу.
У вас под окнами
Теперь метели свищут,
И в дымовой трубе
Протяжный вой и шум,

Как будто сто чертей
Залезло на чердак.
А ты всю ночь не спишь
И дрыгаешь ногою.
И хочется тебе,
Накинув свой пиджак,
Пойти туда,
Избить всех кочергою.

Наивность милая
Нетронутой души!
Недаром прадед
За овса три меры
Тебя к дьячку водил
В заброшенной глуши
Учить: «Достойно есть»
И с «Отче» «Символ веры».

Хорошего коня пасут.
Отборный корм
Ему любви порука.
И, самого себя
Призвав на суд,
Тому же са́мому
Ты обучать стал внука.

Но внук учёбы этой
Не постиг.
И, к горечи твоей,
Ушёл в страну чужую.
По-твоему, теперь
Бродягою брожу я,
Слагая в помыслах
Ненужный глупый стих.

Ты говоришь,
Что у тебя украли,
Что я дурак,
А город — плут и мот.
Но только, дедушка,
Едва ли так, едва ли,
Плохую лошадь
Вор не увёдет.

Загрузка...

Плохую лошадь
Со двора не сгонишь,
Но тот, кто хочет
Знать другую гладь,
Тот скажет:
Чтоб не сгнить в затоне,
Страну родную
Нужно покидать.

Вот я и кинул.
Я в стране далёкой.
Весна.
Здесь розы больше кулака.
И я твоей
Судьбине одинокой
Привет их тёплый
Шлю издалека.

Теперь метель
Вовсю свистит в Рязани.
А у тебя
Меня увидеть зуд.
Но ты ведь знаешь —
Никакие сани
Тебя сюда
Ко мне не довезут.

Я знаю —
Ты б приехал к розам,
К теплу.
Да только вот беда:
Твоё проклятье
Силе паровоза
Тебя навек
Не сдвинет никуда.

А если я помру?
Ты слышишь, дедушка?
Помру я?
Ты сядешь или нет в вагон,
Чтобы присутствовать
На свадьбе похорон
И спеть в последнюю
Печаль мне «аллилуйя»?

Тогда садись, старик.
Садись без слёз,
Доверься ты
Стальной кобыле.
Ах, что за лошадь,
Что за лошадь паровоз!
Её, наверное,
В Германии купили.

Чугунный рот её
Привык к огню,
И дым над ней, как грива,—
Черен, густ и чёток.
Такую б гриву
Нашему коню,
То сколько б вышло
Разных швабр и щёток!

Я знаю —
Время даже камень крошит.
И ты, старик,
Когда-нибудь поймёшь,
Что, даже лучшую
Впрягая в сани лошадь,
В далекий край
Лишь кости привезёшь.

Поймешь и то,
Что я ушёл недаром
Туда, где бег
Быстрее, чем полёт.
В стране, объятой вьюгой
И пожаром,
Плохую лошадь
Вор не уведёт.

Письмо деду. Есенин 1924

Анализ стихотворения Есенина

Картинка Анализ стихотворения Есенина Дед № 2

prikol 10-06-2015 06:07 Последние записи prikol

“Моя лирика — жива одной большой любовью, любовью к родине. Чувство родины — основное в моем творчестве”, говорил о себе Сергей Есенин. Читая его стихи, мы убеждаемся в этом в полной мере. В лирике этого самобытного русского поэта главным мотивом является любовь к родному краю.
Сергей Есенин родился в одной из деревень Рязанской губернии. Поэт с самого детства впитал в себя дух и красоту родной природы. Он так пишет об этом:

Родился я с песнями в травном одеяле,
Зори меня вешние в радугу свивали.
Вырос я до зрелости, внук купальской ночи,
Сутеменъ колдовная счастье мне пророчит.

Картины родной природы, зарисовки деревенской жизни нашли отражение уже в первых стихах поэта:

Под окнами костер метели белой.
Мне девять лет. Лежанка, бабка, кот.
И бабка что-то грустное, степное пела,


Порой зевая и крестя свой рот.

Любовью к своему родному краю были проникнуты и остальные произведения Есенина. На его лирику большое влияние оказали русский фольклор и языческая мифология. Поэт одушевляет природу:

Схимник-ветер шагом осторожным
Мнет листву по выступам дорожным
И целует на рябиновом кусту
Язвы красные незримому Христу.

