Анализ стихотворения Бунина На пруде



Анализ стихотворения И. Бунина

Картинка Анализа стихотворения Бунина На пруде № 1

Что такое счастье? Когда человек счастлив? Какие моменты жизни наполнены подлинной радостью? Такие вопросы, наверное, не раз задавал себе каждый из нас. Только вот ответ найти порой бывает нелегко. Поэтому я обратилась за помощью к своим любимым поэтам – И. Бунину и Н. Заболоцкому.

Стихотворение И. Бунина «Нет солнца, но светлы пруды», конечно, и о природе, но пейзаж здесь ценен не сам по себе; главное, что созерцание природы может делать человека счастливым. Такую простую истину утверждает автор.

Всегда важны последние строки стихотворения, заключительная строфа. Следовательно, стихотворение не о чем ином, как о смысле жизни, о человеческом счастье.

Известно, что понять авторскую мысль помогает обращение к художественным деталям, внимание к каким-то второстепенным, на первый взгляд, элементам текста — вплоть до его синтаксических особенностей, звуковой организации и т. п. Я обращаю внимание на лексический повтор слова «весело», эпитет «простым» (счастьем простым дорожить), усиленный инверсией, эпитет «открытой» – непокрытой (прямое значение) и в то же время открытой миру, ветру, солнцу, простому счастью (зачем отгораживаться от него, выстраивать непреодолимые барьеры?). Небо, солнце, зреющий хлеб, играющие дети (они-то как раз открыты миру) – все то, над чем не властно время. Значит, счастье в умении понимать и ценить простые радости бытия, в умении признать ценность самой жизни, в умении взглянуть на мир глазами ребенка, это счастье вневременное, общечеловеческое.

Загрузка...

Композиция внешняя, строфическая, – три пятистишия и два четверостишия – в данном случае совпадает с внутренней (2 образа, 2 центра – природа и человек, следовательно – 2 части), тем более что сам автор дает подсказку: пятистишия – о природе, четверостишия – о мыслях, чувствах лирического героя. Он восхищается и прудами, похожими на литые зеркала, и сверкающим ливнем, от которого не прячется, и солнечным лучом Да и вообще все стихотворение наполнено очаровательным светом, особым блеском. Мир Бунина светел даже тогда, когда нет солнца. Автор поэтизирует непреходящую ценность каждого мгновения жизни и в этом видит истинное счастье.

Не менее интересно и стихотворение Н. Заболоцкого «Вечер на Оке». Оно привлекло мое внимание уже самим названием. Я поняла, что речь пойдет именно о красоте русской природы средней полосы России, столь близкой и родной мне, калужанке, чье детство связано с Окой. Особенно люблю я бывать там летними вечерами, ведь вечер – самое интересное время суток, когда природа отдыхает от дневных трудов, когда солнце, опускаясь за горизонт, делает мир особенно загадочным, когда на небе – целая палитра красок

Во вступительной части стихотворения говорится о том, насколько красив и разнообразен наш пейзаж, вот только красота эта «открыта не для каждого и даже не каждому художнику видна». Лексический повтор концентрирует внимание читателя на идее произведения: лишь тому природа подарит «подлинную радость» и счастье, кто способен понять её, почувствовать свое духовное родство с ней, став на какой-то момент не просто художником, а творцом: поэтом, скульптором, музыкантом, живописцем

Композиция астрофическая, но я бы выделила четыре смысловые части. За вводным предложением следует второе четверостишие, микротема которого – «утренняя природа». Волшебству, колдовским чарам пока ещё не пришло время: природа обременена «трудом лесов, заботами полей» (образ природы-труженицы создан здесь с помощью олицетворения). Она «смотрит с неохотой» на людей, которые в своих повседневных заботах, не замечают красоты окружающего мира, о чем и говорит эпитет «не очарованных» (не очарованных людей). За день нужно многое сделать, всюду успеть Что ж, это закономерно и неизбежно. Главное, суметь остановиться, отрешиться от всех проблем и забот, дать увлечь себя в мир сказки, снова стать ребенком, которого завораживают чудеса В третьей части (микротема – «преображение природы») речь идет о том, как оживает, возрождается в лучах заката природа. Метафора «обыденности плотная завеса», «грудь реки приникнет к небосводу», «из белых башен облачного мира сойдет огонь», олицетворение «вздохнут леса», сравнения «как будто под руками ювелира», «как бы сквозь прозрачное стекло», эпитеты «влажно и светло», оксюморон «в нежномогне» переносят читателя в особый мир, который имеет власть над тобой, манит и околдовывает В заключительной части автор подводит итог сказанному ранее:

Горит весь мир, прозрачен и духовен,

Теперь-то он поистине хорош,

И ты, ликуя, множество диковин

В его живых чертах распознаешь.

