Анализ стихотворения Цветаевой Попытка ревности



Анализ стихотворения Цветаевой «Попытка ревности»

Анализ стихотворения Цветаевой «Попытка ревности»

Среди многочисленных любовников марины Цветаевой следует выделить Константина Родзевича, офицера-белогвардейца, с которым поэтесса познакомилась в эмиграции. Супруг Цветаевой Сергей Эфрон знал об этом скоротечном романе, который закончился расставанием по обоюдному согласию, но не препятствовал романтическим увлечениям своей жены. Именно за это Цветаева уважала супруга, считая его чуть ли не ангелом во плоти. Однако это не мешало ей время от времени ему изменять, теша не только

собственное самолюбие, но и ища новых впечатлений от заграничной жизни, которую поэтесса считала пресной и бесперспективной.

Через несколько месяцев после расставания с Константином Родзевичем Цветаева создает стихотворение «Попытка ревности» (1924 г), которым хочет подвести черту под своим бурным романом. Поэтесса понимает, что никогда не испытывала глубоких чувств к своему избраннику. Да и он нуждался в обычной женщине, способной создать домашний уют, а не витающей в облаках. Именно по этой причине свое стихотворение Цветаева начинает с фразы: «Как живется вам с другою, — проще ведь?». Поэтесса понимает, что может сделать счастливым любого мужчину, но лишь при условии, что он увидит в ней богиню, царицу и волшебницу. Но, увы, мир устроен по-другому, и мужчины хотят видеть рядом с собой практичных, хозяйственных и приземленных особ.

Загрузка...

Цветаева понимает, что мир изменился настолько, что романтическим чувствам в нем уже не осталось места. Поэтому мужчины и женщины сходятся не из-за высоких чувств, а в силу бытовой необходимости. Осознание этого коробит поэтессу, которая одновременно и жалеет, и упрекает Родзевича, вопрошая: «Как живется вам с товаром рыночным?». Эта фраза звучит довольно обидно, но отражает суть отношений мужчины и женщины первой половины 20 века. Действительно, любовь уходит на второй план вместе с такими душевными качествами, как честность, порядочность, благородство и самопожертвование. Цветаева, став любовницей Родзевича, прекрасно осознает, на какой шаг она отважилась. Ведь в ее понятии измена мужу является тяжким грехом, пойти на который можно лишь во имя искренней и всепоглощающей любви. Но, увы, она оказывается миражом и очень скоро затухает под воздействием внешних факторов, разбиваясь о практичность, расчетливость, прозаичность в отношениях двух людей.

Цветаева прекрасно осознает, что та замена, которую нашел ей Родзевич, не является равноценной. И уже тем более нет смысла вести речь о высоких чувствах. Однако поэтессу волнует вопрос, может ли ее избранник жить счастливо с женщиной, которую не любит? Сама поэтесса на этот вопрос отвечает утвердительно, ведь ей пришлось вернуться к мужу, которого она терпит рядом с собой только ради детей. Поэтому Цветаева интересуется у бывшего любовника: «Как живется, милый? Тяжче ли, так же ли, как мне с другим?».

Как живется вам с другою,-
Проще ведь?- Удар весла!-
Линией береговою
Скоро ль память отошла

Обо мне, плавучем острове
(По небу — не по водам)!
Души, души!- быть вам сестрами,
Не любовницами — вам!

Как живется вам с простою
Женщиною? Без божеств?
Государыню с престола
Свергши (с оного сошед),

Как живется вам — хлопочется -
Ежится? Встается — как ?
С пошлиной бессмертной пошлости
Как справляетесь, бедняк?

«Судорог да перебоев -
Хватит! Дом себе найму».
Как живется вам с любою -
Избранному моему!

Свойственнее и сьедобнее -
Снедь? Приестся — не пеняй…
Как живется вам с подобием -
Вам, поправшему Синай!

Как живется вам с чужою,
Здешнею? Ребром — люба?
Стыд Зевесовой вожжою
Не охлестывает лба?

Как живется вам — здоровится -
Можется? Поется — как?
С язвою бессмертной совести
Как справляетесь, бедняк?

Как живется вам с товаром
Рыночным? Оброк — крутой?
После мраморов Каррары
Как живется вам с трухой

Гипсовой? (Из глыбы высечен
Бог — и начисто разбит!)
Как живется вам с сто-тысячной -
Вам, познавшему Лилит!

