Анализ стихотворения Цветаевой Детский день



М.И.Цветаева - анализ стихотворений для подготовки к экзамену (из опыта работы)

Марина Цветаева «Моим стихам, написанным так рано…»

Моим стихам . написанным так рано,
Что и не знала я, что я - поэт,
Сорвавшимся, как брызги из фонтана,
Как искры из ракет,
Ворвавшимся, как маленькие черти,
В святилище, где сон и фимиам,
Моим стихам о юности и смерти
- Нечитанным стихам! -
Разбросанным в пыли по магазинам
(Где их никто не брал и не берет!),
Моим стихам . как драгоценным винам,
Настанет свой черед.

Май 1913
По собственным воспоминаниям Марины Цветаевой, писать стихи она начала уже в семь лет, а печататься – в шестнадцать. С самого начала творческого пути Цветаева не признавала слово «поэтесса» по отношению к себе, предпочитая вместо этого гордое «поэт Марина Цветаева».
За свою жизнь она написала несколько программных статей, преобладающая тема которых – тема поэта и поэзии .
Непонимание читателем ее произведений, ощущение собственной ненужности в России стали причиной развития в творчестве Марины Цветаевой темы одиночества. противостояния истинного художника толпе. Одним из них стало стихотворение «Моим стихам, написанным так рано…», датированное тысяча девятьсот тринадцатым годом. В это время Марине Цветаевой был двадцать один год, а поэту Марине Цветаевой – уже четырнадцать.
Примечательно, что все стихотворение – одно предложение. где инверсия позволяет выявить со стопроцентной точностью предмет поклонения лирической героини .
Такое построение усиливает напряжение, которое ослабляется в завершающей строке. Усложнение лексики достигается включением редко употребляемого «фимиам», и это в контрасте с бытовой обстановкой и обыденной лексикой («…разбросанным в пыли по магазинам…») усиливает эмоциональность тона поэта, хотя в конце предложения стоит точка, словно отказ от каких-либо заклинаний и убеждений.
Особо значимые слова и выражения Цветаева в этом стихотворении, как и во многих других, выделяет с помощью тире и скобок: « - нечитанным стихам!», «…(где их никто не брал и не берет!)…» Зная судьбу поэта, мы понимаем, что подобные мысли отнюдь не безосновательны. Лирическая героиня абсолютно тождественна личности Цветаевой, что делает ее поэзию необычайно искренней, а читателю даёт ощущение живого диалога с автором.
Марина Цветаева определяет наиболее важные темы своего творчества – “моим стихам о юности и смерти”. Действительно, мотив смерти, противостояние земной жизни тому, что будет после ухода, становится одним из важных мотивов её лирики.
Гордость, непокорность и одновременно желание быть услышанной – такие черты можно увидеть и в образе лирической героини, от лица которой М. Цветаева утверждает бессмертие истинного творчества. Этому служит и употребление множества сравнений: спонтанность, свежесть первых стихов сравнивается с брызгами фонтана, искрами феерверка, вкусом драгоценного вина. Но лирическая героиня испытывает не только восторг от обладания бесценным даром, но и предвидит неизбежное одиночество, непризнанность современниками: не случайно сравнение с маленькими чертями . ворвавшимися в святилище, куда допускаются лишь избранные.
Для поэта единственный ориентир в творчестве – внутренний голос, так и только так могут быть созданы истинные произведения.Сама Марина Цветаева назвала стихотворение «Моим стихам, написанным так рано…» «формулой» ее «писательской и человеческой судьбы». Она верила, что наступит другое время, когда ее стихи оценят по достоинству. Это пророчество сбылось – сейчас многие сборники юношеских стихов поэтессы( ни разу не издаваемые при жизни) открывает именно это стихотворение.

Загрузка...

Марина Цветаева «Бабушке» 4 сентября 1914

Продолговатый и твердый овал,
Черного платья раструбы.
Юная бабушка! - Кто целовал
Ваши надменные губы?


Руки, которые в залах дворца
Вальсы Шопена играли.
По сторонам ледяного лица -
Локоны в виде спирали .


Темный, прямой и взыскательный взгляд,
Взгляд, к обороне готовый.
Юные женщины так не глядят.
Юная бабушка, кто вы?


Сколько возможностей вы унесли,
И невозможностей - сколько? -
В ненасытимую прорву земли,
Двадцатилетняя полька!


День был невинен, и ветер был свеж,
Темные звезды погасли.
- Бабушка! - Этот жестокий мятеж
В сердце моем - не от вас ли.

Перед нами стихотворение-портрет М. Цветаевой "Бабушка". Из воспоминаний Анастасии Цветаевой: "В комнате матери висел портрет бабушки, красавицы польки, Марии Лукиничны Бернацкой. умершей очень рано - в 27 лет. Увеличенная фотография- темноокое, с тяжелыми веками, печальное лицо с точно кистью проведенными бровями. Правильными чертами, горечью тронутым ртом…"
"Продолговатый и твердый овал" – ряд твердости. "Черного платья раструбы" – ряд твердости, так как ключевое слово – раструб, он вызывает ассоциацию с металлом. Платье явно накрахмаленное – твердость, жесткость, неподатливость.
"Юная бабушка" – оксюморон: невозможно быть юной и быть бабушкой. "Кто целовал Ваши надменные губы?" – невозможе н поцелуй таких надменных губ: твердость – надменность – неприступность – невозможность. Невозможно женщине быть столь неприступной.
"Руки, которые в залах дворца // Вальсы Шопена играли" – играть вальсы Шопена в залах дворца для Цветаевой – невозможность (мы знаем, что она так и не стала музыкантом, хотя в детстве ей, как пианистке. пророчили большое будущее). Невозможно это и для нас с вами – ТАК играть и в ТЕХ залах ТЕХ дворцов.
"По сторонам ледяного лица // Локоны в виде спирали" – здесь та же самая твердость, неприступность. Спираль, как и раструб. восходит к представлению о металле. Возникает тема холодной чистоты и остроты
"Оборона" и "взгляд" притягиваются к остроте и "неприступности", прямой "взыскательный" – к "твердости". "Юные женщины так не глядят" – невозможность, не могут так глядеть юные женщины.
"Юная бабушка, кто вы?"женщины в поэзии Цветаевой всегда очень грешные . страстные, земные – очень женщины. С бабушкой же связывается следующий комплекс качеств: острота, неприступность, невозможность, холод, чистота. Все эти качества для обычной цветаевской лирической героини совершенно немыслимы .
Героиня стиха определенно не женщина. Что же это за существо? Цветаева не знает, вернее, разум Цветаевой не знает. Но подсознание подсказывает ответ: "Сколько возможностей вы унесли, // И невозможностей сколько. " – кстати, вот обнажилось слово "невозможность". .
«. В ненасытимую прорву земли//Двадцатилетняя полька», - это ответ. Смерть – вот тот мир. которому принадлежит данное существо. И моментально объясняются все присущие бабушке качества: холод, чистота – холод могилы, очищение смертью: невозможно живому быть – мертвым.
"День был невинен, и ветер был свеж. " - день – это свет, свет – это чистота, а чистота – в той модели мира, которую представляет разбираемый стих – это смерть. Итак, день был невинен, так как это день смерти. Свежесть связана с холодом, чистотой, очищением – значит, со смертью. Но здесь возникает интересное кольцо. вообще-то тема свежести связана с темой жизни. Это означает, что утверждается жизнь в смерти. жизненность смерти – иная форма существования. которая характеризует бабушку.
. Бабушка! Этот жестокий мятеж // В сердце моем не от Вас ли? Мятеж – восстание против общепринятого. Общепринято – жить. То есть поэт говорит о своей связи с миром смерти. о том, что Пришелец из иного мира оставил в сердце поэта частицу иного бытия (отметим, что слово "жестокий " – тоже из ряда смерти).
Анализ стихотворения М.Цветаевой "Имя твоё - птица в руке"15 апреля 1916

Имя твое - птица в руке,
Имя твое - льдинка на языке,
Одно единственное движенье губ,
Имя твое - пять букв.
Мячик, пойманный на лету,
Серебряный бубенец во рту,


Камень, кинутый в тихий пруд,
Всхлипнет так, как тебя зовут.
В легком щелканье ночных копыт
Громкое имя твое гремит.
И назовет его нам в висок
Звонко щелкающий курок.