Люди могут измениться вместе с миром: гипербола «горит весь мир», эпитеты «прозрачен и духовен», метафора «в живых чертах» показывают, что это уже совсем не та природа, которая была представлена нам в начале стихотворения, да ведь и люди «множество диковин», ликуя, распознают в чертах обновленного мира. Так вот оно, счастье!

Оба стихотворения – это не просто описание красоты природы, а философское размышление о смысле жизни, о счастье, о духовности, о любви.

Иван Бунин — Ясным утром на тихом пруде ( На пруде )

Картинка Анализа стихотворения Бунина На пруде № 2

Yasnym utrom na tikhom prude
Rezvo lastochki reyut krugom,
Opuskayutsya k samoy vode.
Chut kasayutsya vlagi krylom.

Na letu oni zvonko poyut,
A vokrug zeleneyut luga,
I stoit, slovno zerkalo, prud,
Otrazhaya svoi berega.
I, kak v zerkale, mezh trostnikov,
S beregov oprokinulsya les,
I ukhodit uzor oblakov
V glubinu otrazhennykh nebes.
Oblaka tam nezhney i beley,
Glubina — beskonechna, svetla.
I donositsya merno s poley
Nad vodoy tikhy zvon iz sela.

Zcysv enhjv yf nb[jv ghelt
Htpdj kfcnjxrb ht/n rheujv,
Jgecrf/ncz r cfvjq djlt/
Xenm rfcf/ncz dkfub rhskjv/

Yf ktne jyb pdjyrj gj/n,
F djrheu ptktyt/n keuf,
B cnjbn, ckjdyj pthrfkj, ghel,
Jnhf;fz cdjb ,thtuf/
B, rfr d pthrfkt, vt; nhjcnybrjd,
C ,thtujd jghjrbyekcz ktc,
B e[jlbn epjh j,kfrjd
D uke,bye jnhf;tyys[ yt,tc/
J,kfrf nfv yt;ytq b ,tktq,
Uke,byf — ,tcrjytxyf, cdtnkf///
B ljyjcbncz vthyj c gjktq
Yfl djljq nb[bq pdjy bp ctkf/

«На пруде» И.Бунин

Ясным утром на тихом пруде
Резво ласточки реют кругом,
Опускаются к самой воде,
Чуть касаются влаги крылом.

На лету они звонко поют,
А вокруг зеленеют луга,
И стоит, словно зеркало, пруд,

Отражая свои берега.

И, как в зеркале, меж тростников,
С берегов опрокинулся лес,
И уходит узор облаков
В глубину отраженных небес.

Облака там нежней и белей,
Глубина — бесконечна, светла…
И доносится мерно с полей
Над водой тихий звон из села.

Анализ стихотворения Бунина «На пруде»

В произведении, появившемся в 1887 г. и подвергнутом нескольким редакциям, начинающий поэт изображает погожее утро на водоеме, расположенном недалеко от деревни.

Стихотворение начинается с лаконичных определений обстоятельств лирического повествования: утренний час, спокойный пруд, стаи ласточек. Последний образ порождает аллюзии на строки Фета. Сходны и детали художественного пространства. В варианте Фета также появляется лирический герой, «праздный соглядатай» пейзажных картин. Имеется и пруд — только не утренний, а вечерний. В обоих поэтических текстах изображен стремительный полет ласточки над самой гладью воды, но есть и разница. Лирическому герою Фета поведение птицы кажется восхитительным, но опасным и дерзновенным. Бунинская трактовка звучит спокойнее, бесстрастно фиксируя картину, увиденную героем-созерцателем. Юный автор наполняет пространство звонким птичьим пением, а фетовская зарисовка остается беззвучной, постепенно переходя в философское обобщение.