Рыночною новизною
Сыты ли? К волшбам остыв,
Как живется вам с земною
Женщиною, без шестых

Чувств.
Ну, за голову: счастливы?
Нет? В провале без глубин -
Как живется, милый? Тяжче ли,
Так же ли, как мне с другим?

Образ Лилит, реализующий «альтернативную мифологию» и противопоставляющийся привычному образу Евы, получил большую популярность у романтиков.

В Европе эпохи Возрождения предание о Лилит - первая жена Адама обрела облик прекрасной, соблазнительной женщины. Подобное представление о Лилит появляется и в средневековой еврейской литературе, хотя в еврейской традиции красивая внешность Лилит связана с её способностью менять свой облик. Легенда о ней вдохновила английского поэта Данте Габриэля Россетти (1828—1882) на написание поэмы «Райская обитель», в которой Лилит стала первой женой Адама, а Еву Бог создал потом. А Лилит любила Адама. Чтобы отомстить Еве, Лилит уговорила её отведать запретный плод. Плод зачатия. Но родила Ева от Адама Каина, брата и убийцу Авеля. Такова первоначальная форма мифа, которую развил Россетти.

Находит эта легенда своё место и в поэзии Марины Цветаевой.
Любовь для Марины Цветаевой была важнейшей частью бытия. Предчувствие любви, ожидание ее, расцвет, разочарование в любимом, ревность, боль разлуки — все это звучит в лирике Цветаевой. Ревность, неизменная спутница любви и разлуки. Стихотворение “Попытка ревности» наполнено упреками возлюбленному и его новой избраннице. Ревность - одна из самых сильных человеческих эмоций, сравнимая с любовью и ненавистью.
Цветаева высмеивает новую избранницу. Выбранная им женщина является “рыночным товаром” ”без шестых чувств”. Изменник. ”поправший Синай”, является, по её мнению, главным виновником случившегося. Стихотворение пропитано жгучей ревностью, каждая строчка это кусочек уязвлённой гордости. Лирическая героиня способна преодолеть все преграды, отстаивая свое право на чувство, способна “выстрадать и вернуть назад” своего избранника. Она непредсказуема и неожиданна, одновременно может быть нежной, ласковой и надменной. Она по-прежнему любит лирического героя и не может быть без него. Бунтующая и страстная, она порой страдает, как самая обыкновенная женщина, задающая вечный вопрос: “Мой милый, что тебе я сделала?”
Через ревность Цветаева выражает любовь, хочет “выстрадать и вернуть назад” своего суженого.

А как же хорошо всё начиналось:

Из рассказа Аветика Исаакяна "Лилит"

И бог, видя одиночество Адама, сказал сам себе: “Нужно создать для Адама нежную подругу, дабы человек вкушал отрады рая не в одиночестве”. И поймал устремленное ввысь пламя и из его зыбких, порхающих языков сотворил первую женщину - Лилит.

И, посмотрев на свое создание, восхищенно оказал: - Добра, ибо прекрасна. И подозвал к себе Адама. Вложил маленькую руку Лилит в ладонь прачеловека и сказал: - Адам, вот тебе подруга, прекрасная Лилит. Отражайтесь в глазах друг у друга, сердцами же любите друг друга. Плодитесь и размножайтесь. Адам, следуй за Лилит во все дни жизни твоей, а ты, Лилит, будь покорна Адаму. Пристально посмотрела Лилит на Адама и почуяла запах глины. И почувствовала она, что взгляд Адама опустился тяжестью земною на плечи ее. И поспешно вырвала она руку из ладони Адама.

Взглянул на Лилит Адам, и разверзлась пред ним некая бездна красоты, и чаровала она, и влекла душу его к ужасной пропасти, к уничтожению. И смежил он очи, где стоял страх, рожденный восхищением. И когда вновь разомкнул он очи свои, уста его едва смогли вымолвить: - Хвала тебе, господи, ибо создал ты прекраснейшее и совершеннейшее из всех творений своих. Создал ты венец всей чудесной вселенной твоей. Хвала тебе вечная и безграничная! Лилит вняла словам его и томно склонила голову к плечу, первая довольная улыбка мелькнула на дивном лице ее. Адам, пробуждаемый неким чувством, дотоле ему неведомым, пожелал вновь взять руку Лилит. Но Лилит ускользнула от Адама, подобно пламени. И ощутил Адам, что сердце его приковано к светозарным стопам Лилит. И, следя за Лилит, увидел, что она стала на берегу пылающего золотом озера, где плавно плыли лебеди с белоснежным оперением. С восторгом взирала Лилит на лебедей. Их гибкие, красиво изогнутые шеи зачаровали ее. Нежным голосам позвала она лебедей. И когда опустилась на колени, чтобы приласкать их, то увидела на водной глади дивный, огненный облик, и когда постигла, что это ее отражение, восхитилась она собою и возгордилась. Заплела она рассыпанные кудри, дабы косы вились по спине и плечам ее. И, восхищенная, взирала Лилит на образ свой и не могла насытиться. Голубое небо, солнце и уголок рая отражались в зеркале озера. И увидела Лилит, что солнце не столь огненно, как пламень очей ее и небо не столь бездонно, как глубина очей ее. В раю она - создание совершеннейшее, рай же и озеро исполнены сиянием лика ее.