С какой теплотой поэт создает поэтические образы заросшего пруда, седых верб, белого сада! Читая стихи Есенина, мы совсем по-другому начинаем видеть русскую природу — она предстает перед нами в самых разных красках, она трогательная, всегда меняющаяся и. ослепительно красивая:

О Русь — малиновое поле
И синь, упавшая в реку, —
Люблю до радости и боли
Твою озерную тоску.

Многие стихи поэта — это поэмы о березе, которая стала символом русской природы. Есенин чувствует и передает читателю “зеленое” дыхание берез, “свежий и горьковатый” запах “милых березовых рощ”. Широко известны и такие строки поэта:

Я навек за сиянье и росы
Полюбил у березки стан,
И ее золотистые косы,
И холщовый ее сарафан…

В лирике Есенина можно найти не только радостные, но и грустные ноты. Описывая современную ему деревню, поэт пишет картину реальной жизни, В ней и ветхие избы, и заброшенные церквушки, и сиротливые тополя.

Край ты мой заброшенный,


Край ты мой, пустырь,
Сенокос некошеный,
Лес да монастырь.

Есенин тяжело переживает боль и невзгоды крестьянской Руси. Но все-таки именно деревенская Русь ближе поэту, чем новая индустриальная Россия.
Поэт с болью и тревогой переживал ломку привычного уклада жизни, называя себя “последним поэтом деревни”. Поэтому не удивительно, что в его стихах появляются грустные нотки, страх перед деревней, меняющей свое лицо. Пытаясь идти в ногу со временем, поэт пишет:

Полевая Россия! Довольно
Волочиться сохой по полям!
Нищету твою видеть больно
И березам и тополям.

Написанные в отчаянии, эти строки еще не говорят о том, что поэт готов принять другую Русь — ту, которой она стала после революции 1917 года. Сама идея обнорления была близка поэту. В его стихах мы находим подтверждение этому:

Довольно гнить и ноятъ
И славить взлетом гнусь —
Уж смыла, стерла деготь
Воспрянувшая Русь.

Но отношение Есенина к переменам, произошедшим с его страной после Октябрьской революции, неоднозначно. Приветствуя революцию, поэт надеялся, что она сделает Россию великой Крестьянской Республикой, страной хлеба и молока, кормилицей всего мира. В стихотворении “Инония” поэт дает свое представление об этой стране. Он говорит, что на смену христианскому раю идет крестьянский рай — Инония. В этом стихотворении Есенин отразил надежды русского крестьянства, вызванные происходящими в стране переменами. Но время шло, и надежды таяли. Отношение Есенина к произошедшим в России событиям меняется. Он с горечью наблюдает за “расколом страны”. Его родина уже не та, она теряет свой облик. Пытаясь уйти от горькой действительности, поэт уезжает за границу. Но он всей душой рвется назад, на родину. И, вернувшись в Россию, Есенин разочаровывается еще глубже. Это видно в его стихотворении “Возвращение на родину”. В нем уже нет прежней поэтизации деревни — мы видим бедный, неприглядный быт, подгнившие кресты на кладбище. Наряду с внешними переменами поэт описывает и внутренние изменения — в семье наметился раскол. Сестры-комсомолки, как Библию, читают “Капитал”, выбрасывают иконы, причиняя этим страдания деду:

Ах, милый край!
Не тот ты стал,
Не тот.
Да уж и я, конечно, стал не прежний.
Чем мать и дед грустней и безнадежней,

Тем веселей сестры смеется рот. Свои тревоги поэт высказывает и в стихотворении “Русь советская”. Есенин с обидой замечает, что молодежь новой России с упоением читает “агитки”, а его поэзия “здесь больше не нужна”. Смятение поэта передают такие строки:

Язык сограждан стал мне как чужой,
В своей стране я словно иностранец.

Сергей Есенин искренне переживал за свою родину, он желал ей процветания, но в советской России поэт был чужим. Вскоре жизнь поэта трагически оборвалась. Также как этот яркий русский поэт не мыслил себя без родины, сегодня мы не можем себе представить родину без Есенина. Его стихи не только учат нас искренне любить Россию, но и открывают нам “страну березового ситца” во всей ее простой и многоликой красоте.

