Анализ стихотворения Блока Митинг



Александр Блок — Он говорил умно и резко ( Митинг )

Картинка Анализ стихотворения Блока Митинг № 1

Он говорил умно и резко,
И тусклые зрачки
Метали прямо и без блеска
№ 4 Слепые огоньки.

А снизу устремлялись взоры
От многих тысяч глаз,
И он не чувствовал, что скоро
№ 8 Пробьет последний час.

Его движенья были верны,
И голос был суров,
И борода качалась мерно
№ 12 В такт запыленных слов.

И серый, как ночные своды,
Он знал всему предел.
Цепями тягостной свободы
№ 16 Уверенно гремел.

Но те, внизу, не понимали
Ни чисел, ни имен,
И знаком долга и печали
№ 20 Никто не заклеймен.

И тихий ропот поднял руку,
И дрогнули огни.
Пронесся шум, подобный звуку
№ 24 Упавшей головни.

Как будто свет из мрака брызнул,
Как будто был намек.
Толпа проснулась. Дико взвизгнул
№ 28 Пронзительный свисток.

И в звоны стекол перебитых
Ворвался стон глухой,
И человек упал на плиты
№ 32 С разбитой головой.

Не знаю, кто ударом камня
Убил его в толпе,
И струйка крови, помню ясно,
№ 36 Осталась на столбе.

Загрузка...

Еще свистки ломали воздух,
И крик еще стоял,
А он уж лег на вечный отдых
№ 40 У входа в шумный зал.

Но огонек блеснул у входа.
Другие огоньки.
И звонко брякнули у свода
№ 44 Взведенные курки.

И промелькнуло в беглом свете,
Как человек лежал,
И как солдат ружье над мертвым
№ 48 Наперевес держал.

Черты лица бледней казались
От черной бороды,
Солдаты, молча, собирались
№ 52 И строились в ряды.

И в тишине, внезапно вставшей,
Был светел круг лица,
Был тихий ангел пролетавший,
№ 56 И радость — без конца.

И были строги и спокойны
Открытые зрачки,
Над ними вытянулись стройно
№ 60 Блестящие штыки.

Как будто, спрятанный у входа
За черной пастью дул,
Ночным дыханием свободы
№ 64 Уверенно вздохнул.

On govoril umno i rezko,
I tusklye zrachki
Metali pryamo i bez bleska
Slepye ogonki.

A snizu ustremlyalis vzory
Ot mnogikh tysyach glaz,
I on ne chuvstvoval, chto skoro
Probyet posledny chas.

Yego dvizhenya byli verny,
I golos byl surov,
I boroda kachalas merno
V takt zapylennykh slov.

I sery, kak nochnye svody,
On znal vsemu predel.
Tsepyami tyagostnoy svobody
Uverenno gremel.

No te, vnizu, ne ponimali
Ni chisel, ni imen,
I znakom dolga i pechali
Nikto ne zakleymen.

I tikhy ropot podnyal ruku,
I drognuli ogni.
Pronessya shum, podobny zvuku
Upavshey golovni.

Kak budto svet iz mraka bryznul,
Kak budto byl namek.
Tolpa prosnulas. Diko vzvizgnul
Pronzitelny svistok.

I v zvony stekol perebitykh
Vorvalsya ston glukhoy,
I chelovek upal na plity
S razbitoy golovoy.

Ne znayu, kto udarom kamnya
Ubil yego v tolpe,
I struyka krovi, pomnyu yasno,
Ostalas na stolbe.

Yeshche svistki lomali vozdukh,
I krik yeshche stoyal,
A on uzh leg na vechny otdykh
U vkhoda v shumny zal.

No ogonek blesnul u vkhoda.
Drugiye ogonki.
I zvonko bryaknuli u svoda
Vzvedennye kurki.

I promelknulo v beglom svete,
Kak chelovek lezhal,
I kak soldat ruzhye nad mertvym
Napereves derzhal.

Cherty litsa bledney kazalis
Ot chernoy borody,
Soldaty, molcha, sobiralis
I stroilis v ryady.

I v tishine, vnezapno vstavshey,
Byl svetel krug litsa,
Byl tikhy angel proletavshy,
I radost — bez kontsa.

