Анализ стихотворения Бальмонта Я люблю тебя



Я люблю тебя больше, чем Море, и Небо, и Пение,
Я люблю тебя дольше, чем дней мне дано на земле.
Ты одна мне горишь, как звезда в тишине отдаления,
Ты корабль, что не тонет ни в снах, ни в волнах,
ни во мгле.

Я тебя полюбил неожиданно, сразу, нечаянно,
Я тебя увидал - как слепой вдруг расширит глаза
И, прозрев, поразится, что в мире изваянность спаяна,
Что избыточно вниз, в изумруд, излилась бирюза.
Помню. Книгу раскрыв, ты чуть-чуть шелестела страницами.
Я спросил: "Хорошо, что в душе преломляется лед?"
Ты блеснула ко мне, вмиг узревшими дали, зеницами.
И люблю - и любовь - о любви - для любимой - поет.

Анализ стихотворения К.Д. Бальмонта «Ветер»

Картинка Анализ стихотворения Бальмонта Я люблю тебя № 1

В истории русской литературы К.Д. Бальмонт оставил след как представитель «старшего» символизма. Он во многом обогатил русское стихосложение, ввел новые интонации, звуковые эффекты. Любовь, непосредственное восприятие природы, умение ощущать «мгновение» жизни – все это позволяет сказать, что К.Д.Бальмонт был поэтом-романтиком, художником неоромантичного направления в искусстве XIX – начала XX веков. Стихотворения К.Д.Бальмонта отличаются эгоцентризмом, восторженностью собой, уверенностью в своей солнечности, неповторимости.
Бальмонт так писал свои стихи: они могли прийти внезапно, вслед за мимолетным впечатлением, коротким видением, достаточно одного толчка сознания – и рождается образ.

Загрузка...

В стихотворении «Ветер» К.Д. Бальмонт использует любимый прием – перенос ощущений: в слове показаны неуловимые, мгновенные впечатления. Поэт как бы выхватывает у вечности миг и запечатлевает его в слове: «намек струны», «приморская волна», «поцелуем тревожу листву» и т.д. Мимолетность возведена поэтом в философский принцип. Эта способность роднит К.Д.Бальмонта с импрессионистами.

В данном стихотворении присутствует главный и любимый образ поэта – образ Ветра – символа вечного движения, ненасытной тревоги ( «Я люблю беспокойные сны…», «в восторге нежданном», «в ненасытной тревоге живу»).

Композицию стихотворения «Ветер» составляют четыре четверостишия, стихотворные строчки зарифмованы перекрестной рифмой, стихотворный размер – ямб:

Я жить не могу настоящим,

Я люблю беспокойные сны,

Под солнечным блеском палящим

И под влажным мерцаньем Луны.

Символизм К.Д. Бальмонта выражается в ярких тропах: «блеском палящим, «влажным мерцаньем приморской волны», «в восторге нежданном». Они стилистически выдержаны («в рассвете туманном», «с вечернею тучкой»).

Синтаксис стихотворения «Ветер» своеобразен: почти все предложения начинаются с местоимения «Я», чем подчеркивается эгоцентричная направленность лирики Бальмонта. Встречается и анафора – повторение стихотворных строчек: «Я жить не могу настоящим» в первом четверостишии и «Я жить не хочу настоящим» во втором.

Первая и последняя строчки стихотворения как бы объясняют и подытоживают тему повествования: «Я жить не могу настоящим», «В ненасытной тревоге живу».

Обилие глаголов в форме настоящего времени придает монологу лирического героя динамику действия, подтверждает свободолюбие, ненасытность Ветра. В неустойчивом равновесии жизни и смерти К.Д. Бальмонт принимает сторону жизни, движения, «ненасытно тревоги», ему по нраву «беспокойные сны».

Все языковые средства произведения подчинены выражению темы и идеи стихотворения – свобода, движение, бешеный ритм жизни, непосредственность чувств.

Строчки стихотворения буквально пронизаны противопоставлениями («блеском палящим, «влажным мерцаньем», «деревьям шумящим», «легендам приморской волны», «в рассвете туманном», «с вечернею тучной плыву»), что выражает нетерпение и противоречивость Ветра.

Таким образом, стихотворение «Ветер» является образцом символистической лирики. К.Д. Бальмонт создал неповторимый образ Ветра и мастерски передал его стихийную сущность.

