Анализ стихотворения Апухтина Поселок



База
стихотворений

Картинка Анализ стихотворения Апухтина Поселок № 1

Темы стихов

Картинка Анализ стихотворения Апухтина Поселок № 2

Авторы стихов

Картинка Анализ стихотворения Апухтина Поселок № 3

Наша группа

Картинка Анализ стихотворения Апухтина Поселок № 4

Список авторов стихов по алфавиту:

Картинка Анализ стихотворения Апухтина Поселок № 5

Апухтин Алексей Николаевич

Картинка Анализ стихотворения Апухтина Поселок № 6

Биография поэта Алексея Николаевича Апухтина, начинается 27 ноября 1840 г. Его детство прошло в родовом имении не слишком состоятельной дворянской семьи в деревне Павлодар. Став блестящим выпускником Училища правоведения, Апухтин поступил на службу в Министерство юстиции. В эти же годы он сдружился очень близко с П.И.Чайковским. Однако их любовь к увеселениям и несдержанное поведение привела к громкому скандалу, ославившему молодых людей на весь Петербург. Оставив службу, Апухтин на время переехал домой, в Орловскую губернию, но спустя несколько лет вновь вернулся к делам юстиции. Отношения с Чайковским продлились до конца дней поэта, на стихи которого композитор написал 6 романсов, в том числе известный «Ночи безумные».

Он умер от болезней достаточно молодым 29 августа 1893 г. В целом, биография Апухтина как поэта не слишком удачлива, его стихотворения печатались в журналах того времени: Современнике, Гудке, в «Вестнике Европы», «Северном Вестнике» и «Русской мысли». В последние годы жизни Апухтин стал писать прозу: фантастический рассказ «Между жизнью и смертью», «Дневник Павлика Дольского», драматическую сцену «Князь Таврический», «Из Архива графини Д.», их очень ценил впоследствии М.Булгаков. Произведения Апухтина в прозе были опубликованы только после его смерти.

Порекомендуйте стихи Апухтина друзьям

Биография поэта Алексея Николаевича Апухтина, начинается 27 ноября 1840 г. Его детство прошло в родовом имении не слишком состоятельной дворянской семьи в деревне Павлодар. Став блестящим выпускником Училища правоведения, Апухтин поступил на службу в Министерство юстиции. В эти же годы он сдружился очень близко с П.И.Чайковским. Однако их любовь к увеселениям и несдержанное поведение привела к громкому скандалу, ославившему молодых людей на весь Петербург. Оставив службу, Апухтин на время переехал домой, в Орловскую губернию, но спустя несколько лет вновь вернулся к делам юстиции. Отношения с Чайковским продлились до конца дней поэта, на стихи которого композитор написал 6 романсов, в том числе известный «Ночи безумные».

Он умер от болезней достаточно молодым 29 августа 1893 г. В целом, биография Апухтина как поэта не слишком удачлива, его стихотворения печатались в журналах того времени: Современнике, Гудке, в «Вестнике Европы», «Северном Вестнике» и «Русской мысли». В последние годы жизни Апухтин стал писать прозу: фантастический рассказ «Между жизнью и смертью», «Дневник Павлика Дольского», драматическую сцену «Князь Таврический», «Из Архива графини Д.», их очень ценил впоследствии М.Булгаков. Произведения Апухтина в прозе были опубликованы только после его смерти.

Стихи Апухтина (105)

Обсуждение стихотворений Апухтина

Картинка Анализ стихотворения Апухтина Поселок № 7

А.Н.Апухтин (1841 – 1893)

Картинка Анализ стихотворения Апухтина Поселок № 8

Анализ творчества одного из поэтов (по выбору).

Родился в старинной дворянской семье в городе Болхове, Орловской губернии. В 1859 г. Окончил Петербургское училище правоведения. Служил в министерстве юстиции. С детства проявлял блестящие способности, впервые выступил в печати в 14-летнем возрасте.