I byli strogi i spokoyny
Otkrytye zrachki,
Nad nimi vytyanulis stroyno
Blestyashchiye shtyki.

Kak budto, spryatanny u vkhoda
Za chernoy pastyu dul,
Nochnym dykhaniyem svobody
Uverenno vzdokhnul.

Jy ujdjhbk evyj b htprj,
B necrkst phfxrb
Vtnfkb ghzvj b ,tp ,ktcrf
Cktgst jujymrb/

F cybpe ecnhtvkzkbcm dpjhs
Jn vyjub[ nsczx ukfp,
B jy yt xedcndjdfk, xnj crjhj
Ghj,mtn gjcktlybq xfc/

Tuj ldb;tymz ,skb dthys,
B ujkjc ,sk cehjd,
B ,jhjlf rfxfkfcm vthyj
D nfrn pfgsktyys[ ckjd/

B cthsq, rfr yjxyst cdjls,
Jy pyfk dctve ghtltk/
Wtgzvb nzujcnyjq cdj,jls
Edthtyyj uhtvtk/

Yj nt, dybpe, yt gjybvfkb
Yb xbctk, yb bvty,
B pyfrjv ljkuf b gtxfkb
Ybrnj yt pfrktqvty/

B nb[bq hjgjn gjlyzk here,
B lhjuyekb juyb/
Ghjytccz iev, gjlj,ysq pdere
Egfditq ujkjdyb/

Rfr ,elnj cdtn bp vhfrf ,hspyek,
Rfr ,elnj ,sk yfvtr///
Njkgf ghjcyekfcm/ Lbrj dpdbpuyek
Ghjypbntkmysq cdbcnjr/

B d pdjys cntrjk gtht,bns[
Djhdfkcz cnjy uke[jq,
B xtkjdtr egfk yf gkbns
C hfp,bnjq ujkjdjq/

Yt pyf/, rnj elfhjv rfvyz
E,bk tuj d njkgt,
B cnheqrf rhjdb, gjvy/ zcyj,
Jcnfkfcm yf cnjk,t/

Tot cdbcnrb kjvfkb djple[,
B rhbr tot cnjzk,
F jy e; ktu yf dtxysq jnls[
E d[jlf d ievysq pfk///

Yj jujytr ,ktcyek e d[jlf///
Lheubt jujymrb///
B pdjyrj ,hzryekb e cdjlf
Dpdtltyyst rehrb/

B ghjvtkmryekj d ,tukjv cdtnt,
Rfr xtkjdtr kt;fk,
B rfr cjklfn he;mt yfl vthndsv
Yfgthtdtc lth;fk/

Xthns kbwf ,ktlytq rfpfkbcm
Jn xthyjq ,jhjls,
Cjklfns, vjkxf, cj,bhfkbcm
B cnhjbkbcm d hzls/

B d nbibyt, dytpfgyj dcnfditq,
,sk cdtntk rheu kbwf,
,sk nb[bq fyutk ghjktnfdibq,
B hfljcnm — ,tp rjywf/

B ,skb cnhjub b cgjrjqys
Jnrhsnst phfxrb,
Yfl ybvb dsnzyekbcm cnhjqyj
,ktcnzobt insrb/

Rfr ,elnj, cghznfyysq e d[jlf
Pf xthyjq gfcnm/ lek,
Yjxysv ls[fybtv cdj,jls
Edthtyyj dplj[yek/

Анализ стихотворения Блока «Митинг»

Анализ стихотворения Блока «Митинг»

Картинка Анализ стихотворения Блока Митинг № 2

В период с 1904 по 1908 год Блок работал над циклом «Город», посвященным не называемому прямо, но легко угадываемому Петербургу. В серии стихотворений царит мрачное настроение, преобладают эсхатологические мотивы. Град Петров предстает как место, где практически стерта грань между реальностью и иными мирами. Кроме того, у Блока он становится растлителем, насильником, обителью порока. Единственный возможный выход, предлагаемый поэтом, — это совершение побега. Другого варианта спастись не предусмотрено, так как зловещий город способен перемолоть, переработать даже самые светлые и чистые души.

