Анализ стихотворения Цветаевой Жизни



Выше! Выше! Лови — лётчицу!
Не спросившись лозы — отческой
Нереидою по — лощется,
Нереидою в ла — зурь!

Лира! Лира! Хвалынь — синяя!
Полыхание крыл — в скинии!
Над мотыгами — и — спинами
Полыхание двух бурь!

Муза! Муза! Да как — смеешь ты?
Только узел фаты — веющей!
Или ветер страниц — шелестом
О страницы — и смыв, взмыл.

И покамест — счета — кипами,
И покамест — сердца — хрипами,
Закипание — до — кипени
Двух вспененных — крепись — крыл.

Так, над вашей игрой — крупною,
(Между трупами — и — куклами!)
Не́ общупана, не́ куплена,
Полыхая и пля — ша —

Шестикрылая, ра — душная,
Между мнимыми — ниц! — сущая,
Не задушена вашими тушами
Ду — ша!

Одним из главных героев творчества Марины Цветаевой всегда являлась душа. Зачастую «душа» у Цветаевой – это именно душа поэта, женщины поэта, мужественной женщины. «Душе» в цветаевском понимании всегда присуще своеволие, буйство, безудержный разгул.

В основе стихотворения «Душа» - вечная цветаевская антитеза бытия и быта, воспринимаемая почти физически, явно ощутимая – антитеза души, полета, крыл, серда, кипения и – трупов, кукол, счетов, всего ненавистного поэту.

Загрузка...

Для того чтобы показать противостояние быта и души, Цветаева использует стилистическую антитезу: поэтическая лексика, связанная с миром души, противопоставляется нарочито разговорной, даже просторечной: лира, нереиды, Муза \ туши, игра, трупы.

«Душа» Цветаевой – летчица, материя воздушная, свободная. Она стремится «Выше! Выше!», улетает «без спросу », она бунтарка. Но полощется в лазури душа не птицей, а нереидою. Нереиды – дочери морского божества. То есть поэтическая душа вмещает в себя и небо, и морскую стихию, которое в стихотворение введено ассоциативно – через образ нереиды и лазурный цвет (в поэтической традиции – цвет моря и неба). Поэтическая душа – как Муза – неуловимая, легкая, воздушная – «и смыв, взмыл». Она остается выше «игр», ее нельзя купить, она полыхающая, горящая и пляшущая.

«Душу» стихотворений Цветаевой можно соотнести с «Мировой Душой», «Вечной женственностью», которая явно противостоит быту и повседневности, взмывается над миром. Однако цветаевская «душа» - гораздо реалистичней и действенней. Она сопротивляется, она живет, возвышается над мотыгами, трупами, куклами.

«Душа» возносится над бытом, над «куклами» и «трупами», над «мотыгами и спинами», над «счетами кипами» поднимается на небесную, почти святую высоту («Полыхание крыл — в скинии !»: «скиния» – храм). Ассоциативно перед нами появляется также образ Серафима («Шестикрылая» ) - ангела, особо приближённого к престолу Бога и Его прославляющего. Рождается ассоциация с пушкинским пророческим Серафимом.

«Я не верю стихам, которые льются, рвутся – да!». Цветаева рвет свои стихотворения – сразу бросается в глаза обилие тире, призванных лишать стих плавности, насыщенность текста восклицательными знаками, задающими стихотворению предельную напряженность звучания. Поставленные Цветаевой ударения акцентируют формально служебные, но мире поэзии обладающие значимостью слова «и», «не».

Эмоциональное напряжение достигается и графическими средствами – выделением слов с помощью знаков препинания. Цветаева расставляет акценты в стихотворении, разрывая слова с помощью тире, позволяя увидеть сквозь привычную форму слова дополнительные смыслы (ра — душная ).

Важную роль в стихотворении играет и звукопись – аллитерации (в-л-н-н-л) и ассонансы (у-а). Ш-р-щ в сочетании с у предают значение тяжеловесности, характерной для бытового мира «сытых».

Стихотворение «Душа» - это своего рода квинтэссенция чувств, лирических размышлений

Анализ стихотворения Марины Цветаевой Душа

Картинка Анализ стихотворения Цветаевой Жизни № 1

Анализ стихотворения Марины Цветаевой «Душа».


«Не возьмешь мою Душу живу!» (М.Цветаева "Жизни" 1 1924) ДУША.

Выше! Выше! Лови — лётчицу!
Не спросившись лозы — отческой
Нереидою по — лощется
Нереидою в ла — зурь!
Лира! Лира! Хвалынь — синяя!
Полыхание крыл — в скинии!
Над мотыгами — и — спинами
Полыхание двух бурь!
Муза! Муза! Да как — смеешь ты?
Только узел фаты — веющей!
Или ветер страниц — шелестом
О страницы — и смыв взмыл.
И покамест — счета — кипами
И покамест — сердца — хрипами
Закипание — до — кипени
Двух вспененных — крепись — крыл.
Так над вашей игрой — крупною
(Между трупами — и — куклами!)
Не́ общупана не́ куплена
Полыхая и пля — ша —
Шестикрылая ра — душная
Между мнимыми — ниц! — сущая
Не задушена вашими тушами
Ду — ша!