Алексей Николаевич Апухтин начал печататься в 50-х гг. но первый сборник его «Стихотворений» появился только в 1886г. Книга была открыта поэмой «Год в монастыре», представляющей дневниковые записи героя, в которых был отражен характерный круг основных тем и мотивов лирики Апухтина.

Герой поэмы, зараженный пессимизмом светский человек, бежит из «мира лжи, измены и обмана» под «смиренный кров» монастыря. Но жизнь в глубокой тишине, «без бурь и без страстей» вскоре наскучила ему. Тщетно пытается он изгнать из сердца образ любимой, которая доставляла ему так много горечи и страдания, - в нем все более и более «бушуют волны воспоминаний и страстей». Наконец, накануне пострижения герой навсегда прощается «с тихой, смиренной обителью», идя навстречу бурям жизни. Поэма лишена сложного драматического развития сюжета, это длинная цепь размышлений героя, его беседы с самим собою.

Тематика стихотворений первого сборника во многом родственна тягостным думам, лежащим в основе поэмы «Год в монастыре». Меланхолия, муки неразделенного чувства, «любви безумный стон», воспоминания об утраченном счастье, трагедия разочарования, тоска «томительных дней», пессимистические настроения – таково содержание поэзии Апухтина.

Ранее поэт тяготел к элегии и романсной лирике. Широко известные романсы «Ночи безумные, ночи бессонные», «Пара гнедых», «Разбитая ваза» и др. Апухтина привлекли внимание композиторов, в том числе П.И.Чайковского, долгие годы дружившего с поэтом.

В 80-х годах Апухтин начинает тяготеть к повествовательным стихотворным жанрам – дневнику, исповеди, письму, монологу, которые позволяли усилить эмоциональный накал переживаний героев и драматизировать их рассказ о себе. Обращение к повествованию в стихах, к своеобразной стиховой новелле дало Апухтину возможность внести в свою поэзию интонацию живой разговорной речи и более свободно вводить в нее интонацию живой разговорной речи и более свободно вводить в нее бытовую лексику.

Лирика А. изобиловала трафаретными поэтическими словосочетаниями и образами. Широким потоком вливались в его стихи «туманные дали», «небесные улыбки», «золотые сны», «лазурное небо», «яркие очи» и т.п. Обращение к повествовательной форме помогло поэту преодолеть тяготение к чужой образности. Апухтин не был зачинателем в области поэтического повествования, но он внес в него новые настроения и новое психологическое раскрытие человека своего времени. Созданные им монологи-исповеди («Сумасшедший», «Из бумаг прокурора», «Перед операцией») быстро вошли в эстрадный репертуар. В предисловии к «Стихотворениям» А. изданным в 1961 г. Н.Коварский справедливо пишет, что для А. было характерно стремление «породнить стихи и прозу. Стих А. под влиянием этого родства несомненно выигрывает. Лексика становится проще, реже встречаются «поэтизмы», стих делается свободней, вбирает значительно больше, чем раньше, разговорных элементов и в словаре и в синтаксисе.

(Цитаты подобрать самостоятельно).

Алексей Николаевич Апухтин (1840-1893) известен широкому читателю более всего как певец "цветов запоздалых". Его романсы доныне очень популярны благодаря счастливому сочетанию прекрасных стихов и музыки П.И. Чайковского, друга всей его жизни - с ученической скамьи до самых последних дней. Стоит вспомнить лишь некоторые, наиболее знаменитые романсы: "День ли царит", "Ночи безумные, ночи бессонные", "Ни отзыва, ни слова, ни привета", "Забыть так скоро" и, конечно же, великую песню "Пара гнедых". Хотя это и перевод из Донаурова, но, как нередко случается с гениальными переложениями (Пушкина из Мицкевича, Лермонтова из Гете, Гейне, Зейдлица и др.) на русской почве стихи эти стали родными - народными.