Годы написания цикла – не самые простые для Российской империи. Она успела пережить первую русскую революцию и русско-японскую войну. Этим событиям нашлось место и в блоковском «Городе». В частности, революционному движению посвящено стихотворение «Митинг», созданное в октябре 1905 года. В нем поэт на первый план выводит образ оратора, трагически погибшего во время собственного публичного выступления от руки предателя. По тому, как изображен в произведении революционер, становится понятно, что в действительности от всех подобных вещей Блок был весьма далек и не слишком хорошо их понимал.

Зрачки оратора поэт именует тусклыми, метавшими прямо и без блеска слепые огоньки, бороду – качающейся мерно в такт запыленных слов. И вроде не оскорбил ни в чем своего героя Александр Александрович, но и приятными его слова назвать тяжело. Конечно, Блок революции сочувствовал, при этом он толковал ее с романтической точки зрения. В ней поэт видел разрушительную силу, стихию, которая способна окончательно и бесповоротно уничтожить буржуазный мир.

Известный русский литературовед, культуролог и семиотик Юрий Михайлович Лотман в стихотворении «Митинг» усматривал связь с декабристами. Предположение его строилось на основании финала блоковского текста, в котором используется яркий образ «дышать свободой». По мнению ученого, образ этот настолько оригинален, что о случайных совпадениях при повторениях в данном случае говорить не приходится.

Как утверждает Лотман, в «Митинге» имеет место перекличка с мемуарным отрывком «14 декабря 1825 года», принадлежащим перу декабриста Николая Александрович Бестужева. В самом начале этого текста автор вспоминает слова Рылеева о том, что декабристы «дышат свободой». Интересна полемика Блока с бунтарями девятнадцатого века. Для поэта абсолютная свобода достигается не при выступлении человека против господствующего зла, а только с приходом смерти.

Он говорил умно и резко,
И тусклые зрачки
Мотали прямо и без блеска
Слепые огоньки.

А снизу устремлялись взоры
От многих тысяч глаз,
И он но чувствовал, что скоро
Пробьет последний час.

Его движенья были верны,
И голос был суров,
И борода качалась мерно
В такт запыленных слов.

И серый, как ночные своды,
Он знал всему предел.
Цепями тягостной свободы
Уверенно гремел.

Но те, внизу, не понимали
Ни чисел, ни имен,
И знаком долга и печали
Никто не заклеймен.

И тихий ропот поднял руку,
И дрогнули огни.
Пронесся шум, подобный звуку
Упавшей головни.

Как будто свет из мрака брызнул,
Как будто был намек…
Толпа проснулась. Дико взвизгнул
Пронзительный свисток.

И в звоны стекол перебитых
Ворвался стон глухой,
И человек упал на плиты
С разбитой головой.

Не знаю, кто ударом камня
Убил его в толпе,
И струйка крови, помню ясно,
Осталась на столбе.

Еще свистки ломали воздух,
И крик еще стоял,
А он уж лег на вечный отдых
У входа в шумный зал…

Но огонек блеснул у входа…
Другие огоньки…
И звонко брякнули у свода
Взведенные курки.

И промелькнуло в беглом свете,
Как человек лежал,
И как солдат ружье над мертвым
Наперевес держал.

Черты лица бледней казались
От черной бороды,
Солдаты, молча, собирались
И строились в ряды.

И в тишине, внезапно вставшей,
Был светел круг лица,
Был тихий ангел пролетавший
И радость — без конца.

И были строги и спокойны
Открытые зрачки,
Над ними вытянулись стройно
Блестящие штыки.

Как будто, спрятанный у входа
За черной пастью дул,
Ночным дыханием свободы
Уверенно вздохнул.

10 октября 1905

«Митинг» А.Блок

Картинка Анализ стихотворения Блока Митинг № 3

«Митинг» Александр Блок

Анализ стихотворения Блока «Митинг»

В период с 1904 по 1908 год Блок работал над циклом «Город», посвященным не называемому прямо, но легко угадываемому Петербургу. В серии стихотворений царит мрачное настроение, преобладают эсхатологические мотивы. Град Петров предстает как место, где практически стерта грань между реальностью и иными мирами. Кроме того, у Блока он становится растлителем, насильником, обителью порока. Единственный возможный выход, предлагаемый поэтом, — это совершение побега. Другого варианта спастись не предусмотрено, так как зловещий город способен перемолоть, переработать даже самые светлые и чистые души.