0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

Анализ стихотворения Константина Бальмонта «Ветер»

Картинка Анализ стихотворения Бальмонта Я люблю тебя № 2

17 декабря 2015

Представитель периода увлечения символизмом в поэтическом творчестве, мастер улавливать нюансы окружающего мира и в мелодичном ритме передавать читателям – Константин Бальмонт. В качестве центрального символа произведения поэт выбирал множество неодушевленных предметов, в частности – силы природы. Ветру автор посвятил не одно стихотворение. Вариант 1895 года рассказывает нам о восприятии жизни Бальмонтом на тот момент путем символистского переноса человеческого мироощущения на «характер» ветра.

В поэзии «Ветер» автор виртуозно выхватывает из окружающей действительности мимолетные моменты и картинно пишет их, обогащая эпитетами и инверсиями. Он упоминает солнце «палящее» и «шумящие» деревья, короткий отзвук струны и быстрое волнение морской волны. Трогательно и неожиданно звучит в последней строфе поцелуй листвы.

Главная тема стиха – ветер – будто проносится сквозь написанные строки. Анафорическое начало первых двух строф о нежелании и неумении поэта «жить настоящим» роднит его с бурным потоком неугомонного ветерка, который так же вечно в активном движении – он живет настоящей деятельной жизнью. Таким же мечтает быть автор, и он поистине счастлив, когда ритм жизни пробуждает «ненасытную тревогу».

Ураганом летят дни, и чтобы поспевать за ними, нужно быть таким же скорым и смелым. «В бегстве живу» – заверяет поэт. Даже сны, казалось бы, – воплощение покоя и временного забытья, – Бальмонт любит «беспокойные». Ибо не время замирать и умирать, есть возможность ловить скоротечные моменты.

Стихотворение построено методом перекрестной рифмовки. Обилие глаголов помогает полнее передать динамику произведения. Свобода, быстрый ритм изменения описанных явлений, противопоставления – это характерные черты неприкаянного и неуловимого ветра.

Бальмонт показал себя в новом творении как великолепный знаток лирики символизма. Стихийная сущность ветра сплелась в стихах с характером и личной судьбой автора. Короткие видения моментально находят отклик в чувствительном поэтическом сердце и он, как искусный живописец, щедро рисует их читателям в своем романтичном стихотворении.

«Бог и Дьявол» К.Бальмонт

Картинка Анализ стихотворения Бальмонта Я люблю тебя № 3

«Бог и Дьявол» Константин Бальмонт

Я люблю тебя, Дьявол, я люблю Тебя, Бог,
Одному — мои стоны, и другому — мой вздох,
Одному — мои крики, а другому — мечты,
Но вы оба велики, вы восторг Красоты.

Я как туча блуждаю, много красок вокруг,

То на север иду я, то откинусь на юг,
То далеко, с востока, поплыву на закат,
И пылают рубины, и чернеет агат.

О, как радостно жить мне, я лелею поля,
Под дождем моим свежим зеленеет земля,
И змеиностью молний и раскатом громов
Много снов я разрушил, много сжег я домов.

В доме тесно и душно, и минутны все сны,
Но свободно-воздушна эта ширь вышины,
После долгих мучений как пленителен вздох.
О, таинственный Дьявол, о, единственный Бог!

Анализ стихотворения Бальмонта «Бог и Дьявол»

Среди поэтов серебряного века трудно отыскать автора, которого бы не волновали вопросы мироздания. Каждый русский литератор самостоятельно трактовал для себя такие понятия, как «Бог» и «Дьявол», ассоциируя их с событиями собственной жизни или же общественными явлениями. Для Константина Бальмонта эти два мифических персонажа олицетворяют не только понятия добра и зла. Они – залог равновесия Вселенной, две взаимосвязанных части мира и человеческой души. Рассуждая на тему того, насколько тесно в нашей жизни переплетаются эти понятия, Бальмонт в 1913 году написал стихотворение «Бог и Дьявол».

Следует сразу же отметить, что автор не отдает предпочтение кому-то одному из своих героев, считая, что они дополняют и уравновешивают друг друга. Поэтому поэт относится к ним с равной долей уважения и заявляет: «Я люблю тебя, Дьявол, я люблю Тебя, Бог». В этой фразе нет сарказма или же неуважения к догмам христианства. Бальмонт признает, что темная и светлая силы в этом мире равны, и их баланс является залогом существования всего живого на планете. «Одному — мои крики, а другому мечты, но вы оба велики, вы восторг Красоты», — подчеркивает поэт.