Бесспорно, одного факта неувядаемости песен и романсов Апухтина достало бы для признания его творчества явлением незаурядным. Но мне думается, что Апухтину русская поэзия обязана гораздо большим. Этот малоупоминаемый ныне поэт, вообще не бывший никогда особенно громким и не очень-то к тому стремившийся, по-видимому, почти в полном одиночестве сумел найти и мощно разработать свою "жилу", свою форму, которая столетие спустя развилась в целый стихотворный жанр, весьма активно эксплуатируемый поэтами 20 века. Этот жанр можно обозначить как сжатую стихотворную повесть, главную энергетику которой составляет напряженный, остро-психологический сюжет.

По родовым признакам это не поэмы, даже и не повести в классическом понимании, но скорее всего - большие сюжетные стихотворения, к жанру повести, впрочем, явно тяготеющие. Кажется, им так и не найдено единственно бесспорного поименования, чему во многом способствует сама маргинальность жанра. Тем не менее, активно используемая русскими советскими поэтами эта форма традиционно именуется поэмой. "Маленькая поэма" - настойчиво подчеркивали авторы, ни один из которых, кажется, так и не решился назвать своего предтечу - Алексея Апухтина. То ли немодным считалось в бодрые советские годы апеллировать к "упадническому" лирику, провинциалу из орловского захолустья, затворнику своей "Обломовки", то ли попросту искренне забыли о его существовании, но ни А.Тарковский, ни Д.Самойлов, ни А.Кочетков, ни В.Федоров, ни другие наши поэты, частенько обращавшиеся к этому жанру, так и не сослались, хотя бы с оговоркой, на своего предшественника. Впрочем, дай Бог мне ошибаться, и я просто не встретил подобных упоминаний.

Мало известна и проза поэта, оставшаяся после смерти в ящиках стола. "Дневники Павлика Дольского", "Архив графини Д", "Между жизнью и смертью" - проза эта незаурядная, но к сожалению так и не ставшая широким общественным достоянием. А фантастический рассказ "Между жизнью и смертью" мог бы, мне кажется, заинтересовать нынешнего читателя, особенно тяготеющего к "запредельным улетам", стать своего рода культовой вещицей.

И все же поэзия, чистая поэзия, жрецом которой был до конца дней Апухтин, - главная его сокровищница. Он многим пожертвовал, отстаивая свои взгляды, оставаясь убежденным служителем чистого искусства, пошел даже на разрыв с самыми знаменитыми, "прогрессивными" деятелями эпохи, ушел из активных авторов возглавляемых ими журналов. Но остался верен себе до конца. Наверное, еще и потому небольшой томик его стихотворений нисколько не потерял и в наши дни.

Чистота рисунка, пластичность, предельная честность перед собой, ярко эмоциональная искренность, тонко балансирующая на грани экзальтации, но никогда не переходящая этой грани - вот что и делает, на мой взгляд, из "провинциального певца аллей и усадеб" выдающегося русского лирика. Стихотворные же повести: "Из бумаг прокурора", "С курьерским поездом", "Письмо", "Перед операцией" и, конечно, "Сумасшедший" - вершинный шедевр Апухтина, включенный в нашу антологию, - это вообще уникальный пласт в творчестве поэта. Это та неиссякаемая "жила", к которой, я убежден, русской поэзии предстоит возвращаться снова и снова на самых различных поворотах эпох, тематически варьируясь при этом и всегда обновляясь. Благо, форма и начальные образцы жанра дают для того немалые возможности.