Популярное на канале:

Cache created: 24.02.2017 06:01

Анекдоты про президентов - анекдоты: новые, прикольные, веселые, пошлые, 2014

Буш упал с велосипеда и пострадал. Ответственность за "теракт" пришлось брать на себя Аль-Каеде! Звонят Путину из компании "Cola-Cola" и предлагают заменить флаг на красный, а в верхнем нижнем углу поместить значок "Coca-Cola", Путин, прикрывая трубку рукой, спрашивает у Касьянова: "Михаил Мих.
больше

Прикольные стихи на день рождения

С прикольным поздравлением К тебе я тороплюсь. Стихи на день рождение Украсят жизнь твою. Люби, как будто завтра Не будет больше шанса. Счастливым оставайся И шире улыбайся. Лови удачи воздух, Вдыхая полной грудью. Не слишком будь серьезным Свои встречая будни. * * * Мои прикольные.
больше

Где бы мы не находились, чем бы не занимались – развлекались на вечеринке, работали в офисе, а может даже укладывали асфальт – улыбаться и радоваться жизни нам помогают разные смешные фразы. Прикольные и не очень, с тонким намеком и абсолютно глупые, самые разные, но они поднимают настро.
больше

Матерные анекдоты Девушка беседует со своим парнем: - Я больше никогда не буду пить "Майский чай", потому что твою бывшую звали Майя. - Хорошо. Тогда мы больше никогда не будем предохраняться. - Это еще почему? - Да потому что твой бывший - ГАНДОН! Пошли трое рыбaчить зимой.
больше

Жуткие садистские смешные стишки про маленького мальчика и не только

Чёрный юмор. Стихи про маленького мальчика, и не только. Садистские ужасные стишки. Эти короткие стихотворения известны всем с детства. Вот несколько безбашенных прикольных коротких стишков. Маленький мальчик на стройке гулял, Башенный кран рядом груз подымал. Тяжесть не выдержал старенький тро.
больше

Сергей Есенин - Дед

Картинка Анализ стихотворения Есенина Дед № 3

Сухлым войлоком по стёжкам
Разрыхлел в траве помет,
У гумен к репейным брошкам
Липнет муший хоровод.

Старый дед, согнувши спину,
Чистит вытоптанный ток
И подонную мякину
Загребает в уголок.

Щурясь к облачному глазу,
Подсекает он лопух.
Роет скрябкою по пазу
От дождей обходный круг.

Черепки в огне червонца.
Дед — как в жамковой слюде,
И играет зайчик солнца
В рыжеватой бороде.

Читать похожие стихи Сергея Есенина

Сергей Есенин — Покинул я ( Письмо деду )

Картинка Анализ стихотворения Есенина Дед № 4

Покинул я
Родимое жилище.
Голубчик! Дедушка!
№ 4 Я вновь к тебе пишу.
У вас под окнами
Теперь метели свищут,
И в дымовой трубе
№ 8 Протяжный вой и шум,

Как будто сто чертей
Залезло на чердак.
А ты всю ночь не спишь
№ 12 И дрыгаешь ногою.
И хочется тебе
Накинуть свой пиджак,
Пойти туда,
№ 16 Избить всех кочергою.

Наивность милая
Нетронутой души!
Недаром прадед
№ 20 За овса три меры
Тебя к дьячку водил
В заброшенной глуши
Учить: «Достойно есть»
№ 24 И с «Отче» «Символ веры».

Хорошего коня пасут.
Отборный корм
Ему любви порука.
№ 28 И, самого себя
Призвав на суд,
Тому же самому
Ты обучать стал внука.

№ 32 Но внук учебы этой
Не постиг
И, к горечи твоей,
Ушел в страну чужую.
№ 36 По-твоему, теперь
Бродягою брожу я,
Слагая в помыслах
Ненужный глупый стих.

№ 40 Ты говоришь:
Что у тебя украли,
Что я дурак,
А город — плут и мот.
№ 44 Но только, дедушка,
Едва ли так, едва ли, —
Плохую лошадь
Вор не уведет.

№ 48 Плохую лошадь
Со двора не сгонишь,
Но тот, кто хочет
Знать другую гладь,
№ 52 Тот скажет:
Чтоб не сгнить в затоне,
Страну родную
Нужно покидать.

№ 56 Вот я и кинул.
Я в стране далекой.
Весна.
Здесь розы больше кулака.
№ 60 И я твоей
Судьбине одинокой
Привет их теплый
Шлю издалека.