Себя он сравнивает с блуждающей тучей, которая постоянно меняет направление своего движения. Однако в этом кажущемся хаосе именно Бог и Дьявол являются путеводными звездами автора, хранят и оберегают его от неправильных поступков. Бальмонт разрушает стереотипы о том, что эти персонажи должны олицетворять конкретные качества и черты характера каждого из нас. В религии эта тема весьма утрирована, а у Бальмонта приобретает несколько иную смысловую нагрузку. Когда в его душе правит Бог, то поэт чувствует себя созидателем, отмечая: «О, как радостно жить мне, я лелею поля». Однако если верх берут деструктивные силы, то автор превращается в настоящего деспота, безжалостного и беспощадного, признаваясь: «Много снов я разрушил, много сжег я домов».

Отказаться от Бога в угоду Дьяволу и наоборот Бальмонт считает для себя невозможным, ведь в этом случае пришлось бы избавляться от части собственной души, которая бы утратила ту хрупкую гармонию, которую каждый из нас изначально получает в подарок от высших сил. Преклоняясь перед ними, поэт отмечает: «О, таинственный Дьявол, о, единственный Бог!». Он восхищается коварство и мудростью собственной натуры, понимая, что стал тем, кем является, лишь благодаря равновесию двух противоборствующих стихий.

Стихи Константина Бальмонта о любви

О, женщина, дитя, привыкшее играть.

О, женщина, дитя, привыкшее играть
И взором нежных глаз, и лаской поцелуя,
Я должен бы тебя всем сердцем презирать,
А я тебя люблю, волнуясь и тоскуя!
Люблю и рвусь к тебе, прощаю и люблю,
Живу одной тобой в моих терзаньях страстных,
Для прихоти твоей я душу погублю,
Все, все возьми себе - за взгляд очей прекрасных,
За слово лживое, что истины нежней,
За сладкую тоску восторженных мучений!
Ты, море странных снов, и звуков, и огней!
Ты, друг и вечный враг! Злой дух и добрый гений!

Я ласкал ее долго, ласкал до утра

Я ласкал ее долго, ласкал до утра,
Целовал ее губы и плечи.
И она наконец прошептала: «Пора!
Мой желанный, прощай же — до встречи».
И часы пронеслись. Я стоял у волны.
В ней качалась русалка нагая.
Но не бледная дева вчерашней луны,
Но не та, но не та, а другая.
И ее оттолкнув, я упал на песок,
А русалка, со смехом во взоре,
Вдруг запела: «Простор полноводный глубок.
Много дев, много раковин в море.
Тот, кто слышал напев первозданной волны,
Вечно полон мечтаний безбрежных.
Мы — с глубокого дна, и у той глубины
Много дев, много раковин нежных».

«Люби!» – поют шуршащие березы,
Когда на них сережки расцвели.
«Люби!» – поет сирень в цветной пыли.
«Люби! Люби!» – поют, пылая, розы.
Страшись безлюбья. И беги угрозы
Бесстрастия. Твой полдень вмиг – вдали.
Твою зарю теченья зорь сожгли.
Люби любовь. Люби огонь и грезы.
Кто не любил, не выполнил закон,
Которым в мире движутся созвездья,
Которым так прекрасен небосклон.
Он в каждом часе слышит мертвый звон.
Ему никак не избежать возмездья.
Кто любит, счастлив. Пусть хоть распят он.

Она пришла ко мне, молчащая, как ночь,
Глядящая, как ночь, фиалками-очами,
Где росы кроткие звездилися лучами,
Она пришла ко мне - такая же точь-в-точь,
Как тиховейная, как вкрадчивая ночь.
Ее единый взгляд проник до глуби тайной
Где в зеркале немом - мое другое я,
И я - как лик ея, она - как тень моя,
Мы молча смотримся в затон необычайный,
Горящий звездностью, бездонностью и тайной.

Ты мне была сестрой, то нежною, то страстной,
И я тебя любил, и я тебя люблю.
Ты призрак дорогой. бледнеющий. неясный.
О, в этот лунный час я о тебе скорблю!
Мне хочется, чтоб ночь, раскинувшая крылья,
Воздушной тишиной соединила нас.
Мне хочется, чтоб я, исполненный бессилья,
В твои глаза струил огонь влюбленных глаз.
Мне хочется, чтоб ты, вся бледная от муки,
Под лаской замерла, и целовал бы я
Твое лицо, глаза и маленькие руки,
И ты шепнула б мне: «Смотри, я вся — твоя!»
Я знаю, все цветы для нас могли возникнуть,
Во мне дрожит любовь, как лунный луч в волне.
И я хочу стонать, безумствовать, воскликнуть:
«Ты будешь навсегда любовной пыткой мне!»

