Анализ стихотворения Цветаевой Москва



Анализ стихотворения Цветаевой «Стихи о Москве»

Анализ стихотворения Цветаевой «Стихи о Москве»

Картинка Анализ стихотворения Цветаевой Москва № 1

Поэтический цикл М. И. Цветаевой «Стихи о Москве» включает в себя девять наиболее значительных стихотворений ее раннего творчества, написанных весной и летом 1916 года. Он воплощает характерные особенности цветаевского синтаксиса (фрагментарность, обилие тире и восклицаний), передающие взволнованное отношение лирической героини к миру, любование красотой родного города.

В цикле «Стихи о Москве» изображен дореволюционный город, главным украшением которого являются храмы. Сорок сороков церквей, купола, часовни, соборы изображены М. И. Цветаевой в радостном величии, на фоне колокольного звона. «Как золотой ларчик, Иверская горит», — пишет Цветаева в третьем стихотворении цикла, имея в виду московскую чудотворную икону Божьей Матери. Празднование в честь этой иконы совер­шается как раз 31 марта, когда и написаны эти поэтические строки (все три первых стихотворения цикла). Во втором стихотворении упоминается знаменитая икона «Нечаянная радость», также посвященная Божьей Матери. На иконе изображена горница и перед нею на коленях — раскаявшийся грешник.

Загрузка...

Лирическая героиня стихотворения обещает своему чужеземному гостю, которому она показывает Москву, покровительство богородицы («И на тебя с багряных облаков Уронит богородица покров»). Икона находится в Кремле, неслучайно Цветаева упоминает Спасские ворота. Но очевидно, что автора интересуют не просто архитектурные красоты Москвы, а в первую очередь православные святыни. Празднование иконы Иверской Божьей Матери происходит во время Великого Поста, о котором также упоминает Цветаева в цикле («Ты постом — говей, Не сурьми бровей»).

Каждое поколение бережно, как самую драгоценную святыню, передает следующему из рук в руки Москву. Однако и после смерти лирическая героиня М. И. Цветаевой не отделяет свою судьбу от образа родного города («Мне же — вольный сон, колокольный звон, Зори ранние На Ваганькове», «В дивном граде сем, В мирном граде сем, Где и мертвой мне Будет радостно»). Употребление древнерусского варианта слова «град» вместо современного «город» на уровне лексики подчеркивает древнюю историю Москвы.

Уже в ранней лирике М. И. Цветаевой мотив смерти является одним из ключевых. В четвертом стихотворении цикла лирическая героиня пытается представить картину своего прощания с миром. Образ смерти ассоциируется у М. И. Цветаевой с благообразием («Сквозь легкое лицо проступит — лик», «О, наконец, тебя я удостоюсь. Благообразия прекрасный пояс!», «Меня окутал с головы до пят Благообразия прекрасный плат»), отстраненностью («Отцарствуют, отплачут, отгорят… Мои глаза») и покоем («Паломничество по дорожке черной К моей руке, которой не отдерну»),

В пятом стихотворении цикла М. И. Цветаева называет Москву «городом, отвергнутым Петром». Здесь имеется в виду факт переноса Петром Первым столицы из Москвы в Пе­тербург. Однако М. И. Цветаева все равно считает Москву первым городом России. Для нее важен православный календарь. Неслучайно в цикле упоминается Пасха, Троицын день и, наконец, Иоанн Богослов.

В восьмом стихотворении главной становится тема соборного единения («Москва! Какой огромный Странноприимный дом! Всяк на Руси — бездомный, Мы все к тебе придем»).

От картины собственных похорон лирическая героиня мысленно переносится ко дню собственного рождения. Последнее стихотворение цикла начинается и заканчивается лю­бопытной художественной деталью — образом красной рябиновой кисти. Эта кисть в последней строфе стихотворения наделяется эпитетами «жаркий», «горький» и символизирует страстный, импульсивный характер лирической героини. «Мне и доныне Хочется грызть Жаркой рябины Горькую кисть», — пишет М. И. Цветаева.

Цикл «Стихи о Москве» создан в традициях русской православной культуры, и образ города воспринимается как символ национальной святыни. Перестав быть официальной столицей, Москва продолжает восприниматься лирической героиней как сердце родной земли, чему немало способствуют расположенные здесь православные храмы и иконы.

Анализ стихотворения Цветаевой «У меня в Москве – купола горят!»

Картинка Анализ стихотворения Цветаевой Москва № 2

С Москвой были нерасторжимо связаны вся жизнь и творчество Марины Цветаевой. В своих стихах она постоянно обращалась к образу любимого города, с которым ассоциировала свое чувство родины. Неслучайно целый цикл из девяти произведений в лирике Цветаевой посвящен именно Москве, в него входит и стихотворение «У меня в Москве – купола горят!»

