Анализ стихотворения Цветаевой Я хочу

Анализ стихотворения Цветаевой "Я тебя отвоюю у всех земель"

Картинка Анализ стихотворения Цветаевой Я хочу № 1

maksik aleksandrovich Знаток (323), закрыт 1 год назад

Я тебя отвоюю у всех земель, у всех небес,
Оттого что лес — моя колыбель, и могила — лес,
Оттого что я на земле стою — лишь одной ногой,
Оттого что я тебе спою — как никто другой.
Я тебя отвоюю у всех времен, у всех ночей,
У всех золотых знамен, у всех мечей,
Я ключи закину и псов прогоню с крыльца —
Оттого что в земной ночи я вернее пса.
Я тебя отвоюю у всех других — у той, одной,
Ты не будешь ничей жених, я — ничьей женой,
И в последнем споре возьму тебя — замолчи! —
У того, с которым Иаков стоял в ночи.
Но пока тебе не скрещу на груди персты —
О проклятие! — у тебя остаешься — ты:
Два крыла твои, нацеленные в эфир, —
Оттого что мир — твоя колыбель, и могила — мир!

«Я тебя отвоюю у всех земель, у всех небес…» — одно из самых известных стихотворений Цветаевой, посвященных любви. В нем поэтесса описала мощную лавину чувств — безграничную, способную снести все на своем пути. Кому-то покажется, что лирическая героиня произведения ведет себя слишком смело, чересчур по-мужски. Мол, не женское это дело, так открыто признаваться в любви. Подобное мнение ошибочно. В лирике Марины Ивановны нашла выражение натура на сто процентов женская, просто не такая, как, например, у Ахматовой. Русский религиозный и политический философ Николай Бердяев писал, что женская природа склонна к «одержанию». Представительница прекрасного пола «часто бывает гениальна в любви», вкладывая в нее всю полноту своей природы. Вот только мужчина под столь сильным натиском не способен выстоять. Он не может выполнить безмерные притязания женской любви. И в этом заключается вечная трагедия. В некоторой степени схожие мысли встречаются у французского писателя Флобера. По его мнению, истинно любящий мужчина робеет, а по-настоящему любящая женщина действует. Стихотворение Цветаевой как нельзя лучше иллюстрирует высказывания Бердяева и Флобера

Загрузка...

LiveInternet LiveInternet

Картинка Анализ стихотворения Цветаевой Я хочу № 2

Анализ стихотворения Цветаевой «Пригвождена к позорному столбу…»

Картинка Анализ стихотворения Цветаевой Я хочу № 3

Пригвождена к позорному столбу
Славянской совести старинной,
С змеею в сердце и с клеймом на лбу,
Я утверждаю, что — невинна.

Я утверждаю, что во мне покой
Причастницы перед причастьем.
Что не моя вина, что я с рукой
По площадям стою — за счастьем.

Пересмотрите все мое добро,
Скажите — или я ослепла?
Где золото мое? Где серебро?
В моей руке — лишь горстка пепла!

И это всё, что лестью и мольбой
Я выпросила у счастливых.
И это всё, что я возьму с собой
В край целований молчаливых.

Пригвождена к позорному столбу,
Я всё ж скажу, что я тебя люблю.

Что ни одна до самых недр — мать
Так на ребенка своего не взглянет.
Что за тебя, который делом занят,
Не умереть хочу, а умирать.
Ты не поймешь —- малы мои слова! —
Как мало мне позорного столба!

Что если б знамя мне доверил полк,
И вдруг бы т ы предстал перед глазами —
С другим в руке — окаменев как столб,
Моя рука бы выпустила знамя.
И эту честь последнюю поправ,—
Прениже ног твоих, прениже трав.
Твоей рукой к позорному столбу
Пригвождена — березкой на лугу.

Сей столб встает мне, и на рокот толп —
То голуби воркуют утром рано.
И, всё уже отдав, сей черный столб
Я не отдам — за красный нимб Руана!

Ты этого хотел.— Так.— Аллилуйя.
Я руку, бьющую меня, целую.

В грудь оттолкнувшую — к груди тяну,
Чтоб, удивясь, прослушал — тишину.

И чтоб потом, с улыбкой равнодушной:
— Мое дитя становится послушным!

