Анализ стихотворения Цветаевой Стол



LiveInternet LiveInternet

Картинка Анализ стихотворения Цветаевой Стол № 2

Марина Цветаева. Стол.

Картинка Анализ стихотворения Цветаевой Стол № 3

Понедельник, 25 Апреля 2011 г. 23:43 + в цитатник

Цветаевой написан единственный в своем роде цикл стихов, обращенных к. письменному столу, разделявшему с поэтом все радости и муки его нелегкого труда. Это гимн высокому подвижничеству поэта, его неустанной ежедневной работе. Для Цветаевой поэзия живет на земле, стих вырастает из жизни, и ценность, достоинство его обеспечивается вложенным в него трудом. Он (стих) порожден сегодняшним днем и именно поэтому способен пережить его, уйти в вечность. На этом Цветаева настаивает, обращаясь к столу, учившему: «. Что нету завтра, Что только сегодня есть». И письменный стол — рабочее место поэта, его станок — оказывается плацдармом, на котором свершаются поистине великие дела, вызывает возвышенные аналогии и ассоциации: «Столп столпника, уст затвор — Ты был мне престол, простор. » Прочно стоящий на земле («. Стойкий врагам на страх Стол — на четырех ногах Упорства. Скорей — скалу Своротишь!»), уходящий «корнями до дна земли», стол дает поэту возможность почувствовать в себе силу, чтобы — «всем низостям — наотрез».

Загрузка...

«Своего собственного стола она никогда во Франции не имела, и в этом был символ ее неустроенности и бедности. Но ее похвала столу была не только символической, она раскрывала сущность ее творчества. Цветаеву нельзя себе вообразить без пера и бумаги, без рабочего стола. У нее вслед за наитием, за озарением следовал контроль — поиски, проверка, отбор — и все это в процессе письменного труда. <. > Все критики (и читатели), не принимавшие романтизма как художественного направления и как мироощущения и превозносившие строгость, собранность и классическую стройность, постоянно упрекали МИ в избытке, словесном и эмоциональном расточительстве, в попытке переплеснуть, перескочить — вообще „пере“ и „через“. Стихийность, анархический спор Цветаевой с миром, бунт ее страстей, весь стиль ее восклицаний, междометий, прерывистого дыхания, „револьверная дробь“ ее размеров казались им выходом из берегов или вулканическим взрывом.
Я полагаю, однако, что критика этого рода ошибочна: она приписывает наитию, бессознательной и неорганизованной силе, чуть ли не наваждению, то, что у Цветаевой удивительным образом сочетается с упорной поэтической дисциплиной, строгим отбором слов, огромной работой над покорением стихии и превращением ее в сложную, но крепкую лексическую форму. Что это форма ее собственная, повинующаяся из нее же вытекающим законам, — несомненно, но ведь в этом вся неповторимость ее поэзии и ее отличие от обычного у многих романтиков многословия и беспорядка. Повторяю сказанное раньше: достаточно бросить взгляд на цветаевские черновики, чтобы убедиться, как она умела выбирать, сокращать, резать и менять для достижения наибольшей точности и ударности. Она возмущалась, когда переделку и шлифовку рукописей называли „черной работой“ — да ведь это есть самая настоящая поэтическая работа — какая же она черная».

М. Слоним. О Марине Цветаевой: Из воспоминаний, 1970

Мой письменный верный стол!
Спасибо за то, что шел
Со мною по всем путям.
Меня охранял - как шрам.

Мой письменный вьючный мул!
Спасибо, что ног не гнул
Под ношей, поклажу грез -
Спасибо - что нес и нес.

Строжайшее из зерцал!
Спасибо за то, что стал
- Соблазнам мирским порог -
Всем радостям поперек,

Всем низостям - наотрез!
Дубовый противовес
Льву ненависти, слону
Обиды - всему, всему.

Мой збживо смертный тес!
Спасибо, что рос и рос
Со мною, по мере дел
Настольных - большал, ширел,

Так ширился, до широт -
Таких, что, раскрывши рот,
Схватясь за столовый кант.
- Меня заливал, как штранд!

К себе пригвоздив чуть свет -
Спасибо за то, что - вслед
Срывался! На всех путях
Меня настигал, как шах -

Беглянку.
- Назад, на стул!
Спасибо за то, что блюл
И гнул. У невечных благ
Меня отбивал - как маг -

Сомнамбулу.
Битв рубцы,
Стол, выстроивший в столбцы
Горящие: жил багрец!
Деяний моих столбец!

Столп столпника, уст затвор -
Ты был мне престол, простор -
Тем был мне, что морю толп
Еврейских - горящий столп!

Так будь же благословен -
Лбом, локтем, узлом колен
Испытанный, - как пила
В грудь въевшийся - край стола!

Тридцатая годовщина
Союза - верней любви.
Я знаю твои морщины,
Как знаешь и ты - мои,

Которых - не ты ли - автор?
Съедавший за дестью десть,
Учивший, что нету - завтра,
Что только сегодня - есть.

И деньги, и письма с почты -
Стол - сбрасывавший - в поток!
Твердивший, что каждой строчки
Сегодня - последний срок.