Садитесь, я вам рад. Откиньте всякий страх,
И можете держать себя свободно, -
Я разрешаю вам. Вы знаете, на днях
Я королем был избран всенародно.
Но это все равно. Смущают мысль мою
Все эти почести, приветствия, поклоны.
Я день и ночь пишу законы
Для счастья подданных и очень устаю.
Как вам моя понравилась столица?
Вы из далеких стран? А, впрочем, ваши лица
Напоминают мне знакомые черты;
Как будто я встречал, еще не зная,
Вас где-то там, давно.
Ах, Маша, это ты?
О, милая моя, родная, дорогая!
Ну, обними меня, как счастлив я, как рад!
И Коля. Здравствуй, милый брат!
Вы не поверите, как хорошо мне с вами,
Как мне легко теперь! - Но что с тобой, Мари?
Как ты осунулась. страдаешь все глазами?
Садись ко мне поближе, говори,
Что наша Оля? Все растет? Здорова?
О Господи! Что дал бы я, чтоб снова
Расцеловать ее, прижать к моей груди.
Ты приведешь ее? Нет, нет, не приводи!
Расплачется, пожалуй, не узнает,
Как, помнишь, было раз. А ты теперь о чем
Рыдаешь? Перестань! Ты видишь: молодцом
Я стал совсем, и доктор уверяет,
Что это - легкий рецидив,
Что скоро все пройдет, что нужно лишь терпенье.
О да, я терпелив, я очень терпелив!
Но все-таки. за что? В чем наше преступленье?
Что дед мой болен был, что болен был отец?
Что этим призраком меня пугали с детства?
Так что ж из этого? Я мог же, наконец,
Не получить проклятого наследства!
Так много лет прошло, и жили мы с тобой
Так дружно, хорошо, и все нам улыбалось.
Как это началось? Да, летом, в сильный зной
Мы рвали васильки, и вдруг мне показалось.
.
Да, васильки, васильки.
Много мелькало их в поле.
Помнишь, до самой реки
Мы их сбирали для Оли.

Оличка бросит цветок
В реку, головку наклонит.
"Папа, - кричит, - василек
Мой поплывет, не утонет?"

Я ее на руки брал,
В глазки смотрел голубые.
Ножки ее целовал, -
Бледные ножки, худые.

Как эти дни далеки.
Долго ль томиться я буду?
Все васильки, васильки,
Красные, желтые всюду.

Видишь, торчат на стене;
Слышишь, сбегают по крыше,
Вот, подползают ко мне,
Лезут все выше и выше.

Слышишь, смеются они.
Боже, за что эти муки?
Маша, спаси, отгони.
Крепче сожми мои руки!

Поздно! Вошли, ворвались,
Стали стеной между нами.
В голову так и впились,
Колют ее лепестками.

Рвется вся грудь от тоски.
Боже! Куда мне деваться?
Все васильки, васильки.
Как они смеют смеяться?
.
Однако, что же вы сидите предо мной?
Как смеете смотреть вы дерзкими глазами?
Вы избалованы моею добротой,
Но все же я - король, и я расправлюсь с вами!
Довольно вам держать меня в плену, в тюрьме!
Для этого меня безумным вы признали.
Так я вам докажу, что я в своем уме;
Ты мне жена, а ты - ты брат ее. Что, взяли?
Я справедлив, но строг. Ты будешь казнена.
Что? Не понравилось? Бледнеешь от боязни?
Что делать, милая, недаром вся страна
Давно уж требует твоей позорной казни!
Но, впрочем, может быть, смягчу я приговор
И благости пример подам родному краю.
Я не за казни, - нет! Все эти казни - вздор.
Я взвешу, посмотрю, подумаю. не знаю.
Эй, стража, люди, кто-нибудь!
Гони их в шею всех, мне надо
Быть одному. Вперед же не забудь:
Сюда никто не входит без доклада!

Анацкая Елена, 10 класс, МБОУ СОШ №20

Комплексный анализ стихотворения

А. Н. Апухтина «Русские песни».

В своем стихотворении А. Н. Апухтин прославляет русские народные песни.

Песни — важнейшая часть русского фольклора, вмещающая в себя всю душу русского народа. Автор безмерно ценит эти близкие ему «созвучья» и наделяет их собственной жизнью и душой: «Как сроднились вы со мною», «Вы доноситесь, живые,». Автор признает за русскими народными песнями живое сознание и обращается к ним напрямик, отчего «Русские песни» приобретают черты стихотворения-послания:

Как сроднились вы со мною,

Песни родины моей,

А. Н. Апухтин особо отмечает, что душу и живое сознание песням придает русский народ. Русские люди — сочиняя пеню, напевая ее в самые радостные и самые тяжелые моменты своей жизни,оттачивая, передавая из уст в уста, проживая эти песни — отдают песням свои мысли и чувства. И каждый русский человек, переживший песню, отдает ей частичку своей души. Поэтому в песнях — душа народа. Автор пишет о том, что истинную силу народные песни приобретали не во времена всеобщего благоденствия, а во времена тяжких лишений. В такие моменты весь русский народ и каждый отдельный человек в нем — все испытывали огромный душевный подъем, единение, катарсис, дающие песням особо яркое звучание. Самые народные песни народ рождает из своей крови. Автор дивится на противоречивость русских народных песен и восхищается этим, гордится:

И как много в этих звуках

Даже в самые тяжелые периоды сильный и свободный душой русский народ не смиряется с невзгодами и самым мрачным и печальным песням придает удалое звучание и не соответствующий тексту песни и мрачному напеву оптимистический подтекст. В тоже время даже в самых радостных песнях с их ярким звучанием слышаться слезы и тихая печаль обреченного на вечные страдания народа:

Сколько в смехе тайных слез!

Но почему е «тайных слез»? Поему «недосказанных речей»? Противоречивые народные песни всегда содержат недосказанность и глубокий смысл, доступный лишь тому, кто душой понимает русский народ. Простые тексты, не изобилующие сложными поэтическими приемами, нехитрые напевы — все эти составляющие русской песни не могут вместить в себя все переживания народа. Но зато они могут стать прекрасной оболочкой для этих переживаний.

Впрочем, русским народным песням и не нужны какие-то поэтические ухищрения. То, что каждый в русском народе принимает участие в их создании, накладывает отпечаток и придает народным песням неповторимое своеобразие текстов и смыслов. Русские песни отличаются простотой и яркостью повествования и героями, собравшими свой образ по всем землям русским. Ведь каждый человек из народа шлифует песню, избавляет от лишней шелухи слов. И остается шедевр народной мысли и души. Автор восхищается текстами и сюжетами русских народных песен:«Что за речи, за герои!». Он отмечает яркость и разнообразие повествования в русских песнях, даже некоторую калейдоскопичность. Русские народные песни вмещают всю историю нашей Родины, пересказанную так, как видит и помнит ее русский народ:

То Москва, татарин злобный,

Володимир, князь святой.

Автор озирает прошлое, полное славных подвигов и звучных песен. А затем возвращается в современное ему настоящее:

Песни нашей старины

Тем же рабством и тоскою,

Той же жалобой полны;

В реальности, современной поэту, русский народ еще более забит и несвободен, чем во времена Древней Руси, когда только начиналась история подвигов и страданий нашего народа и создавались первые песни, получившие право называться не просто народными, но русскими. Однако русские народные песни пережили само время и переспорили судьбу, продолжая прославлять стародавние счастливые времена и давать людям надежду:

А подчас все так же вольно

Да свой Киев богомольный,

Стихотворение изобилует средствами художественной выразительности. Самый главный, проходящий через все стихотворение прием — это. конечно, олицетворение. Ведь автор признает за народными песнями собственную жизнь! Не менее важны антитезы, показывающие противоречивость такого народного творчества: «Что за удаль в самых муках, сколько в смехе тайных слез!». Последняя строфа — одна большая антитеза. Сначала автор говорит о том, что песни все так же печальны, а затем сразу же заявляет, что оптимистическое звучание песен тоже прекрасно сохранилось.

С помощью повторения первого слова в двух стихах автор подчеркивает отрицание того, что песни созданы кем-либо вместо народа:

Не могучий дар свободы,

Не монахи мудрецы,-

Этот же прием автор использует второй раз в этой же строфе:

Весь народ, до траты сил,

Весь — певец своей кручины-

Конечно, в стихотворении много и эпитетов: «безмолвии ночном», «могучий дар», «безвестные певцы», «бедной девы», «молодецкие разбои», «богатырские пиры», «татарин злобный», «князь святой» и многие другие. Эпитетом можно назвать и то, как называет автор князя Владимира Красно Солнышко:«солнышко-царя», и устойчивое название Киева: «Киев богомольный». Есть в стихотворении и метафоры, например «дар свободы», и сравнения: «журчанью вод подобный, плач княгини молодой,».