Не первый день, а многие века
Уже тяну тебя к груди, рука

Монашеская — хладная до жара! —
Рука — о Элоиза! — Абеляра!

В гром кафедральный — дабы насмерть бить!
Ты, белой молнией взлетевший бич!

Так случилось, что после Октябрьской революции муж Марины Цветаевой Сергей Эфронт оказался за границей. Поэтесса же вместе с детьми осталась в голодной и разоренной России. Она вдруг осознала, что совершенно никому не нужна, а ее творчество на фоне ура-патриотических стихов других авторов кажется неуместным. Более того, ее перестали публиковать, и для того, чтобы выжить Цветаевой пришлось продавать свои вещи и немногочисленные украшения.

В 1920 году поэтесса начала работу над новым циклом стихов, в который вошло произведение «Пригвождена к позорному столбу». Оно состоит из трех различных частей, каждая из которых охватывает определенный аспект жизни Цветаевой. Поэтесса пытается переосмыслить, что же происходит вокруг, через призму собственных переживаний, и, пожалуй, впервые открыто обращается к Богу, прося его помощи и защиты.

Так, в первой части поэтесса рассказывает о том, что ее литературный талант, который еще недавно вызывал восхищение у поклонников и критиков, оказался невостребованным. Более того, Цветаеву обвиняют в нелояльном отношении к советской власти и причисляют к представителям буржуазии, клеймя за прошлое, которое она не в силах изменить. «С змеею в сердце и с клеймом на лбу я утверждаю, что – невинна», — отмечает поэтесса. Пытаясь дать отпор недоброжелателям, которые утверждают, что наследства, доставшегося от родителей, Цветаевой хватит, чтобы безбедно жить и при советской власти, поэтесса вопрошает: «Где золото мое? Где серебро? В моей руке – лишь горстка пепла!». Следует отметить, что автор этих строк испытывает крайнюю нужду, а ее младшая дочь Ирина, появившаяся на свет незадолго до революции, вскоре умрет от голода.

Вторая часть стихотворения посвящена мужу, о судьбе которого Цветаевой ничего не известно. Обращаясь к нему, поэтесса отмечает: «Я все ж скажу, что я тебя люблю». Это признание действительно выстрадано, так как семейная жизнь Цветаевой складывается весьма непросто, она то уходит от супруга, то вновь к нему возвращается. И при этом искренне раскаивается в том, что причинила любимому человеку так много боли. «Позорного столба мне мало!», — восклицает поэтесса. В третьей части произведения автор ведет завуалированный диалог со Всевышним, суть которого в том, что она готова смириться перед его волей, принимая все, что уготовила ей судьба.

Двенадцатое стихотворение цикла, наверное, самое неожиданное по содержанию. Ахматовой там, на первый взгляд, вовсе нет. Так почему же это стихотворение включено в цикл?

Руки даны мне — протягивать каждому обе,
Не удержать ни одной, губы — давать имена,
Очи — не видеть, высокие брови над ними —
Нежно дивиться любви и — нежней — нелюбви.

А этот колокол там, что кремлевских тяжéле,
Безостановочно ходит и ходит в груди, —
Это — кто знает? — не знаю, — быть может, — должно быть —
Мне загоститься не дать на российской земле!
2 июля 1916

Вчитаемся в текст. Это внутренний монолог, которому мерность гекзаметра придает особенную интимную выразительность. Героиня предается размышлениям о своем облике и обнаруживает его странность:

Руки даны мне — протягивать каждому обе,
Не удержать ни одной, губы — давать имена,
Очи — не видеть, высокие брови над ними —
Нежно дивиться любви и — нежней — нелюбви.

Этот пассаж можно толковать так: я открыта для других людей, но не стараюсь сохранять отношения. Я предпочитаю не целовать человека, а окликать его по имени: мне ближе отношения на расстоянии. Я предпочитаю закрывать глаза на происходящее, а не вглядываться в него. Когда узнаю, что меня любят, это вызывает не интерес, а лишь нежное удивление. Но и отсутствие любви не вызывает горечи, а только то же нежное удивление…

Все эти черты создают образ женщины, отрешившейся от мирской суеты, безучастной не только к тому, что происходит вокруг, но и к тому, что имеет к ней прямое отношение.