Грозивший, что счетом ложек
Создателю не воздашь,
Что завтра меня положат -
Дурищу - да на тебя ж!

Тридцатая годовщина
Союза - держись, злецы!
Я знаю твои морщины,
Изъяны, рубцы, зубцы -

Малейшую из зазубрин!
(Зубами - коль стих не шел!)
Да, был человек возлюблен!
И сей человек был - стол

Сосновый. Не мне на всхолмье
Березу берёг карел!
Порой еще с слезкой смольной,
Но вдруг - через ночь - старел,

Разумнел - так школьник дерзость
Сдает под мужской нажим.
Сажусь - еле доску держит,
Побьюсь - точно век дружим!

Ты - стоя, в упор, я - спину
Согнувши - пиши! пиши! -
Которую десятину
Вспахали, версту - прошли,

Покрыли: письмом - красивей
Не сыщешь в державе всей!
Не меньше, чем пол-России
Покрыто рукою сей!

Сосновый, дубовый, в лаке
Грошовом, с кольцом в ноздрях,
Садовый, столовый - всякий,
Лишь бы не на трех ногах!

Как трех Самозванцев в браке
Признавшая тёзка - тот!
Бильярдный, базарный - всякий -
Лишь бы не сдавал высот

Заветных. Когда ж подастся
Железный - под локтевым
Напором, столов - богатство!
Вот пень: не обнять двоим!

А паперть? А край колодца?
А старой могилы - пласт?
Лишь только б мои два локтя
Всегда утверждали: - даст

Бог! Есть Бог! Поэт - устройчив:
Всё - стол ему, всё - престол!
Но лучше всего, всех стойче -
Ты, - мой наколенный стол!

Около 15 июля 1933 - 29-30 октября 1935

Обидел и обошел?
Спасибо за то, что - стол
Дал, стойкий, врагам на страх
Стол - на четырех ногах

Упорства. Скорей - скалу
Своротишь! И лоб - к столу
Подстатный, и локоть под -
Чтоб лоб свой держать, как свод.

- А прочего дал в обрез?
А прочный, во весь мой вес,
Просторный, - во весь мой бег,
Стол - вечный - на весь мой век!

Спасибо тебе, Столяр,
За доску - во весь мой дар,
За ножки - прочней химер
Парижских, за вещь - в размер.

Мой письменный верный стол!
Спасибо за то, что ствол
Отдав мне, чтоб стать - столом,
Остался - живым стволом!

С листвы молодой игрой
Над бровью, с живой корой,
С слезами живой смолы,
С корнями до дна земли!

Квиты: вами я объедена,
Мною - живописаны.
Вас положат - на обеденный,
А меня - на письменный.

Оттого что, йотой счастлива,
Яств иных не ведала.
Оттого что слишком часто вы,
Долго вы обедали.

Всяк на выбранном заранее -
<Много до рождения! - >
Месте своего деяния,
Своего радения:

Вы - с отрыжками, я - с книжками,
С трюфелем, я - с грифелем,
Вы - с оливками, я - с рифмами,
С пикулем, я - с дактилем.

В головах - свечами смертными
Спаржа толстоногая.
Полосатая десертная
Скатерть вам - дорогою!

Табачку пыхнем гаванского
Слева вам - и справа вам.
Полотняная голландская
Скатерть вам - да саваном!

А чтоб скатертью не тратиться -
В яму, место низкое,
Вытряхнут <вас всех со скатерти:>
С крошками, с огрызками.

Каплуном-то вместо голубя
- Порох! душа - при вскрытии.
А меня положат - голую:
Два крыла прикрытием.

Конец июля 1933


Марина Цветаева — Мой письменный верный стол ( Стол )

Картинка Анализ стихотворения Цветаевой Стол № 4

Мой письменный верный стол!
Спасибо за то, что шел
Со мною по всем путям.
№ 4 Меня охранял — как шрам.

Мой письменный вьючный мул!
Спасибо, что ног не гнул
Под ношей, поклажу грез —
№ 8 Спасибо — что нес и нес.

Строжайшее из зерцал!
Спасибо за то, что стал
— Соблазнам мирским порог —
№ 12 Всем радостям поперек,

Всем низостям — наотрез!
Дубовый противовес
Льву ненависти, слону
№ 16 Обиды — всему, всему.

Мой заживо смертный тес!
Спасибо, что рос и рос
Со мною, по мере дел
№ 20 Настольных — большая, ширел,

Так ширился, до широт —
Таких, что, раскрывши рот,
Схватясь за столовый кант.
№ 24 — Меня заливал, как штранд!

К себе пригвоздив чуть свет —
Спасибо за то, что — вслед
Срывался! На всех путях
№ 28 Меня настигал, как шах —

Беглянку. — Назад, на стул!
Спасибо за то, что блюл
И гнул. У невечных благ
№ 32 Меня отбивал — как маг —

Сомнамбулу. Битв рубцы,
Стол, выстроивший в столбцы
Горящие: жил багрец!
№ 36 Деяний моих столбец!