Имя твое - ах, нельзя! -
Имя твое - поцелуй в глаза,
В нежную стужу недвижных век,
Имя твое - поцелуй в снег.
Ключевой, ледяной, голубой глоток.
С именем твоим - сон глубок

Стихи к Блоку (1916—1921) — цикл из шестнадцати стихотворений; характерно для Цветаевой, что первое из них посвящено имени Блока, самому его звучанию.
Цветаева славит имя Блока, любит, внемлет, молится ему( Имя твоё – это слова молитвы ). Что делает её непохожей ни на кого и в то же время внутренне связывает с Блоком? Прежде всего неординарность личности обоих поэтов. бунтарский дух, мятежность, небывалая энергия, подчеркнутая напряженность, свобода от условностей современной жизни.
Эти черты отразились в стихах, посвященных Блоку. Любовные признания в них сочетаются с надгробным плачем, звучит предельно искренняя исповедь. Трагическое ощущение одиночества роднит Цветаеву с Блоком. Для её Блок - "два белых крыла", ангел, Божий праведник. Блок - это то-то возвышенное, легкое, но почему-то ускользающее и невещественное. Во всех стихах цикла, написанных с 1916 по 1921 г. мы чувствуем горечь утраты и надежду на воскрешение.
Заглавным в цикле является стихотворение "Имя твоё - птица в руке. ". Оно удивительно тем, что в нем, открывающем цикл, ни разу не произнесено имя Блока. но все равно мы безошибочно определяем, о ком идет речь.
Стихотворение состоит из 3 строф, логически сменяющие друг друга:
  • в первой — описание фонетического и даже графического состава слова Блок (Имя твое — пять букв — оно писалось с твердым знаком, Блокъ);
  • во второй — сравнение звуков этого имени со звуками природы;
  • в третьей — эмоциональная ассоциация (звук поцелуя).
Каждая строчка значима в формировании образа Блока.
"Имя твоё - птица в руке" - в слове "блок" всего один слог, но мы чувствуем эту неуловимость мгновения. Вот она, птица, живая, теплая, но раскроешь ладони - улетит и нет её. Вторит этому и строчка "одно единственное движенье губ". Произнести слово - улетает оно, не вернуть.
Цветаевой важен каждый звук имени Блока. Когда произносим "л", возникает образ чего-то легкого, холодного, голубого. Так появилась строка "имя твоё - льдинка на языке". Льдинка - это щекочущий холодок тайны, прикосновение к самым сокровенным глубинам души.
Три сравнения второй строфы. поясняющие звуковой комплекс слова «Блок», раскрывают вместе с тем и образный мир блоковской поэзии:
  • камень, упавший в воду пруда (усадебная атмосфера, безмолвная природа, мир Прекрасной дамы)
  • щелканье ночных копыт (важнейшая тема Блока – «На поле Куликовом»)
  • щелканье курка (трагизм блоковского «страшного мира»).
Третья строфа, содержащая, в сущности, признание в любви. связывает звучание имени поэта с поэтическим миром его Снежной маски. Стихотворение завершается словом глубок,содержащим все звуки имени поэта и рифмующим с ним - ведь он безмерен, как и его поэзия. Так осмысляется комплекс звуков Блок, приобретающий в сознании Цветаевой глубокую закономерность.
Музыкальная палитра стихотворения чрезвычайно насыщена: здесь и звон бубенца, и щелканье курка, и топот копыт. Слово "блок" впитывает все звуки, все краски, так умело нанесенные на холст стиха художником. Он и "мячик, пойманный на лету", и "камень, кинутый в тихий пруд".
Так и хочется повторить слова Цветаевой из третьей строфы, напоминающие звук поцелуя. Блок Цветаевой - её любовь, любовь духовная, неземная.
Синтаксис стихотворения очень близок к синтаксису самого Блока. Цветаева использует безглагольные синтаксические конструкции. что позволяет ей достичь особой экспрессии в передаче своих чувств.
Предложения фиксируют настоящее время. но им свойственен особый, вневременной характер. Они подчеркивают бессмертие Блока.
Цветаева использует синтаксический параллелизм. построение синтаксических конструкций 1 и 3 строфы совпадают, что придает стихотворению композиционную завершенность и целостность .
Анафора "имя твоё" (слова из «Отче наш») обращает наше внимание именно на ключевое слово и усиливает восхищение поэтом. Даже тире у Цветаевой несет синтаксическую нагрузку - необходимо сделать паузу.
Помогает Цветаевой и инверсия. Она делает строки особенно плавными: ". в легком щелканье. ". Зрительный образ Блока помогают создать тропы.
  • метафоры ("птица в руке", "льдинка на языке") - они выражают эмоциональное отношение к поэту;
  • эпитеты ("нежная стужа недвижных век");
  • олицетворение ("назовет курок"), что делает образ Блока более живым, запоминающимся.
  • Повествование держится не столько сюжетом, сколько энергией монолога Цветаевой. Эту энергию даёт стихотворению каждый его элемент.
«Семь холмов - как семь колоколов!»

Семь холмов - как семь колоколов!
На семи колоколах - колокольни.
Всех счетом - сорок сороков.
Колокольное семихолмие!


В колокольный я, во червонный день
Иоанна родилась Богослова.
Дом - пряник, а вокруг плетень
И церковки златоголовые.


И любила же, любила же я первый звон,
Как монашки потекут к обедне,
Вой в печке, и жаркий сон,
И знахарку с двора соседнего.


Провожай же меня весь московский сброд,
Юродивый, воровской, хлыстовский!
Поп, крепче позаткни мне рот
Колокольной землей московскою!

8 июля 1916. Казанская
Лексический анализ стихотворения.
  • Семь холмов – по преданию, Москва расположилась на семи холмах.
  • Червонный день – красный день, т.е. праздничный.
  • Иоанна Богослова – богослов – несущий слово божье, посвятивший себя изучению богословия (Даль В.И. «Толковый словарь живого великорусского языка»)
  • Сброд (презрительное) (Ожегов С.И. «Толковый словарь русского языка»). – Люди, принадлежащие к разложившимся, преступным, антиобщественным элементам.
  • Юродивый – безумный, божевольный, дурачок, отроду сумасшедший; народ считает юродивых Божьими людьми. (Даль В.И. «Толковый словарь живого великорусского языка»)
  • Воровской - стар. мошеннический, а вообще преступный, противозаконный; воровские люди, сволочь, негодяи; мятежники. (Даль В.И. «Толковый словарь живого великорусского языка»)
  • Хлыстовский. – Хлыстовка – сплетница. (Даль В.И. «Толковый словарь живого великорусского языка»)
Стихотворение «Семь холмов - как семь колоколов» вошло в цикл стихотворений о Москве. Москва для Цветаевой – это город, в котором она родилась, город, в котором была счастлива.
Тема стихотворения – Москва, город, расположенный на семи холмах. Идея стихотворения – признание в любви родному городу, городу церквей, городу разноликому, разношерстному. Ключевые слова: «колокольное семихолмие», «дом – пряник, а вокруг плетень… И церковки златоглавые», «московский сброд», «Колокольной землей московскою».
Для Цветаевой город Москва – это город «сороков церквей».
Композиционно стихотворение делится на две части:
первая часть – описание города колоколов,
вторая – городской люд, среди которого и находится лирическая героиня. Она связана с этим городом с первых минут рождения и не представляет себе жизни без города, в котором: Дом – пряник, а вокруг плетень И церковки златоглавые.
Признание в любви родному городу – это не дань уважения родине. а глубокое чувство. которое наполняет душу и радостью, счастьем, мечтами: И любила же, любила же я первый звон

Для Цветаевой Москва – это город, наполненный людьми, разного социального статуса и положения, но в стихотворении она обращается к:

Провожай же меня, весь московский сброд,
Юродивый, воровской, хлыстовский!
Поп, крепче заткни мне рот
Колокольной землей московскою.

Как вы понимать смысл последних двух строк? ( Чтобы не заплакать в момент прощания)
Звуковая ( фонетическая) сторона стихотворения помогает нам почувствовать настроение, передать внутреннее состояние лирического героя.
В 1 строфе – преобладание сонорных и гласных звуков. Из гласных звуков самый частый звук [А] 17 раз. Звук [А] создает пространство, окрашивает, создает настроение.
Звуки создают ощущение глубины, веса, ширины и высоты, легкости, даже тонкости и пронзительности; звонкие звуки символизируют нечто большое, а глухие – нечто маленькое; звуки высокие выражают идею не только маленького, но и слабого, тонкого, нежного, светлого, а низкие – большого, массивного многочисленного, медленного, темного.
Глухих согласных звуков в два раза больше, чем звонких согласных.Такое сочетание звуков стихотворения создает звуковой фон: первые две строфы мы слышим звон одного колокола, этот звон разносится ветром во все стороны. Затем начинают звенеть колокола поменьше, и мы видим и слышим движение людей:

Как монашки потекут к обедне,
- Вой в печке, и жаркий сон,
И знахарку с двора соседнего.