Прилетели две яхонтовые бабочки с алмазными крыльями и сели на благоуханные кудри ее. Взглянула на них Лилит и улыбнулась: - Как было бы прекрасно, если бы всегда оставались они на кудрях моих. И стала срывать она цветы, что источали благовоние и тысячами красок переливались вокруг нее, и убрала ими свои волосы. Поодаль стоял Адам, поглощенно следил за подругою и внезапно осмелился приблизиться к ней. Когда Лилит увидела, что отражение Адама смешалось с ее отраженном, в гневе отпрянула она и яростный пламень очей своих устремила на Адама. - Лилит, Лилит, прекраснейшая из ангелов, - чуть слышно произнес Адам, - что за цветы нарвала ты? - Эти? Это чудо-цветы, тебе не понять их прелести, - презрительно оборвала Адама Лилит.


И струящими пламя перстами пригладила она всклокоченную бороду Адама. И сердце Адама исполнилось бесконечным умилением. Готов он был пасть к стопам Лилит и молить о прощении. - Милый Адам, - ласково обратилась к нему Лилит, - поймай для меня этот летящий цветок. - Это бабочка, а не цветок. - Все равно поймай. Адам побежал за бабочкой и не смог настичь ее. - Хочешь, я сразу поймаю ее? - сказала Лилит и, порхнув в воздухе, в единый миг поймала бабочку. - Видишь, Адам? Но до чего ты медлителен! - Я не могу прыгать в воздухе, как ты, - обиженно оправдывался Адам. - Но я умею очень быстро бегать. - И этого не умеешь, - возразила Лилит. - Умею, - настаивал Адам. - Не хвались понапрасну. Адам настаивал на своем. - Хорошо - сказала Лилит. - Лови меня, если поймаешь, подарю тебе плод, в Эдеме наисладчайший. - Что же это за плод, тебе ведомый, а мне - нет, хотя все плоды рая успел я испробовать? - удивленно спросил Адам. - Как он называется? - Поцелуй. -Поцелуй? - повторил Адам в недоумении. - Да, поцелуй. Когда одни уста приникают к другим. Не знаешь?

Адам размышлял: откуда это ведомо Лилит, как и когда она о том узнала? И посмотрел на Лилит с сомнением. А Лилит безмолвно смотрела в глаза Адаму, и взор ее, подобный языку пламени, пылающими лучами пронзил зеницы Адама и зажег душу Адама багряным огнем. И покорно согласился Адам. Резво и легко бежала Лилит, Адам же - стремительно, но задыхаясь. То скрывалась в кустах Лилит, то откуда-то вылетала, то на мгновение останавливалась и говорила со звонким смехом: “Иди, лови, я жду!” И ждала, сложив алые уста в цветок лобзания. Адам остановился, теряя рассудок. -Адам, из чего тебя создал господь? - спросила Лилит, подходя к нему. - Из земли, но по образу и подобию своему. -Из земли? Из земли. Ха, ха, ха! - насмехалась Лилит. - Вот почему ты такой тяжелый, неповоротливый и грубый.

Адам распалился, разгневался и. собрав все силы, бросился к Лилит и чуть было не поймал ее и не сжал в объятиях, но пальцы его коснулись лишь кудрей Лилит. А Лилит в единый миг жаворонком метнулась ввысь и умчалась в чащи, весело захохотала и крикнула звонким голосом: - Адам, приходи завтра, пойдем гулять по раю. И долгое время побежденный и пристыженный Адам стоял, как вкопанный, и, не мигая, смотрел широко раскрытыми глазами на чащи, скрывающие Лилит.