Столп столпника, уст затвор —
Ты был мне престол, Простор —
Тем был мне, что морю толп
№ 40 Еврейских — горящий столп!

Так будь же благословен —
Лбом, локтем, узлом колен
Испытанный, — как пила
№ 44 В грудь въевшийся — край стола!

Moy pismenny verny stol!
Spasibo za to, chto shel
So mnoyu po vsem putyam.
Menya okhranyal — kak shram.

Moy pismenny vyuchny mul!
Spasibo, chto nog ne gnul
Pod noshey, poklazhu grez —
Spasibo — chto nes i nes.

Strozhaysheye iz zertsal!
Spasibo za to, chto stal
— Soblaznam mirskim porog —
Vsem radostyam poperek,

Vsem nizostyam — naotrez!
Dubovy protivoves
Lvu nenavisti, slonu
Obidy — vsemu, vsemu.

Moy zazhivo smertny tes!
Spasibo, chto ros i ros
So mnoyu, po mere del
Nastolnykh — bolshaya, shirel,

Tak shirilsya, do shirot —
Takikh, chto, raskryvshi rot,
Skhvatyas za stolovy kant.
— Menya zalival, kak shtrand!

K sebe prigvozdiv chut svet —
Spasibo za to, chto — vsled
Sryvalsya! Na vsekh putyakh
Menya nastigal, kak shakh —

Beglyanku. — Nazad, na stul!
Spasibo za to, chto blyul
I gnul. U nevechnykh blag
Menya otbival — kak mag —

Somnambulu. Bitv rubtsy,
Stol, vystroivshy v stolbtsy
Goryashchiye: zhil bagrets!
Deyany moikh stolbets!

Stolp stolpnika, ust zatvor —
Ty byl mne prestol, Prostor —
Tem byl mne, chto moryu tolp
Yevreyskikh — goryashchy stolp!

Tak bud zhe blagosloven —
Lbom, loktem, uzlom kolen
Ispytanny, — kak pila
V grud vyevshysya — kray stola!

Vjq gbcmvtyysq dthysq cnjk!
Cgfcb,j pf nj, xnj itk
Cj vyj/ gj dctv genzv/
Vtyz j[hfyzk — rfr ihfv/

Vjq gbcmvtyysq dm/xysq vek!
Cgfcb,j, xnj yju yt uyek
Gjl yjitq, gjrkf;e uhtp —
Cgfcb,j — xnj ytc b ytc/

Cnhj;fqitt bp pthwfk!
Cgfcb,j pf nj, xnj cnfk
— Cj,kfpyfv vbhcrbv gjhju —
Dctv hfljcnzv gjgthtr,

Dctv ybpjcnzv — yfjnhtp!
Le,jdsq ghjnbdjdtc
Kmde ytyfdbcnb, ckjye
J,bls — dctve, dctve/

Vjq pf;bdj cvthnysq ntc!
Cgfcb,j, xnj hjc b hjc
Cj vyj/, gj vtht ltk
Yfcnjkmys[ — ,jkmifz, ibhtk,

Nfr ibhbkcz, lj ibhjn —
Nfrb[, xnj, hfcrhsdib hjn,
C[dfnzcm pf cnjkjdsq rfyn///
— Vtyz pfkbdfk, rfr inhfyl!

R ct,t ghbudjplbd xenm cdtn —
Cgfcb,j pf nj, xnj — dcktl
Chsdfkcz! Yf dct[ genz[
Vtyz yfcnbufk, rfr if[ —

tukzyre/ — Yfpfl, yf cnek!
Cgfcb,j pf nj, xnj ,k/k
B uyek/ E ytdtxys[ ,kfu
Vtyz jn,bdfk — rfr vfu —

Cjvyfv,eke/ ,bnd he,ws,
Cnjk, dscnhjbdibq d cnjk,ws
Ujhzobt: ;bk ,fuhtw!
Ltzybq vjb[ cnjk,tw!

Cnjkg cnjkgybrf, ecn pfndjh —
Ns ,sk vyt ghtcnjk, Ghjcnjh —
Ntv ,sk vyt, xnj vjh/ njkg
Tdhtqcrb[ — ujhzobq cnjkg!

Nfr ,elm ;t ,kfujckjdty —
K,jv, kjrntv, epkjv rjkty
Bcgsnfyysq, — rfr gbkf
D uhelm d]tdibqcz — rhfq cnjkf!

«Моим стихам настанет свой черед»

Картинка Анализ стихотворения Цветаевой Стол № 5

14 августа 2009

Решением ЮНЕСКО 1992 год был назван годом Марины Цветаевой, 100-летие со дня рождения которой отмечалось тогда. И это, действительно, была не формальность календарной даты, а справедливое (но, как всегда! — посмертное) признание жизненного и творческого подвига большого Поэта.