В чем же причина такого поведения?

А этот колокол там, что кремлевских тяжéле,
Безостановочно ходит и ходит в груди, —
Это — кто знает? — не знаю, — быть может, — должно быть —
Мне загоститься не дать на российской земле!

Героиня углубляет самоанализ, продолжает присматриваться и прислушиваться к себе. И обнаруживает: всему причиной работа «колокола», который «безостановочно ходит и ходит в груди».

Колокол — метафора сердца героини. Он тяжелее знаменитого московского Царь-колокола, расколовшегося от своей неподъемности, потому, что отлит из чувств поистине вселенской тяжести. Внешняя безучастность — это следствие громадного переизбытка внутренних ощущений, главные среди которых — тревога, тоска, смятение — все те чувства, которые вызывают ничем не утишаемое тяжкое сердцебиение, не оставляя сил для земных радостей.

С таким сердцем трудно жить на свете. И героиня медленно, постепенно, шаг за шагом делает страшное, но неизбежное открытие: «кто знает? — не знаю, — быть может, — должно быть» — ее жизнь на родной земле близится к концу.

Подобный комплекс переживаний и предчувствий мы уже встречали в строках, обращенных к Ахматовой:

Но и чувства цветаевской героини полны драматической силы:

«Кремлевский колокол» — московская примета, дающая связь центрального образа с Цветаевой. Но земля, на которой она «гостит», — российская, а не московская. В той же степени эта земля принадлежит и Ахматовой, «всея Руси / Искупительному глаголу». Можно предположить, что замысел стихотворения объединяет образы Ахматовой и Цветаевой в единую ипостась Поэта. Природа медиума, обостренная восприимчивость, масштабность переживаемых ощущений возлагают на него долг все понять, прочувствовать и сказать за всех. Сознание этого долга и производит впечатление внешней отрешенности, обесценивает сущность привычных проявлений чувств, объясняет безучастность к событиям земной жизни.

Подобная участь выпадает избранным натурам, но ее невыносимая тяжесть — неизбежная причина раннего ухода Поэта. Собственное предчувствие недолгой жизни, как видно из цитируемых стихотворений, Цветаева переносила и на ахматовскую судьбу, и это обстоятельство служит дополнительным доводом для гипотезы, что данное произведение представляет собой двойной портрет Поэтов.

Марина
Цветаева

Картинка Анализ стихотворения Цветаевой Я хочу № 4

Анализ стихотворения Марины Цветаевой «И не спасут ни стансы, ни созвездья»

Картинка Анализ стихотворения Цветаевой Я хочу № 5

Революция 1917 года кардинально изменила жизнь Марины Цветаевой. К тому времени она уже состоялась, как поэтесса, и по праву могла гордиться своими достижениями на литературном поприще. Но в один миг вдруг все успехи остались в прошлом, и Цветаева осознала, что ее стихи больше никому не нужны. Точнее, у ее произведений по-прежнему были читатели, и истинные поклонники творчества Цветаевой не забыли о своем кумире. Вот только при новой власти никто не хотел публиковать романтические и лишенные социальной подоплеки стихи поэтессы. Более того, после того, как она публично выразила свое сочувствие белогвардейцам, двери всех без исключения советских издательств оказались для нее закрытыми.

О том, что пришлось пережить Цветаевой с 1917 по 1922 годы, когда она осталась в голодной России с детьми на руках и без средств к существованию, остается лишь догадываться. Многие ее знакомые поступились личными принципами и в обмен на лояльные стихи получили доступ к продуктовым карточкам, а также возможность публиковать свои произведения. Цветаева же отказалась менять свои взгляды, хотя и понимала, что за это ей придется заплатить слишком высокую цену. В 1920 году они пишет стихотворение «И не спасут ни стансы, ни созвездья…», в котором открыто признается, что ее бедственное положение – следствие собственной гордыни. Это та расплата, которая настигла поэтессу за то, что она не смогла стать такой, как все. И на это была веская причина, ведь до этого момента Цветаева искала «над лбом своим просторным звезд только, а не глаз».