Одним из главных героев творчества Марины Цветаевой всегда являлась душа. Зачастую «душа» у Цветаевой – это именно душа поэта женщины поэта мужественной женщины. «Душе» в цветаевском понимании всегда присуще своеволие буйство безудержный разгул.

В основе стихотворения «Душа» - вечная цветаевская антитеза бытия и быта воспринимаемая почти физически явно ощутимая – антитеза души полета крыл серда кипения и – трупов кукол счетов всего ненавистного поэту.

Для того чтобы показать противостояние быта и души Цветаева использует стилистическую антитезу: поэтическая лексика связанная с миром души противопоставляется нарочито разговорной даже просторечной: лира нереиды Муза туши игра трупы.

«Душа» Цветаевой – летчица материя воздушная свободная. Она стремится «Выше! Выше!» улетает «без спросу» она бунтарка. Но полощется в лазури душа не птицей а нереидою. Нереиды – дочери морского божества. То есть поэтическая душа вмещает в себя и небо и морскую стихию которое в стихотворение введено ассоциативно – через образ нереиды и лазурный цвет (в поэтической традиции – цвет моря и неба). Поэтическая душа – как Муза – неуловимая легкая воздушная – «и смыв взмыл». Она остается выше «игр» ее нельзя купить она полыхающая горящая и пляшущая.

«Душу» стихотворений Цветаевой можно соотнести с «Мировой Душой» «Вечной женственностью» которая явно противостоит быту и повседневности взмывается над миром. Однако цветаевская «душа» - гораздо реалистичней и действенней. Она сопротивляется она живет возвышается над мотыгами трупами куклами.

«Душа» возносится над бытом над «куклами» и «трупами» над «мотыгами и спинами» над «счетами кипами» поднимается на небесную почти святую высоту («Полыхание крыл — в скинии!»: «скиния» – храм). Ассоциативно перед нами появляется также образ Серафима («Шестикрылая») - ангела особо приближённого к престолу Бога и Его прославляющего. Рождается ассоциация с пушкинским пророческим Серафимом.

«Я не верю стихам которые льются рвутся – да!». Цветаева рвет свои стихотворения – сразу бросается в глаза обилие тире призванных лишать стих плавности насыщенность текста восклицательными знаками задающими стихотворению предельную напряженность звучания. Поставленные Цветаевой ударения акцентируют формально служебные но мире поэзии обладающие значимостью слова «и» «не».

Эмоциональное напряжение достигается и графическими средствами – выделением слов с помощью знаков препинания. Цветаева расставляет акценты в стихотворении разрывая слова с помощью тире позволяя увидеть сквозь привычную форму слова дополнительные смыслы (ра — душная).

Важную роль в стихотворении играет и звукопись – аллитерации (в-л-н-н-л) и ассонансы (у-а). Ш-р-щ в сочетании с у предают значение тяжеловесности характерной для бытового мира «сытых».

Стихотворение «Душа» - это своего рода квинтэссенция чувств лирических размышлений

Другие работы по теме:

Марина Ивановна Цветаева вошла в русскую литературу XX века как мастер лирического монолога. До появления на поэтическом небосклоне имени Цветаевой женская лирика была салонной, жеманной и, в сущности, малоинтересной. Цветаева ворвалась в мир русского стиха, как комета, наполнив его неслыханными до сих пор созвучиями и ритмами, в которых слышны летняя гроза, горечь любви, ярость покинутой женщины и множество других лирических аккордов, на которые до сих пор не осмеливались русские поэтессы.

Тема родины в лирике. Марины Цветаевой. О неподатливый языкЧего бы попросту мужик. А я руки настежь застыла столбняк. Любовь к родине поэтесса пронесла через всю свою жизнь. Ее ранние стихи проникнуты нежностью к Москве где она родилась.

Если душа родилась крылатой 8230. По лирике Цветаевой М.И. Цветаева является поэтом исключительно яркого дарования даже для плодотворной в поэтическом отношении эпохи «серебряного века». Воспитанная в семье известного профессора-искусствоведа И.В. Цветаева, девушка получила не только весьма хорошее образование, но и с ранних лет обнаружила в себе непреодолимую тягу к творчеству.

Кто как не женщина может любить истинно? Думаю, Белинский без труда согласился бы с этим. Любила истинно и Марина Ивановна Цветаева. Предчувствие любви, ожидание ее, расцвет, разочарование в любимом, ревность, боль разлуки — все это звучит в лирике Цветаевой. Любовь у нее принимает любые обличия: может быть тиха, трепетна, благоговейна, нежна, а может быть стихийна, страстна, неистова.

Жизнь посылает некоторым поэтам такую судьбу, которая первых же шагов сознательного бытия ставит их в самые благоприятные условия для развития природного добра. Все в окружающей среде способствует скорому и полногласному утверждению избранного пути. И пусть в дальнейшем он сложится трудно, неблагополучно, а порой и трагически, первой ноте, взятой голосом точно и полновесно, не изменяют уже до конца.

Творчество М.И.Цветаевой — яркий пример оригинального творческого мастерства, последовательного служения искусству. С ранних лет она поняла, что судорожно торопится жить. Поэзию же М.И.Цветаева воспринимала как органичную часть духовного существования.