В Цветаевой поражает все: и стихи, и судьба. Несомненно, в русской поэзии она — самая трагическая из лирических поэтесс. Эмигрировавшая в 1922 году вслед за любимым мужем, Сергеем Яковлевичем Эфроном, в Прагу, она не печаталась там, потому что была для эмиграции слишком русской, и не печаталась на родине, в России, потому что была эмигранткой. Она потеряла родину дважды, уехав в 1922 году и вернувшись в 1939, когда у нее репрессировали мужа, арестовали дочь, когда она не знала, что с ней будет завтра, когда у нее не могло быть ни работы, ни постоянного места жительства. И в результате — самоубийство 31 августа 1941 года:

Затмившая — весь свет!

Пора — пора — пора

Творцу вернуть билет…

…Не надо мне ни дыр

Ушных, ни вещих глаз.

На твой безумный мир

Ответ один — отказ. Но можно даже еще ничего не знать о судьбе Цветаевой, а прочесть только несколько ее стихотворений, и тебя уже охватывает чувство, будто ты стоишь на краю бездны. Семнадцатилетняя Марина страстно говорит о своем желании познать мир, испытать все:

Всего хочу: с душой цыгана

идти под песни на разбой,

За всех страдать под звук органа

И амазонкой мчаться в бой…

и вдруг неожиданно, на самой высокой ноте обрывает:

Люблю и крест, и шелк, и каски,

Моя душа мгновений след…

Ты дал мне детство — лучше сказки

И дай мне смерть — в семнадцать лет!

Вообще, предельный максимализм, требовательность к себе и другим, ненасытимая жажда чувства, познания, движения вперед, вихревая игра страстей — самые яркие черты лирической героини Цветаевой. У нее, скорее, мужской характер, и, может быть, именно поэтому так сильно подействовали на меня стихи Цветаевой о любви: неповторимым соединением женской боли (потому что счастливых финалов в ее стихах почти нет) и неженской стойкости перед лицом соперника, кто бы им ни был — мужчина, женщина, не поддающееся рифме слово или сама Судьба.

У кого еще может так говорить оставленная любимым женщина:

Все ведаю — не прекословь!

Вновь зрячая — уж не любовница!

Где отступает Любовь,

Там подступает Смерть-садовница.

Отдаваясь полностью кипению страстей, не в них, тем не менее, находит опору лирическая героиня Цветаевой в наиболее, тяжелые для нее жизненные моменты. Когда кажется, что боль непреодолима, что все — в который уже раз! — разрушено и сожжено дотла, на помощь приходят сокровеннейшие, возрождающие чувства. Это — чувство Слова, своего» Богом данного, поэтического предназначения, и чувства Родины. Вот чем был для Цветаевой письменный стол — место каждодневного добровольного заточения, воспетый ею тюремщик «нормальной жизни»:

Столп столпника, уст затвор —

Ты был мне престол, простор —

Тем был мне, что морю толп

Еврейских — горящий столп!

Поэзия и жизнь для Цветаевой не просто синонимы. Больше того, «жить» значило буквально — «писать». В 1927 году, рассказывая сестре о тяжком эмигрантском быте, Цветаева писала: «…тащусь с кошелкой, зная, что утро — потеряно: сейчас буду чистить, варить, и когда все накормлены, все убрано — я лежу, вот так, вся пустая, ни одной’ строки! А утром так рвусь к столу — и это изо дня в день!». Написанные ею стихи — откровение души поэта — были так же необходимы для жизни, как кровь. Да они и были кровью души:

Вскрыла жилы: неостановимо,

Невосстановимо хлещет жизнь.

Подставляйте миски и тарелки!

Всякая тарелка будет мелкой,

Через край — и мимо —

В землю черную, питать тростник.

Невосстановимо хлещет стих.

Может быть, в порыве крайнего отчаяния написала она одно из самых трагических своих стихотворений «Тоска по родине». Она отказывается от всего, ей нет места нигде; даже Слово, родной язык, всегда бывшие спасением, уже не могут помочь. Всякий дом оказывается чужим, а храм — пустым. Кажется, в мире нет ничего, что могло бы противостоять опустошенности. И вдруг все меняется:

Всяк дом мне чужд, всяк храм мне пуст.

И все — равно, и все — едино.

Но если по дороге — куст

Встает, особенно — рябина…

Чувство своей земли, значит, осталось несмотря ни на что, и простой рябиновый куст, двойник цветаевской души, возвращает смысл, причащает к миру. Одиночество уже не беспредельно, просто душа Поэта вне времени и причастна не только к миру, но и к бесконечности, Вселенной.

Цветаеву сложно читать, ее стихи требуют от читателя большой душевной работы. Но мне кажется, что это и хорошо: это не дает нам успокаиваться в теплом уюте, поворачивает лицом к напряжению, страсти, боли. К вопросу о Вечности.

Стихотворение Цветаевой М. И.
«СТОЛ»

Мой письменный верный стол!
Спасибо за то, что шел
Со мною по всем путям.
Меня охранял - как шрам.

Мой письменный вьючный мул!
Спасибо, что ног не гнул
Под ношей, поклажу грез -
Спасибо - что нес и нес.

Строжайшее из зерцал!
Спасибо за то, что стал
- Соблазнам мирским порог -
Всем радостям поперек,

Всем низостям - наотрез!
Дубовый противовес
Льву ненависти, слону
Обиды - всему, всему.