Колокольный звон – это начало церковной службы, это сигнал тревоги. Колокольный звон – это музыка души. Наверное, поэтому колокольный звон завораживает и притягивает всех людей.
В первой строфе мы слышим размеренный звук одного колокола. Во второй строфе звук нарастает, но в то же время появляется и другой звук – звук другого колокола. А в третьей и четвертой строфе мы слышим музыку разных колоколов, т.е. колокольный перезвон.
В русской духовной культуре три основных колокольных звона:
  • Трезвон – церковный звон во все колокола. (Ожегов)
  • Перезвон – звон нескольких колоколов, колокольчиков. (Ожегов); звон попеременно во все колокола, начиная с большого. (Даль)
  • Благовест – колокольный звон перед началом службы (Ожегов); звон в один колокол (средний) для извещения о службе в церкви и звон во время службы по положению. (Даль)


Движение разношерстной толпы мы и слышим в звуках последней строфы.
Провожай же меня, весь московский сброд,
Юродивый, воровской, хлыстовский!
Поп, крепче заткни мне рот
Колокольной землей московскою.

Какова же цветовая гамма стихотворения М.Цветаевой «Семь холмов – как семь колоколов…»?
Преобладание в стихотворении гласных звуков [А], [О] дает нам представление о белом цвете, на фоне белого цвета отчетливо видим белую церковь с колокольней, золотые купола которой уходят в высь, в голубое небо, а звуки [У], [Ы] вступают в контраст и возвращают нас на землю, в пеструю толпу людей в червонный. т.е. выходной (красный) день.
Русский язык считается одним из самых музыкальных, певучих языков. Это мы с вами доказали, исследуя стихотворение М.Цветаевой «Семь холмов – как семь колоколов…». Надо только научиться читать стихи и слушать, как звуки вступают в диалог и какая музыка и них получается.

Стихотворение М. Цветаевой «Тоска по родине! Давно. »3 мая 1934
Поэт может быть бездомным, но стихи - никогда. Е. Евтушенко

Тоска по родине! Давно
Разоблаченная морока!
Мне совершенно все равно —
Где совершенно одинокой


Быть, по каким камням домой
Брести с кошелкою базарной
В дом, и не знающий, что — мой,
Как госпиталь или казарма.


Мне все равно, каких среди
Лиц ощетиниваться пленным
Львом, из какой людской среды
Быть вытесненной — непременно —


В себя, в единоличье чувств.
Камчатским медведем без льдины
Где не ужиться (и не тщусь!),
Где унижаться — мне едино.


Не обольщусь и языком
Родным, его призывом млечным.
Мне безразлично — на каком
Непонимаемой быть встречным!


(Читателем, газетных тонн
Глотателем, доильцем сплетен…)
Двадцатого столетья — он,
А я — до всякого столетья!


Остолбеневши, как бревно,
Оставшееся от аллеи,
Мне всё — равны, мне всё — равно,
И, может быть, всего равнее —


Роднее бывшее — всего.
Все признаки с меня, все меты,
Все даты — как рукой сняло:
Душа, родившаяся — где-то.


Так край меня не уберег
Мой, что и самый зоркий сыщик
Вдоль всей души, всей — поперек!
Родимого пятна не сыщет!


Всяк дом мне чужд, всяк храм мне пуст,
И все — равно, и все — едино.
Но если по дороге — куст
Встает, особенно — рябина…

Марина Цветаева прожила сложную жизнь. Несколько лет ей пришлось провести за границей в эмиграции. Но даже живя за пределами России, она оставалась истинно русским человеком. На чужбине её съедала тоска по родине, но поэтесса пыталась издеваться над этой тоской, быть гордой.
Она чувствовала себя бездомной и “совершенно одинокой”, но ведь там у нее был дом и семья! Значит, домом для Марины Цветаевой могла быть только Россия, а семьей - русский народ.
Отчаяние поэтессы будет так велико, что она безразлична к своему языку, который так обожала:

Не обольщусь и языком
Родным, его призывом млечным.
Мне безразлично, на каком
Не понимаемой быть встречным!

А дальше в стихотворении мы находим такую строку: « …Душа, родившаяся - где-то ». Жестокая судьба бросила её в бездомное “куда-то” и уже не важно, где именно родина, родина, не сумевшая уберечь свою дочь и не признавшая её таланта:

Так край меня не уберёг
Мой, что и самый зоркий сыщик
Вдоль всей души, всей – поперек!
Родимого пятна не сыщет!

Затем следуют “домоненавистнические” слова:

Всяк дом мне чужд, всяк храм мне пуст…
И далее ещё более отчужденно, надменно:
И всё – равно, и всё – едино.

И вдруг попытка издевательства над тоской по родине беспомощно обрывается. и все жёсткие слова сводятся на нет, переворачивается весь смысл стихотворения в душераздирающую трагедию любви к родине:
Но если по дороге - куст
Встаёт, особенно – рябина…
И всё. Только три точки. Но в них заключена такая сила любви, такая нежность, на которую не способны тысячи других, выражающих свою любовь.
Любовь к дому, - но через подвиг бездомности”. Таким подвигом была вся жизнь Цветаевой. Поэтесса была бездомной, но у её стихов дом был и будет всегда.
Анализ художественных средств и приёмов.
В стихотворении М.И. Цветаевой постоянно повторяются слова: “всё равно”, “всё едино”. “Всё равно”, “где брести”, “быть вытесненной в себя”, “где не ужиться”, “где унижаться”. Все равны, ни с кем нет кровной связи, душевного родства, ни к чему нет привязанности, нет веры: “Всяк дом мне чужд, всяк храм мне пуст”. Нет родины: “Тоска по родине! Давно разоблачённая морока!”
Отрешённость ото всего и ото всех звучит в разных вариантах в этом стихотворении. Н.Берберова в книге «Курсив мой» вспоминает: “М.И. Цветаеву я видела в последний раз на похоронах <. > князя С.М. Волконского, 31 октября 1937 года. После службы в церкви на улице Франсуа-Жерар. я вышла на улицу. Цветаева стояла на тротуаре одна и смотрела на нас полными слёз глазами, постаревшая, почти седая, простоволосая, сложив руки у груди. Это было вскоре после убийства Игнатия Рейсса, в котором был замешан её муж С.Я. Эфрон. Она стояла, как зачумлённая, никто к ней не подошёл. И я, как все, прошла мимо неё <. > В Праге она (М.И. Цветаева) производила впечатление человека, отодвинувшего свои заботы, полного творческих выдумок, но человека, не видящего себя, не знающего своих жизненных. возможностей, не созревшего для осознания своих настоящих и будущих реакций. Её отщепенство. через много лет выдало её незрелость: отщепенство не есть, как думали когда-то, черта особенности человека, стоящего над другими, отщепенство есть несчастье человека — и психологическое, и онтологическое, — человека, недозревшего до умения соединиться с миром, слиться с ним и со своим временем, то есть с историей и с людьми”.
В стихотворении М.И. Цветаевой есть своеобразные повторы. Мы видим в тексте целое родовое гнездо однокоренных слов слову “родина” :