Лирика Марины Цветаевой В художественный мир Цветаевой трудно вникнуть, а иногда даже и невозможно, не понимая первооснов. Дневниковые очерки стихов трудно не прокомментировать. "Живу с Алей и Ириной в Борисоглебском пер. против двух деревьев, в чердачной комнате, бывшей Сережиной. Счастлива лампочкой у самой подушки, тишиной, тетрадкой, папиросой, иногда – хлебом.

Решением ЮНЕСКО 1992 год был назван годом Марины Цветаевой, 100-летие со дня рождения которой отмечалось тогда. И это, действительно, была не формальность календарной даты, а справедливое (но, как всегда! — посмертное) признание жизненного и творческого подвига большого Поэта.

Исповедальная лирика Марины Цветаевой Марина Цветаева, замечательная русская поэтесса как-то раз произнесла: "Я не верю стихам, которые — льются. Рвутся — да!" И подтверждала данное высказывание в течение целой жизни своими — рвущимися из сердца — стихами. То были поразительно возбужденные строки об испытанном, не просто о выстраданном — о поразившем и потрясшем, в которых неизменно присутствует дыхание.

В поэзии М.И. Цветаевой нет и следа покоя, умиротворенности. Она вся в буре, в вихревом движении, в действии и поступке. Всякое чувство Цветаева понимала только как активное действие. Недаром любовь у нее всегда «поединок роковой»: «Я тебя отвоюю у всех времен, у всех ночей, / У всех золотых знамен, у всех мечей…».

Наше грандиозное духовное достояние, наша национальная гордость — русская поэзия. В особенности близки мне стихи поэтов XX века, который может похвастать такими именами, как Анна Ахматова, Николай Гумилев, Осип Мандельштам, Марина Цветаева, Иосиф Бродский. Из данной прекрасной плеяды мне всего задушевнее и милее образ М.

Марина Цветаева — ярчайшая звезда поэзии XX века. В одном из своих стихотворений она просила: "Легко обо мне подумай, Легко обо мне забудь".

С Москвой были нерасторжимо связаны вся жизнь и творчество Марины Цветаевой. В своих стихах она постоянно обращалась к образу любимого города, с которым ассоциировала свое чувство родины. Неслучайно целый цикл из девяти произведений в лирике Цветаевой посвящен именно Москве, в него входит и стихотворение «У меня в Москве – купола горят!»

Стихотворная форма позволяет поэту выразить чувства, переживания, внутренний мир человека. Любовная тема занимает в лирике Марины Цветаевой важное место. С помощью поэтических строк она передает неповторимую гамму чувств женской души.

Моё восприятие "Поэмы Горы" М.И. Цветаевой Автор: Цветаева М.И. Муравьи на моей горе… Ассоциации, возникшие у меня, – метафора Маяковского – «бабочка поэтиного сердца». Казалось бы – бабочка и Гора…-«дистанция огромного размера», а глубинная общность есть.Только Маяковский говорит о «стоглавой воши». которая взгромоздилась на сердце поэта, а Цветаева – о муравьях.

Автор: Цветаева М.И. В сентябре 1992 года наша страна отмечала столетие со дня рождения замечательной русской поэтессы М. Цветаевой. Сегодня мы уже плохо представляем свой духовный мир без А. Ахматовой, А. Солженицына, Б. Пастернака, без Марины Цветаевой, которую знают и любят миллионы людей не только в нашей стране, но и во всем мире.

Поэзия Марины Цветаевой Автор: Цветаева М.И. Поэзия Цветаевой — вольный полет души, безудержный вихрь мысли и чувства. Смело порывая с традиционными правилами стихосложения, ритмики, строфики, метафорического и образного строя, она создает особую, непривычную ткань поэтического текста и неповторимый художественный мир.

Я не верю с стихи, Которые льются. Рвутся – да! Цветаеву-поэта не спутаешь ни с кем другим. Стихи ее узнаешь безошибочно по особому распеву, неповторимым ритмам, необщей интонации.

Марина Ивановна Цветаева родилась в Москве 8 октября (26 сентября по старому стилю) 1892 года. Дочь профессора-искусствоведа Ивана Владимировича Цветаева (1847-1913), основателя Московского музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкина. Мать - Мария Александровна Мейн (1868-1906). Сестра Анастасия (Ася) родилась в 1894 году.

Начало творчества М. Цветаевой.

Россия как национальная стихия. Россия – выражение духа бунтарства, непокорности, своевольства. Образ женщины в стихах Цветаевой.

Талант Марины Ивановны Цветаевой проявился очень рано. С детских лет ее душу терзали противоречия: хотелось много понять и прочувствовать, узнать и оценить.

Поэзия Марины Ивановны Цветаевой яркая, самобытная и неуемная, как и душа автора. Ее произведения напоминают корабли, штурмующие бурные воды океана. Цветаева ворвалась в литературу шквалом тем, образов и пристрастий.

Марина Ивановна Цветаева — большой, сильный и смелый талант. Стихи начала писать рано, с шести лет, печататься — с шестнадцати. Уже в юношеских стихах Цветаевой проявляется ее индивидуальность, свой стиль и слог.

Марина Цветаева — одна из талантливейших поэтов первой половины XX в. Судьба поэтессы сложилась трагически, но она была настолько яркой личностью и талантливым художником, что все жизненные перипетии нашли отражение в ее лирике.