Уже в первой строке можно увидеть отражение бунтарского характера поэзии Цветаевой. Романтическое противопоставление себя всему миру, жизненный девиз: «Одна – из всех – за всех – противу всех. » читаются за громким трехкратным повтором фразы «у меня», да и дальше в стихотворении местоимение «я» занимает значимое место, находясь в оппозиции к тому, чье имя лирическая героиня не называет. Перед читателем разворачивается ее диалог с тем, кому она раскрывает свою душу через самое близкое в мире – через образ Москвы. Цветаева любит город в себе, через свое лирическое Я.

Москва для поэта – это церкви, колокола. Звукописью передается колокольный звон, осеняющий столицу как горячее, страстное сердце всей богомольной Руси:

У меня в Москве – купола горят!

У меня в Москве – колокола звонят!

В следующих строках четверостишия слышатся отзвуки свойственного ранней лирике Цветаевой мотива смерти:

И гробницы в ряд у меня стоят, –

В них царицы спят, и цари.

Но здесь нет характерного протеста против смерти как нелепого вторжения в жизнь. Скорее, упоминание покоящихся в московских монастырях русских монархов связано с мыслью о том, что именно в Москве начало всех начал, именно здесь корни государства Российского, истоки всего самого святого для русского человека.

Каждая строфа в стихотворении построена вокруг одного ключевого мотива. В первой обращают на себя внимание колокола – часто встречающийся в лирике Цветаевой образ, как бы включающий и это стихотворение в контекст всех произведений, посвященных Родине. Во второй строфе неоднократно повторяется образ зари, как будто сияющей не только на горизонте, но встающей из глубины души героини:

И не знаешь ты, что зарей в Кремле

Легче дышится – чем на всей земле!

И не знаешь ты, что зарей в Кремле

Я молюсь тебе – до зари.

Эмоциональность стихотворения создается не столько лексикой (мы не видим здесь неологизмов или очень ярких эпитетов, метафор), сколько синтаксическими приемами. Предложения содержат эллипсис, параллелизм конструкций, повторы, которые призваны не только акцентировать внимание на какой-либо мысли, но и задавать определенный музыкальный ритм всему произведению. В некоторой степени так нашло свое отражение музыкальное образование Цветаевой. С целью придать большую экспрессивность тексту поэтом используется и новая для начала века диссонансная, неточная рифма. В строфе рифмуются первые три строки, а последние строки рифмуются между собой во всем стихотворении.

Москва в представлении поэта – духовная столица России, поэтому она не представляется без куполов церквей и колокольного звона. В этом смысле Цветаева часто противопоставляет ее Петербургу, столице административной, где все линии строги, Нева холодна. Старый город же вольно раскинулся, символизируя широкий размах русской души.

И проходишь ты над своей Невой

О ту пору, как над рекой – Москвой

Я стою с опущенной головой,

И слипаются фонари.

В этой строфе очевидны фольклорные интонации, тяготение к традициям русской народной песни. Это проявляется как на образном уровне (лирическая героиня с опущенной головой – вся олицетворение покорности истинно русской жены), так и на языковом (употребление предлога «о» вместо «в»). Героиня подчеркивает свое личное родство именно со старой столицей, таящей предания далекой старины в водах Москвы-реки. Образ слипающихся фонарей придает трогательность всему происходящему в душе героини, словно это отражается в реке, как уличный свет.

Признание в любви звучит продолжением звона кремлевских колоколов на заре:

Всей бессонницей я тебя люблю,

Всей бессонницей я тебе внемлю –

О ту пору, как по всему Кремлю

Что-то стихийное, своевольное слышится в таком признании, будто оно вырывается из сердца девушки среди ночной молитвы. Дорогой образ Кремля повсюду с ней, в ее душе. И он дает силы быть искренней в проявлении чувств. Отчаянная мольба скрыта за этим признанием. В то же время героиня осознает несбыточность своей мечты:

Но моя река – да с твоей рекой

Но моя рука – да с твоей рукой

Не сойдутся, Радость моя, доколь

Не догонит заря – зари.

В последней строфе вновь повторяются ключевые образы всего стихотворения – заря, река. На фонетическом уровне в старорусском «доколь» слышится «колокол». И венчает все слово Радость, неслучайно написанное с заглавной буквы. В этом – жизнеутверждающий пафос творчества Цветаевой, торжественность настроения, с которой она всегда пишет о своей Москве, о единстве с этим городом, сердцем всей Руси.