  • родным (роднее — форма данного прилагательного),
  • родившаяся (душа),
  • родимого (пятна).
  • В произведении им противопоставлены контекстуальные антонимы :
  • родина — “госпиталь или казарма”,
  • родной язык — “безразлично — на каком непонимаемой быть встречным!”,
  • “роднее бывшее — всего” — “всего равнее”. (Здесь умышленно допущена грамматическая неточность: наречие, не имеющее степеней сравнения, употреблено в сравнительной степени — это знак своеобразной самоиронии.)
  • А в словах “душа, родившаяся где-то” звучит глобальная отстранённость от конкретного времени и пространства. От связи с родной землёй вовсе не осталось следа:
  • В частом использовании однокоренных слов есть определённый смысл. Сердце болит из-за отрешённости от родного, именно поэтому так горячо доказывается нелюбовь .
  • Не только М.И. Цветаева, а многие, обречённые на странничество вихревыми годами социальных перемен, испытывали щемящую тоску по родине. Эта тоска определяла тематику и интонации их творчества.
  • Родина живёт в сердце героини стихотворения, именно поэтому так страстно звучит её монолог, так много эмоций в него вложено. Семь восклицательных знаков — свидетельство экспрессивности речи. В стихотворении на десять четверостиший — семнадцать тире. Тире — любимый знак М.И. Цветаевой. он в смысловом отношении самый выразительный в русском языке. Нельзя поверить в равнодушие героини, если читаешь, что называется, “по нотам” (помним: “знаки-ноты” ). В смысловом отношении значимо и многоточие. Особенно ощутима его роль в конце предложения.Но если по дороге — куст\\Встаёт, особенно — рябина.
  • Это многоточие красноречиво и однозначно: героиня навеки связана с родной землёй, если куст рябины вызывает трепет сердца, изболевшегося в вынужденной бездомности.
  • От напевной и говорной интонации поэтесса переходит к ораторской, срывающейся на крик:
  • (Читателем, газетных тонн
  • Глотателем, доильцем сплетен. )
  • Двадцатого столетья — он,
  • А я — до всякого столетья!
  • Обострённость мировосприятия М.И. Цветаевой не раз отмечалась в мемуарной прозе разных авторов. С.Эфрон, муж М.И. Цветаевой, пишет: “Марина — человек страстей. Отдаваться с головой своему урагану для неё стало необходимостью, воздухом её жизни. <. > Одна голая душа! Даже страшно»
  • Стихотворение Марины Цветаевой «Книги в красном переплёте»
  • Из рая детского житья
  • Вы мне привет прощальный шлете,
  • Неизменившие друзья
  • В потертом, красном переплете.
  • Чуть легкий выучен урок,
  • Бегу тотчас же к вам бывало.
  • - "Уж поздно!" - "Мама, десять строк!".
  • Но к счастью мама забывала.
  • Дрожат на люстрах огоньки.
  • Как хорошо за книгой дома!
  • Под Грига, Шумана и Кюи
  • Я узнавала судьбы Тома.
  • Темнеет. В воздухе свежо.
  • Том в счастье с Бэкки полон веры.
  • Вот с факелом Индеец Джо
  • Блуждает в сумраке пещеры.
  • Кладбище. Вещий крик совы.
  • (Мне страшно!) Вот летит чрез кочки
  • Приемыш чопорной вдовы,
  • Как Диоген живущий в бочке.
  • Светлее солнца тронный зал,
  • Над стройным мальчиком - корона.
  • Вдруг - нищий! Боже! Он сказал:
  • "Позвольте, я наследник трона!"
  • Ушел во тьму, кто в ней возник.
  • Британии печальны судьбы.
  • - О, почему средь красных книг
  • Опять за лампой не уснуть бы?
  • О золотые времена,
  • Где взор смелей и сердце чище!
  • О золотые имена:
  • Гекк Финн, Том Сойер, Принц и Нищий!
  • Известно, что Марина Цветаева и в детстве, и позднее не просто любила читать, а любила страстно, “проваливалась” в книги с головой: “едва научившись читать, она набросилась на книги и принялась читать всё без разбору: книги, которые давала ей мать и которые брать не разрешала, книги, которые должен был читать, но не читал — не любил — старший Андрюша, книги, стоявшие в запретном для Марины <. > шкафу сестры Лёры. ” И позднее, учась в гимназии, она, по воспоминаниям. “неизменно читала или что-то писала на уроках, явно безразличная к тому, что происходит в классе; только изредка вдруг приподнимет голову, заслышав что-то стоящее внимания, иногда сделает какое-нибудь замечание и снова погрузится в чтение”
  • О своей страсти к чтению Цветаева пишет, например, в раннем стихотворении-воспоминании «Книги в красном переплёте» (автором не датировано, относится предположительно к 1908–1910 годам)
  • Москва получила в подарок от семьи Цветаевых три библиотеки: отца, матери и деда. В этом доме все любили книгу.
  • Основная тема отражена уже в заглавии. Но, говоря об одном, Цветаева сказала о многом. И о себе. Стихи Цветаевой автобиографичны, интимно-личностны. Автор этого стихотворения ещё очень юн, но, едва вступив в пору своей взрослости, обращается к воспоминаниям о детстве как к чудесному источнику счастливых мгновений жизни.
  • Композиция стихотворения непосредственно отражает конфликт. лежащий в основе произведения. Картине прошлого посвящена основная (центральная) его часть, которая обрамляется размышлениями уже повзрослевшей героини. Её детство прошло среди музыки и книг. Часто приходилось ей засиживаться допоздна и засыпать над любимой книгой. В тексте упоминается мать героини. видимо, именно она так же увлечена своей игрой, как дочь чтением. И оживают в воображении герои любимых книг: Том Сойер, Гек Финн, Бекки, индеец Джо, Принц, Нищий.
  • В какой момент героиня стихотворения обращается к воспоминаниям о детстве, о любимых книгах? Об этом в тексте не говорится прямо, но мы понимаем, что её что-то тревожит, гнетёт. Что же? И почему?
  • Начнём с заглавия. Есть ли в нём что-то необычное? «Книги в красном переплёте»: слово “книги” стоит во множественном числе, а “в переплёте” — в единственном. Таким образом создаётся впечатление единого целого. возможно, речь идёт о собрании сочинений, а не о разрозненных томах.
  • Из рая детского житья
  • Вы мне привет печальный шлёте,
  • Неизменившие друзья
  • В потёртом, красном переплёте.
  • Как героиня обращается к книгам? “Неизменившие друзья // В потёртом, красном переплёте”. Книги для Цветаевой действительно были живее и реальнее, чем люди, о чём она неоднократно говорила.
  • А что значит друзья “неизменившие”? Через характеристику книг и (далее) книжных героев даётся — по контрасту — характеристика жизненных обстоятельств. в которых оказалась уже выросшая героиня: если есть “неизменившие” друзья, значит, появились и изменившие .
  • Почему же привет “печальный ”? Может быть, потому, что детство больше не повторится? Не повторятся эти прекрасные мгновения, когда можно уединиться с книгой и забыть обо всём. Или ещё и потому, что книги немым укором свидетельствуют: в жизни идеалов не найдёте.
  • А почему автор в финале использует сравнительные формы: взор — “смелее”, сердце — “чище”. Что с чем сравнивается? Восхищаясь персонажами книг Твена, героиня, кажется, сожалеет о том, что её идеальные представления о людях и о мире не находят подтверждения в реальности. Значит ли это, что она зря читала книги? Может быть, и не было бы тогда разочарований? Нет, не зря. Почему мы так думаем? Всё это стихотворение — гимн книгам и чтению. Книги для лирической героини и для автора стихотворения оказываются той основой, которая помогает выстоять, не разочароваться в мире.
  • В первой строфе называется детство? “Рай детского житья” — это счастье, наслаждение, блаженство. Лирическая героиня счастлива, что имеет возможность погрузиться в мир книг. Общая атмосфера дома благоприятствует этому. Здесь спокойствие, умиротворение, чудесная (непростая) музыка— тот самый рай, о котором уже было сказано.
  • Во второй строфе, по сути, лаконично изображена целая сценка:
  • Чуть лёгкий выучен урок,
  • Бегу тотчас же к вам, бывало.
  • — Уж поздно! — Мама, десять строк.
  • Но, к счастью, мама забывала.
  • Почему мама забывала? Почему “к счастью”? По большому счёту, наверное, не очень-то и настаивала. А главное, оказывается, она сама была увлечена музыкой: Под Грига, Шумана, Кюи \\ Я узнавала судьбы Тома.
  • Именно мать сыграла огромную роль в её воспитании — бескомпромиссно утверждая приоритет духовного, высокого, идеального и выражая глубочайшее презрение к материальному. земному, биологическому. Идеи матери, её любовь к книгам оказались органичными для “ребёнка, поэтом // Обречённого быть”.
  • В следующих строфах (4–6) оживают картины, создаваемые воображением девочки при чтении Марка Твена. Скорее всего, это действительно собрание сочинений. как мы предполагали ранее, поскольку речь в стихотворении идёт о разных произведениях писателя.
  • Средства выразительности
  • эпитеты,
  • метафоры
  • сравнения (Как Диоген живущий в бочке)
  • олицетворения,
  • перифраз (друзья в потертом, красном переплете, приемыш чопорной вдовы)
  • метонимии (“под Грига, Шумана, Кюи)
  • особая роль в тексте односоставных предложений ( лаконично обрисовывают обстоятельства действия, после чего изображаются сами герои)
  • вводных и вставных конструкций,
  • предложения с прямой речью, диалог.
  • риторическое обращение, риторическое восклицание (“Как хорошо за книгой дома!”), риторический вопрос параллелизм ( вот…блуждает – вот летит; о,золотые времена – о, золотые имена)
  • анафора (последняя строфа),
  • эллипсис ( Вдруг – нищий!)
  • повторы ( О, золотые времена!)
  • недосказанность (многоточие)
  • « Счастливая, счастливая, невозвратимая пора детства! Как не любить, не лелеять воспоминаний о ней? Воспоминания эти освежают, возвышают мою душу и служат для меня источником лучших наслаждений!» ( Л.Толстой «Детство»)У Цветаевой главным символом детства стала книга. А любимые книги детства оказываются для неё истинной ценностью.
  • АНАЛИЗ СТИХОТВОРЕНИЯ М. ЦВЕТАЕВОЙ «КТО СОЗДАН ИЗ КАМНЯ, КТО СОЗДАН ИЗ ГЛИНЫ. »
  • ( см. задания к разбору в разработке урока по тв-ву Цветаевай)
  • Свой собственный характер, и женский, и поэтический. Цветаева склонна объяснять своим именем, но не просто звучанием, а главным образом этимологией имени,— кстати, вполне реальной: «Марина» значит «морская».
  • Кто создан из камня, кто создан из глины,—
  • А я серебрюсь и сверкаю!
  • Мне дело — измена, мне имя — Марина,
  • Я — бренная пена морская.
  • Кто создан из глины, кто создан из плоти —
  • Тем - гроб и надгробные плиты. —
  • В купели морской крещена — и в полете
  • Своем — непрестанно разбита!
  • Сквозь каждое сердце, сквозь каждые сети
  • Пробьется мое своеволье.
  • Меня — видишь кудри беспутные эти?
  • Земною не сделаешь солью.
  • Дробясь о гранитные ваши колена,
  • Я с каждой волной — воскресаю!
  • Да здравствует пена — веселая пена —
  • Высокая пена морская!
  • 23 мая 1920
  • Стихотворение, реализует смысл имени Марина, в этом участвует каждый его элемент: наподобие волн сменяют друг друга полустишия. которые образуют строку четырехстопного амфибрахия (Кто создан из камня, кто создан из глины. Кто создан из глины, кто создан из плоти. Сквозь каждое сердце, сквозь каждые сети )
  • Не у многих русских поэтов, современников Марины Цветаевой, найдется такое умение пользоваться ритмическими возможностями традиционно-классического стиха.
  • Кто создан из глины, кто создан из плоти —
  • Тем гроб и надгробные плиты. —
  • В купели морской крещена — и в полете
  • Своем — непрестанно разбита!
  • В этой строфе сталкиваются суша и морская стихия как неподвижность и полет; противопоставляются два характера — не только общечеловеческих, но и социальных.
  • Все внимание поэта обращено в эти годы к быстро меняющимся приметам душевного состояния, к многоголосию жизни и, В конце концов, к себе самой как воплощению всей полноты земного бытия
  • Основа всего образного строя господство во внутренней форме имени Марина .
  • Тема Марины у Цветаевой проходит через ряд ее стихотворений. Яркость и необычность метафор, меткость и выразительность эпитетов, разнообразие и гибкость интонаций, богатство ритмики - таков самобытный почерк молодой Цветаевой.
  • Вся она, Марина, - утверждение и воплощение страсти, молодости. И если порой на это стихийное жизнелюбие. как вечерний сумрак, наплывают мысли о неизбежном земном конце, то и смерть выглядит как отголосок, как эхо все того же не исчерпанного до дна бытия.
  • Сила ее стихов - не в зрительных образах, а в завораживающем потоке все время меняющихся, гибких, вовлекающих в себя ритмов. То торжественно-приподнятые, то разговорно-бытовые, то песенно-распевные, то задорно-лукавые, то иронически-насмешливые, они в своем интонационном богатстве мастерски передают переливы гибкой, выразительной, емкой и меткой русской речи.
  • Слово “измена” следует понимать не в житейском обывательском смысле — как будто поэтесса бездумно и легкомысленно меняла свои пристрастия, мысли и идеалы. Нет, для нее измена — это принцип становления, развития, вечного движения.