Любовь в поэзии Марины Цветаевой выражается как тревожное единство противоречивых чувств: это своего рода присутствие-отсутствие, притяжение и отталкивание, экзальтация и страдание, при этом постоянно проявляется ее темная сторона.

Автор: Цветаева М.И. Жизнь посылает некоторым поэтам такую судьбу, которая с первых же шагов сознательного бытия ставит их в самые благоприятные условия развития природного дара. Такой (яркой и трагической) была судьба Марины Цветаевой, крупного и значительного поэта первой половины XX века. Все в ее личности и творчестве резко выходило из общего круга традиционных представлений, господствующих литературных вкусов.

Анализ стихотворения М.Цветаевой "Имя твоё - птица в руке" Автор: Цветаева М.И. Блок и Цветаева. В чем секрет Цветаевой? Что делает её непохожей ни на кого и в то же время внутренне связывает с Блоком? Прежде всего неординарность личности боих поэтов, бунтарский дух, мятежность, небывалая энергия, подчеркнутая напряженность.Свобода от условностей современной жизни воплощались в особенностях стиля.

Автор: Цветаева М.И. Стихотворение «Молодость» написано в 1921 году. Оно состоит из двух частей. Каждая из них – обращение поэта к уходящей молодости.

» Автор: Цветаева М.И. Поэт может быть бездомным, но стихи - никогда. Е. Евтушенко Марина Цветаева прожила сложную жизнь. Несколько лет ей пришлось провести за границей в эмиграции. Но даже живя за пределами России, она оставалась истинно русским человеком. На чужбине её съедала тоска по родине, но поэтесса пыталась издеваться над этой тоской, быть гордой.

Автор: Цветаева М.И. У Марины Цветаевой была очень сложная судьба. Несколько лет ей пришлось прожить за границей в эмиграции. Однако свою любовь к родине она пронесла через все беды, выпавшие на её долю. Неприятие поэзии Цветаевой, а также стремление поэта воссоединиться с эмигрировавшим мужем и стало причиной выезда Цветаевой за границу.

Автор: Цветаева М.И. Любовь для Марины Цветаевой была важнейшей частью бытия. Нельзя представить себе героиню цветаевской лирики вне любви. Предчувствие любви, ожидание ее, расцвет, разочарование в любимом, ревность, боль разлуки — все это звучит в лирике Цветаевой. Одним словом любовь у Цветаевой многогранна.

О Марине Цветаевой Замечательная русская поэтесса принадлежала к одной из самых интеллигентных семей, и это, естественно, наложило отпечаток на воспитание и формирование ее поэтического дара.

Автор: Цветаева М.И. Закачай меня, звездный челн! Голова устала от волн! Слишком долго причалить тщусь, — Голова устала от чувств. М. Цветаева Марина Ивановна Цветаева — большой и яркий поэт, привнесший в литературу свое видение мира, мятежную и неугомонную душу и большое, верное, любящее сердце. Гениальность Цветаевой проявилась рано, когда она еще не понимала масштабов своей личности, того дара, каким наградил ее Господь.

Яркая и трагическая судьба Марины Цветаевой, крупного и значительного поэта первой половины нашего века. Стихотворения "Последняя встреча", "Декабрь и январь", "Эпилог", "Итог дня". Поэма "Лестницы" как одно из самых острых, антибуржуазных произведений.

Анализ стихотворения цикл «Жизни» Цветаева

Картинка Анализ стихотворения Цветаевой Жизни № 2

Цикл «Жизни» (1924). Цикл состоит из двух лирических ми­ниатюр. Обратим внимание на первое стихотворение цикла, со­стоящее из двух строф:

Не возьмешь моего румянца — Сильного — как разливы рек!

Ты охотник, но я не дамся,

Ты погоня, но я есмь бег.

Не возьмешь мою душу живу!

Так, на полном скаку погонь — Пригибающийся — и жилу Перекусывающий конь Аравийский.

Две строфы противопоставлены друг другу. В первой — ли­рическая героиня говорит о своей недоступности, неуловимости. Важную роль играет мотив погони, бега. Движение и непокор­ность означают физическую и духовную жизнь. Конфликт раз­ворачивается в мире жизни и движения (при погоне все силы ли­рической героини предельно напряжены). Трагедия, произошедшая между возлюбленными, разрешается в любовной битве, в «поединке своеволий». Во второй строфе конкретно­бытовой план перерастает в бытийный: стихотворение наполня­ется философским обобщением. Портретные и психологические качества лирической героини соотносятся с явлениями природ­ного мира: сильный румянец напоминает разливы рек, любовь к свободе сопоставляется с аравийским конем. Цветаева обраща­ется к преданию о вольнолюбивом аравийском коне, который не позволяет обуздать себя и в конце концов убивающий самого се­бя. Темп стихотворения создается за счет повтора глагола «не возьмешь…» В финале стихотворения дана гибель аравийского скакуна, это самая напряженная по накалу часть стихотворения.