Цветаева. "Попытка ревности"

Рассматривая данное стихотворения с точки зрения мифокритики, был выбран способ вычленения мифологем и их рассмотрения в контексте произведения. Было обнаружено использование мифологем как библейских, так и античных.

Обратимся к христианским образам. Во-первых, Цветаева удачно эксплуатирует миф о первой женщине, созданной Богом:

Как живется вам с стотысячной

Вам, познавшему Лилит!

В библейской традиции Лилит - первая жена Адама, созданная Богом, как и Адам, из глины. Не сумев убедить Адама в равенстве по происхождению, Лилит, обратившись в дух, улетела. В литературе обычно прекрасная, неземная Лилит противопоставляется простой, обыденной Еве.

Этот прием используется и в данном произведении: лирическая героиня сравнивает себя с Лилит, в то же время, используя оригинальную метафору, называет свою противницу Евой:

Как живется вам с чужою,

Здешнею? Ребром -- люба?

И вопрос: «Ребром люба?» возвращает нас к мифу о создании Евы из ребра Адама. То есть противница героини, Ева, согласная быть дополнением, частью возлюбленного, его ребром, и поэтому именно ее, а не лирическую героиню, принимает возлюбленный.

Ему проще находится с «земной женщиной без шестых чувств», чем с опасной, равной по происхождению, одолеваемой страстями Лилитческой героиней.

Это подтверждается еще и тем, что по отношению к себе лирическая героиня говорит о божественности, а по отношению к противнице о земной человечности:

Как живется вам с простою

Женщиною? Без божеств?

Следующая библейская мифологема связана с Божественными Заповедями:

Свойственнее и съедобнее --

Снедь? Приестся -- не пеняй…

Как живется вам с подобием --

Вам, поправшему Синай!

Согласно Библии на горе Синай Бог явился Моисею и дал Десять заповедей. Попрать Синай значит отвергнуть святые заповеди, наплевать на духовность, отвергнуть первичные ценности. То есть предательство возлюбленного лирическая героиня сравнивает с отказом жить по Божественным заповедям.

Последняя, лексически выраженная библейская мифологема выглядит так:

Сыты ли? К волшбам остыв,

Как живется вам с земною

Женщиною, без шестых

Волшба традиционно трактуется как колдовство, волхование. И, возможно, отсылает нас к волхвам - древним мудрецам, хранящим священное знание. Но так же известна следующая трактовка: волшба, как инструмент Бога, которым он сотворил Мирозданье. Такое толкование прекрасно ложится в концепцию «божественности» лирической героини.

И, наконец, обратимся к античной мифологеме:

Стыд Зевесовой вожжою

Не охлёстывает лба?

Зевс, как известно, - верховный бог древнегреческого пантеона. Он ездит на колеснице, запряженной орлами. Цветаева, пользуясь властью поэта, дает ему в руки вожжи, что бы усилить впечатление. Возлюбленный лирической героини должен испытывать не просто стыд, а такой стыд, который сравним с ударом всесильного бога.

Таким образом мы видим, что на уровне мифологической явленности тема стихотворения раскрывается глубже, ярче, пополняя произведение подтекстами и новыми смыслами. А с другой стороны наличие мифологем добавляет экспрессию и заставляет задуматься о вечности и актуальности в любую эпоху данной проблемы. Ведь миф - это нечто первородное и бессознательно нас объединяющее.

На мой взгляд, рассматривать стихотворение Цветаевой «Попытка ревности» с помощью культурно-исторического метода не совсем корректно. Данное стихотворение написано в эпоху серебряного века, в период модернизма, в эмиграции. Но отражение этих явлений в тексте произведения растворено на уровне атмосферы и никак не явлено на уровне формы и содержания. Попытаюсь изложить аргументы по порядку.

1) Модернизм и Серебряный век

Модернизм, как литературное направление, в первую очередь характеризуется наличием разнообразных течений: символизм, акмеизм, футуризм, имажинизм и др. Цветаева не принадлежала ни к одному течению, стояла особняком в русской литературе. То есть ее произведения нельзя рассматривать с точки зрения типичного представителя одного из модернистских течений.

Но с другой стороны, в тексте растворен дух модернизма. Представители Серебряного века (и русского модерна в общем) отрицали материализм, стремилась оградить литературу и жизнь от повседневности и обыденности, прозаических сторон, наполнить ее смысл тонкой образностью, высокой художественностью, подлинной духовностью, светлыми и благородными порывами. Не эти ли черты доминируют в образе лирической героини? Ни это ли конфликт стихотворения, одетый в форму отношений между мужчиной и женщиной? Ведь главная антитеза произведения такова: сложная, подверженная страстям, высоко духовная женщина-поэт и земная, спокойная, удобная женщина-жена. Видимо, модернистский дух растворен здесь на уровне конфликта.