Лингвопоэтический анализ стихотворения М. И. Цветаевой "Бузина"

Картинка Анализ стихотворения Цветаевой Детский день № 1

Творчество М. И. Цветаевой стало выдающимся и самобытным явлением не только культуры «серебряного века», но и всей истории русской литературы. Ее поэзия сделалась неотъемлемой частью нашей духовной жизни. Кажется, что Цветаева существовала всегда - как русский пейзаж, как рябина у дороги, как полная луна, заливающая весенний сад. Она не принадлежала ни к каким литературным направлениям, всегда стояла особняком в русской поэзии, однако корни ее творчества уходят глубоко в русскую фольклористику и в мировое искусство.

В своей работе 1934 г. «Поэты с историей и без истории» Марина Ивановна относит себя к «чистым лирикам», или, как она выражается, к поэтам «круга», «поэтам без истории». Истинные лирики, считает поэт, замкнуты на себе, на переживаниях своей души. «Чистая лирика живет чувствами. Чувства всегда одни. У чувства нет развития, нет логики», - пишет Цветаева.

«Цветаева - поэт чрезвычайно искренний, вообще, возможно, самый искренний в истории русской поэзии». И. Бродский.

Выступая за предельную искренность в поэзии, свою лирическую героиню Цветаева делает абсолютно тождественной личности самого поэта.

Ее стихотворение «Бузина» помечено датами 1931-35 гг. - трагические годы эмиграции поэта. Мужественная душа Марины Ивановны не могла пережить непрекращающийся озноб разлуки с родной землей, и за границей она познала страшнейший из людских недугов - ностальгию.

Тоска по Родине поистине становится исступленной, переходя из стихотворения в стихотворение.

О России думала мучительно и неотступно. Бродя по улицам Парижа, иногда встречалась с Россией наяву: то увидит ее в неожиданно сходном облике какого-нибудь парижского дома, то услышит в обрывке мелодии, то наткнется на куст рябины или бузины. И все это, кажется на первый взгляд, совсем незначительные поводы для написания лирического стихотворения.

В основе данного варианта анализа стихотворения Цветаевой «Бузина» лежат принципы, изложенные в работах литературоведа Гаспарова М. Л.

Гаспаров предлагает в основу анализа лирического произведения положить так называемые три уровня. Первый верхний уровень - идейно-образный (идеи, эмоции, образы, мотивы); второй уровень средний - стилистический (лексика, тропы) и третий уровень нижний - фонический, звуковой (явления стиха - метрика, ритмика, рифма, строфика, явления звукописи, тоники – аллитерация, ассонанс).

Верхний идейно-образный уровень, по Гаспарову, предполагает обозначить в стихотворении идеи и эмоции, образы и мотивы. Представим в своём воображении образы, нарисованные М. Цветаевой. Будем идти только от текста, никаких вольных ассоциаций и толкований. Этот принцип анализа получил название имманентного, т. е. внутри себя.

Обратимся к литературоведческому словарю, чтобы выяснить, что такое образ. Оценим разницу между мотивом и образом:

Гаспаров пишет: «Образ – это всякий чувственно воображаемый предмет или лицо, т. е. потенциально каждое существительное; мотив - это всякое действие, т. е. каждый глагол, глагольная форма».

Следовательно, если бузина - это образ, то «бузина казнена, казнена» - это мотив.

Все возникающие в нашем сознании образы (существительные) объединим тематически, выявим художественный мир стихотворения. После проделанной работы могут возникнуть такие группы существительных: природный мир - бузина, сад, краски бузины, ягода, веточки, древо, плесень, куст. Слово сад употреблено в переносном значении, метафорически. В этом мире разлито спокойствие, безмятежность. Всё это предметный мир, мир натурфактов - с одной стороны. С другой стороны, слова полифоничны, т. к. переносят лирическую героиню на основе её чувств в далёкий мир её родины - сада.

Над калиткой, стонавшей скрипкой

Возле дома, который пуст,-

Одинокий бузинный куст.

Выделяется ещё одна тематическая группа образов (существительных): внешний мир: кумач, сургуч, яд, кровь, дом, калитка, скрипка, страна, костёр, бусы, ад, новосёлы. Это мир неприродный, оценочный мир, или мир артефактов. Мир, созданный руками человека. Все существительные предметны, кроме абстрактного существительного ад. Предметы передают ощущение тревоги (ад, яд), надвигающейся беды (кровь, костёр). А скрипка стонет тоскливо, и голос её выплакивает настоящую мелодию. Красный цвет кумача, крови и красно-коричневый цвет сургуча усиливают состояние внутреннего напряжения, дисгармонии и тревоги.

Выделим ещё две группы образов (существительных): человек, его состояние, внешность: глаза, очи, тело, сердце, жажда. Два образа этого ряда контрастны по цвету. Это глаза зелены и жажда багровая. Существительное жажда относится к описанию внутреннего состояния человека, слово это усиливает напряжённость, отсутствие покоя. Деталь «бузина моих глаз зеленей» - черта внешности самой М. Цветаевой, у которой были прекрасные зелёные глаза, с быстрым каким-то взблеском.

И последняя тематическая группа образов, которые указывают на время: лето, день, ночь. Два последних существительных контрастны.

Такой анализ стихотворения позволяет явно увидеть основной конфликт стихотворения: он в противопоставлении гармоничного природного мира и мира, сотворенного людьми. Это оппозицию легко заметить. Можно сравнить слова образно-стилевого ряда природного и внешнего мира. Если в природном мире «бузина зелена», то во внешнем мире бузина приобретает «запекшейся крови вкус»

Сосчитаем, сколько раз употребляется в стихотворении слово кровь. В шести строфах стихотворения слово кровь встречается шесть раз, а в четвёртой строфе, которая состоит из 6 стихов - пять раз и дважды глагол и форма «казнена».