На этой странице искали :
  • никто ничего не отнял анализ стихотворения
  • анализ стихотворения Цветаевой Жизни
  • Анализ стихотворения жизни цветаева
  • цветаева жизни анализ
  • жизни цветаева анализ

Помощь ученику

Картинка Анализ стихотворения Цветаевой Жизни № 3

Анализ стихотворения «Бабушке» 1914 год.
В стихах Цветаевой часто встречаются смерть и жизнь, и во­прос о том, как судьбы тех, давно уже ушедших людей отража­ются в судьбах нас, живущих сейчас. Девушка рассматривает портрет своей бабушки, умершей со­всем молодой — много лет назад. Овальная рама. Изображённая на портрете женщина одета по моде того времени: в чёрное пла­тье с раструбами (расширениями в виде воронки). Обращение «Юная бабушка!» звучит как оксюморон, но это так: люди, ушедшие из жизни молодыми, навсегда остаются та­кими в памяти потомков. Но по родственным связям молодая женщина является бабушкой поэтессы. Лирическая героиня пы­тается проникнуть во внутренний мир женщины на портрете: «Юная бабушка! Кто целовал / Ваши надменные губы?» Взгляд поэтессы словно скользит по изображению, с лица и губ переходит на руки, на локоны — всё это вызывает ассоциа­ции, впечатление отражается в эпитетах и сравнениях. Назывные предложения звучат печально и словно бы отдалённо: Руки, которые в залах дворца Вальсы Шопена играли… По сторонам ледяного лица Локоны, в виде спирали. Тёмный, прямой и взыскательный взгляд. Взгляд, к обороне готовый.

Библейские сюжеты также вовлекаются в метафорический контекст стихотворения: "Женою Лота // насыпью застывшие столбы. " По библейской легенде жена праведника Лота превратилась в соляной столп, так как оглянулась назад – на стены грешного, но дорогого ей города Содома, на родной очаг. Как же было не оглядываться в дорогое прошлое женщинам России, покидающим свою родину? "Насыпью застывшие столбы", – это, видимо, железнодорожные указатели километров, но это и неисчислимые окаменевшие от горя и отчаяния женщины-изгнанницы России. В сходном ключе, сочувствуя жене Лота, разрабатывает библейский мотив А. Ахматова в стихотворении 1924 года "Лотова жена". Ахматова также сочувствует жене Лота, которая не могла, в отличие от мужа, не оглянуться "На красные башни родного Содома, // На площадь, где пела, на двор, где пряла, // На окна пустые высокого дома, // Где милому мужу детей родила. " Потому и у Цветаевой "уезжают – покидают. остывают – отстают //. остаются" 2 .

Образ древнегреческой поэтессы с острова Лесбос Сафо (Сапфо) придает трагедии русских женщин общечеловеческое содержание: "Обезголосившая Сафо плачет, как последняя швея. ", – Сафо также вынуждена была оставить родной город. Сафо была необыкновенно знаменитой, ее изображения чеканили на монетах, ее чарующий голос сравнивали с пением соловья. Представить себе утратившую поэтический голос, обезголосившую Сафо невозможно: поэтическое слово – это способ ее существования. Но коль это произошло, значит, отчаяние и горе ее были беспредельны. Перед судьбой, властью рока оказываются все равны, потому что изгнание, потеря родины тяжелы и для гениальной поэтессы, и для "последней швеи". Отчаяние изгнания, повторяясь в веках, объединяет всех женщин.

"Рельсы" М. Цветаевой вызывают в памяти и стихотворение А. Блока "На железной дороге", прежде всего его начальные и заключительные строки:

Метафорой занимающейся, но прерванной в самом начале, угасшей до срока зари-жизни завершает Цветаева свое стихотворение:

И вновь цветаевская метафора оригинальна, непредсказуема 3. женщины обычно льстятся на полотно-ткань, но не на полотно смерти – самоубийство.

Анализ стихотворения М.И. Цветаевой «Какой-нибудь предок мой был – скрипач. »

Когда-то Марина Цветаева написала: «Гений тот поезд, на который все опаздывают». Наверное, трудно найти более емкое определение для характеристики ее самой. Ведь она и есть тот самый гений. Цветаева мощью своего творчества показала, по словам Е. Евтушенко, что женская любящая душа - это не только хрупкая свечка, не только прозрачный ручеек, созданный для того, чтобы в нем отражался мужчина, но и пожар, перекидывающий огонь с одного дома на другой.

Стихи Марины Цветаевой всегда очень эмоциональны и экспрессивны. Когда их читаешь, кажется, будто это и не стихи вовсе, а проснувшийся вулкан, извергающий потоки раскаленной лавы. Никогда не знаешь, куда направит свои бурлящие воды эта огненная река, что она спалит на своем пути. Обожжет ли твою душу ее жаркое дыхание или обойдет стороной?

М. Цветаева вступает в литературу как поэт с романтическим мировосприятием, максимализмом жизненных требований, крайним индивидуализмом жизненной и поэтической позиции:

Чтоб в мире было двое:

Черты романтической эстетики мы можем найти и в стихотворении Цветаевой «Какой-нибудь предок мой был – скрипач…». В центре поэтического сюжета лирический герой, которым оказывается сам поэт. Стихотворение во многом построено на эффекте неожиданности:

И было все ему нипочем,

Как снег прошлогодний – летом!

Таким мой предок был скрипачом.

Я стала – таким поэтом.