Так же модернизм можно охарактеризовать как стремление к поиску новых форм, новых приемов, новых средств выражения. И здесь вступает такое понятие, как «Цветаевский синтаксис». Цветаевский синтаксис характеризуется, прежде всего, активным использованием эллипсисов, с переносами и неточными рифмами, и естественно излюбленный знак препинания - тире. Буквально в первых строфах мы видим наличие всех этих признаков:

мифологема цветаева модернизм

Как живется вам с другою, --

Проще ведь? -- Удар весла! --

Скоро ль память отошла

Обо мне, плавучем острове

(По небу -- не по водам!)

Души, души! быть вам сестрами,

Не любовницами -- вам!

Так же, говоря о Серебряном веке, необходимо затронуть тему неразделимости личности творца и его искусства. Сюжет для данного стихотворения продиктован эпизодом жизни самой Цветаевой - в этом тоже можно усмотреть проявление признаков модернизма. Но культ жизнетворчества сама поэт объясняла по-другому: «То, что так часто принимают за позу, есть лишь природа поэта, странная обычному человеку… Позировать поэту не для чего: он настолько заметен, что первое его насущное желание -- пройти незамеченным».

Последние годы, проведенные на родине, и первые годы эмиграции отмечены новыми чертами в осмыслении Цветаевой соотношения поэзии и действительности, претерпевает изменения и поэтика ее стихотворных произведений. Действительность и историю она воспринимает теперь чуждыми, враждебными поэзии. Зато расцветает тема любви и чаще всего она выглядит как попытка соединить воедино любовь и творчество, попытка, которая в земном бытии обречена на неудачу. Любовь трактуется Цветаевой как чувство не столько земное, сколько запредельное, двойственное (гибельное и спасительное, грешное и неподсудное). ( «Поэма Горы», «Поэма Конца», «Царь-девица», «Молодец»).

То есть в период пражской эмиграции стихотворения Цветаевой были объединены общей темой, но это связано с биографическим моментом реального романа, а не с фактом эмиграции. Или отказ от тем эмиграции и политики - это как раз реакция на события, происходящие на родине.

Таким образом, отражения конкретных культурно-исторических реалий в стихотворении Цветаевой «Попытка ревности» не найти, однако атмосфера, дух эпохи чувствуется от первой до последней строки.

Когда-то, в пору юношеских, неразделенных тогда в массе своей влюбленностей, наткнулась и… Потрясло. Перевернуло. Ходила всё читала, читала, кажется, до конца сама не понимала еще: а разве такое — возможно? случается? В 16-17-18, даже 20 понять сполна бывает — сложно… Там что-нибудь, пусть даже и Марины, но попроще бы… Наподобие «Я до самой смерти буду Девочкой, хотя — твоей». или «Наконец-то встретила Надобного — мне». или «Генералы 1812 года» ( «Вы, чьи широкие шинели Напоминали паруса» ) те же…

Но стихи понравились, прижились, в том числе и в моей памяти, тоже остались…

Потом вдруг, в пору первого крупного разочарования на личном фронте, когда одни сочувствовали, другие разве что бросали «Проще надо быть, а ты же вся у нас…» — само припомнилось:

Как живется вам с простою
Женщиною? Без божеств?

Угу, соперница (даже не знаю сейчас, счастливая ли в результате) — так… внешне бледная моя копия и слишком уж простовата, притом эмоций (в отличие от меня, взрывной и вечно в настроениях переменчивой) ноль… многие поражались, но вот это «быть проще…». И вспоминалось, как тот человек, в шутку ли, всерьез, мне нередко говорил «Ваше Величество», игра такая шла, а я еще не понимала, что игры такие, чреваты чем… В общем, «Из глыбы высечен Бог — и нáчисто разбит!» — это было как раз про меня… мое… отходила долго, поскольку — впервые…

Боль свою тогда — проговаривала, чтением вот этих стихов в том числе, вслух, обычно в камерной обстановке, небольшая компания, свечи (или огонь в печи), бутылочка чего-либо… Настрой соответствующий — так уходила, уходила боль… Мысленно представляла себе, что объект — передо мной и… всю горечь, весь сарказм, да и оконцовку, вот это уже безнадрывное, а разве что участливое «Как живется, милый? Тяжче ли. » — именно туда и изливала… Не знаю, вряд ли что-либо товарищ тот чувствовал — а мне становилось явно легче и легче. Вот такая вот стихотерапия получалась…

* * *
Ладно, лирическое отступление, но что же со стихами? Чего там было, складывалось астрологически?