Итак, делаем вывод, что четвёртая строфа стихотворения - эмоциональный и композиционный центр всего стихотворения.

Особенность образного строения стихотворения состоит в том, что явления природы реальны, конкретны, но как только начинает звучать мотив казни бузины («бузина казнена, казнена» - её гибель), стихотворение в целом приобретает метафорическую глубину, появляется тема трагической, непоправимой утраты, насильственной смерти.

Далее обратим внимание на прилагательные, чтобы выявить, какие качества и отношения существуют в художественном мире стихотворения. У нас появляются следующие образно-стилевые ряды: прилагательные внешней характеристики: зелена (бузина), красная (корь), коралловые (бусы), цельный (сад), мелкая (ягода), чёрная (бузина); прилагательные внутренней характеристики или оценки: веселейшая (кровь), сливовый, липкий, детская (жажда), багровая (жажда), детская (болезнь корь); глаголы и причастия действия: разведена, казнена, рассыпающаяся, не звени (повелительное наклонение), залила; глаголы и причастия состояния: запекшейся, стонавшей, всосанной. Все глаголы, кроме глагола «не звени», передают действия разрушения, уничтожения совершившегося и совершающегося, и лишь глагол в повелительном наклонении «не звени!» - представляет собой обращение к памяти, которая вновь и вновь рисует в воображении читателя и автора страшные картины разрушения, гибели.

Картина художественного мира стихотворения Марины Цветаевой становится всё более отчётливой, просматриваются идеи, эмоции стихотворения. Читателю становится ясной точка зрения автора: она не объективна, а субъективна, потому что внешняя картина мира даётся не отстранённо, а как переживание.

Найдём образы стихотворения, которые свидетельствуют о переживаниях Марины Цветаевой, пропущены через её сердце: «бузина цельный сад залила», «бузина моих глаз зеленей», «в очах красно», «кровью сердца твоей и моей», «бузина (по сей день - ночьми. ).

Что в основе сюжета данного лирического стихотворения? Ответим: переживание мира-сада как навек утраченного и есть лирический сюжет стихотворения. Сад - архетип рая, первообраз. Становятся понятными и идеи стихотворения: насильственная смерть Родины-сада, поруганной, растерзанной, залитой «кровью юных и кровью чистых», утраченной навсегда, и жизнь без Родины равносильна смерти. Как не могла Марина Цветаева жить без любви, так не могла она жить без Родины, поэтому на эмоциональном уровне стихотворение ощущается как горе, выраженное в плаче, в рыдании по необратимой утрате. Недаром во второй строфе слово бузина вынесено в отдельную строку, а от предыдущей строки отделяет его всхлип, сдерживаемое рыдание:

По всем порам твоим, лазорь,

Строка не окончена, не хватает душевных сил её закончить.

Поясняем слово лазорь. Лазорь для Цветаевой - это счастливая страна её детства, где сбываются все мечты. Москва, дом в Трехпрудном, мама – все это лазорь для лирической героини.

Сладкие и нежные воспоминания о прошлом разбудили в памяти Цветаевой кусты бузины, буйно цветущие ранней весной, созревшие, ярко-красные – в конце лета, осенью. В мелодию стиха вплетается чуть слышный мотив любви к Родине, жизнь вдали от неё для поэта Цветаевой подобна смерти, подобна казни.

Трагедия потери Родины выливается в этом эмигрантском стихотворении в противопоставлении - антитезе – излюбленный поэтический прием Цветаевой.

Итак, две темы звучат в стихотворении – тема жизни и тема смерти.

Лазорь Рассыпающаяся корь

Цельный сад В очах красно костром ад

Бузина Кровью юных и кровью чистых

Лето в начале Бузина черная

Бузинная пузырчатая трель Бузина казнена

Краски С чем- то сливовым, с чем-то липким

Веточки огнекистые Возле дома, который пуст

Детская жажда Яда-всосанного очьми

Вопросы лексики, и, прежде всего тропов, в системе анализа Гаспарова рассматриваются на среднем, стилистическом уровне, на котором обращается внимание и на синтаксис стихотворения. Но, работая над художественным миром стихотворения, мы убедились, что к лексике приходится обращаться почти на всех трёх уровнях стихотворения.

От точки зрения авторской обратимся ещё к двум важным общим характеристикам лирического стихотворения: как выражено в нём пространство и время. Пространственный образ растёт, ширится от картины сада, залитого бузиной, до дома, который пуст, а затем и до „моей страны", где живут новосёлы. Пространственный образ даёт возможность выявить ещё одну антитезу в стихотворении: сад цветущий и сад, залитый кровью.

Попробуем дать характеристику каждому из данных образов. Сад цветущий, сад-рай, лазорь - это родина детства Цветаевой, где была «бузина зелена», где «лето в начале» (начало жизни), где было счастье. Это исчезнувшая навсегда Родина.

Сад, залитый «кровью юных и кровью чистых», - не существующая в данном виде Россия, потому что в ней «бузина черна» (смерть), потому что она залита «кровью сердца - твоей- моей. ».

Однако в последней строфе стихотворения Россия названа поэтом «моей страной»: «Новосёлы моей страны!»

Какие мысли в душе читателя рождает этот образ «моя страна»?

Цветаева не отказывается от своей Родины, пусть она насильственно убита, растерзана, поругана, но есть надежда на преодоление трагического конфликта. Она связана и с новосёлами, и с самой Цветаевой, которая «по сей день – ночьми» думает о Родине.

Казалось бы, о какой тоске по Родине может идти речь? Нищенское существование за границей, ограниченность в общении, глубокое одиночество среди эмигрантов, постоянная тревога за детей, мужа должны были сломить Марину Цветаеву, заглушить в ней горе расставания с родной землей.

Но нет! Жива в памяти Родина!

Лишь попалась на глаза бузина, одинокий куст, все перевернулось в душе, сердце затопила боль и тоска. Недаром бузина и Родина – существительные женского рода.

Картина мира, представленная в стихотворении, - это одна из глубоких личных драм Марины Цветаевой. Впечатление автобиагрофичности, исповедовательности возникает у читателя даже, несмотря на то, что материальная зацепка в стихотворении всего одна: куст бузины на чужбине. И в памяти всплывает:

Возле дома, который пуст,-

Одинокий бузинный куст.

Эмотивное пространство окрашено грустью и одиночеством. «У каждого искреннего и глубокого поэта свой образ пространства и времени чем старше становилась Цветаева, чем горше складывалась ее эмигрантская жизнь, тем ярче и резче проступает в ее лирике мощный образ навсегда утерянной, никогда недостижимой дали, образ времени, его роковой необратимости». П. Антокольский

Прокомментируем временной образ стихотворения, обратившись к той группе существительных, которые объединены нами ранее. Их несколько: лето (синева до скончания дня) - время года; день/ночь - два контрастных существительных, обозначающих время суток. День летом - это лазорь, синева; ночь - это огонь, костёр, причём возникший преднамеренно: недаром он назван «растопчинским» (костры в Москве 1812 года жгли по приказу генерал- губернатора города графа Растопчина). Раз костёр растопчинский, он предполагает участие множества людей. Красный цвет огня костра усиливается образом кумача.

Какова народная символика этого цвета, с чем он ассоциируется?

Кумач - ткань красного цвета, недорогая, распространённая в среде простого народа. Ассоциируется с кровью, пожаром, народным бунтом. Следовательно, кумач обозначает цвет в его переносном и символическом значении, а он в свою очередь усиливается образами сургуча (красно-коричневый цвет) и ада. С образом ада связаны мотивы «бузина черна», «с чем-то сливовым, с чем-то липким».

Порассуждаем: какова семантика вышеназванных прилагательных.

Они совмещают в себе значения цветовые – «сливовый» (цвет смерти) и символические, связанные с понятиями горя, зла (липкий - кровь липкая).

Таким образом, временная организация стихотворения позволяет выделить ещё одну антитезу: сад (рай) - ад.

Можно увидеть и противопоставление прошлого и настоящего. Прошлое связано с цветущим садом, но и с воспоминаниями о болезни – «красная корь на собственном теле»; об этом в настоящем напомнили мелкие красные ягодки бузины; напряжённые детские переживания переданы образом «детской жажды моей багровой». Прилагательное «багровый», обозначающее отблеск огня, усиливает эмоциональный всплеск, тревогу больного ребёнка «из-за дерева» (символ жизни) и «из-за слова». Таким образом, прошлое - лазорь, цвет бузины, болезнь детская; настоящее - бузина черна, яд.