Взгляд лирического героя Бунина перемещается, захватывая панораму зеленеющих лугов и леса, окружающих пруд. Во второй и третьей строфах дважды повторяется сравнение водной глади с зеркалом: в первом случае в ней видны берега, во втором — лес и небо. Фраза «опрокинулся лес», обозначающая отражение в воде, вновь отсылает читателя к лирике Фета: троп является цитатой из произведения «Над озером лебедь в тростник потянул». Рифма «лес» — «небес» также позаимствована юным поэтом у мастера. Однако отличны пути развития лирического повествования: далее Фет переключается на изображение романтической пары, а его ученик углубляется в описание белых облаков и бесконечности светлой «глубины».

В финальных строках сосредоточенный бунинский созерцатель улавливает «тихий звон», который слышится с деревенских полей.

Поэтическое пространство «На пруде» наполнено заимствованными образами и приемами, порожденными ученическим, школьным желанием подражать учителю. Сближает с фетовскими традициями и размер стиха — трехстопный анапест, восходящий к знаменитому «На заре ты ее не буди…» Тем не менее проба пера удалась: многочисленные аллюзии не повлияли на самостоятельные интонации стихотворения. Пейзажная зарисовка, по-бунински подробная и яркая, заканчивается многообещающими мотивами глубины и света, которые позже получат серьезное философское осмысление.

ФИЛОСОФСКИЙ ПЕЙЗАЖ В ЛИРИКЕ БУНИНА

Музычук Анна Андревна
Санкт-Петербургский государственный университет (студент)
Студент третьего курса


Аннотация
Данная работа посвящена поэзии Ивана Алексеевича Бунина, который запомнился читателям в первую очередь как выдающийся русский писатель. Однако в творчестве Бунина было место и для поэзии, с которой он, собственно говоря и вступил на литературное поприще. Анализ лирического произведения "Нет солнца, но светлы пруды" (1900) призван показать силу мастерства Бунина как поэта. Особенное внимание будет уделено поэтики философского пейзажа, этому проводнику сокровенных мыслей и откровений.

METAPHYSICAL SCENE IN BUNINS POETRY

Muzychuk Anna Andreevna
Saint Petersburg State University
student


Abstract
The analysis is devoted to the survey of how well-known Russian writer Ivan Alekseevich Bunin created the poetry full of mystery. The role which nature play here is to be taken into acccount by examinating "There is no Sun, but ponds are light. "

Целью этой небольшой работы является анализ стихотворения «Нет солнца, но светлы пруды…». Произведение, на мой взгляд, одно из самых красивых в лирике Бунина. Если воспринимать данное стихотворение только в рамках пейзажной зарисовки, то оно покажется красочным описанием природы и ничем большим. Лирический герой прогуливается в каком-то парке, где есть пруды, сады, березки. Он наслаждается дыханием свежего ветерка и прикосновением дождя, игрой солнечных бликов на листве деревьев и радугой, которая появляется после ливня.

Нет солнца, но светлы пруды,

стоят зеркалами литыми,

и чаши недвижной воды

совсем бы казались пустыми,

но в них отразились сады.

Вот капля, как шляпка гвоздя,

упала – и, сотнями игол

затоны прудов бороздя,

сверкающий ливень запрыгал -

и сад зашумел от дождя.

И ветер, играя листвой,

смешал молодые березки,

и солнечный луч, как живой,

зажег задрожавшие блестки,

а лужи налил синевой

Вон радуга. Весело жить

и весело думать о небе,

о солнце, о зреющем хлебе

и счастьем простым дорожить;

С открытой бродить головой,

глядеть, как рассыпали дети

в беседке песок золотой

Иного нет счастья на свете.

Проанализируем поэтическую выразительность стихотворения. Перед нами, во-первых, необычное построение произведения: вместо привычных катренов, Бунин использует пятистишия с довольно сложной системой рифмовки, при которой одна строка часто остается без пары или рифмуется совместно со второй- третьей. Однако последние две строфы являются привычными катренами.

В каждом пятистишии использована тройная рифма «пруды» – «воды» – «сады», «гвоздя» – «бороздя» – «от дождя», «листвой» – «живой» – «синевой». Все это сочетается с обычными рифмами, например, «литыми» – «пустыми», «игол» – «запрыгал», «березки» – «блестки».