Годы написания цикла – не самые простые для Российской империи. Она успела пережить первую русскую революцию и русско-японскую войну. Этим событиям нашлось место и в блоковском «Городе». В частности, революционному движению посвящено стихотворение «Митинг», созданное в октябре 1905 года. В нем поэт на первый план выводит образ оратора, трагически погибшего во время собственного публичного выступления от руки предателя. По тому, как изображен в произведении революционер, становится понятно, что в действительности от всех подобных вещей Блок был весьма далек и не слишком хорошо их понимал. Зрачки оратора поэт именует тусклыми, метавшими прямо и без блеска слепые огоньки, бороду – качающейся мерно в такт запыленных слов. И вроде не оскорбил ни в чем своего героя Александр Александрович, но и приятными его слова назвать тяжело. Конечно, Блок революции сочувствовал, при этом он толковал ее с романтической точки зрения. В ней поэт видел разрушительную силу, стихию, которая способна окончательно и бесповоротно уничтожить буржуазный мир.

Известный русский литературовед, культуролог и семиотик Юрий Михайлович Лотман в стихотворении «Митинг» усматривал связь с декабристами. Предположение его строилось на основании финала блоковского текста, в котором используется яркий образ «дышать свободой». По мнению ученого, образ этот настолько оригинален, что о случайных совпадениях при повторениях в данном случае говорить не приходится. Как утверждает Лотман, в «Митинге» имеет место перекличка с мемуарным отрывком «14 декабря 1825 года», принадлежащим перу декабриста Николая Александрович Бестужева. В самом начале этого текста автор вспоминает слова Рылеева о том, что декабристы «дышат свободой». Интересна полемика Блока с бунтарями девятнадцатого века. Для поэта абсолютная свобода достигается не при выступлении человека против господствующего зла, а только с приходом смерти.

Стихотворение Блока А.А.
«Митинг»

Он говорил умно и резко,
И тусклые зрачки
Мотали прямо и без блеска
Слепые огоньки.
А снизу устремлялись взоры
От многих тысяч глаз,
И он но чувствовал, что скоро
Пробьет последний час.
Его движенья были верны,
И голос был суров,
И борода качалась мерно
В такт запыленных слов.
И серый, как ночные своды,
Он знал всему предел.
Цепями тягостной свободы
Уверенно гремел.
Но те, внизу, не понимали
Ни чисел, ни имен,
И знаком долга и печали
Никто не заклеймен.
И тихий ропот поднял руку,
И дрогнули огни.
Пронесся шум, подобный звуку
Упавшей головни.
Как будто свет из мрака брызнул,
Как будто был намек.
Толпа проснулась. Дико взвизгнул
Пронзительный свисток.
И в звоны стекол перебитых
Ворвался стон глухой,
И человек упал на плиты
С разбитой головой.
Не знаю, кто ударом камня
Убил его в толпе,
И струйка крови, помню ясно,
Осталась на столбе.
Еще свистки ломали воздух,
И крик еще стоял,
А он уж лег на вечный отдых
У входа в шумный зал.
Но огонек блеснул у входа.
Другие огоньки.
И звонко брякнули у свода
Взведенные курки.
И промелькнуло в беглом свете,
Как человек лежал,
И как солдат ружье над мертвым
Наперевес держал.
Черты лица бледней казались
От черной бороды,
Солдаты, молча, собирались
И строились в ряды.
И в тишине, внезапно вставшей,
Был светел круг лица,
Был тихий ангел пролетавший
И радость — без конца.
И были строги и спокойны
Открытые зрачки,
Над ними вытянулись стройно
Блестящие штыки.
Как будто, спрятанный у входа
За черной пастью дул,
Ночным дыханием свободы
Уверенно вздохнул.

Стихотворение Блока А.А. - Митинг

Послушайте стихотворение Блока Митинг

Темы соседних сочинений

Картинка к сочинению анализ стихотворения Митинг

Анализ стихотворения Блока Митинг