Нельзя не отметить и ещё один образ, подчёркивающий неумолимый бег времени. Это переносно-метафорическое обозначение жизни человека, основанное на уподоблении жизни растения. Шесть строф стихотворения характеризуют три фазы жизни бузины: рождение, расцвет, гибель. В последней, шестой, заключительной строфе стихотворения образ ночи, покрывающей день, вырастает в необычайно выразительное обозначение не только неумолимого бега времени («по сей день-ночьми. »), но и беспросветного будущего. С мотивом яда связан мотив гибели самой героини: «яда- всосанного очьми. »

Таким образом, в ходе анализа стихотворения мы уточнили главный конфликт: сад (рай) - ад прошлое - настоящее (прошедшее)

Резкую, романтическую антитезу сад - ад мы проследили на идейно-образном и отчасти стилистическом уровне (лексика). Второй уровень - средний, стилистический. Подведём некоторые итоги относительно лексического строя данного стихотворения, который интересен соседством разнородных стилистических пластов: высокой архаики (древа, до скончания дней, лазорь), разговорных форм (цельный сад, очьми, ночьми), современных названий (кумач, сургуч). Это было обдуманным приёмом, и на свободном сочетании слов разных стилистических пластов был основан особый эффект цветаевского стиля – «высокая простота».

Марина Цветаева, как поэт-романтик, любит яркую динамичную метафору: «бузина цельный сад залила», «костром в очах красно», бузина «как водопад зерна», «калитка, стонавшая скрипкой».

Развёрнутся метафора «бузина цельный сад залила» позволяет читателю представить море, плещущееся зелеными волнами. Начало лета много-много зеленой ягоды в саду, колышущемся от ветра. Зеленый цвет – цвет неустоявшейся юной жизни. Цветаева любила контрастные цвета.

Поспевшая бузина вобрала в себя цвет кумача, сургуча. Блеск коралловых бус и цвет запекшейся крови – метафора строится на градации, так как каждые последующие слова усиливает общее впечатление буйной радости при виде усеянного спелыми ягодами куста бузины. Качественно оценочное словосочетание «цвет запекшейся крови» венчает этот ряд не случайно. Бузину в буйстве ее жизни и красок ожидает, как все живое на земле, гибель. Но она просто гибнет, а казнена» эмоционально окрашена метафора и бузина казнена, казнена!», чувство потери усиливает лексический повтор «казнена». Бузина целый сад залила «кровью юных и кровью чистых», «кровью веточек огнекистых», наступает смерть, небытие, уходит, вытекает по капле жизнь из бузины как из живого существа, и становятся ягодки черствыми, черными, осыпаются «водопадом зерно».

А потом – водопад зерна,

А потом бузина черна,

С чем-то сливовым, с чем-то липким

Черный, сливовый – это цвета смерти. Особо выделяется в этом ряду прилагательное липкий, именующее неминуемое.

Нередко Цветаева создает своеобразные окказионализмы разового пользования, в основе которых лежат общеупотребительные нейтральные слова. Но оккзионализмы решают определенную художественную задачу. Кровью «веточек огнекистых» казенная бузина залила сад. Окказионализм – кровавая веточка огнекистая» - тревожный образ: не просто пришла осень – и бузина замерзла, погибла; её убили, казнили, подвергли пыткам. Образ бузины вырастает вновь залитой «кровью юных и кровью чистых», непорочных, не успевших познать горечь бед, обид, подлости и предательства.

Добавим к этому анализу анализ текста на синтаксическом уровне. В стихотворении множество восклицательных предложений, передающих накал чувств, эмоций. Характерная черта поэтики Цветаевой - использование неполных предложений, пропуском одного члена предложения (эллипсис) как стилистического приёма достигается динамичность, сжатость речи, раскрывается полнее взволнованность автора В построении словосочетаний иногда Цветаева прибегает к оксюморону: «жажда багровая», веселейшая кровь» - за оксюмороном - картина жизни, чувства, переживания.

Шестая строфа в синтаксическом оформлении стоит особняком во всём стихотворении.

Новоселы моей страны!

Из-за ягоды бузины,

Детской жажды моей багровой,

Из-за дерева и из-за слова»

Бузина (посей день-ночьми), Яда – всосанного очьми

В целой строфе, кроме причастия «всосанного», ни одного глагола. Безглагольность – черта стиля Цветаевой. Здесь нет никакого действия, только констатация эмоционального состояния: плача, горя. Паузы - тире как всхлипы, как приглушённые рыдания. А заканчивается стихотворение многоточием, которое предлагает читателю додумать, домыслить недосказанное.

Нижний уровень анализа лирического стихотворения, по Гаспарову, - фонический, звуковой. Он рассматривает: а) явления стиха - метрику, ритмику, рифму, строфику; б) явления собственно фоники, звукописи - аллитерации, ассонансы.

Главным средством организации стиха для Цветаевой был ритм. Это сама душа её поэзии. В стихотворении «Бузина» гладкая, плавная мелодия поэтической речи разрушена. Стихи её не мелодичны, а взрывчато-драматичны. Это страстный и прерывистый монолог, а потому он неровен. «Я не верю стихам, которые льются. Рвутся - да!» - писала поэт. Для её «взвихрённого» синтаксиса характерно обилие пауз, которые смещены так, что приходятся на начало следующей строки. Поэтому стремительный стих поэта как бы спотыкается на бесконечных переносах. Другого такого примера в русской поэзии нет.

Кумача, сургуча и ада –

Смесь, коралловых мелких бус –

Художественная цельность и совершенство стиха достигается и таким версификационным средством, как рифма. Рифма в стихах чаще всего приблизительная, так как «дикий» синтаксис её стиха и интонация стирают рифму. Изобилует как мужская, так и женская рифма. Мужская: бус - вкус, кровей – моей, пуст - куст. Женская рифма: трели - теле, яда - ада, чистых - огнекистых. Приблизительная рифма: залила - зелена, на чане - в начале. Своеобразен экспрессивный повтор слова «бузина» – в названии стихотворения. Присутствует анафора. Семь раз строки стихотворения начинаются с этого слова, приковывая внимание читателя к этому образу.

Обратимся к фонике стихотворения «Бузина». Цветаева виртуозно владела интонацией, звуком, добиваясь с их помощью того, что могут добиться музыканты - рисунка, объёма, широты.

Бузина цельный сад залила!

Бузина зелена, зелена!

Зеленее, чем плесень на чане.

Недаром Б. Пастернк говорил о музыкальной магии ее стиха. Цветаева заворожена звуками. «Пишу исключительно по слуху». Ее стихи инструментированы щедро и тонко. Характер ее творчества был импровизированный, что, по мнению некоторых, роднило ее музыку с вагнеровской: она не всегда знала, как пойдет и чем кончится ее стихотворения. В работе ученого-лингвиста Журавлева большой интерес вызывает кинестетические ассоциации, возникающие при произношении того или иного звук. Так звук -и характеризуется учеными как плавный, мягкий, нежный.

Действительно, как мягко звучат строчки, приведенные выше. Звук –и ласкает звук, аллитерация заставляет читателя представить чуть колышимые ветром волны зеленого моря бузины. Звук и связан с определенными движениями.

Вторая строфа вся построена на ассонансе: звук -о затопил собою все, как тихий вздох больного ребенка.

А потом – через ночь – костром

Растопчинским! – в очах красно

По всем порам твоим, лазорь,

Журавлев утверждает, что в подсознании читателя устанавливаются определенные ассоциативные связи. Так звук -о по окраске светло-желтый, что связывает его с болезнью. Эмоциональная характеристика звука о– тихий, холодный.

Обратимся к третьей строфе.

Не звени! Не звени!

Что за краски разведены

В мелкой ягоде, слаще яда!

Кумача, сургуча и ада –

Смесь коралловых мелких бус –

Блеск, запекшейся крови – вкус!

Звук -у (ассонанс) темный, синий, мужественный, грустный, по Журавлеву. Будто осенний ветер завывает в зарослях очень спелой бузины, цвет которой становится цветом сургуча – темно-коричневый, двойное -у-у в существительном создает тоскливое настроение, готовит читателя к трагедии, описание которой – казнь бузины – дается в четвертой строфе.

В пятой строфе просматривается не случайно аллитерация (звук -п); «потом», «водопад», «липкими», «скрипкой», «пуст». Звук -п, по характеристике Журавлева, плохой, быстрый, тусклый. И действительно, звук -п позволяет услышать глухой стук подающих на землю замерзших и почерневших ягод бузины, неживых, мертвых.

Итак, в маленьком изящном стихотворении Марины Цветаевой – бездна образов, бездна пространства, бездна мысли. Художественный мир Цветаевой как безграничное море, которое зовет за собой в чудный мир цветов и звуков!

Стихами Цветаевой, «как драгоценным винам», пришел черед.