№ 64 Теперь метель
Вовсю свистит в Рязани,
А у тебя —
Меня увидеть зуд.
№ 68 Но ты ведь знаешь —
Никакие сани
Тебя сюда
Ко мне не завезут.

№ 72 Я знаю —
Ты б приехал к розам,
К теплу.
Да только вот беда:
№ 76 Твое проклятье
Силе паровоза
Тебя навек
Не сдвинет никуда.

№ 80 А если я помру?
Ты слышишь, дедушка?
Помру я?
Ты сядешь или нет в вагон,
№ 84 Чтобы присутствовать
На свадьбе похорон
И спеть в последнюю
Печаль мне «аллилуйя»?

№ 88 Тогда садись, старик.
Садись без слез,
Доверься ты
Стальной кобыле.
№ 92 Ах, что за лошадь,
Что за лошадь паровоз!
Ее, наверное,
В Германии купили.

№ 96 Чугунный рот ее
Привык к огню,
И дым над ней, как грива, —
Черен, густ и четок.
№ 100 Такую б гриву
Нашему коню, —
То сколько б вышло
Разных швабр и щеток!

№ 104 Я знаю —
Время даже камень крошит..
И ты, старик,
Когда-нибудь поймешь,
№ 108 Что, даже лучшую
Впрягая в сани лошадь,
В далекий край
Лишь кости привезешь.

№ 112 Поймешь и то,
Что я ушел недаром
Туда, где бег
Быстрее, чем полет.
№ 116 В стране, объятой вьюгой
И пожаром,
Плохую лошадь
Вор не уведет.

Pismo dedu

Pokinul ya
Rodimoye zhilishche.
Golubchik! Dedushka!
Ya vnov k tebe pishu.
U vas pod oknami
Teper meteli svishchut,
I v dymovoy trube
Protyazhny voy i shum,

Kak budto sto chertey
Zalezlo na cherdak.
A ty vsyu noch ne spish
I drygayesh nogoyu.
I khochetsya tebe
Nakinut svoy pidzhak,
Poyti tuda,
Izbit vsekh kochergoyu.

Naivnost milaya
Netronutoy dushi!
Nedarom praded
Za ovsa tri mery
Tebya k dyachku vodil
V zabroshennoy glushi
Uchit: «Dostoyno yest»
I s «Otche» «Simvol very».

Khoroshego konya pasut.
Otborny korm
Yemu lyubvi poruka.
I, samogo sebya
Prizvav na sud,
Tomu zhe samomu
Ty obuchat stal vnuka.

No vnuk ucheby etoy
Ne postig
I, k gorechi tvoyey,
Ushel v stranu chuzhuyu.
Po-tvoyemu, teper
Brodyagoyu brozhu ya,
Slagaya v pomyslakh
Nenuzhny glupy stikh.

Ty govorish:
Chto u tebya ukrali,
Chto ya durak,
A gorod — plut i mot.
No tolko, dedushka,
Yedva li tak, yedva li, —
Plokhuyu loshad
Vor ne uvedet.

Plokhuyu loshad
So dvora ne sgonish,
No tot, kto khochet
Znat druguyu glad,
Tot skazhet:
Chtob ne sgnit v zatone,
Stranu rodnuyu
Nuzhno pokidat.

Vot ya i kinul.
Ya v strane dalekoy.
Vesna.
Zdes rozy bolshe kulaka.
I ya tvoyey
Sudbine odinokoy
Privet ikh teply
Shlyu izdaleka.

Teper metel
Vovsyu svistit v Ryazani,
A u tebya —
Menya uvidet zud.
No ty ved znayesh —
Nikakiye sani
Tebya syuda
Ko mne ne zavezut.

Ya znayu —
Ty b priyekhal k rozam,
K teplu.
Da tolko vot beda:
Tvoye proklyatye
Sile parovoza
Tebya navek
Ne sdvinet nikuda.

A yesli ya pomru?
Ty slyshish, dedushka?
Pomru ya?
Ty syadesh ili net v vagon,
Chtoby prisutstvovat
Na svadbe pokhoron
I spet v poslednyuyu
Pechal mne «alliluyya»?

Togda sadis, starik.
Sadis bez slez,
Doversya ty
Stalnoy kobyle.
Akh, chto za loshad,
Chto za loshad parovoz!
Yee, navernoye,
V Germanii kupili.