То, что люди называли по наивности любовью,
То, чего они искали, мир не раз окрасив кровью,
Эту чудную Жар-Птицу я в руках своих держу,
Как поймать ее, я знаю, но другим не расскажу.
Что другие, что мне люди! Пусть они идут по краю,
Я за край взглянуть умею и свою бездонность знаю.
То, что в пропастях и безднах, мне известно навсегда,
Мне смеется там блаженство, где другим грозит беда.
День мой ярче дня земного, ночь моя не ночь людская,
Мысль моя дрожит безбрежно, в запредельность убегая.
И меня поймут лишь души, что похожи на меня,
Люди с волей, люди с кровью, духи страсти и огня!

Тебя я хочу, мое счастье

Тебя я хочу, мое счастье,
Моя неземная краса!
Ты - солнце во мраке ненастья,
Ты - жгучему сердцу роса!
Любовью к тебе окрыленный,
Я брошусь на битву с судьбой.
Как колос, грозой опаленный,
Склонюсь я во прах пред тобой.
За сладкий восторг упоенья
Я жизнью своей заплачу!
Хотя бы ценой преступленья -
Тебя я хочу!

До последнего дня

Быть может, когда ты уйдешь от меня,
Ты будешь ко мне холодней.
Но целую жизнь, до последнего дня,
О друг мой, ты будешь моей.
Я знаю, что новые страсти придут,
С другим ты забудешься вновь.
Но в памяти прежние образы ждут,
И старая тлеет любовь.
И будет мучительно-сладостный миг:
В лучах отлетевшего дня,
С другим заглянувши в бессмертный родник,
Ты вздрогнешь - и вспомнишь меня.

Я люблю тебя больше, чем Море, и Небо, и Пение,
Я люблю тебя дольше, чем дней мне дано на земле.
Ты одна мне горишь, как звезда в тишине отдаления,
Ты корабль, что не тонет ни в снах, ни в волнах, ни во мгле.
Я тебя полюбил неожиданно, сразу, нечаянно,
Я тебя увидал - как слепой вдруг расширит глаза
И, прозрев, поразится, что в мире изваянность спаяна,
Что избыточно вниз, в изумруд, излилась бирюза.
Помню. Книгу раскрыв, ты чуть-чуть шелестела страницами.
Я спросил: "Хорошо, что в душе преломляется лед?"
Ты блеснула ко мне, вмиг узревшими дали, зеницами.
И люблю - и любовь - о любви - для любимой - поет.

Мой друг, есть радость и любовь

Мой друг, есть радость и любовь,
Есть все, что будет вновь и вновь,
Хотя в других сердцах, не в наших.
Но, милый брат, и я и ты -
Мы только грезы Красоты,
Мы только капли в вечных чашах
Неотцветающих цветов,
Непогибающих садов.

Я не могу понять, как можно ненавидеть
Остывшего к тебе, обидчика, врага.
Я радости не знал — сознательно обидеть,
Свобода ясности мне вечно дорога.
Я всех люблю равно любовью равнодушной,
Я весь душой с другим, когда он тут, со мной,
Но чуть он отойдет, как, светлый и воздушный,
Забвеньем я дышу — своею тишиной.
Когда тебя твой рок случайно сделал гневным,
О, смейся надо мной, приди, ударь меня:
Ты для моей души не станешь ежедневным,
Не сможешь затемнить — мне вспыхнувшего — дня.
Я всех люблю равно любовью безучастной,
Как слушают волну, как любят облака.
Но есть и для меня источник боли страстной,
Есть ненавистная и жгучая тоска.
Когда любя люблю, когда любовью болен,
И тот — другой — как вещь, берет всю жизнь мою,
Я ненависть в душе тогда сдержать не волен,
И хоть в душе своей, но я его убью.

Нет дня, чтоб я не думал о тебе

Нет дня, чтоб я не думал о тебе,
Нет часа, чтоб тебя я не желал.
Проклятие невидящей судьбе,
Мудрец сказал, что мир постыдно мал.
Постыдно мал и тесен для мечты,
И все же ты далеко от меня.
О, боль моя! Желанна мне лишь ты,
Я жажду новой боли и огня!
Люблю тебя капризною мечтой,
Люблю тебя всей силою души,
Люблю тебя всей кровью молодой,
Люблю тебя, люблю тебя, спеши!

Поэты любовной поэзии

Слушать стихотворение Бальмонта Я люблю тебя

Темы соседних сочинений

Картинка к сочинению анализ стихотворения Я люблю тебя

Анализ стихотворения Бальмонта Я люблю тебя