Похожие статьи

Марина
Цветаева

Картинка Анализ стихотворения Цветаевой Детский день № 2

Анализ стихотворения Марины Цветаевой «Маме»

Картинка Анализ стихотворения Цветаевой Детский день № 3

Поэтесса Марина Цветаева родилась в интеллигентной аристократической семье, которая смогла привить будущей знаменитости любовь к истории и литературе. Девочек, Марину и Анастасию, воспитывали в строгости, практически с пеленок прививая им хорошие манеры. Мать поэтессы, пианистка польского происхождения, считала, что настоящая леди должна вести себя сдержанно и очень благоразумно. Именно это вынесла из своего достаточно безмятежного детства Марина Цветаева, хотя впоследствии очень редко следовала данному правилу.

Писать стихи поэтесса начала очень рано, в шестилетнем возрасте. И в ее самый первый сборник поэзии вошло произведение «Маме», созданное в 1907 году. К этому моменту Цветаевой уже исполнилось 15 лет, и она готовилась к первой самостоятельной поездке за границу, чтобы стать слушательницей курсов старофранцузской поэзии в Сорбонне. Незадолго до отъезда девушка осознала, что детство для нее уже закончилось, И, обращаясь в своем стихотворении к матери, попыталась объективно оценить все то, что получила в наследство от этой достаточно властной и суровой женщины.

Произведение «Маме» начинается со строк о «старом вальсе штраусовском», который, по-видимому», стал для сестер Цветаевых символом домашнего воспитания. Когда мать его исполняла, девочки словно бы переносились в прошлое, и с той поры, по мнению поэтессы, «нам чужды все живые». Эта фраза означает, что именно в детстве Цветаева научилась ценить красоту прошлого, которое стало для нее гораздо важнее и значимее, чем настоящее и будущее.

«С ранних лет нам близок, кто печален», — отмечает поэтесса, подчеркивая тем самым, что обычные детские шалости и игры в доме Цветаевых не приветствовались. Поэтому маленькая Марина все свое свободное время предпочитала проводить за книгами или же сочинением стихов, что поощрялось ее родителями. Однако отсутствие маленьких радостей в виде общения со сверстниками ничуть не смущало поэтессу. Спустя годы в стихотворении «Маме» она написала, что «всё, чем в лучший вечер мы богаты, нам тобою вложено в сердца».

Детство Цветаевой прошло в совершенно особой атмосфере, у нее был собственный мир сказок и иллюзий, с которыми в юности пришлось расстаться. Поэтому поэтесса в обращении к матери подчеркивает, что «ты вела своих малюток мимо горькой жизни помыслов и дел». Уже будучи гимназисткой, Цветаева поняла, насколько окружающий мир может быть жестоким и беспощадным. С одной стороны, она была шокирована этим открытием, а с другой оказалась благодарна матери, которая смогла, пусть и ненадолго, оградить ее от жизненных невзгод.

Марина Цветаева понимает, что ей довелось родиться в непростое время, когда Россия стоит на пороге глобальных перемен. Поэтому поэтесса отмечает, что «наш корабль не в добрый миг отчален и плывёт по воле всех ветров». Однако гораздо больше в этот момент Цветаеву волнует то, что ее матери, которая скончалась в 1906 году, нет рядом с ней. Об этом свидетельствует полная отчаяния строчка о том, что «мы одни на палубе стоим». И, подводя итог своему стремительно уходящему детству, поэтесса завершает стихотворение фразой, полной укора и сожаления: «Видно грусть оставила в наследство ты, о мама, девочкам своим!».

Гораздо позднее, уже став матерью, Цветаева несколько раз обращалась к теме своего детства. Поэтесса признавалась, что не в состоянии дать своей семье ту защиту и спокойствие, которое ощущала, будучи маленькой девочкой. И это чувство вины она испытывала до самой смерти, считая, что так и не смогла стать для своих детей примером для подражания, утешительницей и опорой.

В старом вальсе штраусовском впервые

Мы услышали твой тихий зов,

С той поры нам чужды все живые

И отраден беглый бой часов.

Мы, как ты, приветствуем закаты,

Марина Цветаева

Картинка Анализ стихотворения Цветаевой Детский день № 4

Вам также может быть интересно.

Картинка Анализ стихотворения Цветаевой Детский день № 5

АНАЛИЗ СТИХОТВОРЕНИЯ М. ЦВЕТАЕВОЙ «УЖ СКОЛЬКО ИХ УПАЛО В ЭТУ БЕЗДНУ»
Стихотворение Марины Цветаевой «Уж сколько их упало в эту бездну» написано в 1913 году и относится к разряду философской лирики. Через это произведение поэтесса очень образно и метафорично выражает свои тайные помыслы, душевные переживания.

Она говорит, что никто не вечен, ничто не постоянно - «уж сколько их упало в эту бездну». «Настанет день». когда и самой повествовательнице придется «исчезнуть с поверхности земли». А жизнь от этого не только не изменится, но даже будет продолжать бить прежним ключом, будто ничего не произошло: «И будет жизнь… И не было меня!».

Здесь мысли Цветаевой тесно переплетаются с Блоковскими «Умрешь - начнешь опять сначала, и повторится все, как встарь…».

Лирическая героиня, очень красивая (это мы видим из характеристики ее внешности при помощи метафор «зелень глаз». «золото волос»). грустит о сознании предопределенности своей судьбы, обращается «с требованием веры» и просит «о любви».

Марина Цветаева на протяжении всего стихотворения использует одну «общую» антитезу, противопоставляя смерть молодости. Как и многие художники слова, поэтесса для усиления выразительности последнего использует литературный прием – контраст, стремясь подчеркнуть прекрасное путем изображения его на фоне страшного, ужасного, непонятного.

Начиная с пятой строфы, автор в отдельности противопоставляет конкретные понятия, используя языковые антонимы «чужие - свои». «день – ночь». «да - нет» и контекстные: «нежность - гордый вид». «правда - игра». тем самым усугубляя эмоциональную окраску каждого четверостишия.

Цветаева в своем стихотворении олицетворяет землю, называет ее «ласковой». быть может, подчеркивая, таким образом, любовь к родине. Из словосочетания «ласковая земля» понятно, что лирической героине, такой «живой и настоящей». совсем не хочется расставаться с жизнью.

Размер стихотворения – амфибрахий. Рифма – перекрестная ( АВАВ). точная; в первом и третьем стихах каждой строфы–женская, во втором и четвертом - мужская.

Настроение стихотворения – пасмурное, почти дождливое, очень сильно навевающее тоску…

Перечитывая снова и снова строки данного произведения, хочется утешить рассказчицу этой печальной истории, найти какие-то ободряющие слова и уж, конечно, верить ей, любить ее, всегда помнить…

Олегатор Профи (658) 5 лет назад

нна Ахматова
Мужество (1942)
Мы знаем, что ныне лежит на весах
И что совершается ныне.
Час мужества пробил на наших часах,
И мужество нас не покинет.
Не страшно под пулями мертвыми лечь,
Не горько остаться без крова, -
И мы сохраним тебя, русская речь,
Великое русское слово.
Свободным и чистым тебя пронесем,
И внукам дадим, и от плена спасем
Навеки!
Анализ стихотворения:
Это стихотворение написано уже после начала войны. Анна Ахматова встретила войну в Ленинграде. Ее стихотворение "Мужество" - это призыв защитить свою Родину. Название стихотворения отражает призыв Автора к гражданам. Они должны быть мужественными в защите своего государства. Анна Ахматова пишет: "Мы знаем, что ныне лежит на весах". На кону судьба не только России, но и всего мира, ведь это Мировая война. На часах пробил час мужества - люди СССР бросили орудия труда и взяли оружие. Далее автор пишет об идеологии, которая действительно существовала: люди не боялись бросаться под пули, а уж без крова оставались почти все. Ведь нужно сохранить Россию - русскую речь, Великое русское слово. Анна Ахматова дает завет, что русское слово донесется чистым до внуков, что люди выйдут из плена, не забыв его. Все стихотворение звучит, как клятва. В этом помогает торжественный ритм стиха - амфибрахий, четырехстопный. Знаки препинания очень скромны: используются лишь запятые и точки. Только в конце появляется восклицательный знак. Тропы используются также редко. Ключевыми являются лишь точные Ахматовские эпитеты: "свободное и чистое русское слово". Это значит, что России должна остаться свободной. Ведь что за радость сохранить русский язык, но попасть в зависимость от Германии. Но он нужен и чистый - без иноязычных слов. Войну можно выиграть, но потерять свою речь. К сожалению, сейчас мы теряем русский язык - он превращается в язык информативный, куда вливаются иностранные слова, где появляется целый стиль, пропагандирующий неправильное написание. И что в результате? Война выиграна, но русский язык утрачивается.

Слушать стихотворение Цветаевой Детский день

Темы соседних сочинений

Картинка к сочинению анализ стихотворения Детский день

Анализ стихотворения Цветаевой Детский день