Дальше следует кольцевая рифма четвертой строфы по принципу АВВА. «Вон радуга. Весело жить / и весело думать о небе,/ о солнце, о зреющем хлебе / и счастьем простым дорожить…»

Она сменяется перекрестной рифмой по схеме АВАВ в последнем четверостишии: «С открытой бродить головой, / глядеть, как рассыпали дети / в беседке песок золотой / Иного нет счастья на свете».

Теперь попробуем разобраться с использованными Буниным средствами художественной выразительности. Здесь мы с первой же строки должны заметить антитезу: «Нет солнца, но светлы пруды». Она построена на двойном отрицании. Мы представляем, что солнца нет, однако противительный союз «но» после конструкции «нет солнца» подсказывает, что, возможно, оно есть.

Пруды в стихотворении Бунина стоят «зеркалами литыми». Это ещё один троп, который является сравнением с использованием формы творительного падежа.

«…и чаши недвижной воды / совсем бы казались пустыми, / Но в них отразились сады». В данном отрывке есть метафора «чаша воды», эпитет «недвижной воды» и снова антитеза, выраженная двойным отрицанием, поскольку вода «недвижная» могла бы показаться лирическому герою пустой, если бы в ней ни отразились сады.

В предыдущих строках мы выяснили, что на небе нет солнца, но пруды озарены его сиянием. То же происходит и в разбираемом нами отрывке, просто более детализировано. Поэт назвал пруды «чашами недвижной воды», но микротему раскрывает все ту же – сияние без внешнего источника этого света.

Более того, следует семантически связать «чаши недвижной воды» с «зеркалами литыми». Речь идет об описании одного и того же предмета – прудов («но светлы пруды»). Поэтом взят конкретный образ воды, которая лишена движения («зеркалами литыми», «чаши недвижной воды»).

«Вот капля, как шляпка гвоздя, / упала – и, сотнями игол / затоны прудов бороздя, / сверкающий ливень запрыгал -/ и сад зашумел от дождя». В действие нашей картины, которую мы представляем по бунинскому тексту, вмешивается новый герой – дождь.

Его первая капля сравнивается поэтом со шляпкой гвоздя. Почему? Возможно, по принципу наличия схожих форм: капелька, ударяясь о толщу земли или воды, становится плоской, как и верхушка гвоздика.

В стихотворении так же могло быть описано появление звенящего дождя, присутствие которого можно не только увидеть, но и услышать.

Это, возможно, было соотнесено поэтом со звуком падения гвоздя. И то, и другое нарушают привычную тишину, а значит, имеют свой голос.

Далее следует интересная семантическая связь «шляпки гвоздя» и «сотнями игол». Перед нами два острых и маленьких предмета, которые уподобляются каплям дождя. Такой образ состоит из простого сравнения («как шляпка гвоздя») и конструкции творительного падежа («сотнями игол»).

Если вспомнить, как дождь умеет бить по лицу, то его прикосновение мы вправе назвать острым и неприятным. Можно также вспомнить то ощущение, когда дождинки покалывают кожу.

Все эти проявления дождя ассоциируются с прикосновением таких острых предметов, как гвоздь и иголки. Выходит, что семантическая связь между «шляпкой гвоздя», «сотнями игол» и самим дождем имеет место быть.

«Сверкающий ливень запрыгал» дарит нашему дождю более крупный масштаб: он уже превратился в ливень. В данном случае автор использовал сочетание эпитета («сверкающий ») и метафоры («ливень запрыгал»).

Тот же прием одушевления использован в предложении «и сад зашумел от дождя». Перед нами метафора, но важно соединить её с семантикой звука в стихотворении. Этот отрывок соотнесен с образами «вот капля упала, как шляпка гвоздя» и «сотнями игол, затоны прудов бороздя».

Слово «затоны» имеет конкретное значение – длинный, глубоко врезавшийся в берег залив со стоячей, непроточной водой. Но для нас «затоны» интересны с точки зрения музыкальности. Слово в поэтическом осмыслении, возможно, содержало две части «за+тоны». Выходит, что это описание какой-то нездешней музыки, тонов, которых в мире и нет: они где-то за привычными звуками.