Таким образом, в стихотворении нет сюжета в традиционном его понимании. Оно построено с помощью конкретизации, раскрытия определенных черт лирического героя. Для этого Цветаева обращается к его возможной родословной. Так, в самом начале поэт (лирический герой) предполагает, что его предок был скрипачом, а при этом еще наездником и вором. Отсюда поэтесса делает вывод о чертах его (своего) характера:

Какой-нибудь предок мой был – скрипач,

Наездник и вор при этом.

И потому ли мой нрав бродяч,

И волосы пахнут ветром.

Формально это стихотворение делится на семь самостоятельных, но взаимосвязанных четверостиший. Связь между ними подчеркивается использованием одного и того же способа построения: тезис – вывод. Например, во втором четверостишии то, что предок «крадет абрикосы» (вор) становится причиной «страстной судьбы» героини. В третьей строфе тезис дает описательные характеристики, а затем следует вывод:

Дивясь на пахаря за сохой,

Вертел между изб – шиповник.

Плохой товарищ он был – лихой

И ласковый был любовник.

Можно сделать вывод, что композиция этого стихотворения двухчастна. Последнее четверостишие, а точнее, две его последние строчки, в определенном смысле противопоставлены остальным строфам стихотворения:

Таким мой предок был скрипачом.

Я стала – таким поэтом.

Важной особенностью этой части является то, что только здесь есть указание на пол поэта. Это очень важно в контексте времени, когда жила Цветаева. Она явилась одним из родоначальников русской «женской поэзии».

Таким образом, можно сказать, что тема стихотворения – образ поэта. Идея же его рассыпана по всему произведению и связана с романтическим пафосом. Он воплощается в портрете предка: «скрипач», «наездник и вор», «плохой товарищ», «ласковый любовник», «любитель трубки, луны и бус…». Романтизм проявляется и в автобиографизме стихотворения.

Цветаева-поэт боролась за право иметь сильный характер. Ее стихийность во всем стала стихийностью и ее стиха. Цветаева резка, порывиста, дисгармонична. Она, повинуясь интонации, рвет стихотворную строку на слова и слоги, а слоги переносит из одной строки в другую. Поэту прежде всего важен смысл, речь. Не жалея стиха, Цветаева резала строку цезурой и резко – с помощью тире – выделяла, «отбрасывала» слово вниз.

Все стихотворение «Какой-нибудь предок мой был – скрипач…» построено на центральном образе: предок – скрипач. Он раскрывается с помощью эпитетов, а также «красочного» и разнообразного синтаксиса - примет особого поэтического стиля М. Цветаевой. Поэт активно использует восклицательные знаки, тире, многоточия.

Одним из ключевых в произведении становится прием иронии. Сначала делается предположение: «Какой-нибудь предок мой был скрипач». А затем: «Что он не играл на скрипке». И хотя поэт иронизирует: «Таким мой предок был скрипачом. Я стала таким поэтом», можно без иронии сказать, что поэт Марина Цветаева состоялась. Ее поэзию трудно перепутать с чьей-либо еще. Перечитывая это ее стихотворение, можно смело сказать:

Я (Марина Цветаева) стала – таким поэтом!

Анализ стихотворения М. Цветаевой «Что же мне делать, слепцу и пасынку. »

Стихотворение «Что же мне делать, слепцу и пасынку…» было написано Мариной Цветаевой в 1923 году. Оно буквально наполнено противоречиями. Читатель чувствует пессимистичные настроения и безвыходность положения лирического героя, его отчуждение от окружающего мира. Для того, чтобы понять, откуда у тридцатилетней поэтессы возникли такие мысли, нужно обратиться к ее биографии.

В 1922 году Марина Цветаева вместе с мужем Сергеем Эфроном уехала за границу, в Чехословакию. Эмиграция оставила глубокий след в ее жизни. Смена страны, языка, постоянное отсутствие мужа (он был офицером Добровольческой армии), нехватка материальных средств – все это делало женщину еще более несчастной. За границей она всегда чувствовала себя одинокой, ведь, кроме мужа и детей, ее никто не принимал и не понимал. Вообще, вся поэзия Марины Цветаевой автобиографична, ее стихи часто называют исповедью поэта.

В стихотворении «Что же мне делать, слепцу и пасынку…» поэтесса, во-первых, показывает несуразность окружающего мира, во-вторых - противопоставляет себя этому миру и в-третьих – пытается найти выход их сложившегося положения.

Что отталкивает лирическую героиню от существующей действительности? Что ей неприятно в этом мире? Ответы на вопросы возникают по ходу развития стихотворения. Фальшь, грубость, отсутствие чувств и сострадания царят в этом мире, где плач называется «насморком», а «вдохновенье хранят, как в термосе». Последние две строчки каждой из строф содержат яркие антитезы:

С их невесомостью

С этой безмерностью

Лирическая героиня противопоставлена этому миру «серых». По сравнению с ними она чувствует себя духовно слепой и осиротелой, но, вместе с тем, она «певчая», первая. Все у героини не так, как у других, она сильно отличается от всех остальных и потому одинока:

Что же мне делать, слепцу и пасынку,

В мире, где каждый и отч и зряч,

Что же мне делать, певцу и первенцу,

В мире, где наичернейший — сер!

Но героиня не хочет мириться с безразличием окружающих, она не подчиняется, а пытается найти выход. О сильном желании бросить вызов этому миру свидетельствуют первые строки каждой строфы, которые начинаются словами «Что же мне делать». Поэтесса не только противопоставляет себя окружающим, но и пытается найти себя, свое место в этом обществе.