Карта стихов, понятно, космограмма, на чешский полдень. Ну и такая… разорванность, не разорванность… По классике картинка не завершена, но всё же нонагон там, между Плутоном и Луной-Нептуном. И получается такой… как бы перекошенный (на рисунке) домик, этакий «скрюченный домишко», где в основании (трин Марс-Уран с Плутоном) Страсть, а, может, и желание наплевать на все каноны, поплыть не по течению, а против, а потолок, то, что под «крышей» — желание отречься от всего, что было дорого, важно (трин Юпитера к Луне-Нептуну), ничего как бы сдерживающего, противовесы — шаткие, хлипкие… А «стены» — да непрактичные, не выйдет там… (квадрат Юпитера с Ураном), ей только кажется, что способна переделать, подавить себя, свою суть, ну идеалистичный такой взгляд (упомянутым нонагоном поддерживаемый)…

Стихи обращены к Константину Родзевичу, человеку, с которым у Марины случилось… Да не просто там роман был, серьезное очень (ее)… даже нет, не увлечение, ибо всё же это была с ее стороны — Любовь…

(Сижу, перечитываю сейчас Маринины — ему — письма, и книга М.Белкиной, и книга А.Саакянц, а еще знаменитая «Поэма Конца» раскрыта — тоже ведь ему, про него, для него… Не исключаю, пристрастна — но все же… Сжигало оно ее, и — ею же произнесенное, что «в первый раз ощутила единство неба и земли» … И страдания, муки Сергея, когда узнал о романе жены, ну не верил он в чувства этого, как сам же назвал, «маленького Казановы» — что, вероятно, и удержало Эфрона от опрометчивых шагов, от разрыва…)

Ко времени написания стихотворения с Родзевичем было уже — всё, давно всё, разрыв, расставание, Марина вновь с семьей, вновь со своим Сережей, совсем скоро родится столь долгожданный ею сын — их с Сергеем Георгий, Мур… Но, как же в свое время хотела (и очень о жалела, что не вышло, не сложилось) сына именно от Родзевича…

Вроде, всё бы должно уже устояться, успокоиться — ан, нет, буквально в каждой строчке ведь… и досада, и боль, и прямо-таки невероятная язвительность, когда ту, кого он предпочел ей, ее любви, Марина называет то «подобием». то «товаром рыночным». то «сто-тысячной». причем, с явной такой издевкой… Сознательно как бы «за» произошедшее, так лучше, а то бы… сгубила еще ненароком страсть… не выдержал бы кто-либо… точнее — он, ему б «попроще чего» ( «Дом себе найму» ) — а она бы страдала, мучилась… с ее-то страстями нехилыми наружу и душой человека творческого… Но подсознание-то — протестует: как так, меня такую и отвергли (проигрывается аспект того дня, квадрат Солнца к Луне-Нептуну, да Солнышко еще в Скорпионе, а Луна… Львиная, в 1-м доме Марины… уязвленное самолюбие все же, ой, проснулось, заговорило…). Плюс импульсивность (квадрат Юпитер-Уран), с которой все это, в общем, нехилые такие речевые оборотики, когда не просто едкость, но и словно бы стремление блеснуть остроумием, квадрат Меркурий-Марс… А Меркурий еще и в 5-м, в оппозиции к Марининым Плутону с Нептуном, к тому же и Плутон транзитный квадратирует ее Солнце-Меркурий — ох, ну по Плутону попадись ведь только кому на язык, изжалят, искусают… просто так, беспрекословно не отпустят — а у Марины Плутон еще всяко и к 4-му ее отношение ведь имеет, Скорпионом туда попав, вот и цепляния… едкие… Даже когда давно оно — всё…

Он-то, Родзевич, забыл, давно забыл, даром, что Скорпион по Солнцу, но…

Разыскала его дату, если она — верная (а с его в книге приводится слов, 2 ноября 1895 и, по всему, стиль именно новый уже), то Луна у Родзевича в Тельце, ему б и правда, попрактичнее, чего-либо более приземленного… Вот оно и выражается, как:

«Судорог да перебоев —
Хватит! Дом себе найму».