«И ветер, играя листвой, / смешал молодые березки, / и солнечный луч, как живой, / зажег задрожавшие блестки, / а лужи налил синевой». В данном отрывке использована метафора «ветер, играя листвой, смешал молодые березки». Деревья названы молодыми, значит перед нами эпитет. Более того, сами березки можно трактовать как метонимию к слову «деревья».

Появление солнечного луча в стихотворении указывает на то, что светило возвращается. Сравнение «как живой» придает образу одухотворенности. Этот луч «зажег задрожавшие блестки, / а лужи налил синевой». Бунин для описания использует метафоры «зажег» и «налил синевой» и эпитет «задрожавшие». Слово же «блестки», конечно, символизирует росу, но так же является метонимией по отношению к прошедшему ливню.

«Вон радуга. Весело жить / и весело думать о небе, /о солнце, о зреющем хлебе /и счастьем простым дорожить». Простонародное слово «вон» лишает стихотворение поэтической возвышенности, но от этого данный фрагмент только выигрывает, так как создается впечатление беседы автора с читателем. Хотя, вполне возможно, что слова «вон радуга» могли относиться только к окружающей лирического героя природе. Риторический повтор «весело жить, и весело думать о небе, / о солнце, о зреющем хлебе…» вводит и усиливает семантику хорошего настроения.

Слова «счастьем простым дорожить» относятся к этому семантическому ряду и становятся началом его кульминации. Следует заметить, что в стихотворении снова появляется солнце, но уже не как небесное светило, а как символ «простого счастья», наряду с «небом» и «хлебом».

«С открытой бродить головой, / глядеть, как рассыпали дети /в беседке песок золотой /Иного нет счастья на свете». Заключительные строки стихотворения изобилуют образами, которые выводят нас из области пейзажной лирики и переводят в мир философии.

Выражение «с открытой бродить головой» означает состояние душевной искренности и чистоты лирического героя, то, когда человеку не нужно скрывать свои мысли, свою непосредственность, природу в совсем не пейзажном смысле этого слова. Эпитет «открытой» ассоциируется с таким фразами как «открытое сердце», что делает семантическую связь понятий «открытая голова» и «искренность» близкими по значению.

«Глядеть, как рассыпали дети / в беседке песок золотой» намекает на то, что фокус зрения лирического героя меняется под конец стихотворения: сначала он созерцал природу, теперь смотрит на детей, играющих «золотым песком».

Этот образ стоит рассмотреть более детально. Речь идет не просто о применении эпитета «золотой» к слову «песок». На мой взгляд, это прочная ассоциация с песочными часами, в которых истекают секунды нашей жизни, кем-то отмеренные.

Дети в беседки рассыпали этот песок, что означает, они не осознают, насколько драгоценно время, просто радуются и живут, не понимая, что потом от этого этапа жизни останутся только воспоминания, к которым так или иначе обращается каждый человек в зрелом возрасте.

Более того, слово «золотой» часто связывается в представлении с таким понятием, как «солнце». Возможно, мы имеем право предположить, что «золотой песок» есть метонимия солнца, которое в свою очередь является символом счастья.

«Иного нет счастья на свете…» раскрывает семантику хорошего настроения, которое было замечено при возникновении на небе радуги и появлении дум о «небе, о солнце, о зреющем хлебе», которые приводят к мысли о том, что следует «счастьем простым дорожить».

В заключение мы выделим те особенные черты, которые были проанализированы в стихотворении Ивана Алексеевича Бунина «Нет солнца, но светлы пруды…» (1900). Философский подтекст пейзажной зарисовки раскрывается в самом конце произведения, но в описании природы уже намечаются символы, указывающие на смену фокуса.

Во-первых, это описание внутреннего сияния прудов без внешнего источника – солнца. Во-вторых, появление радуги после ливня, который был сравнен с прикосновением острых иголок к телу. В-третьих, риторический повтор слова «весело» приоткрывает другую грань стихотворения, связанную с детской непосредственность и жизнью, вопреки зрелому представлению о смерти. «И счастьем простым дорожить» становится квинтэссенцией стихотворения о том, как драгоценны каждые секунды «золотого песка» – времени.

Слушать стихотворение аБунина На пруде

Темы соседних сочинений

Картинка к сочинению анализ стихотворения На пруде

Анализ стихотворения Бунина На пруде