В некоторых фразах можно услышать аллитерацию: «Вас в крови своей носил».

Рифмовка в стихотворении перекрестная, идет чередование мужской и женской рифмы. В каждом нечетном стихе во всем стихотворении рифма женская, то есть с ударением на предпоследнем слоге. В каждом четном стихе ударение идет на последний слог — рифма мужская.

Основной размер стихотворения — хорей, изредка использованы пиррихии. В нечетных стихах с женской рифмой по восемь слогов, поэтому каждый из двух слогов ударный, а последняя гласная в строке, как и должно быть, получается безударной. В четных стихах, где использована мужская рифма, семь слогов. Поэтом цепочка ударный-безударный слог оказывается незавершенной. Последний слог в строке получается ударным.

А. Н. Апухин восхищается русским народом и плодами его творчества - русскими народными песнями. Поэт сопереживает русскому народу, так много вынесшему и так много пережившему. Он является одним из тех людей, которые чувствуют душу русского народа и потому понимают все многообразие смыслов и эмоций в русских песнях. И, конечно, не может н восхищаться. Автор, слушая старинные народные напевы, находит яркий оклик в своей душе и в своем сознании.

«Русские песни» - великолепное стихотворение, ярко и точно передающее все аспекты, связанные с русскими народными песнями: исторические, национальные, духовные, поэтические и человеческие. А. Н. Апухтин воспевает это величайшее наследи в русской культуры. Я не сомневаюсь, что и по сей день каждый русский человек, прочитав это стихотворение, вспомнит незабываемый напев какой-нибудь русской народной песни и найдет яркий отклик в своей душе.

Жемчужины души. Вдумчивый поэт. А. Апухтин

Высокий старинный дом. обвитый виноградом-вьюном, притянул мой взор. Мозаикой украшены красивые окна. Рядом с домом – высокое раскидистое дерево, создающее тень. Все вызывает ощущение таинственности и некоего мрака. Преодолев робость, подошла поближе, к двери здания. Праксис врача-психиатра гласила надпись. Вероятно, совпадение, а может, и специально подобрано такое здание? Как знать.
У Алексея Апухтина есть стихотворение «Сумасшедший». В свое время наш учитель предложил нам его для анализа.

Садитесь, я вам рад. Откиньте всякий страх
И можете держать себя свободно,
Я разрешаю вам. Вы знаете, на днях
Я королем был избран всенародно,
Но это всё равно. Смущают мысль мою
Все эти почести, приветствия, поклоны.
Я день и ночь пишу законы
Для счастья подданных и очень устаю.
Как вам моя понравилась столица?
Вы из далеких стран? А впрочем, ваши лица
Напоминают мне знакомые черты,
Как будто я встречал, имен еще не зная,
Вас где-то, там, давно.
Ах, Маша, это ты?
О милая, родная, дорогая!
Ну, обними меня, как счастлив я, как рад!
И Коля. здравствуй, милый брат!
Вы не поверите, как хорошо мне с вами,
Как мне легко теперь! Но что с тобой, Мари?
Как ты осунулась. страдаешь всё глазами?
Садись ко мне поближе, говори,
Что наша Оля? Всё растет? Здорова?
О, Господи! Что дал бы я, чтоб снова
Расцеловать ее, прижать к моей груди.
Ты приведешь ее. Нет, нет, не приводи!
Расплачется, пожалуй, не узнает,
Как, помнишь, было раз. А ты теперь о чем
Рыдаешь? Перестань! Ты видишь, молодцом
Я стал совсем, и доктор уверяет,
Что это легкий рецидив,
Что скоро всё пройдет, что нужно лишь терпенье.
О да, я терпелив, я очень терпелив,
Но всё-таки. за что? В чем наше преступленье.
Что дед мой болен был, что болен был отец,
Что этим призраком меня пугали с детства,-
Так что ж из этого? Я мог же, наконец,
Не получить проклятого наследства.
Так много лет прошло, и жили мы с тобой
Так дружно, хорошо, и всё нам улыбалось.
Как это началось? Да, летом, в сильный зной,
Мы рвали васильки, и вдруг мне показалось.