Маринина-то Луна, тоже Тельцовская, вероятно, вот это первым делом их зацепило, Луны в одном знаке, когда поначалу кажется, что понимание — с полуслова, полужеста, настрой на единую волну, инстинкты, потребности… Как бы родственность Душ ( «Души, души! — быть вам сестрами» ) — но это, пожалуй, и всё. Ну да, романтика, и аспекты в синастрии соответствующие есть, но…

Цветаева — натура непомерно творческая, импульсивная, порывистая, она не знает, не представляет полу-мер, полу-чувств. Ни в чём. Как писал о ней С.Эфрон, «Сегодня отчаяние, завтра восторг, любовь, отдавание себя с головой, и через день снова отчаяние…»

А К.Родзевич — там всё гораздо проще, примитивнее, не вынести ему такого. Да там Венера Девья в шахте ( «Судорог да перебоев — хватит!» ), а из значимых аспектных фигур разве тау Луна—Солнце/Сатурн/Марс на Юпитер ( «С язвою бессмертной совести» ), и всё в фиксированном ( «Дом себе найму» ), Сатурн казими — да какие там страсти, вот именно что «Не любовницами — вам!» да «с земною Женщиною, бéз шестых Чувств» …

Вот, кстати, подумалось, а к чему тут, в стихах, Лилит? Только ли напоминание, что Лилит была вообще первой женщиной, мифологически. особенной… ровней своему мужчине? А ведь синастрически оно как… Лилит Марины на Солнце/Сатурне Родзевича — да уж… Не испугался ли он, что вот еще немного — и попал? Не узрел ли в ней ту самую роковую для себя даму, способную действительно крышу снести — а он ведь Казанова… ну неужели ж разве только в глазах Марининого мужа? Ну, а внутренне в общем, скорее, холодный… Не умеющий чувствовать, любить, боящийся…

Стихи невероятно сильные, энергетически, ну, так и хлещет ведь, и хлещет, хлещет… Но ведь год назад, больше — расстались… Что-то сейчас напомнило?

Оказывается, да. Оказывается, накануне Цветаева встретила его, почти случайно. Он был с Марией, дочерью о.Сергия Булгакова, подумывал жениться… И как же ей, «такой живой и настоящей». «плавучему острову». свергнутой с престола «государыне» видеть вот это — с любовью соперницы (счастливой ли?) такой, навязываемой, с глупыми подарками, что называется, без искры — обычной. Ему-то такое и надо, больше по нраву, по вкусу, простая бесхитростная женщина — но Марину-то оно как задевает, ведь она — Лучшая… Ну и сквозит, сквозит, без попыток его спрятать, презрение, ирония такая злая…

Ирония… ХИ-рония, так бы сказала даже, Хирон в карте стихотворения как раз достраивает замкнутый тригон с Луной-Нептуном и Юпитером, ну и оппозиция его с Венерой. Вот она и хлещет, в духе «так вот ты какой, Цветочек Аленький», вот кого ты выбрал-то, кого мне предпочел — ну держись, щадить не стану…

Как живется вам — хлопочется —
Ежится? Встается — как?
С пошлиной бессмертной пошлости
Как справляетесь, бедняк?

И дальше, чего б еще не пооттягиваться, да на таком (Хирон на Маринином Юпитере) транзите…

Как живется вам с чужою,
Здешнею? Ребром — люба?
Стыд Зевесовой вожжою
Не охлёстывает лба?

Как живется вам — здоровится —
Можется? Поется — как.

Какое тут «к волшбам остыв». Когда Луна-Нептун квадратируются Луной Марины, да тут всё, тормоза отказали, раз уж начала, то как липку разделать, язвительно, беспощадно… — кого, мол, предпочел, эту. «труху гипсовую» …

И все же… Что-то еще осталось… как память… какая-то нежность, сострадание ли… Вот это заключительное…

В провале без глубин —
Как живется, милый? Тяжче ли,
Так же ли, как мне с другим?

Юпитер транзитный, в ее 5-м, квинконс с ее Луной, словно говорящий: «И все же мне так хотелось бы знать, как на самом деле — ты, как дела твои, милый. не скучаешь, помнишь ли нашу любовь. Я — да…»

(с)
19 ноября 2005

«Попытка ревности» М.Цветаева

«Попытка ревности» Марина Цветаева

Как живется вам с другою,-
Проще ведь?- Удар весла!-
Линией береговою
Скоро ль память отошла

Обо мне, плавучем острове
(По небу — не по водам)!
Души, души!- быть вам сестрами,
Не любовницами — вам!