Мой заживо смертный тес!
Спасибо, что рос и рос
Со мною, по мере дел
Настольных - большая, ширел,

Так ширился, до широт -
Таких, что, раскрывши рот,
Схватясь за столовый кант.
- Меня заливал, как штранд!

К себе пригвоздив чуть свет -
Спасибо за то, что - вслед
Срывался! На всех путях
Меня настигал, как шах -

Беглянку.
- Назад, на стул!
Спасибо за то, что блюл
И гнул. У невечных благ
Меня отбивал - как маг -

Сомнамбулу.
Битв рубцы,
Стол, выстроивший в столбцы
Горящие: жил багрец!
Деяний моих столбец!

Столп столпника, уст затвор -
Ты был мне престол, простор -
Тем был мне, что морю толп
Еврейских - горящий столп!

Так будь же благословен -
Лбом, локтем, узлом колен
Испытанный, - как пила
В грудь въевшийся - край стола!

Тридцатая годовщина
Союза - верней любви.
Я знаю твои морщины,
Как знаешь и ты - мои,

Которых - не ты ли - автор?
Съедавший за дестью десть,
Учивший, что нету - завтра,
Что только сегодня - есть.

И деньги, и письма с почты -
Стол - сбрасывавший - в поток!
Твердивший, что каждой строчки
Сегодня - последний срок.

Грозивший, что счетом ложек
Создателю не воздашь,
Что завтра меня положат -
Дурищу - да на тебя ж!

Тридцатая годовщина
Союза - держись, злецы!
Я знаю твои морщины,
Изъяны, рубцы, зубцы -

Малейшую из зазубрин!
(Зубами - коль стих не шел!)
Да, был человек возлюблен!
И сей человек был - стол

Сосновый. Не мне на всхолмье
Березу берег карел!
Порой еще с слезкой смольной,
Но вдруг - через ночь - старел,

Разумнел - так школьник дерзость
Сдает под мужской нажим.
Сажусь - еле доску держит,
Побьюсь - точно век дружим!

Ты - стоя, в упор, я - спину
Согнувши - пиши! пиши! -
Которую десятину
Вспахали, версту - прошли,

Покрыли: письмом - красивей
Не сыщешь в державе всей!
Не меньше, чем пол-России
Покрыто рукою сей!

Сосновый, дубовый, в лаке
Грошовом, с кольцом в ноздрях,
Садовый, столовый - всякий,
Лишь бы не на трех ногах!

Как трех Самозванцев в браке
Признавшая тезка - тот!
Бильярдный, базарный - всякий -
Лишь бы не сдавал высот

Заветных. Когда ж подастся
Железный - под локтевым
Напором, столов - богатство!
Вот пень: не обнять двоим!

А паперть? А край колодца?
А старой могилы - пласт?
Лишь только б мои два локтя
Всегда утверждали: - даст

Бог! Есть Бог! Поэт - устройчив:
Все - стол ему, все - престол!
Но лучше всего, всех стойче -
Ты, - мой наколенный стол!

Около 15 июля 1933 - 29-30 сентября 1935

Обидел и обошел?
Спасибо за то, что - стол
Дал, стойкий, врагам на страх
Стол - на четырех ногах

Упорства. Скорей - скалу
Своротишь! И лоб - к столу
Подстатный, и локоть под -
Чтоб лоб свой держать, как свод.

- А прочего дал в обрез?
А прочный, во весь мой вес,
Просторный, - во весь мой бег,
Стол - вечный - на весь мой век!

Спасибо тебе, Столяр,
За доску - во весь мой дар,
За ножки - прочней химер
Парижских, за вещь - в размер.

Мой письменный верный стол!
Спасибо за то, что ствол
Отдав мне, чтоб стать - столом,
Остался - живым стволом!

С листвы молодой игрой
Над бровью, с живой корой,
С слезами живой смолы,
С корнями до дна земли!

Квиты: вами я объедена,
Мною - живописаны.
Вас положат - на обеденный,
А меня - на письменный.

Оттого что, йотой счастлива,
Яств иных не ведала.
Оттого что слишком часто вы,
Долго вы обедали.

Всяк на выбранном заранее -

Месте своего деяния,
Своего радения:

Вы - с отрыжками, я - с книжками,
С трюфелем, я - с грифелем,
Вы - с оливками, я - с рифмами,
С пикулем, я - с дактилем.

В головах - свечами смертными
Спаржа толстоногая.
Полосатая десертная
Скатерть вам - дорогою!

Табачку пыхнем гаванского
Слева вам - и справа вам.
Полотняная голландская
Скатерть вам - да саваном!

А чтоб скатертью не тратиться -
В яму, место низкое,
Вытряхнут
С крошками, с огрызками.

Каплуном-то вместо голубя
- Порох! душа - при вскрытии.
А меня положат - голую:
Два крыла прикрытием.

Конец июля 1933

См. также Марина Цветаева - стихи (Цветаева М. И.) :

Столовая
Столовая, четыре раза в день Миришь на миг во всем друг друга чуждых.