Литературный успех настолько вскружил голову поэтессе, что она даже не сомневалась в собственной гениальности. Это действительно было так, но жизнь изменилась, и настал тот период, когда поэзия стала оружием пропаганды, а не частью духовной жизни. И теперь Цветаева задается вопросом: а действительно ли она правильно поступает, продолжая оставаться верной своим идеалам? Ведь именно поэзия всегда была для нее чем-то незыблемым и вечным. Ради нее она готова была пожертвовать даже собственной жизнь, не говоря уже о таких чувствах, как любовь, преданность и искренность. Поэтому между строк в этом произведении она просит прощение у супруга Сергея Эфрона за то, что всегда искала «у нежных уст румяных – рифм только, а не уст». Но просить прощения и раскаиваться – совершенно разные понятия. Даже перед угрозой смерти Цветаева ни о чем не раскаивается и безропотно готова принять свой крест, считая, что должна выполнить ту миссию, ради которой она появилась на свет.

И не спасут ни стансы, ни созвездья.

А это называется — возмездье

За то, что каждый раз,

Стан разгибая над строкой упорной,

Искала я над лбом своим просторным

Звезд только, а не глаз.

«Я знаю правду!» М.Цветаева

«Я знаю правду!» Марина Цветаева

Я знаю правду! Все прежние правды-прочь!
Не надо людям с людьми на земле бороться.
Смотрите: вечер, смотрите: уж скоро ночь.
О чем — поэты, любовники, полководцы?

Уж ветер стелется, уже земля в росе,
Уж скоро звездная в небе застынет вьюга,
И под землею скоро уснем мы все,
Кто на земле не давали уснуть друг другу.

Анализ стихотворения Цветаевой «Я знаю правду!»

Первая мировая война застала Марину Цветаеву врасплох и привнесла в ее жизнь еще больше хаоса. Расставшись со своей возлюбленной Софьей Парнок, поэтесса вернулась к мужу и попыталась восстановить семейные отношения. Однако вскоре Сергей Эфрон ушел на фронт.

В холодной осенней Москве 1915 года, оставшись практически без средств к существованию, Цветаева написала стихотворение «Я знаю правду!», в котором выразила свое негативное отношение к военным действиям. В этот момент она опасалась не столько за себя и детей, сколько за солдат, которые целыми эшелонами отправлялись на войну и были обречены на гибель. «Не надо людям с людьми на земле бороться», — призывает воюющие стороны поэтесса, хотя и понимает, что простыми стихами остановить кровавую бойню никому не под силу. По ее мнению, в жизни есть более важные занятия, чем выяснение отношений с помощью оружия. Достаточно выглянуть в окно, чтобы увидеть прекрасный закат, или же вдохнуть прохладный осенний воздух с терпким ароматом опавшей листвы, чтобы понять – никакие великие идеи не стоят того, чтобы всего этого лишиться в одночасье. Поэтому Цветаеву очень волнует вопрос, о чем именно думают в такие минуты «поэты, любовники, полководцы». Ей кажется, что совсем не о войне, хотя далеко не всем хватает честности признаться в этом хотя бы самим себе.

Автор убеждена, что знает правду, которая помогает сохранять на земле хоть какое-то подобие хрупкого равновесия. Конечно же, мир не перестанет существовать только потому, что очередной воин падет от руки своего противника. Но и лучше от этого никому не станет. День сменится ночью, вместо утренней росы на луговой траве будет блестеть иней, однако в судьбе того, кто ушел из жизни, не наступит того самого «завтра», к которому он так стремился. Более того, мертвые наверняка будут сожалеть о том, что так бездарно и глупо завершили свой земной путь. Ведь им откроется истина и, как утверждает поэтесса, она окажется до банального простой.

Поэтому Цветаева хочет поделиться своей правдой с другими, чтобы уберечь их от никому не нужных жертв. Она убеждена, что все равно настанет тот момент, когда «под землею скоро уснем мы все, кто на земле не давали уснуть друг другу». Мистическая подоплека стихотворения косвенно указывает на то, что автор верит в загробную жизнь и предполагает, что каждому придется отвечать за свои поступки, которые подчас являются слишком жестокими, глупыми и необъяснимыми.

Послушайте стихотворение Цветаевой Я хочу

Темы соседних сочинений

Картинка к сочинению анализ стихотворения Я хочу

Анализ стихотворения Цветаевой Я хочу