Да, васильки, васильки.
Много мелькало их в поле.
Помнишь, до самой реки
Мы их сбирали для Оли.

Олечка бросит цветок
В реку, головку наклонит.
"Папа,- кричит,- василек
Мой поплывет, не утонет?!"

Я ее на руки брал,
В глазки смотрел голубые,
Ножки ее целовал,
Бледные ножки, худые.

Как эти дни далеки.
Долго ль томиться я буду?
Всё васильки, васильки,
Красные, желтые всюду.

Видишь, торчат на стене,
Слышишь, сбегают по крыше,
Вот подползают ко мне,
Лезут всё выше и выше.

Слышишь, смеются они.
Боже, за что эти муки?
Маша, спаси, отгони,
Крепче сожми мои руки!

Поздно! Вошли, ворвались,
Стали стеной между нами,
В голову так и впились,
Колют ее лепестками.

Рвется вся грудь от тоски.
Боже! куда мне деваться?
Всё васильки, васильки.
Как они смеют смеяться?
.

Однако что же вы сидите предо мной?
Как смеете смотреть вы дерзкими глазами?
Вы избалованы моею добротой,
Но всё же я король, и я расправлюсь с вами!
Довольно вам держать меня в плену, в тюрьме!
Для этого меня безумным вы признали.
Так я вам докажу, что я в своем уме:
Ты мне жена, а ты - ты брат ее. Что, взяли?
Я справедлив, но строг. Ты будешь казнена.
Что, не понравилось? Бледнеешь от боязни?
Что делать, милая, недаром вся страна
Давно уж требует твоей позорной казни!
Но, впрочем, может быть, смягчу я приговор
И благости пример подам родному краю.
Я не за казни, нет, все эти казни - вздор.
Я взвешу, посмотрю, подумаю. не знаю.
Эй, стража, люди, кто-нибудь!
Гони их в шею всех, мне надо
Быть одному. Вперед же не забудь:
Сюда никто не входит без доклада.
1890

Сумасшедший. Алексей Апухтин.
- При жизни был чрезвычайно популярен, особенно в в 80-90 годы 19 века.
Чайковский, Рахманинов, Гречанинов, Прокофьев писали романсы на слова Апухтина.
Блок часто читал Сумасшедшего со сцены.
Апухтин, Надсон. ими заканчивается 19 век, целый этап литературного. художественного мышления, целого цикла литературного развития.
С символистов начинается новый тип развития литературы, новое сознание, культура, где будет все по-иному.
20-ый век отличен. Иная художественная эпоха.
Монолог сумасшедшего. Воспроизводит сознание сумасшедшего. 3 части. Отличаются друг от друга.
Диалектична 1-ая часть. Беседа, незначащий диалог.
Последняя часть не предлагает общения.
Сумасшедший человек, ограничивший себя кругом мысли, вызывает жалость.
Маленький человек. Давняя традиция.
Гоголь. Записки сумасшедшего.
Мысль Апухтина остается гоголевской мыслью. Жалкий, разрушенный человек в силу своей жалкости мыслит себя властелином, королем.
Отношение Апухтина к этому. Это сумасшедший, только сумасшедший маленький человек может мыслить себя властелином мира.
Принадлежит к тем стихам, где все сказано словами.
Для нас важно, что представляет Апухтин, его поэзия в русской поэзии.
Художественная речь отличается от языка.
Поэтическая речь отличается от речи прозатческой.
Поэтическая речь – высокая, особая речь, особым образом организуемая, где есть синтаксические, лексические, ритмические, звуковые законы.
Все эти законы служат созданию действительности, отличной от бытовой.
Поэзия, как балет, погружена в сферу идеального.

Слушать стихотворение Апухтина Поселок

Темы соседних сочинений

Картинка к сочинению анализ стихотворения Поселок

Анализ стихотворения Апухтина Поселок