Chugunny rot yee
Privyk k ognyu,
I dym nad ney, kak griva, —
Cheren, gust i chetok.
Takuyu b grivu
Nashemu konyu, —
To skolko b vyshlo
Raznykh shvabr i shchetok!

Ya znayu —
Vremya dazhe kamen kroshit..
I ty, starik,
Kogda-nibud poymesh,
Chto, dazhe luchshuyu
Vpryagaya v sani loshad,
V daleky kray
Lish kosti privezesh.

Poymesh i to,
Chto ya ushel nedarom
Tuda, gde beg
Bystreye, chem polet.
V strane, obyatoy vyugoy
I pozharom,
Plokhuyu loshad
Vor ne uvedet.

Gbcmvj ltle

Gjrbyek z
Hjlbvjt ;bkbot/
Ujke,xbr! Ltleirf!
Z dyjdm r nt,t gbie///
E dfc gjl jryfvb
Ntgthm vtntkb cdboen,
B d lsvjdjq nhe,t
Ghjnz;ysq djq b iev,

Rfr ,elnj cnj xthntq
Pfktpkj yf xthlfr/
F ns dc/ yjxm yt cgbim
B lhsuftim yjuj//
B [jxtncz nt,t
Yfrbyenm cdjq gbl;fr,
Gjqnb nelf,
Bp,bnm dct[ rjxthuj//

Yfbdyjcnm vbkfz
Ytnhjyenjq leib!
Ytlfhjv ghfltl
Pf jdcf nhb vths
Nt,z r lmzxre djlbk
D pf,hjityyjq ukeib
Exbnm: «Ljcnjqyj tcnm»
B c «Jnxt» «Cbvdjk dths»/

[jhjituj rjyz gfcen/
Jn,jhysq rjhv
Tve k/,db gjherf/
B, cfvjuj ct,z
Ghbpdfd yf cel,
Njve ;t cfvjve
Ns j,exfnm cnfk dyerf/

Yj dyer ext,s njq
Yt gjcnbu
B, r ujhtxb ndjtq,
Eitk d cnhfye xe;e//
Gj-ndjtve, ntgthm
,hjlzuj/ ,hj;e z,
Ckfufz d gjvsckf[
Ytye;ysq ukegsq cnb[/

Ns ujdjhbim:
Xnj e nt,z erhfkb,
Xnj z lehfr,
F ujhjl — gken b vjn/
Yj njkmrj, ltleirf,
Tldf kb nfr, tldf kb, —
Gkj[e/ kjiflm
Djh yt edtltn/

Gkj[e/ kjiflm
Cj ldjhf yt cujybim,
Yj njn, rnj [jxtn
Pyfnm lheue/ ukflm,
Njn crf;tn:
Xnj, yt cuybnm d pfnjyt,
Cnhfye hjlye/
Ye;yj gjrblfnm/

Djn z b rbyek/
Z d cnhfyt lfktrjq/
Dtcyf/
Pltcm hjps ,jkmit rekfrf/
B z ndjtq
Celm,byt jlbyjrjq
Ghbdtn b[ ntgksq
Ik/ bplfktrf/

Ntgthm vtntkm
Djdc/ cdbcnbn d Hzpfyb,
F e nt,z —
Vtyz edbltnm pel/
Yj ns dtlm pyftim —
Ybrfrbt cfyb
Nt,z c/lf
Rj vyt yt pfdtpen/

Z pyf/ —
Ns. ghbt[fk r hjpfv,
R ntgke/
Lf njkmrj djn ,tlf:
Ndjt ghjrkznmt
Cbkt gfhjdjpf
Nt,z yfdtr
Yt cldbytn ybrelf/

F tckb z gjvhe?
Ns cksibim, ltleirf?
Gjvhe z?
Ns czltim bkb ytn d dfujy,
Xnj,s ghbcencndjdfnm
Yf cdflm,t gj[jhjy
B cgtnm d gjcktly//
Gtxfkm vyt «fkkbkeqz»?

Njulf cflbcm, cnfhbr/
Cflbcm ,tp cktp,
Ljdthmcz ns
Cnfkmyjq rj,skt/
F[, xnj pf kjiflm,
Xnj pf kjiflm gfhjdjp!
Tt, yfdthyjt,
D Uthvfybb regbkb/

Xeueyysq hjn tt
Ghbdsr r juy/,
B lsv yfl ytq, rfr uhbdf, —
Xthty, uecn b xtnjr/
Nfre/. uhbde
Yfitve rjy/, —
Nj crjkmrj. dsikj
Hfpys[ idf,h b otnjr!