Анализ стихотворения Цветаевой М.И. «Стихи о Москве»

Картинка Анализ стихотворения Цветаевой Москва № 3

«Стихи о Москве»

Поэтический цикл М.И. Цветаевой «Стихи о Москве» включает в себя девять наиболее значительных стихотворений ее раннего творчества, написанных весной и летом 1916 года. Он воплощает характерные особенности цветаевского синтак­сиса (фрагментарность, обилие тире и восклицаний), пере­дающие взволнованное отношение лирической героини к ми­ру, любование красотой родного города.

В цикле «Стихи о Москве» изображен дореволюционный го­род, главным украшением которого являются храмы. Сорок сороков церквей, купола, часовни, соборы изображены М.И. Цве­таевой в радостном величии, на фоне колокольного звона. «Как золотой ларчик, Иверская горит», — пишет Цветаева в третьем стихотворении цикла, имея в виду московскую чудотворную икону Божьей Матери. Празднование в честь этой иконы совер­шается как раз 31 марта, когда и написаны эти поэтические стро­ки (все три первых стихотворения цикла). Во втором стихотво­рении упоминается знаменитая икона «Нечаянная радость», также посвященная Божьей Матери. На иконе изображена гор­ница и перед нею на коленях — раскаявшийся грешник.

Лирическая героиня стихотворения обещает своему чуже­земному гостю, которому она показывает Москву, покрови­тельство богородицы («И на тебя с багряных облаков Уронит богородица покров»). Икона находится в Кремле, неслучайно Цветаева упоминает Спасские ворота. Но очевидно, что авто­ра интересуют не просто архитектурные красоты Москвы, а в первую очередь православные святыни. Празднование иконы Иверской Божьей Матери происходит во время Великого По­ста, о котором также упоминает Цветаева в цикле («Ты постом — говей, Не сурьми бровей»).

Каждое поколение бережно, как самую драгоценную свя­тыню, передает следующему из рук в руки Москву. Однако и после смерти лирическая героиня М.И. Цветаевой не отделяет свою судьбу от образа родного города («Мне же — вольный сон, колокольный звон, Зори ранние На Ваганькове», «В дивном граде сем, В мирном граде сем, Где и мертвой мне Будет радостно…»). Употребление древнерусского варианта слова «град» вместо современного «город» на уровне лексики под­черкивает древнюю историю Москвы.

Уже в ранней лирике М.И. Цветаевой мотив смерти явля­ется одним из ключевых. В четвертом стихотворении цикла лирическая героиня пытается представить картину своего про­щания с миром. Образ смерти ассоциируется у М.И. Цветае­вой с благообразием («Сквозь легкое лицо проступит — лик», «О, наконец, тебя я удостоюсь. Благообразия прекрасный по­яс!», «Меня окутал с головы до пят Благообразия прекрасный плат»), отстраненностью («Отцарствуют, отплачут, отгорят… Мои глаза») и покоем («Паломничество по дорожке черной К моей руке, которой не отдерну»),

В пятом стихотворении цикла М.И. Цветаева называет Москву «городом, отвергнутым Петром». Здесь имеется в ви­ду факт переноса Петром Первым столицы из Москвы в Пе­тербург. Однако М.И. Цветаева все равно считает Москву первым городом России. Для нее важен православный кален­дарь. Неслучайно в цикле упоминается Пасха, Троицын день и, наконец, Иоанн Богослов.

В восьмом стихотворении главной становится тема собор­ного единения («Москва! Какой огромный Странноприимный дом! Всяк на Руси — бездомный, Мы все к тебе придем»).

От картины собственных похорон лирическая героиня мысленно переносится ко дню собственного рождения. По­следнее стихотворение цикла начинается и заканчивается лю­бопытной художественной деталью — образом красной ряби­новой кисти. Эта кисть в последней строфе стихотворения наделяется эпитетами «жаркий», «горький» и символизирует страстный, импульсивный характер лирической героини. «Мне и доныне Хочется грызть Жаркой рябины Горькую кисть», — пишет М.И. Цветаева.

Цикл «Стихи о Москве» создан в традициях русской пра­вославной культуры, и образ города воспринимается как сим­вол национальной святыни. Перестав быть официальной сто­лицей, Москва продолжает восприниматься лирической героиней как сердце родной земли, чему немало способствуют расположенные здесь православные храмы и иконы.

На этой странице искали :
  • стихи о москве цветаева анализ
  • цветаева стихи о москве анализ
  • анализ стихотворения цветаевой стихи о москве
  • анализ стиха цветаевой
  • анализ стихотворения стихи о москве

анализ стихотворения цветаевой Москва? срочно плизззз.