Страна
С фонарем обшарьте Весь подлунный свет! Той страны - на карте Нет, в.

Учебно-методический материал по литературе (11 класс) на тему:
Марина Цветаева: личность и судьба. Темы и проблемы творчества

Предварительный просмотр:

УРОК ЛИТЕРАТУРЫ в 11 классе

Дата проведения: 24.12.2014г

Тема: Марина Цветаева: личность и судьба. Темы и проблемы творчества

Цель урока: выявить основные темы и мотивы цветаевской лирики, проиллюстрировав их; сформировать навыки элементов анализа лирического произведения; развить эстетический вкус учащихся, внимание к деталям определить особенности лирической героини стихотворений; дать «ключ» к поэзии М.И. Цветаевой.

- распечатки со стихотворениями М.И. Цветаевой («Стол», «Гришка-вор тебя не ополячил…», «Над церковкой – голубые облака», «Когда рыжеволосый Самозванец…», «Царь и бог! Простите малым…», «Тверская», «Домики старой Москвы», «Над синевою подмосковных рощ…», «В раю», «Душа», «Дорожкою простонародною…», «Я счастлива жить образцово и просто…», «Надпись в альбоме», «Связь через сны»; «Мне нравится, что Вы больны не мной…», «Любовь! Любовь! И в судорогах, и в гробе…», «Попытка ревности», «Рас –стояние: версты, мили…»);

- мультимедийное оборудование (проектор, проекционный экран).

I. (8:00-8:05) Вступительное слово учителя с элементами беседы.(слайд №1)

Начало литературной деятельности Марины Ивановны Цветаевой (1892-1941гг.) связано с кругом московских символистов; она знакомится с

В.Я. Брюсовым, оказавшим значительное влияние на её раннюю поэзию.

- Что вы знаете о В.Я. Брюсове?

(Один из теоретиков символизма…)

Основные сборники стихотворений М.И. Цветаевой:

  • «Вечерний альбом» (1910), «Волшебный фонарь» (1912) (ранние сборники, ориентация на дневник);
  • «Версты» (1921-1922), «Ремесло» (1923) (обнаруживают творческую зрелость, сохраняя при этом ориентацию на дневник и сказку).

Характерные для лирики Цветаевой романтические мотивы отверженности, бездомности, сочувствия гонимым подкрепляются реальными обстоятельствами жизни поэтессы. В 1918-1922гг. вместе с малолетними детьми она находится в революционной Москве, в то время как её муж С.Я Эфрон сражается в белой армии. С 1922г начинается эмигрансткое существование Цветаевой (кратковременное пребывание в Берлине, три года в Праге, с 1925 – Париж), отмеченное постоянной нехваткой денег, бытовой неустроенностью непростыми отношениями с русской эмиграцией, возрастающей враждебностью критики. Последнему прижизненному сборнику стихов «После России» (1922-1925гг. 1928г.) присущи философская глубина, психологическая точность, экспрессивность стиля. (слайд №2)

II. (8:05-8:35)Лекция учителя с элементами беседы. Выразительное чтение и анализ стихотворений.

Марина Цветаева вступила в литературу на рубеже веков, тревожное и смутное время. Конфликт со временем оказался неизбежным для неё. Но поэзия Цветаевой противостоит не времени, не миру, а живущей в нем пошлости, серости, мелочности.

Тематика и проблематика лирики М. Цветаевой:

Цветаевой суждено было стать летописцем своей эпохи. Её манифест: «Мои стихи – дневник. Моя поэзия – поэзия собственных имен».(слайд №3) Внешнее и внутреннее в её поэзии неразрывно связаны: внутренняя суть проявляется, проступает через внешнее. Поэтический дар, считала Цветаева, наделяет человека божественной властью над умами и душами, возносит его над житейской суетой, делает его «безбытным». В то же время этот поэтический дар лишает человека обычных, земных радостей. В то же время, по Цветаевой, поэтический дар не только не отменяет писательского труда, но и обрекает поэта на непрекращающийся, ежедневный, подвижнический труд. Цветаевой написан единственный в своем роде цикл стихов, обращенных к письменному столу, рабочему месту поэта (чтение учеником стихотворения «Стол»).

- В чем вы видите новизну темы «Поэт и поэзия»?

(Поэтесса обращается к рабочему, месту, неодушевлённому предмету).

- В чем, по Цветаевой, состоит суть творчества?

(Поэт и стол – некий кентавр, поэт «пригвожден» к столу. Сущность творчества – в постоянной, неустанной работе, в переделке и шлифовке написанного, в стремлении найти единственную верную форму для стихов. То, что кажется бессознательным, легким, парящим, должно быть выстрадано, строго проверено, отобрано, отделано. Цветаева беспощадно требовательна к себе, к своему призванию.)

2. Фольклорное начало в творчестве Цветаевой.