Z pyf/ —
Dhtvz lf;t rfvtym rhjibn//
B ns, cnfhbr,
Rjulf-yb,elm gjqvtim,
Xnj, lf;t kexie/
Dghzufz d cfyb kjiflm,
D lfktrbq rhfq
Kbim rjcnb ghbdtptim///

Gjqvtim b nj,
Xnj z eitk ytlfhjv
Nelf, ult ,tu
,scnhtt, xtv gjktn/
D cnhfyt, j,]znjq dm/ujq
B gj;fhjv,
Gkj[e/ kjiflm
Djh yt edtltn/

Стихотворение Есенина С.А.
«Письмо деду»

"Письмо деду"


Покинул я
Родимое жилище.
Голубчик! Дедушка!
Я вновь к тебе пишу.
У вас под окнами
Теперь метели свищут,
И в дымовой трубе
Протяжный вой и шум,
Как будто сто чертей
Залезло на чердак.
А ты всю ночь не спишь
И дрыгаешь ногою.
И хочется тебе
Накинуть свой пиджак,
Пойти туда,
Избить всех кочергою.
Наивность милая
Нетронутой души!
Недаром прадед
За овса три меры
Тебя к дьячку водил
В заброшенной глуши
Учить: «Достойно есть»
И с «Отче» «Символ веры».
Хорошего коня пасут.
Отборный корм
Ему любви порука.
И, самого себя
Призвав на суд,
Тому же самому
Ты обучать стал внука.
Но внук учебы этой
Не постиг
И, к горечи твоей,
Ушел в страну чужую.
По-твоему, теперь
Бродягою брожу я,
Слагая в помыслах
Ненужный глупый стих.
Ты говоришь:
Что у тебя украли,
Что я дурак,
А город — плут и мот.
Но только, дедушка,
Едва ли так, едва ли,—
Плохую лошадь
Вор не уведет.
Плохую лошадь
Со двора не сгонишь,
Но тот, кто хочет
Знать другую гладь,
Тот скажет:
Чтоб не сгнить в затоне,
Страну родную
Нужно покидать.
Вот я и кинул.
Я в стране далекой.
Весна.
Здесь розы больше кулака.
И я твоей
Судьбине одинокой
Привет их теплый
Шлю издалека.
Теперь метель
Вовсю свистит в Рязани,
А у тебя —
Меня увидеть зуд.
Но ты ведь знаешь —
Никакие сани
Тебя сюда
Ко мне не завезут.
Я знаю —
Ты б приехал к розам,
К теплу.
Да только вот беда:
Твое проклятье
Силе паровоза
Тебя навек
Не сдвинет никуда.
А если я помру?
Ты слышишь, дедушка?
Помру я?
Ты сядешь или нет в вагон,
Чтобы присутствовать
На свадьбе похорон
И спеть в последнюю
Печаль мне «аллилуйя»?
Тогда садись, старик.
Садись без слез,
Доверься ты
Стальной кобыле.
Ах, что за лошадь,
Что за лошадь паровоз!
Ее, наверное,
В Германии купили.
Чугунный рот ее
Привык к огню,
И дым над ней, как грива, —
Черен, густ и четок.
Такую б гриву
Нашему коню, —
То сколько б вышло
Разных швабр и щеток!
Я знаю —
Время даже камень крошит.
И ты, старик,
Когда-нибудь поймешь,
Что, даже лучшую
Впрягая в сани лошадь,
В далекий край
Лишь кости привезешь.
Поймешь и то,
Что я ушел недаром
Туда, где бег
Быстрее, чем полет.
В стране, объятой вьюгой
И пожаром,
Плохую лошадь
Вор не уведет.
1924

Стихотворение Есенина С.А. - Письмо деду

См. также Сергей Есенин - стихи (Есенин С. А.) :

Письмо к женщине
Вы помните, Вы всё, конечно, помните, Как я стоял, Приблизившись к ст.

Письмо к сестре
О Дельвиге писал наш Александр, О черепе выласкивал он Строки. Такой.

Послушать стихотворение Есенина Дед

Темы соседних сочинений

Картинка к сочинению анализ стихотворения Дед

Анализ стихотворения Есенина Дед