Картинка Анализ стихотворения Цветаевой Москва № 4

Виталик Северин Знаток (454) 4 года назад

Родившись и проведя детство в Москве и тихой подмосковной Тарусе, Марина Ивановна Цветаева на всю жизнь сохранила признательность и теплоту к родным местам. Как бы ни было тяжело и горько в отдельные годы жизни, она всегда с любовью вспоминала уютную профессорскую квартиру, бурные пассажи матери на рояле, безмятежное и счастливое детство, и в памяти всплывал родной город.

Облака - вокруг, Купола - вокруг.
Надо всей Москвой — Сколько хватит рук! -
Возношу тебя, бремя лучшее,
Деревцо мое Невесомое!

Где бы ни жила Цветаева впоследствии, она не могла забыть Россию, свой родной город, ставший для нее путеводной звездой, в который в конце концов надеялась вернуться.

Из рук моих — нерукотворный град
Прими, мой странный, мой прекрасный брат.
По церковке - все сорок сороков
И реющих над ними голубков.

Надо было обладать мужеством и огромной волей, чтобы, оказавшись в эмиграции, заброшенной и позабытой, сохранять в душе теплое чувство к родине, не озлобиться, не проклясть всех. У Цветаевой хватило сил остаться самой собой, не переносить обиды, несправедливо нанесенные людьми, на родной город, казалось, отторгнувший ее. Марина Ивановна понимала, что “людишки творят ее судьбу”, а любовь к России и к Москве — вечна, переживет десятилетия, когда восторжествует справедливость.

Настанет день, — печальный, говорят! —
Отцарствуют, отплачут, отгорят, -
Остужены чужими пятаками, —
Мои глаза, подвижные, как пламя.
И - двойника нащупавший двойник -
Сквозь легкое лицо проступит — лик.
О, наконец тебя я удостоюсь,
Благообразия прекрасный пояс!

Горечью веет от этих строк, оказавшихся пророческими. Поэт часто может предвидеть события и свою судьбу. И как бы ни была решительна и смела Марина Ивановна, тяготы жизни, разлука с родиной настраивали ее на грустный лад. Она всей душой стремилась в Россию, никогда не считала себя эмигранткой (выехала из России за мужем — белым офицером). не писала хулу о советской стране, занималась творчеством. И стихи о России и Москве поддерживали дух автора, заставляли сохранять ту линию, которую Марина Ивановна выбрала изначально: никакой злобы против страны, взрастившей ее. Цветаева не приняла революцию. Всяческие перемены и кровавые распри были чужды ей. Но шли годы, и пристальнее она вглядывалась в далекую и желанную родину, радовалась ее успехам. Никакие красоты мира не могли заменить Марине Ивановне Россию, она была и осталась истинной патриоткой.

До Эйфелевой - рукою Подать!
Подавай и лезь.
Но каждый из нас - такое
Зрел, зрит, говорю, и днесь,
Что скушным и некрасивым
Нам кажется ваш Париж.
“Россия моя, Россия,
Зачем так ярко горишь? ”

М.Цветаева «Москва! Какой огромный. ». Анализ стихотворения?

Родившись и проведя детство в Москве и тихой подмосковной Тарусе, М.Цветаева на всю жизнь сохранила самые светлые чувства к родным краям. Как бы ни было подчас трудно и горько, поэтесса с неизменной любовью вспоминала уютную профессорскую квартиру, мамину игру на рояле, счастливое детство, и все это было связано с родным городом.

Первые две строки стихотворения:

представляют нам Москву как точку пересечения жизненных путей. «Странноприимные дома» - это были временные приюты для странников, которые прибывают В Москву со разных концов страны, и в их числе не только благочестивые паломники, но и названные такими словами:

Приходят они в столицу не на лихие дела. Их ведет сознание того, что

Имеется в виду не отсутствие крова, а духовное сиротство, потребность приютить душу, найти для нее спасение под сенью православных святынь, сосредоточенных в Москве.

Эти слова выражают уверенность о том, что эта жажда духовного исцеления одолевает даже отъявленных грешников, имеющих на плече клеймо каторжника и спрятанный в сапоге нож. Потому и тянет их в эту общую для всех обитель, что клеймо жжет, а нож режет. И обретают они это очищение в часовне святого Пантелеймона — великомученика. Аура от иконы снимает коросту грехов, наросшую за долгое время преступной жизни, и открывается пространство для проявления лучших, светлых помыслов, духовного оздоровления.

На посетивших жк часовню Иверской иконы снисходит благодать:

По силе воплощенной идеи это стихотворение - одно из наиболее значимых не только в цикле «Стихов о Москве», но и среди произведений М. Цветаевой вообще.

автор вопроса выбрал этот ответ лучшим

Послушать стихотворение Цветаевой Москва

Темы соседних сочинений

Картинка к сочинению анализ стихотворения Москва

Анализ стихотворения Цветаевой Москва