Поэтический дар Цветаевой необычайно многолик. Волошин считал, что ее творческого избытка хватило бы на несколько поэтов и каждый был бы оригинален. Диапазон поэзии поразительно широк – от народных русских сказок-поэм до интимнейшей психологической лирики. Уже в раннем творчестве Цветаевой проявляется фольклорное, песенное начало. От русской народной песни – открытая эмоциональность, бурная темпераментность, свобода поэтического дыхания, крылатая легкость стиха (чтение учеником стихотворения «Гришка-вор тебя не ополячил…») (слайд № 4)

- Какие традиционные для фольклора образы вы заметили в этом стихотворении?

( Черный ворон (и созвучие Гришка-Вор); голубка; характерная для народной песни форма диалога-плача, народная лексика: «ополячил», «онемечил», «далече», «сыны»).

- Прочитаем стихотворения, где ярко проявилось фольклорное начало («Над церковкой – голубые облака», 1917; «Когда рыжеволосый Самозванец…», 1917; «Царь и бог! Простите малым…», 1918).

3. Тема родины в поэзии Цветаевой.

Тема родины, острое чувство России, ее природы, ее истории, ее национального характера не только в фольклорных мотивах, но и в стихотворениях о Москве. В ранних сборниках Москва – воплощение гармонии («Тверская»: «О, апрель незабвенный – Тверская, колыбель нашей юности ты!»), символ минувшего («Домики старой Москвы»: «Слава прабабушек томных»). В знаменитом цикле «Стихи о Москве» (1916) – восхищение столицей, любовь и нежность к нему, ощущение Москвы как святыни Отечества. Мотив святости, праведности – в большинстве стихотворений цикла. (слайды № 5,6)

Чтение учениками стихотворений («Тверская», «Домики старой Москвы», «Над синевою подмосковных рощ…»).

- Какое значение имеет для автора мотив странничества?

(Этот мотив напрямую связан с образом лирической героини Цветаевой. Вся ее жизнь – странничество, неприкаянность, самоотречение, не покой).

С мотивом странничества сопрягается тема души. (слайд № 7)

Чтение учеником стихотворения «В раю».

- Как представляется в стихотворении жизнь души в раю? Какой прием лежит в основе произведения?

(Основной приём – антитеза. Здесь «земное» противостоит «небесному»; райскому покою героиня предпочитает «земной напев». Стихотворение построено на контрасте. Страстной душе и в раю нет умиротворения, да она его и не ищет. Слишком сильны ее земные страсти, слишком дороги ей земные чувства, даже боль уходящей любви).

Душа имеет имя, и это имя – Марина.

- В каком стихотворении Цветаева обращается к этому же образу, обыгрывает этимологию своего имени?

- Прочитаем стихотворения, где тема души – ведущая

Ученики читают стихотворения: «Душа», «Дорожкою простонародною…», «Я счастлива жить образцово и просто…».

Свобода и своеволие души, не знающей меры – вечная и дорогая тема, идет рядом с темой любви, без которой невозможно представить поэзию Цветаевой: «Любить – знать, любить – мочь, любить – платить по счету». (слайд№8)

Прочитаем любовную лирику.

Ученики и учитель читают стихотворения: («Надпись в альбоме», «Связь через сны»; «Мне нравится, что Вы больны не мной…» /читает учитель/, «Любовь! Любовь! И в судорогах, и в гробе…»).

- В чем вы видите особенности чувства любви у лирической героини Цветаевой?

(Любить – значить жить. Любовь у Цветаевой всегда «Поединок роковой», всегда спор, конфликт и чаще всего – разрыв. Любовная лирика, как и вся ее поэзия, громогласна, широкомасштабна, гиперболична, неистова, внутренне драматична).

Чтение учителем стихотворения «Попытка ревности». Это месть бывшему возлюбленному, который осмелился отвергнуть. Возможность любимого человека быть с другой, «простой» женщиной, пошлой, ничтожной, не укладывается в голове. Отсюда риторическое вопросы, на которые лирическая героиня и не ждет ответа. Сопоставим с пушкинским: «Я вас любил так искренно, так нежно, как дай вам Бог любимой быть другим». У Пушкина – любовь-страсть-нежность, любовь-прощение и прощание, у Цветаевой – любовь-страсть, любовь-разрыв. Однажды ее муж, Сергей Эфрон, сказал о ней: «Одна голая душа! Даже страшно».(слайд№9) Невероятная открытость, откровенность – неповторимые черты лирики Цветаевой. Героиня убеждена, что чувствам подвластны и время, и расстояния:

Любовь у Цветаевой не бывает счастливой. Драматизм в том, что души любящих не могут встретиться. О «невстрече», о неизбежности расставания в стихотворении из цикла «Разлука» (1921):

В драматическом стихотворении «Рас –стояние: версты, мили…» (1925) – не грусть разлуки, а гнев, ярость, противостояние стихии разрушения человеческих связей.

Чтение учеником стихотворения «Рас –стояние: версты, мили…».

Любовь остается в мире, умирает «лишь затем, чтобы смеясь над тленом, стихов восстать – иль розаном расцвесть!»

Чтение учеником стихотворения «Любовь! Любовь! И в судорогах, и в гробе…».

  1. (8:35-8:39) Заключительное слово учителя.