Эмоциональная напряженность лирической героини и сила ее переживаний передается через обилие восклицательных знаков, через короткие, как бы «рваные» предложения и фразы, сквозь которые проступает огромная сила воли и стремление к постоянному поиску и совершенствованию. Также важную роль играют слова-символы, такие, как «термос», хранящий вдохновение, «насыпи» - анафемы, «мост» - наваждение.

Читая это стихотворение, думаешь о том, что в любом обществе всегда найдутся такие чужые, непринятые и непонятые, как Цветаева. Если ты оказался чужим среди своих, то ни в коем случае нельзя подчиняться «серой» бездуховной массе, нужно стоять на своем, отстаивать свои убеждения и верить в них. Если же встретится «странный» человек, живущий по иным принципам, то не стоит сразу отталкивать его, а стоит попытаться понять этого человека, вникнуть в его мысли. Марине Цветаевой очень не хватало понимания, поэтому, возможно, ее жизнь и закончилась трагически:

Что же мне делать, слепцу и пасынку,

В мире, где каждый и отч и зряч,

Где по анафемам, как по насыпям —

Страсти! где насморком

Что же мне делать, ребром и промыслом

Певчей! — как провод! загар! Сибирь!

По наважденьям своим — как по мосту!

С их невесомостью

Что же мне делать, певцу и первенцу,

В мире, где наичернейший — сер!

Где вдохновенье хранят, как в термосе!

С этой безмерностью

Стихотворение М.И.Цветаевой «Моим стихам, написанным так рано. » (восприятие, истолкование, оценка)

Марина Цветаева занимает особую нишу в русской поэзии. Ее лирика интеллектуальна, грустна и очень красива. Стихи Цветаевой волнуют наши сердца, будят в нас самые светлые и искренние чувства, доставляют подлинное эстетическое наслаждение. В стихах этой поэтессы Серебряного века главное – не слова, не их буквальное значение. В первую очередь для Цветаевой важно то, что кроется за словами, то, к чему бегут строчки; то, к чему ведут стремительные рельсы-тире; то, к чему влечет скрытая в стихах стремительная интонация… Стихи поэтессы разнообразны по мотивам и очень интуитивны: «Моим стихам, как драгоценным винам, // Настанет свой черед». Марина Цветаева оказалась права – ее время настало.

Стихотворение «Моим стихам…» создано в 1913 году, когда поэтессе был 21 год. Уже в таком юном возрасте в ее творческой кладовой имелся не один сборник стихов. Марина была харизматичной, сильной и амбициозной личностью, смело заявляла о себе и претендовала своей лирикой на место в душах людей.

В этом стихотворении поднята проблема значимости и оценки творчества для самого автора, поиск его признания.

Лирическая героиня уверена в силе своего таланта. Она с любовью и трепетом относится к собственным творениям, приводит красивые сравнения:

Моим стихам, написанным так рано,

Что и не знала я, что я – поэт,

Сорвавшимся, как брызги из фонтана,

Как искры из ракет.

Из этого отрывка мы можем сделать вывод о том, что героиня, сопоставляя творчество с брызгами и ракетными искрами, считает стихи такими же динамичными, яркими, эмоциональными. Ее поэзия – не однообразный поток воды, а отдельные капли и огоньки, яркие, освещающие наш мир. Стихотворения Цветаевой не только образны, но и актуальны. Они взрывают серость и однообразие, затрагивают насущное, разжигают бурю эмоций:

Ворвавшимся, как маленькие черти,

В святилище, где сон и фимиам,

Моим стихам о юности и смерти,

Стихотворение проникнуто чувством уверенности и надежды. И пусть стихи героини «никто не брал и не берет», но наступит такое время, когда их оценят и полюбят.

Цветаева всегда осознавала свою значимость, значимость своих стихов. Она прекрасно понимала, что ее «звездный час» пробьет нескоро, но непременно наступит:

Моим стихам, как драгоценным винам,

Настанет свой черед.

Здесь определена позиция лирической героини - идти вперед. Стихи много значат для нее, в них - самовыражение, в них - отдушина, в них - вся жизнь!

Стихотворение «Моим стихам, написанным так рано…» является своеобразной отправной точкой молодой поэтессы. Ведь это очень важно - на начальном этапе своего творчества запастись смелостью, стойкостью и искренне любить тех, для кого пишешь.

Лирическая героиня преисполнена лихорадочной, вдохновенной силы творить и добиться признания. И пока она жива, в ней будет неугасимо гореть душевный творческий костер – костер любви к жизни и к людям, к природе, к святому ремеслу поэта.

Стихотворение написано ямбом и перекрестной рифмой, что создает жесткость его интонации. Именно этого и добивался автор.

Тема данного стихотворения требует серьезного подхода. Рассказывая о своей поэзии, для создания образности Цветаева прибегает к сравнениям: «Моим стихам … сорвавшимся, как брызги из фонтана, как искры из ракет», «моим стихам, как драгоценным винам»; одушевлениям: «ворвавшимся, как маленькие черти»(про стихи).