Как живется вам с простою
Женщиною? Без божеств?
Государыню с престола
Свергши (с оного сошед),

Как живется вам — хлопочется —
Ежится? Встается — как?
С пошлиной бессмертной пошлости
Как справляетесь, бедняк?

«Судорог да перебоев —
Хватит! Дом себе найму».
Как живется вам с любою —
Избранному моему!

Свойственнее и сьедобнее —
Снедь? Приестся — не пеняй…
Как живется вам с подобием —
Вам, поправшему Синай!

Как живется вам с чужою,
Здешнею? Ребром — люба?
Стыд Зевесовой вожжою
Не охлестывает лба?

Как живется вам — здоровится —
Можется? Поется — как?
С язвою бессмертной совести
Как справляетесь, бедняк?

Как живется вам с товаром
Рыночным? Оброк — крутой?
После мраморов Каррары
Как живется вам с трухой

Гипсовой? (Из глыбы высечен
Бог — и начисто разбит!)
Как живется вам с сто-тысячной —
Вам, познавшему Лилит!

Рыночною новизною
Сыты ли? К волшбам остыв,
Как живется вам с земною
Женщиною, без шестых

Чувств.
Ну, за голову: счастливы?
Нет? В провале без глубин —
Как живется, милый? Тяжче ли,
Так же ли, как мне с другим?

Анализ стихотворения Цветаевой «Попытка ревности»

Среди многочисленных любовников марины Цветаевой следует выделить Константина Родзевича, офицера-белогвардейца, с которым поэтесса познакомилась в эмиграции. Супруг Цветаевой Сергей Эфрон знал об этом скоротечном романе, который закончился расставанием по обоюдному согласию, но не препятствовал романтическим увлечениям своей жены. Именно за это Цветаева уважала супруга, считая его чуть ли не ангелом во плоти. Однако это не мешало ей время от времени ему изменять, теша не только собственное самолюбие, но и ища новых впечатлений от заграничной жизни, которую поэтесса считала пресной и бесперспективной.

Через несколько месяцев после расставания с Константином Родзевичем Цветаева создает стихотворение «Попытка ревности» (1924 г), которым хочет подвести черту под своим бурным романом. Поэтесса понимает, что никогда не испытывала глубоких чувств к своему избраннику. Да и он нуждался в обычной женщине, способной создать домашний уют, а не витающей в облаках. Именно по этой причине свое стихотворение Цветаева начинает с фразы: «Как живется вам с другою, — проще ведь?». Поэтесса понимает, что может сделать счастливым любого мужчину, но лишь при условии, что он увидит в ней богиню, царицу и волшебницу. Но, увы, мир устроен по-другому, и мужчины хотят видеть рядом с собой практичных, хозяйственных и приземленных особ.

Цветаева понимает, что мир изменился настолько, что романтическим чувствам в нем уже не осталось места. Поэтому мужчины и женщины сходятся не из-за высоких чувств, а в силу бытовой необходимости. Осознание этого коробит поэтессу, которая одновременно и жалеет, и упрекает Родзевича, вопрошая: «Как живется вам с товаром рыночным?». Эта фраза звучит довольно обидно, но отражает суть отношений мужчины и женщины первой половины 20 века. Действительно, любовь уходит на второй план вместе с такими душевными качествами, как честность, порядочность, благородство и самопожертвование. Цветаева, став любовницей Родзевича, прекрасно осознает, на какой шаг она отважилась. Ведь в ее понятии измена мужу является тяжким грехом, пойти на который можно лишь во имя искренней и всепоглощающей любви. Но, увы, она оказывается миражом и очень скоро затухает под воздействием внешних факторов, разбиваясь о практичность, расчетливость, прозаичность в отношениях двух людей.

Цветаева прекрасно осознает, что та замена, которую нашел ей Родзевич, не является равноценной. И уже тем более нет смысла вести речь о высоких чувствах. Однако поэтессу волнует вопрос, может ли ее избранник жить счастливо с женщиной, которую не любит? Сама поэтесса на этот вопрос отвечает утвердительно, ведь ей пришлось вернуться к мужу, которого она терпит рядом с собой только ради детей. Поэтому Цветаева интересуется у бывшего любовника: «Как живётся, милый? Тяжче ли,
так же ли, как мне с другим?».

Послушать стихотворение Цветаевой Попытка ревности

Темы соседних сочинений