Мы лишь немного прикоснулись к огромному миру цветаевской поэзии. Литературное наследие ее велико: поэтические сборники, поэмы, мемуарные очерки, статьи, драматические произведения. Она никогда не подделывалась под вкусы читателей и издателей. Любое е произведение подчинено только правде сердца.

  1. (8:39-8:40) Домашнее задание: письменный анализ одного понравившегося стихотворения М. Цветаевой)
Предварительный просмотр:

Чтобы пользоваться предварительным просмотром презентаций создайте себе аккаунт (учетную запись) Google и войдите в него: https://accounts.google.com

Подписи к слайдам:

Слайд 1
Марина Цветаева: личность и судьба. Темы и проблемы творчества

Слайд 2
Большинство из созданного Цветаевой в эмиграции осталось неопубликованным. В 1928 в Париже выходит последний прижизненный сборник поэтессы — «После России», включивший в себя стихотворения 1922—1925 годов.
Позднее Цветаева пишет об этом так: «Моя неудача в эмиграции — в том, что я не эмигрант, что я по духу, то есть по воздуху и по размаху — там, туда, оттуда…».

Слайд 3
Тема поэта и поэзии
«Мои стихи – дневник. Моя поэзия – поэзия собственных имен»

Слайд 4
Фольклорное начало в творчестве Цветаевой
Уже в раннем творчестве Цветаевой проявляется фольклорное, песенное начало. От русской народной песни – открытая эмоциональность, бурная темпераментность, свобода поэтического дыхания, крылатая легкость стиха.Приемы: синтаксический параллелизм, постоянные эпитеты, народно-оценочная лексика:Гришка -- Вор тебя не ополячил, Петр -- Царь тебя не онемечил. Что же делаешь, голубка? -- Плачу. Где же спесь твоя, Москва? -- Далече. -- Голубочки где твои? -- Нет корму. -- Кто унес его? -- Да ворон черный. -- Где кресты твои святые? -- Сбиты. -- Где сыны твои, Москва? -- Убиты.

Слайд 5
Тема родины в поэзии Цветаевой
Тема родины, острое чувство России, ее природы, ее истории, ее национального характера не только в фольклорных мотивах, но и в стихотворениях о Москве. В ранних сборниках Москва – воплощение гармонии («Тверская»: «О, апрель незабвенный – Тверская, колыбель нашей юности ты!»), символ минувшего («Домики старой Москвы»: «Слава прабабушек томных»). В знаменитом цикле «Стихи о Москве» (1916) – восхищение столицей, любовь и нежность к нему, ощущение Москвы как святыни Отечества. Мотив святости, праведности – в большинстве стихотворений цикла.

Слайд 6
«Домики старой Москвы»
«…Домики с знаком породы,С видом ее сторожей,Вас заменили уроды,Грузные, в шесть этажей.Домовладельцы — их право!И погибаете вы,Томных прабабушек слава,Домики старой Москвы»

Слайд 7
Тема души
Стихотворение «В Раю» «Земное» противостоит «небесному»; райскому покою героиня предпочитает «земной напев». Стихотворение построено на контрасте:Виденья райские с усмешкой провожая,Одна в кругу невинно-строгих дев, Я буду петь, земная и чужая, Земной напев!

Слайд 8
Тема любви
«Любить –знать, любить – мочь, любить – платить по счету»

«Одна голая душа! Даже страшно!»Сергей Эфрон

По теме: методические разработки, презентации и конспекты

И.А.Бунин.Личность и судьба.

Презентация к уроку литературы в 11 классе (изучение биографии писателя).

Методическая разработка к уроку литературы в 9 классе "Ум и дела твои бессмертны в памяти русской. Личность и судьба А.С. Грибоедова"

Изучение биографии Грибоедова, осознание масштаба личности и трагизма судьбы писателя.

Вопросы для беседы по теме "Н.В.Гоголь. Личность и судьба. Романтические произведения Н.В. Гоголя". 10 класс

Не секрет, что многие старшеклассники не читают учебник литературы, потому что плохо понимают содержание большого текста, насыщенного книжной лексикой и литературоведческими терминами. Предлагаю.

Презентация к уроку литературы в 9 классе на тему: "Александр Сергеевич Грибоедов. Личность и судьба поэта"

Презентация составлена к учебнику литературы В.Я. Коровиной "Литература 9 класс".Тема презентации:"А.С.Грибоедов. Личность и судьба поэта".

Открытый урок по литературе в 9 классе по теме: «Ум и дела твои бессмертны в памяти русской…» Личность и судьба А.С. Грибоедова

Цель урока: дать представление о личности Грибоедова и его трагической судьбе, создать «живой образ» человека с гениальными способностями и великим умом и сердцем.Задачи:закрепить знания о личнос.

В данной презентации содержится материал по творчеству М.Цветаевой( детские годы и творческая биография).

М.Цветаева. Личность.Творчество.Судьба.

Урок литература в 11 классе по творчеству М.Цетаевой.

Послушайте стихотворение Цветаевой Стол

Темы соседних сочинений

Картинка к сочинению анализ стихотворения Стол

Анализ стихотворения Цветаевой Стол