Используются в стихотворении и синтаксические средства художественной выразительности: параллелизм («сорвавшимся, как брызги из фонтана», «ворвавшимся, как маленькие черти»), повторы («моим стихам, написанным так рано», «моим стихам о юности о смерти», «моим стихам, как драгоценным винам»), восклицания («Нечитанным стихам!», «Где их никто не брал и не берет!»)

Лирическая героиня вступила на путь, откуда сделать шаг назад уже невозможно. Бесстрашная и безоглядная правдивость и искренность во всем были всю жизнь ее радостью и болью, ее крыльями и путами, ее волей и пленом, ее небесами и преисподней. О значении этого стихотворения в жизни и творчестве Цветаевой лучше всех сказала сама поэтесса в 30-е годы: «Формула – наперед – всей моей писательской и человеческой судьбы».

На мой взгляд, надежда М.Цветаевой на признание своей поэзии сбылась. Ее стихи ценят и любят. Читатели не «проглатывают» ее творчество, а наслаждаются и восторгаются каждой каплей стихов поэтессы, точно «дорогим вином».

Сочинение: Анализ стихотворения Марины Цветаевой Душа

(М.Цветаева, «Жизни», 1, 1924)

Выше! Выше! Лови — лётчицу!
Не спросившись лозы — отческой
Нереидою по — лощется,
Нереидою в ла — зурь!

Лира! Лира! Хвалынь — синяя!
Полыхание крыл — в скинии!
Над мотыгами — и — спинами
Полыхание двух бурь!

Муза! Муза! Да как — смеешь ты?
Только узел фаты — веющей!
Или ветер страниц — шелестом
О страницы — и смыв, взмыл.

И покамест — счета — кипами,
И покамест — сердца — хрипами,
Закипание — до — кипени
Двух вспененных — крепись — крыл.

Так, над вашей игрой — крупною,
(Между трупами — и — куклами!)
Не́ общупана, не́ куплена,
Полыхая и пля — ша —

Шестикрылая, ра — душная,
Между мнимыми — ниц! — сущая,
Не задушена вашими тушами
Ду — ша!

Одним из главных героев творчества Марины Цветаевой всегда являлась душа. Зачастую «душа» у Цветаевой – это именно душа поэта, женщины поэта, мужественной женщины. «Душе» в цветаевском понимании всегда присуще своеволие, буйство, безудержный разгул.

В основе стихотворения «Душа» — вечная цветаевская антитеза бытия и быта, воспринимаемая почти физически, явно ощутимая – антитеза души, полета, крыл, серда, кипения и – трупов, кукол, счетов, всего ненавистного поэту.

Для того чтобы показать противостояние быта и души, Цветаева использует стилистическую антитезу: поэтическая лексика, связанная с миром души, противопоставляется нарочито разговорной, даже просторечной: лира, нереиды, Муза \ туши, игра, трупы.

«Душа» Цветаевой – летчица, материя воздушная, свободная. Она стремится «Выше! Выше!», улетает «без спросу », она бунтарка. Но полощется в лазури душа не птицей, а нереидою. Нереиды – дочери морского божества. То есть поэтическая душа вмещает в себя и небо, и морскую стихию, которое в стихотворение введено ассоциативно – через образ нереиды и лазурный цвет (в поэтической традиции – цвет моря и неба). Поэтическая душа – как Муза – неуловимая, легкая, воздушная – «и смыв, взмыл». Она остается выше «игр», ее нельзя купить, она полыхающая, горящая и пляшущая.

«Душу» стихотворений Цветаевой можно соотнести с «Мировой Душой», «Вечной женственностью», которая явно противостоит быту и повседневности, взмывается над миром. Однако цветаевская «душа» — гораздо реалистичней и действенней. Она сопротивляется, она живет, возвышается над мотыгами, трупами, куклами.

«Душа» возносится над бытом, над «куклами» и «трупами», над «мотыгами и спинами», над «счетами кипами» поднимается на небесную, почти святую высоту («Полыхание крыл — в скинии !»: «скиния» – храм). Ассоциативно перед нами появляется также образ Серафима («Шестикрылая» ) — ангела, особо приближённого к престолу Бога и Его прославляющего. Рождается ассоциация с пушкинским пророческим Серафимом.

«Я не верю стихам, которые льются, рвутся – да!». Цветаева рвет свои стихотворения – сразу бросается в глаза обилие тире, призванных лишать стих плавности, насыщенность текста восклицательными знаками, задающими стихотворению предельную напряженность звучания. Поставленные Цветаевой ударения акцентируют формально служебные, но мире поэзии обладающие значимостью слова «и», «не».

Эмоциональное напряжение достигается и графическими средствами – выделением слов с помощью знаков препинания. Цветаева расставляет акценты в стихотворении, разрывая слова с помощью тире, позволяя увидеть сквозь привычную форму слова дополнительные смыслы (ра — душная ).

Важную роль в стихотворении играет и звукопись – аллитерации (в-л-н-н-л) и ассонансы (у-а). Ш-р-щ в сочетании с у предают значение тяжеловесности, характерной для бытового мира «сытых».

Стихотворение «Душа» — это своего рода квинтэссенция чувств, лирических размышлений

Слушать стихотворение Цветаевой Жизни

Темы соседних сочинений

Картинка к сочинению анализ стихотворения Жизни

Анализ стихотворения Цветаевой Жизни